С. Е. Кузьмина Концептуальная метафора и метафорический синтаксический концепт (на материале английского языка) icon

С. Е. Кузьмина Концептуальная метафора и метафорический синтаксический концепт (на материале английского языка)


Смотрите также:
Концепт «война» в языковой картине мира (сопоставительное исследование на материале английского...
Александрова О. В...
Урок английского языка по теме «Великобритания»...
Средства выражения морально-этической составляющей категории девиации (на материале английского...
Конструктивная роль фреймов прагматической связности реплик в диалогической речи (на материале...
Система языкового образования в неязыковых специализированных вузах (на материале английского...
Программа вступительного экзамена в аспирантуру По специальности 10. 02. 04 германские языки...
Будаев Э. В. Когнитивная метафора и политический дискурс: методологические вариации // Дискурс...
Идеологический концепт «демократия» (на материале лингвокультуры сша) 10. 02. 19 теория языка...
Лексикология и фразеология современного английского языка...
Учебная программа Дисциплина История английского языка Специальность 033200 Иностранный язык...
Речевые средства выражения инвективных смыслов в жанре комментария публицистического дискурса (...



Загрузка...
скачать
С.Е. Кузьмина

Концептуальная метафора и метафорический синтаксический концепт (на материале английского языка)*


В истории лингвистики и философии представлены различные взгляды на сущность метафоры и ее функции – от понимания метафоры лишь как языкового выражения, риторического средства, до гиперболизации ее роли в познании человеком мира. Современная наука признает метафору инструментом и результатом осмысления действительности, способом и фактом мышления; метафора получает определение не как собственно языковое, а как концептуальное явление.

В когнитивной лингвистике анализ концептов, выражаемых единицами разных языковых уровней, концептуальных систем целостных текстов и концептосфер тех или иных языков не обходится без анализа концептуальных метафор, основанном на теории Дж. Лакоффа и М. Джонсона [28, 29, 30], которая получила развитие в целом ряде работ [2, 14, 15, 21, 22, 23, 27, 31, 35 и др.]. В последние десятилетия появилось большое количество работ, в которых исследуются метафорические концепты, репрезентируемые средствами лексики и фразеологии [см., например: 1, 5, 10, 11, 13, 17 и мн. др.].

Теория концептуальной метафоры (conceptual metaphor) находит применение в исследовании динамики значения и полисемии на разных языковых уровнях, соотношения первичных, прямых, конкретных значений языковой единицы с ее фигуральными, образными значениями, способности языковых единиц использоваться в нетипичных для них контекстах. Исследование полисемичной лексики исходит из тезиса о том, что все значения слова связаны между собой цепочкой метафорических переносов [см. об этом, например: 9: 360-361]; а развитие семантики слова в целом определяется законами человеческого мышления.

В лингвистических работах понятие концептуальной метафоры относится и к сфере грамматики. Рядом исследователей было сделано предположение о том, что грамматические (и, в частности, синтаксические) значения в силу своей абстрактной, чувственно не познаваемой природы уже являются метафоричными [21, 28]. Неоднократно высказывалась мысль о формировании лексико-грамматических и грамматических значений, например, значений предлогов, глагольных приставок, значений падежей, посредством метафорических переносов [8, 19, 20, 24, 25, 32, 33 и др.]. Одновременно с этим был выдвинут тезис о том, что посредством метафорического переноса одни грамматические значения могут быть образованы от других (первичных грамматических значений). При этом под грамматической метафорой понимается переосмысление грамматических значений в рамках одной категории [16: 204]. К метафоре в сфере грамматики относят транспозицию на уровне грамматических форм и коммуникативных типов предложений [см. подробнее: 4: 51].

Понятие концептуальной метафоры может быть применено и к исследованию плана содержания синтаксических знаков, а именно структурных схем простого предложения. Имеющийся материал позволяет выдвинуть гипотезу о наличии синтаксических метафорических концептов, соотносимых с переносными, «образными значениями» структурных схем, образованными посредством метафорического переноса от их «буквальных значений». Оговоримся при этом, что в настоящей статье понятия концептуальной метафоры и метафорического концепта разграничиваются. Концептуальная метафора понимается более широко – как когнитивный механизм (процесс), посредством которого происходит концептуализация некоторой части человеческого опыта (ср., например, определение метафоры в «Кратком словаре когнитивных терминов», где это понятие трактуется как «когнитивный процесс (курсив наш – С.К.), который выражает и формирует новые понятия и без которого невозможно получение нового знания» [6: 55]). Метафорический концепт трактуется как результат процесса концептуализации – результат осмысления той или иной области действительности. На уровне же языка и речи, согласно Дж. Лакоффу [29: 203], уместно говорить о метафорических выражениях, а не о метафоре как таковой.

Будем считать, что в результате реализации механизма концептуальной метафоры (метафорического переноса) предложением, построенном по той или иной структурной схеме, выражается метафорический синтаксический концепт.

С формальной точки зрения, метафорический перенос заключается в «употреблении слова (словосочетания, предложения), предназначенного для обозначения одних объектов (ситуаций) действительности, для наименования или характеризации других объектов (ситуаций) на основании условного тождества приписываемых им предикативных признаков» [3: 140]. Внешний аспект метафоры лежит в основе традиционных определений метафоры как языкового выражения в стилистике и лексикологии.

На уровне структурной схемы предложения метафорический перенос внешне выражается в использовании структурной схемы, отображающей ту или иную экстралингвистическую ситуацию, для обозначения ситуации иного рода. Выражаемые предложениями типовые пропозиции при этом являются идентичными: по своим семантическим структурам – набору аргументов и связывающего их предиката – предложения тождественны; иными словами, при тождестве сигнификатов, концептуальной идентичности, предложения отличаются своими денотатами.

С содержательной же точки зрения, по мнению лингвистов-когнитологов, метафора на любом уровне представляет собой проекцию (cognitive/conceptual mapping) одной области человеческого опыта на другую. В имеющейся литературе, вслед за Дж. Лакоффом и М. Джонсоном, эти области называются соответственно областью-источником (source domain) и областью-мишенью/целью (target domain) [29, 30 и др.]; в иной терминологии – донорской и реципиентной зонами (donor domain and recipient domain) [15, 26, 32], сферой-источником и сферой-магнитом [14, 15] и т.п. Соответственно, в когнитивной лингвистике метафора определяется как «понимание одной концептуальной сферы в терминах другой концептуальной сферы» [27: 4].

На уровне содержания структурной схемы метафорический перенос заключается в представлении ситуации одного типа «через призму» другой, уподоблении сущностей одного вида и связывающего их отношения иным сущностям и типам отношений.

Метафорический перенос на уровне структурной схемы подчиняется общим закономерностям, сформулированным в рамках теории концептуальной метафоры. Рассмотрим основные положения данной теории, релевантные для исследования концептуального содержания структурной схемы.

Прежде всего, как и другие языковые концептуальные метафоры, метафора в сфере синтаксиса преимущественно не осознается как таковая и употребляется автоматически, то есть может быть отнесена к так называемым «стертым» метафорам. Действительно, повседневно употребляемые высказывания наподобие He is in love, He is under hypnosis, He presided over the meeting и т.п., как правило, не воспринимаются как метафорические по своей сути.

Область-источник, проецируемая в область-мишень, является более известной и понятной в силу своей конкретности, доступности непосредственному чувственному восприятию, тогда как область-мишень характеризуется абстрактностью и недоступностью непосредственному сенсорному восприятию.

Так, например, если, ситуация расположения предмета в физическом пространстве конкретна, воспринимается органами чувств, то ситуация пребывания в некотором эмоциональном состоянии, на которую она проецируется, не дана в непосредственном физическом опыте, абстрактна. Ср.: Whose helicopter is that behind the hut? (Strugatsky) What forces are behind these outer phenomena? (Strugatsky); Immediately afterwards somebody standing behind Rumata puffed with all his might and the long blue tube of a blow-gun pushed past his ear to the chink in the drapes (Strugatsky) Hitler was backed by the capitalists, thought Rumata, but nobody stands behind Don Reba; it is as inevitable as night follows day that his Sturmoviki will kill him like a fly sooner or later (Strugatsky).

Проецируя чувственно воспринимаемые ситуации на абстрактные, непосредственно не наблюдаемые ситуации, концептуальная метафора служит средством познания, «прояснения» ситуаций, не данных в физическом опыте, и таким образом, выполняет когнитивную, гносеологическую функцию.

Область-источник и область-мишень, согласно Дж. Лакоффу и М. Тернеру, характеризуются некоторым инвариантным содержанием (представляемым в виде образа-схемы, или абстрактной, повторяющейся моделью опыта), обладая при этом общностью не только отдельных содержательных элементов, но и типов отношений между элементами. При метафорическом переносе «образно-схематическая структура области-источника проецируется на область-мишень способом, соответствующим структуре последней» [29; перевод по: 12: 355].

Действие этого принципа, названного Дж. Лакоффом и М. Тернером [29, 34] гипотезой инвариантности (Invariance Hypothesis), обусловливает возможность метафорических следствий (entailments), которые в метафорическом выражении эксплицитно не представлены, но выводятся на основе знания о структуре исходной области.

Данный принцип релевантен и для анализа метафорических концептов, выражаемых структурными схемами.

Реализация в языке, в том числе на уровне структурной схемы предложения, общих концептов, например, концепта ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ/ЧУВСТВО – ЭТО ВМЕСТИЛИЩЕ, подчиняется принципу инвариантности: «внутри» эмоционального состояния или чувства, как и внутри некоторого контейнера, можно находиться, кроме того, как и во вместилище, в него можно придти или выйти из него: Nor had he ever been in love, until last year (Galsworthy); ... he's not at all the sort of boy who falls in and out of love with every pretty girl he meets (Maugham). Поэтому следует ожидать метафорических концептов в плане содержания не единичной схемы с пространственным значением, например, схемы SPALoc., выражающей концепт «расположение предмета в пространстве», но и других подобных схем, например, схемы SPADir. – знака синтаксического концепта «перемещение предмета в пространстве».

При метафорическом переносе на уровне структурной схемы на область-мишень проецируется целостная ситуация, отраженная сознанием, то есть определенный набор предметов и связывающее их отношение. Между структурами взаимодействующих ситуаций обнаруживаются регулярные соответствия: например «конкретный предмет» → «личность человека», «вместилище» → «эмоциональное состояние» и под. Подчеркнем, что при этом метафорическое осмысление определенной системы сущностей с их отношениями, или целостной ситуации, как ситуации иного рода может быть выражено только на уровне предикативной единицы; и метафорический синтаксический концепт представляет собой «переносное значение» структурной схемы в целом. В этом отношении выдвигаемое здесь понятие метафорического синтаксического концепта пересекается с выделяемым Дж. Лакоффом и М. Джонсоном [30] понятием ориентационной метафоры, заключающейся «в организации системы понятий по образцу некоторой другой системы» [7: 396].

Метафоры характеризуются разной степенью абстрактности и подчиняются иерархическому принципу организации. Действие этого принципа по отношению к концептам, объективируемым структурными схемами, выражается в том, что, метафорические синтаксические концепты менее высокого уровня обобщения представляют собой реализации концептуальной метафоры более высокой степени обобщения. Так, метафорический перенос «перемещение во вместилище → переход в эмоциональное состояние» представляет собой частный случай переноса «перемещение в пространстве → изменение состояния», который, в свою очередь, можно считать реализацией более общей метафоры «движение → изменение».

Метафорические концепты высокого уровня обобщения, как отмечают многие лингвисты, универсальны и обнаруживаются в разных языках и культурах, тогда как метафоры более низких уровней обобщения могут быть свойственны лишь единичной лингвокультуре. Это же положение представляется справедливым и по отношению к синтаксическим метафорическим концептам. Так, и для русской, и для английской лингвокультуры, как говорилось выше, характерен следующий иерархический ряд концептуальных метафор:

1. движение → изменение

2. перемещение в пространстве → изменение состояния

3. перемещение во вместилище → переход в эмоциональное состояние

Расхождения между двумя лингвокультурами обнаруживаются на более низких уровнях обобщения, при заполнении позиций структурной схемы единицами конкретных лексико-семантических классов. Так, для русского языка типичен метафорический перенос «быстрое неконтролируемое перемещение (падение) во вместилище → переход в (негативное, тяжело переживаемое, отрицательно расцениваемое) эмоционально-психическое состояние», представляющая собой более конкретную реализацию метафоры «перемещение во вместилище → переход в эмоциональное состояние»: впасть в уныние, впасть в отчаяние, впасть в панику, впасть в ярость, впасть в детство, впасть в беспамятство, впасть в спячку, впасть в заблуждение и т.д. Для английского же языка, как показывает анализ примеров, эта метафора не столь характерна. Можно обнаружить определенные соответствия, например: to fall into a faintпадать в обморок, fall into wantвпасть в нищету. Тем не менее, в английском языке часто подчеркивается не негативный характер состояния (ср.: fall in love – «влюбиться», fall into the habit of«приобрести привычку»), а быстрый и/или случайный характер перехода в это состояние. См., например, следующие словарные дефиниции: fall into possession of smth. – случайно стать владельцем чего-либо; fall into company with smb.случайно познакомиться с кем-либо [18].

Метафорические синтаксические концепты, наряду с лексическими, фразеологическими, грамматическими концептами – это реализации общей метафорической концептуальной системы: в разных структурных схемах, выражающих разные метафорические синтаксические концепты, реализуется тот или иной общий языковой, культурный концепт. Выше упоминался метафорический концепт ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ/ЧУВСТВО – ЭТО ВМЕСТИЛИЩЕ, который, по-видимому, можно считать одной из реализаций концепта АБСТРАКТНОЕ ЯВЛЕНИЕ – КОНКРЕТНЫЙ (ДИСКРЕТНЫЙ) ПРЕДМЕТ (онтологической метафоры, по Дж. Лакоффу и М. Джонсону (Лакофф, Джонсон 1990: 408)) и который является основой для метафорических переносов «перемещение предмета во вместилище → переход человека в эмоциональное состояние», «расположение предмета в пространстве → пребывание человека в состоянии» и др., наблюдаемых в рамках структурных схем SPADir. и SPALoc.. Можно привести случаи реализации данного концепта разнообразными лексическими средствами: deep emotion, deep in love, hollow sympathy, the bottom of smb.’s feelings. Рассмотрим другой пример. На уровне структурных схем выражается универсальный метафорический концепт GOOD IS UP как, например, в следующих предложениях: He rose above the prejudices (построенном по схеме SPADir. и выражающем синтаксический концепт «перемещение предмета в место над чем-либо (наверх)»), Health is above wealth (соответствующем структуре SPALoc. и концепту «расположение предмета над чем-либо (сверху чего-либо)»), He placed this man above them all (SPOADir. – «перемещение предмета другим предметом в место над чем-либо). Этот же концепт, основывающийся на физическом опыте человека и отражающий мифологические и религиозные представления, естественно, выражается другими языковыми (а также, очевидно, и неязыковыми средствами). Приведем пример его реализации посредством лексических и фразеологических единиц: high society – «высшее общество» (ср.: the upper walks of life – «высшие слои общества»), higher education«высшее образование», upper management – «высшее руководство», the Most High – «Бог», top quality – «высокое качество», summit talks – «переговоры на высшем уровне» и т.д.

Итак, метафорические концепты могут быть выражены структурными схемами простого предложения. Представляется интересным систематизировать синтаксические метафорические концепты на материале конкретных языков: подобное исследование составит необходимую часть работы по изучению общих закономерностей метафорического моделирования действительности.

Библиографический список

  1. Абаева, М.К. Концептуальная метафора во фразеологизмах со значением интеллектуальной деятельности [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.philol.msu.ru/~rlc2007/pdf/5.pdf

  2. Баранов, А.Н., Караулов Ю.Н. Русская политическая метафора (материалы к словарю) [Текст] / А.Н. Баранов, Ю.Н. Караулов. – М., 1991. – 193 с.

  3. Глазунова, О.И. Логика метафорических преобразований [Текст] / [Текст] / О.И. Глазунова. – СПб., 2000. – 190 с.

  4. Голубева, Н.А. Грамматические прецедентные единицы в современном немецком языке [Текст]: монография / Н.А. Голубева. – Н. Новгород: ООО Типография «Поволжье», 2010. – 318 с.

  5. Кемаева, И.А. Метафорические концепты в языке английской и американской поэзии [Текст]: дис. … канд. филол. наук: 10.02.04 / И.А. Кемаева. – М., 2003. – 192 с.

  6. Краткий словарь когнитивных терминов / Под общ. ред. Е.С. Кубряковой. – М.: Филол. ф-т МГУ им. М.В. Ломоносова, 1997. – 245 с.

  7. Лакофф, Дж., Джонсон, М. Метафоры, которыми мы живем [Текст] / Дж. Лакофф, М. Джонсон // Теория метафоры: сборник. Пер. с англ., фр., нем., исп., польск. яз. Общ. Ред. Н.Д. Арутюновой и М.А. Журинской. – М.: Прогресс, 1990. – С. 387-415.

  8. Логинова, Е.В. Концептуальное соотношение пространства и времени в семантике английских предложных сочетаний [Текст]: дис. … канд. филол. наук: 10.02.04 / Е.В. Логинова. – М., 2004. – 251 с.

  9. Рахилина, Е.В. Идеи и идеологи когнитивной семантики [Текст] / Е.В. Рахилина // Когнитивный анализ предметных имен: семантика и сочетаемость. – М.: Русские словари, 2000. – С. 342-379.

  10. Скляревская, Г.Н. Метафора в системе языка [Текст]: монография / Г.Н. Скляревская. – СПб., 1993. – 166 с.

  11. Хамитова, Э.Р. Концептуальная метафора "природа - человек" в русской поэтической картине мира XIX - XX веков: лингвокультурологический и лексикографический аспекты [Текст]: дис. … канд. филол. наук: 10.02.01 / Э.Р. Хамитова. – Уфа, 2008. – 331 с.

  12. Ченки, А. Семантика в когнитивной лингвистике [Текст] / А. Ченки // Фундаментальные направления современной американской лингвистики / Под ред. А.А. Кибрика, И.М. Кобозевой и И.А. Секериной. – М.: Изд-во МГУ, 1997. – С. 340-369.

  13. Чес, Н.А. Функционирование метафорических концептуальных систем в текстах современной англоязычной прозы (на материале художественной литературы) [Текст]: дис. … канд. филол. наук: 10.02.04 / Н.А. Чес. – М., 2000. – 195 с.

  14. Чудинов, А.П. Метафорическая мозаика в современной политической коммуникации [Текст]: монография / А.П. Чудинов. – Екатеринбург, 2003. – 248 с.

  15. Чудинов, А.П. Россия в метафорическом зеркале: когнитивное исследование политической метафоры (1991-2000) [Текст]: монография / А.П. Чудинов. – Екатеринбург, 2001. – 238 с.

  16. Шендельс, Е.И. Избранные труды: к 90-летию со дня рождения [Текст] / Е.И. Шендельс. – М.: МГЛУ, 2006. – 354 с.

  17. Шувалов, В.И. Метафора в лексической системе немецкого языка [Текст]: дис. … докт. филол. наук: 10.02.04 / В.И. Шувалов. – Москва, 2006. – 392 с.

  18. ABBYY Lingvo Online [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://lingvo.abbyyonline.com/ru.

  19. Brugmann, C.M. The story of ‘over’: Polysemy, semantics and the structure of the lexicon [Текст] / C.M. Brugmann. – N.Y.: Garland, 1988. – 115 p.

  20. Cienki, A. Spatial cognition and the semantics of prepositions in English, Polish and Russian [Текст] / A. Cienki. – München: Sagner, 1989. – 172 с.

  21. Deane, P.D. Grammar in mind and brain. Explorations in cognitive syntax [Текст] / P.D. Deane. – Berlin, New York: Mouton de Gruyter, 1992. – 218 p.

  22. Fauconnier, G. Mappings in Thought and Language [Текст] / G. Fauconnier. – Cambridge: Cambridge University Press, 1997. – 205 p.

  23. Gibbs, R. Why many concepts are metaphorical? [Текст] / R. Gibbs // Cognition. – 1996. – № 62. – P. 309-319.

  24. Janda, L. A geography of case semantics: the Czech dative and the Russian instrumental [Текст] / L. Janda. – Berlin: Mouton de Gruyter, 1993. – 225 p.

  25. Janda, L. The mapping of elements of cognitive space into grammatical relations: an example from Russian verbal prefixation [Текст] / L. Janda // Rudzka_Ostyn (ed.), 1988. – P. 327-344.

  26. Kittay, E., Lehrer, A. Semantic field and the structure of metaphor [Текст] / E. Kittay, A. Lehrer // Studies in language. – №5. – 1981. – Р. 31-63.

  27. Kövecses, Z. Metaphor: a practical introduction [Текст] / Z. Kövecses. – Oxford: Oxford University Press, 2002. – 287 p.

  28. Lakoff, G. Cognitive models and prototype theory [Текст] / G. Lakoff // Concepts and conceptual development: Ecological and conceptual factors in categorization. – Cambridge, London, N.Y.: Cambridge University Press, 1987. – P. 63-100.

  29. Lakoff, G. The contemporary theory of metaphore [Текст] / G. Lakoff // Ortony, Andrew (ed.) Metaphor and Thought (2nd edition), Cambridge University Press, 1993. – P. 202-251.

  30. Lakoff, G., Johnson, M. Metaphors We Live By [Текст] / G. Lakoff, M. Johnson. – Chicago: University of Chicago Press, 1980. – 354 p.

  31. Lakoff, G., Turner, M. More Than Cool Reason: A Field Guide to Poetic Metaphor [Текст] / G. Lakoff, M. Turner. – Chicago: University of Chicago Press, 1989. – 230 p.

  32. Rudzka-Ostyn, B. Metaphoric processes in word formation: The case of prefixed verbs [Текст] / B. Rudzka-Ostyn // W. Paprotté, R. Dirven (eds.), The ubiquity of metaphor. –Amsterdam: Benjamins, 1985. – Р. 209-241.

  33. Tuggy, D. Náhuatl causative/applicatives in cognitive grammar [Текст] / D. Tuggy // In Brygida Rudzka-Ostyn (ed.), Topics in cognitive linguistics. – Amsterdam: Benjamins, 1988. – P. 587-618.

  34. Turner, M. Aspects of the Invariance Hypothesis [Текст] / M. Turner // Cognitive Linguistics. – 1990. – Vol. 1 (2). – P. 247-255.

  35. Turner, M. Death is the Mother of Beauty: Mind, Metaphor, Criticism [Текст] / M. Turner. – Chicago: University of Chicago Press, 1987. – 157 p.




* Опубликовано в: Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. – №3. – 2010. (июль-сентябрь). – С. 74-77.




Скачать 133.92 Kb.
оставить комментарий
Дата21.09.2011
Размер133.92 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх