Муниципальное общеобразовательное учреждение «Рыбинская средняя общеобразовательная школа» Каменского района (исследовательская работа) icon

Муниципальное общеобразовательное учреждение «Рыбинская средняя общеобразовательная школа» Каменского района (исследовательская работа)


Смотрите также:
Публичный отчет за 2009/10 учебный год Муниципальное общеобразовательное учреждение «Чайковская...
Исследовательская работа по мировой художественной культуре чёрные камни ики...
Республика Карелия Питкярантский район Муниципальное общеобразовательное учреждение средняя...
Муниципальное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа с...
Публичный отчет февраль 2012г...
План Введение > Литературный обзор Исследовательская работа в природе: а построение физико...
Муниципальное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа №1» Цветовая...
Муниципальное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №2 Утвержден...
Публичный отчет моу сош №10 Муниципальное общеобразовательное учреждение «Средняя...
Публичный доклад Муниципальное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа...
Самостоятельная работа №2. Итоговая контрольная работа. Список используемой литературы...
Публичный доклад муниципального общеобразовательного учреждения Купанская средняя...



Загрузка...
страницы:   1   2   3
скачать
Муниципальное общеобразовательное учреждение

«Рыбинская средняя общеобразовательная школа»

Каменского района





(исследовательская работа)


Выполнила:

Ученица 10 класса

Мураева Яна.

Руководитель:

учитель русского языка,

литературы

Селиверстова Екатерина

Федоровна.


Рыбное

2010

Содержание

  1. Введение ………………………………………………………………..3



  1. «Лагерная» тема Варлама Шаламова:

    1. Терминологический словарь………………………………..5

    2. Обзор «лагерной» прозы…………………………………….7

    3. Анализ произведений из цикла «Колымские рассказы»……………………………………………………..9



III. Заключение ……………………………………………………………25



  1. Литература ………………………………………………………….31



IV. Приложение ……………………………………………………………32




^ I. Введение


Верю я, придет пора –

Силу подлости и злобы

Одолеет дух добра.

Б. Пастернак

Общеизвестно, что проблемы гуманизма, человечности и нравственности традиционны для русской литературы. Литература советского периода, периода социалистического реализма, всегда последовательно проводила мысль о том, что даже в самых неимоверных условиях человек обязан оставаться человеком. Мы знаем много героев художественной литературы несломленных, выдержавших все, не сдавшихся. Пожалуй, впервые в прозе В.Шаламова нравственный аспект высвечен по - иному. Что делать, если сопротивляться уже поздно? Как, с каких позиций оценивать того, кто лишь внешне еще напоминает человека?

Почему эта тема так актуальна? Ведь многие из нас, к счастью, никогда в жизни не познают тех ужасов, которые выпадают на долю людей, лишенных воли? Зачем говорить о таких страшных вещах? Сталинские времена давно уже прошли.

На это есть много причин. Во-первых, «На свете нет ничего более низкого, чем намерение забыть эти преступления». Во-вторых, «Лагерь – не противопоставление ада раю, а слепок нашей жизни и ничем другим быть не может…»

Так может, лагерь с его устоями – это зеркало нашей жизни, которое так правдиво и жестоко показывает изнанку отношений, человеческих ценностей, нас, людей, находящихся по другую сторону жизни?

Страшно признать, но деформация нравственных понятий началась не в лагере. ГУЛАГ – лишь сколок, «сгущенное» зло. Но это ответ большого мира, и нравственный беспредел - не только лагерная особенность.

Опираясь на выше сказанное, поставили перед собой следующую цель: показать путь «расчеловечивания», ведущий к нравственной деградации.

Объект – цикл «Колымские рассказы».

Предмет – рассказы Варлама Шаламова.

Гипотеза – если в человеке заложено нравственное начало, то в

любой ситуации всегда останется человеком.

Задачи:

- проанализировать литературу по данной теме;

- получить представление о личности писателя и его основных

вехах биографии;

- познакомиться с основными характерными чертами стиля прозы автора;

- определить основные языковые особенности, раскрывающие

причины «расчеловечивания».


^ Методы научного познания:

- наблюдение;

- сравнение;

- анализ;

- синтез;

-опрос.




II. «Лагерная» тема Варлама Шаламова

2.1 Терминологический словарь

^ Барак – здание легкой постройки, предназначенное для временного жилья. [5]

Большая зона – лагерь горного управления (« Тайга золотая»).

Вагонетка – небольшой открытый вагон для перевозки грузов на узкоколейных или подвесных дорогах. [5]

^ Вешки - ровный шест.[7]

ГУЛАГ – главное управление исправительно-трудовых лагерей, трудовых поселений и мест заключения. До конца 1980-х годов официальная статистика по ГУЛАГу была засекречена, доступ исследователей в архивы был невозможен, поэтому оценки были основаны либо на словах бывших заключённых или членов их семей, либо на применении математико-статистических методов. После открытия архивов стали доступны официальные цифры, однако статистика ГУЛАГа отличается неполнотой, а данные из разных разделов зачастую не стыкуются друг с другом. Согласно официальным данным всего в системе лагерей, тюрем и колоний ОГПУ и НКВД в 1930-56 единовременно содержалось более 2,5 млн. человек (максимум был достигнут в начале 1950-х в результате послевоенного ужесточения уголовного законодательства и социальных последствий голода 1946—1947). Всего через ГУЛАГ в 20-х – 50-х годах прошли около 10 миллионов человек.[6]

^ Кайлить – работать кайлой (кайлом). [5]

Кайло – ручной горный инструмент для откалывания некрепких пород от массива. [5]

Карболка - карболовая кислота.[7]

Кисет – мешочек для табака( преимущ. курительного), затягиваемый шнурком. [5]

Колыма – Колыма́, Колы́мский край — историческая область на северо-востоке России, охватывающая верховья реки Колымы и северное побережье Охотского моря. Территория Колымы условно совпадает с территорией Магаданской области, восточных районов Якутии и, частично, севера Камчатского края (в границах 2008 года). В качестве отдельной административной единицы Колыма никогда не выделялась, а её территория в разное время входила в состав различных административно-территориальных образований. Понятие «Колыма», как определённый регион, сложилось в 20-х — 30-х годах XX века: сначала в связи с открытием в бассейне Колымы богатых месторождений золота и других полезных ископаемых, а в годы массовых репрессий 1932 − 1953 — как место расположения исправительно-трудовых лагерей с особенно тяжёлыми условиями жизни и работы. (Приложение 1) [4]

^ Колымка – самодельная лампочка на бензинном паре. («На представку»)

Конвоир - 1. Лицо, принадлежащее к конвою. К. сопровождает арестованных. 2. Судно из состава морского конвоя (мор).[8]

^ Коногон – погонщик лошади, запряженной в вагонетку в шахтах.[4]

Концлагерь - концентрационный лагерь. [5]

Крага - ед. нет [нем. Kragen, букв. воротник]. Накладные кожаные голенища. [7]

КРТД – контрреволюционная троцкистская деятельность (борьба свергнутой или свергаемой революцией социальной группы, направленная на реставрацию или сохранение отжившего общественного и государственного строя). [5]

^ Малая зона – пересылка (« Тайга золотая»).

Молох - символ жестокой силы, требующей множества человеческих жертв. [5]

НКВДНародный комиссариат внутренних дел. [5]

Оппозиционер – 1)сторонник оппозиции;2)член оппозиционной партии. [5]

^ Особое совещание Коллегии ОГПУ – внесудебный орган, имевший полномочия рассматривать уголовные дела по обвинениям в деяниях, угрожающих советскому строю (контрреволюционная пропаганда и агитация, измена Родине, дезертирство в военное время, вредительство и т. д.), и выносить приговоры по результатам расследования, а также пересматривать решения Военной коллегии Верховного суда СССР . [5]

Остракизм - изгнание, гонение. [5]

Прииск – место разработки драгоценного ископаемого. [2,стр.511]

Сечка - 1. Только ед. действие по глаг. сечь1 в 1 и 2 знач. 2. Орудие для рубки капусты. 3. только ед. Мелко нарубленная солома с отрубями, служащая кормом скоту, то же, что резка во 2 знач.[7]

Смотритель – должностное лицо, выполняющее хозяйственно – административные обязанности по надзору, присмотру, охранению чего – нибудь.[2,стр.640]

^ Стежка - едва проходимая, узкая тропка. [5]

Стланник — колымское растение, выживающее в суровых условиях. («Кант»)

Троцкизм – идейное течение в большевизме. [5]

^ Фиксы – бронзовые коронки, надеваемые на зубы. («На представку»)

Шурф – неглубокая вертикальная, реже наклонная подземная горная выработка, проводимая с поверхности и предназначенная для разведки полезных ископаемых, для взрывных работ и др. целей. [5]

Юшка - остатки от единственного и постоянного блюда, которое в меню столовой называлось "украинские галушки", и кусок хлеба.[4]


^ 2.2 Обзор «лагерной» прозы 30-50-ых годов

«Лагерная» тема официально начала свое развитие с выхода в свет повести Александра Солженицына «Один день Ивана Денисовича» («Новый мир», 1962г., №11). Новые процессы, происходящие в нашем обществе, сделали реальным тот всплеск публикаций, который последовал после 1985 года.

Поток повседневных ужасов, будничного кошмара, а также предельной искренности и правды обрушили на читателя произведения Н.Мандельштама, Л.Разгона, Е.Гинзбург, О.Волкова и многих других узников лагерей, чудом оставшихся в живых и сумевших рассказать о своих страданиях. Все они основаны на подлинных событиях и судьбах, на документах.

В сталинских лагерях люди попадали в такие абсурдные, жуткие ситуации, на которые фантазия художников не способна. Писатели – «лагерники» представляют два возможных направления в жизни узников ГУЛАГа: путь «расчеловечивания», ведущий к нравственной деградации, и путь сохранения в себе человеческого, не смотря ни на что. Страшно признать, но деформация нравственных понятий началась не в лагере. ГУЛАГ – лишь сколок, «сгущенное» зло. Но это ответ большого мира, и нравственный беспредел – не только лагерная особенность. Поэтому, рассматривая нравственные аспекты «лагерной» прозы, мы одновременно осознаем темные стороны нашего существования в 30-50-е годы 20 столетия, понимая, что бессмертны лишь общечеловеческие духовные ценности, перед которыми оказался бессильным «век-волкодав».

В Польше в семидесятые годы был опубликован обширный, семисотстраничный сборник рассказов В.Шаламова, куда вошли многие «Колымские рассказы». Предисловие к сборнику написано А.И.Солженицыным, человеком, который первым донес читателям правду о сталинщине, который сам прошел адовы лагерные круги. Но Солженицын, к счастью, сидел мало. Он знает послевоенный лагерь. В предисловии художник признал ограниченность своего лагерного опыта по сравнению с опытом Шаламова. Он решил изъять из «Архипелага ГУЛАГ» все страницы, посвященные Колыме, признав, что сильнее и точнее Шаламова рассказать о ней невозможно.

Общеизвестно, что проблемы гуманизма, человечности и нравственности традиционны для русской литературы. Литература советского периода, периода социалистического реализма, всегда последовательно проводила мысль о том, что даже в самых неимоверных условиях человек обязан оставаться человеком. Мы знаем много героев художественной литературы несломленных, выдержавших все, не сдавшихся. Пожалуй, впервые в прозе В.Шаламова нравственный аспект высвечен по иному. Что делать, если сопротивляться уже поздно? Как, с каких позиций оценивать того, кто лишь внешне еще напоминает человека? Самые страшные последствия сталинского ГУЛАГа – уничтожение личности, «расчеловечивание», истребление духовно-нравственного начала.

«Колымские рассказы» Валама Шаламова создавались писателем в 50-70 годы. К настоящему времени издано 133 рассказа, которые сам писатель объединил в шесть циклов:


«Колымские рассказы»;

«Левый берег»;

«Артист лопаты»;

«Очерки преступного мира»;

«Воскрешение лиственницы»;

«Перчатка или КР-2».

Остановимся на цикле «Колымские рассказы». В него входят 106 рассказов.

Как же относиться к людям, что ради сухой корки или рваного носка разрывают свежую могилу, что крадут последнее у чуть зазевавшегося товарища? В.Шаламов в своей статье « О прозе» объясняет: « В «Колымских рассказах» взяты люди без биографии, без прошлого и без будущего. Похоже ли их настоящее на звериное или это человеческое настоящее? … Существенно для «Колымских рассказав» и то, что в них показаны новые психологические закономерности, новое в поведении человека, неизведанного до уровня животного – впрочем, животных делают из лучшего материала, и ни одно животное не переносит тех мук, которые переносит человек».

Предельно заостренная и обнажено – правдивая мысль художника ясна: весь ужас сталинской системы - именно в «расчеловечивании», в лишении человека возможности быть им.

В современных публикациях и историков, и философах, и бывших узниках ГУЛАГа настойчиво повторяется: не суди! Не осуждай тех, кто просто хотел выжить. Глубоко нравственный смысл рассказов В.Шаламова – в их искренности, непридуманости, честности.


^ 2.3 Анализ произведений из цикла «Колымские рассказы»

В цикл «Колымские рассказы» входят 106 рассказов. Остановимся на 20 рассказах, в выборе которых ориентировались на личное, эмоциональное восприятие: «Дождь», «Ночью», «Плотники», «Одиночный замер», «Посылка», «Сухим пайком», «Апостол Павел», «Ягода», «Шерри – Бренди», «Сгущенное молоко», «Заклинатель Змей», «Татарский мулла и чистый воздух», «Галстук», «Тайга золотая», «Хлеб», «Васька Денисов, похититель свиней», «Домино», «Красный крест», «Тетя Поля», «Кант».

Герои рассказов Шаламова попадают совсем в иной мир, в котором нравственные аспекты не только не помогают выжить, а, наоборот, усугубляют и без того невыносимое существование заключённых. Узник ГУЛАГа – житель царства мёртвых, для которого прежняя вольная жизнь по ту сторону границы. Посему уже привычные сравнения колымских лагерей с Тартаром, с кругами ада приобретают более широкое философское значение: «Все казалось по-своему настоящим, но не тем, что днем. Это был как бы второй, ночной облик мира». («Ночью») « Все было какой-то единой цветовой гармонией – дьявольской гармонией». Даже природа в этом мире ведет себя иначе: «Здешние деревья ломались не так, кричали не таким голосом». («Посылка») «Настало утро, очередное колымское зимнее утро, без света, без солнца, сначала неотличимое от ночи». («Заговор юристов»)

Здесь боги властвовали над всем и вся: «Всякое вмешательство в судьбу, в волю богов было неприличным, противоречило кодексам лагерного поведения». («Сухим пайком»)

Это иная, вторая жизнь: «Платонов рассказывал мне историю здешней жизни – второй нашей жизни на этом свете». «Андрей Федорович Платонов, киносценарист в своей первой жизни…». («Заклинатель змей»)

Люди, попавшие во «второй мир», не имеют прошлого, да и будущее для многих вряд ли наступит. Да и каким будет оно? А не таким ли, как в рассказе «Сухим пайком»? «Мы … были отлично подготовлены для путешествия в будущее – хоть в небесное, хоть в земное. Мы знали, что такое научно обоснованные нормы питания, что такое таблица замены продуктов, по которой выходило, что ведро воды заменяет по калорийности сто граммов масла. Мы научились смирению, мы разучились удивляться. У нас не было гордости, себялюбия, самолюбия…». Что могут привнести в новую жизнь такие люди?! Автор в рассказе «Красный крест» даёт исчерпывающий ответ: «… интересы сузились…Моральные барьеры отодвинулись… можно делать подлости и все жить. Можно лгать…обещать – и не исполнять обещаний… Он приучается к лодырничеству, к обману, к злобе на всех и вся….Он приучается ненавидеть людей…»

^ Жизнь до лагеря словно и не существовала: «Время, когда он [Глебов] был врагом, казалось очень далёким. Да и было ли такое время? Слишком часто этот мир за горами, за морями казался ему каким-то сном, выдумкой». («Ночью»)

«Впереди был лагерь, позади – тюрьма. Это был «мир в дороге»». («Шерри – Бренди»)

^ Здесь происходит обезличивание народа. Почти во всех рассказах мы знаем героев лишь по фамилии, например, Глебов, Багрецов («Ночью»), Поташников, Григорьев («Плотники»), Савельев («Сухим пайком») и так далее. И это не случайно. Имя, данное ребенку при рождении, несет в себе код жизни, определяя его неповторимую судьбу. Часто случалось и так, что имени никто и вспомнить не мог. Тетя Поля из одноименного рассказа умерла в больнице. «Обряд похорон был обычным: нарядчик навязал на … голень … деревянную бирку с номером. Это был номер личного дела… нарядчик укрепил в камнях палочку – опять с тем же номером личного дела». И если бы не отец Петр («Если за эту неделю крест не будет поставлен, буду жаловаться…»), так и числилась бы тетя Поля, как некто под номером. Словно это и не человек.

У людей нет имени, а, значит, нет будущего. Есть только настоящее, призрачное настоящее: « Мы давно стали фаталистами, мы не рассчитывали нашу жизнь далее как на день вперед». («Сухим пайком») «Была минута, час, день от подъема до отбоя – дальше он не загадывал и не находил в себе сил загадывать. Как и все». («Ночью») «На два дня мы их обманем, а потом – какое тебе дело, что будет потом». («Плотники»)

Поэтому и выражения лиц у всех одинаково: « изможденные, грязные, равнодушные лица рабочих» («Плотники»), « злобные …лица» («Посылка»), «бледные щеки» («Посылка»). Народная мудрость гласит: глаза – зеркало души. Даже страшно представить, что стало с душой людей, у которых «голодные» («Посылка»),

« мутные» («Галстук»), «Ввалившееся, блестящие глаза». («Ночью») Это люди, «… увидевшие страшное». («Галстук»)

Но почему ГУЛАГ имеет такую разрушительную силу? Что вынуждает людей становиться «животными», чем-то неопределенным, иным?

Тяжелые условия труда? Личные особенности характера? Попытаемся найти ответы на интересующие нас вопросы.

^ Колыма – суровый край. Зимой - лютые морозы: «… старожилы почти точно определяли мороз..: если стоит морозный туман, значит, на улице сорок градусов ниже нуля; если воздух при дыхании выходит с шумом, но дышать еще не трудно – значит, сорок пять градусов; если дыхание шумно и заметно одышка – пятьдесят градусов. Свыше пятидесяти пяти градусов – плевок замерзает на лету. Плевки замерзали на лету уже две недели». («Плотники»)

Почва каменистая, но хранит в себе несметные богатства, поэтому одной из ведущих работ является работа на золотых приисках.

Хоть плодородный слой земли невелик, на ней рождались деревья – великаны: «… на этой каменистой, оледенелой почве вырастали густые леса огромных лиственниц со стволами в три обхвата – такова была сила жизни деревьев, великий назидательный пример, который показывала нам природа», «… низкорослые деревья, измученные поворотами за солнцем, за теплом… так долго вели напряженную борьбу за жизнь, что их истерзанная, измятая древесина никуда не годилась. Короткий суковатый ствол, обвитый страшными наростами… не годился для строительства даже на Севере… Эти крученые деревья и на дрова не годились - … могли измучить любого рабочего». («Сухим пайком»)

Рубка просеки – еще один вид изнурительной работы.

^ Что из себя представляют бараки? Это «… бесконечные приземистые бараки, арестантские улицы, тройная ограда из колючей проволоки, караульные вышки…» («Тайга золотая»). Это « … маленькая изба с двумя прорезанными окнами и дверью, висящая на одной петле…». («Сухим пайком»)

В малой зоне еще больше колючей проволоки, вышек, замков, щеколд – «… ведь там живут проезжие, транзитные, от которых можно ждать всякой беды». Архитектура «малой зоны» проста: «… квадратный барак, … где нары в четыре этажа и где «юридических» мест не менее пятисот. Значит, если нужно, можно вместить тысячи». («Тайга золотая»)

^ Люди попадали в этот мир по разным причинам: кто, как, например, В.Шаламов, по политическим взглядам, а кто совершенно по нелепым обстоятельствам. Например, Федя Щапов – алтайский подросток, единственный сын вдовы – заколол овцу, тем самым нарушил закон: убои были запрещены. Федя получил десять лет. Савельев – студент Московского института связи, «верный комсомолец» - был уличен в создании опасной организации. Его «организация» состояла из двух человек: он и его невеста. Основаниями для ареста стали письма возлюбленных друг к другу. («Сухим пайком»)

Маруся Крюкова - из рассказа «Галстук» - приехала из Японии в конце тридцатых годов. Она дочь эмигранта. « … Маруся с братом … связалась с советским посольством… получила въездную русскую визу. Во Владивостоке … была арестована вместе со своими товарищами и с братом…».

^ Это люди разных профессий: Шестаков («Сгущенное молоко») – инженер- геолог; Платонов («Заклинатель змей») – киносценарист; Григорьев («Плотники») – аспирант Московского филологического института; Розовский («Дождь») – агроном; Фризоргер («Апостол Павел») – пастор; Свечников («Домино») – лейтенант танковых войск и так далее.

Почти все время было подчинено одному – работе, выполнению немыслимого по своим объемам плана: « Мы поняли удивительную вещь: в глазах государства и его представителей человек физически сильный лучше, именно лучше, нравственнее, ценнее человека слабого, того, что не может выбросить из траншеи двадцать кубометров грунта за смену». («Сухим пайком»)

«Никто здесь не считал воскресенье праздником – дни отдыха для заключенных, введенные позже нашего житья - бытья … были три раза в месяц по произволу местного начальства». («Сухим Пайком»)

Дугаев (из рассказа «Одинокий замер») работал на забое: возил, кайлил, сыпал. «Работа была так тяжела… так тяжело было кайлить. Цифра – двадцать пять процентов нормы – показалась… очень большой. Ныли икры… нестерпимо болели руки, плечи, голова». Но « Никому нет дела до того, что Дугаев не может выдержать шестнадцатичасового рабочего дня». Расписание времени, отведенного на труд, поражает своей жестокостью. Вот сухая констатация фактов («Татарский мулла и чистый воздух»): «Работали тогда по шестнадцать часов, и нормы были рассчитаны на шестнадцать часов. Если считать, что подъем, завтрак, и развод на работу, и ходьба на место её занимают полтора часа минимум, обед – час и ужин вместе со сбором ко сну полтора часа, то на сон после тяжелой физической работы на воздухе оставалось всего четыре часа… Невыполнение нормы грозило штрафным пайком – триста граммов хлеба в день и без баланды».

Работа медленно, но верно убивала людей, а иногда – за считанные дни, достаточно лишь попасть на работу в золотой забой. Молодой человек превратится в доходягу в течение двадцати – тридцати дней «… при шестнадцатичасовом рабочем дне, без выходных, при систематическом голоде, рваной одежде и ночевке в шестидесяти градусный мороз в дырявой брезентовой палатке, побоях десятников, старост из блатарей, конвоя. Эти сроки многократно проверены». «Бригады… не сохраняют к концу сезона не одного человека из тех, кто этот сезон начал … кроме… личных друзей бригадира». («Татарский мулла и чистый воздух»)

Каторжный




оставить комментарий
страница1/3
Мураева Яна
Дата21.09.2011
Размер0.61 Mb.
ТипИсследовательская работа, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх