Книга как управлять людьми icon

Книга как управлять людьми


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Книга как управлять людьми poesy...
Книга как управлять людьми...
Книга как управлять людьми...
Книга как управлять людьми...
Дополнительной образовательной программы профессиональной переподготовки...
Как управлять людьми poesy. Book how to manage people краснодар 2011 Krasnodar роялти royalty...
Как управлять людьми poesy. Book how to manage people краснодар 2011 Krasnodar роялти royalty...
Как управлять людьми poesy. Book how to manage people краснодар 2011 Krasnodar роялти royalty...
Евгений Колесов Тайная книга для женщин: как управлять мужчиной...
Как управлять людьми poesy. Book how to manage people краснодар 2011 Krasnodar роялти royalty...
Как управлять людьми poesy. Book how to manage people краснодар 2011 Krasnodar роялти royalty...
Сны и грезы евгения цветкова...



Загрузка...
страницы: 1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15
вернуться в начало
скачать

"А честности одной, представьте, мало"

Действие второе. Явление седьмое


А честности одной, представьте, мало.

Мечтает всё найти на управу

На руки волосатые и ум хмельной,

Чтоб их, вдвоём, послать в расход крутой,

 

Туда, оклады где не знают моды,

Где честь красна в любую непогоду,

Где дух, не попранный никем, живёт.

Где почва есть, где, сея, всходит рожь.

7 .06.2008. Almaty


"Пожалуйте сюда.

Прилюдно хотела б с Вами объясниться"

Действие второе, Явление седьмое


Сашенька: Вопрос один.

Мигаев: Что Вам угодно?

Сашенька: Пожалуйте сюда. Прилюдно
Хотела б с Вами объясниться.
Скажите, как могло случиться,
Перенесли Вы выступленье,
Афиш не дали, объявлений?
Я не могла и дня сыграть.

Пётр Егорыч: Да, интересно б было знать,
Как можно людям поступать?
Поставили Вы бенефис в конец.

Мигаев: Да по контракту я - истец!
В конце ли ярмарки, в начале
Мне ставить бенефис?! Морали,
Сударь, Вам ль читать?

Пётр Егорыч: Хотел бы всё-таки я знать!
Помимо почвы и закона.
Вы обещали! Ваше слово
Дать выступить пред бенефисом
Не актрисульке, а актрисе!
И той, что сборы приносила
И вместе с театром Вас кормила.
Вы потрудитесь мне ответить.

Мигаев: Я не обязан. Вы ж - не в свете.
К тому же Негиной Вы кто?
Жених? А может муж её?

Дулепофф (обращаясь к Петру Егорычу):
Что за допрос? Здесь он - хозяин.

(кивая на Мигаева)
И театром сам здесь управляет.
Хотите-нет - ему решать,
Когда артисту выступать.
Расчёт весь с выгодой - его.
И здесь кому учить кого?!

Пётр Егорыч: Да, понимаю, он - хозяин,

И что играет он без правил,
Что честь и совесть - ни к чему,
Что благо зреть нейдёт ему.

5.06.2008. Almaty


    

"Что говорить?! Силён завистник!"

Действие второе. Явление седьмое

 

Ераст Громилов, трагик: Какая гнусная интрига,

Мартын!


Мартын Прокофьич Нароков: Ты слышал?


Ераст Громилов, трагик: Где Расстрига?!


Мартын Прокофьич Нароков:

Да не про то сегодня речь.


Ераст Громилов, трагик: Скажите, кто?! и я пресечь

Готов всё дело на корню

И Александру защищу!


Мартын Прокофьич Нароков: Ах, что ты можешь?! Замолчи!

Не раздражай!


Ераст Громилов, трагик (удивлённо): Расстроен ты?

Как будто бы в неё влюблён?

(заламывая руки)

О люди! Люди! Вечный сон

Уж срежиссирован Джульетте.


Мартын Прокофьич Нароков:

Типун! Ты будешь за неё в ответе!

Вот я, мы все - талантов мало.

Она одна!

(прислушиваясь)

Звучит гитара,

Надрывно, жалобно поёт.


Ераст Громилов, трагик (со знанием дела):

Цыганский табор не уйдёт,

Покуда зло здесь будет виснуть.

Что говорить?! Силён завистник,

Отравлен воздух, гарь слышна.

Коль денег нет, то - кутерьма.


Мартын Прокофьич Нароков:

Что говорить?! И так все знаю. (сердито)

Она - талант! Меж нас ЛЕ-ТА-ЕТ!

(с придыханием)

И как возможно обижать,

(с придыханием)

Вокруг Неё интриги прясть?!


Ераст Громилов, трагик: Нет, невозможно!


Мартын Прокофьич Нароков: Я про то же.


Ераст Громилов, трагик (усмехаясь):

Обидеть знатного вельможу?


Мартын Прокофьич Нароков: Он должен благодарен быть!


Ераст Громилов, трагик: Что он противен, и любить

Таких, как он, не суждено?

Нечистоплотное дерьмо!


Мартын Прокофьич Нароков

(сразу же переходя на "вы"):

Полегче! Что Вы?! Боже правый!


5 .06.2008. Almaty

 


"Матрёна! Ставь-ка самовар!"

Действие третье. Явление первое

 

Домна Пантелевна: Матрёна! Ставь-ка самовар,

Чтоб Сашеньке готов был чай.


Матрёна: Да развела. Вскорь зашумит.


Домна Пантелевна: Прикрой и пусть себе кричит.

...Измучилась я нынче в театре.

Фух, духота! И больно жарко.

Народу столько привалило.

Не видывала - много было.


Матрёна: Ладоши, чай, пообтрепали?


Домна Пантелевна: Да было всё. Ушла едва ли.

...Кажись, подъехал кто-то к дому.

Дочь? Или кто с её знакомых?


13 .06.2008. Almaty

 


"До Вас, представьте, дело есть"

Действие третье. Явление второе

Великатов: Ах, здрасте, Домна Пантелевна.

До Вас, представьте, дело есть.

Должны помочь решить сомненья.


Домна Пантелеевна (в сторону):

В столь поздний час? Кого принесть

Сюда могло? 

(поднося светильник)

Неужто Вы, Иван Семёныч?

В пору такую? Скажут ровно

Или подумают чего.


Великатов: Про нас ли с Вами? Что с того?

И Вам меня ли опасаться?

В племянники гожусь я, часом.

Вот гонорар за бенефис.


Домна Пантелевна: Столь много?! Ах, какой сюрприз.


Великатов: Ну что Вы? Всё для Александры.


Домна Пантелевна: Не беспокойтесь, будут рады.

Долги сперва все раздадим,

А уж потом и поглядим,

Останется на чай ли, воду.


Великатов: И может быть на чашку мёда.


Домна Пантелевна: Ах, кабы так. Без беспокойств бы.

То что не ужин, всё расстройство.

Изволите от чайку испить?


Великатов: Пожалуй, чтоб поговорить.

Вот в душу-то ничто нейдёт.

Всё есть, ан нет - тоска живёт,

Её в трактире прогоняю,

Она ж опять всё наступает.

Не по себе. Всё грусть, кручина.

Домна Пантелевна: Была бы в сердце коль дивчина...


Великатов: Да, одиночество. В нём дело.


Домна Пантелеевна (всплескивая руками):

Любая барышня бы смело 

За Вас подругою пошла

И жизнь улучшила она.


Великатов: Ах, нет, боюсь, что станет хуже.


Домна Пантелевна: Как может хуже? Если нужен

Вы будете.


Великатов (махая рукой): Быт, дом... - всё скука!

Не жизнь, а так. Одна разруха.

Жена - ведь это фортепьяно.

Я ж не терплю. Хожу, как пьяный.


Домна Пантелевна: А холостяцка жизнь чем лучше?

В чём удовольствие? Получше

С друзьями выпить, разгуляться?

Не ровен час, ещё подраться?

И радостей других уж нет.

Решать ведь Вам. Вот мой ответ.


Великатов: Да я ведь с наживным хозяйством.

Что скажите? Ведь после странствий

Домой, в деревню приезжаю.

Там дом хороший и хватает

Собак дворовых, лошадей,

Сад разведён и лебедей

В прудах довольно. Близ беседок

Гуляют с Индии наседки

И петухи мне отвечают,

По отчеству все величают.


Домна Пантелевна: Неужто впрямь, всё так и есть?

Великатов: Павлины отдают мне честь,

Хвостом на солнышке играя,

И лебеди плывут...


Домна Пантелевна: Вот рай-то! Одним глазком бы поглядеть.


Великатов (поглядывая на часы): Заговорился.

Мне ль сидеть?

Я поспешу. Приятно было

Поговорить. Остался б - дело

Ещё одно, другое есть.

Я поспешу.


Домна Пантелевна: Ах, не привесть.

И я про времечко забыла.

Вот так всё б с Вами говорила.


Великатов: Примите это благосклонно.

Подарок Вам для жизни скромной.


Домна Пантелевна: Ах, что Вы?! Шаль?! Какое диво!

Цветы какие нашивные!

Такую сроду не видала!

Спасибо. Сколько стоит?


Великатов: Даром.

Взял у знакомого купца.


Домна Пантелевна: Я поцелую нескупца?


Великатов: Пожалуйте. Сколько угодно.

Старался, выбирал по моде.

(уходит)

Прощайте. Вам моё почтенье.


Домна Пантелевна (возвращаясь, кокетничает перед зеркалом):

Теперь вот. В нашем положеньи.

Я эту шаль снимать не стану.

Как хороша! По-барски. К стану.

Вот человек, так человек.

Где раньше был он? в мой-то век?!


13 .06.2008. Almaty


 

"Вот лавры дочери твоей!"

Действие третье. Явленье третье

 

Мартын Прокофьич Нароков: Вот лавры дочери твоей!

Ах, Сашенька! Гордиться Ней

Предстало! Ведь такой талант!

Взгляни-ка на подарки, бант..


Домна Пантелевна: Куда нам веники? Отложь.


Мартын Прокофьич Нароков: Это цветы! Венки! Не трожь!

Оставь на память знаки счастья,

Восторга - это ведь богатство,

Признание Её таланта,

Почёт и уваженье.


Домна Пантелевна: Сядь-ка.

Да помоги всё разобрать.

Деньгами лучше бы отдать

Могли б. Зачем весь этот ворох?

(показывает на цветы)

Засохнет всё. И лишь на хворост

С тобою любоваться будем.


Мартын Прокофьич Нароков: С меня и это не убудет.

А деньги? Что с них, глупых, взять?

Потратишь. Память же опять

К тебе нет-нет, да и вернётся.

Что это?


Домна Пантелевна: Шаль. Не всем даётся.

Прелестно? мило? деликатно?


Мартын Прокофьич Нароков: Завидовать тебе ль? Приятно

За Сашеньку, Её успех.

Я лавры оторву от всех

Венков. Ведь в лавре нынче сила.

А вот стихи мои. 

(показывает листы)

Красиво?

Я для Неё всё рисовал,

Неделю ночью я не спал. 

Вот это бабочка. Вот пчёлка.

А это незабудки. Долго ль

Забыть анютины все глазки,

И васильки, в колосьях сказки.


Домна Пантелевна (насмешливо):

Неплохо. Будто целый рай.

Так сам ты всё ей и отдай.


Мартын Прокофьич Нароков:

Я не могу. Влюблён, как мальчик.

Во мне все чувства разом скачут,

И с ними я готов в припрыжку

Бежать, лететь, ходить по крышам.

Для грубых это непонятно.

Всё нежное им так приятно

Поистоптать ногами, бросить

Да в злых словах всё распоносить.

Прости. Коль не груба - поймёшь.


Домна Пантелевна (смягчаясь):

Ну хорошо. На стол положь.

(Нароков уходит)

Что за чувствительный народ?!

Кабы пошли все чувства в толк!

Вот сумасшедший. Всё чудачит.

Другие хуже - бьют иль плачут,

Кусаются или дерутся,

А этот смирный. Всё про чувства.

А что про чувства мне глаголить?

Мне и без них прекрасно волить. 


13 .06.2008. Almaty


 

"Устала я, устала, мама"

Действие третье. Явление четвёртое

 

Сашенька (входит после бенефиса):

Устала я, устала, мама!


Домна Пантелевна: Извозчика-то отпустить?


Сашенька: Нет, отдохну, поедем прямо

Кататься. Нет уж боле сил.

Быть может, воздух свежий сможет

Наполнить измождённый дух

Энергией природы, ночи,

Чтоб снова мысль была, как пух.


Домна Пантелевна: Так ночь темна.


Сашенька: Ещё не поздно.

Стоит извозчик у ворот.


Домна Пантелевна (невольно подхватывая окрылённый слог дочери):

Пусть подождёт. Задаром розы ль?!

За всё заплочено вперёд!


Сашенька: Ах, матушка, что Вы одели?

Какая шаль! И Вам к лицу!


Домна Пантелевна: Да Великатов. Подарили.

От бенефиса. Вот. Ношу.


Сашенька: Так значит был он здесь?


Домна Пантелевна: Недавно.

Привёз конверт за бенефис,

Наказывал: "Отдайте прямо."

А мне: "Вам шаль."


Сашенька: Какой сюрприз!

Что ж он со мной не повидался?

Я не пойму его никак.


Домна Пантелевна: Сказал - торопится, умчался,

Чай не испил.


Сашенька (вздыхая): Есть в нём размах.

Да кабы он хотел - влюбил бы

В себя, хоть дюжину девиц,

Увлечь бы смог и окрылил бы

Любую.


Домна Пантелевна: Чем он не жених?!


Сашенька: Что толковать?!


Домна Пантелевна: Не сердце камень,

Такие ж - все наперечёт.

С ним не осудят, не вспомянут.

А так -

(махнув рукой в сторону стола и Петра Егорыча)

в тоске вся жизнь пройдёт.

Он сказывал мне про усадьбу.

Хозяйство дивное у них.

Сашенька: Что ж. Он богат.


Домна Пантелевна: Да с ним бы рядом

Сочла любая жизнь за стих!


Сашенька (махнув рукой): Что говорить?!


Домна Пантелевна: Ты чаю хочешь?


Сашенька: А это что?


Домна Пантелевна: Да просто, дочка,

Прокофьич свой сюрприз принёс.


Сашенька: Какая прелесть! Сколько звёзд!

Какой же добрый он старик!

И милый!


Домна Пантелевна: Бог не запретит.

Хороший, добрый человек,

Да - чокнутый и денег нет.


Сашенька (вздыхая): Вам милости не отнимать.


Домна Пантелевна: Долги все будем возвращать?


Сашенька (переходя на будничный стихотворный ритм):

Раздать и всем всё заплатить,

А на остаток будем жить.


Домна Пантелевна: Да много ли чего ль в остаток?

Не разживёмся. Не богаты.

На сотни две иль полторы -

В день тратить денежки по три?

Чтобы свести концы с концами?


Сашенька: Не мучайте меня с деньгами!

Устала, мама! Я ус-та-ла!

И только б отдохнуть желала.

Контракта нет - не будет денег.

Поедемте кататься! Время

Теперь в достатке у меня.


Домна Пантелевна: Потом попомните меня.

Он сказывал, что уезжает.

Когда ж приедут, то не знают.


Сашенька (почти не слушая):

В Москву под осень, может, съедем?

Актрисы там нужны. Поедем?

А может вовсе сцену бросить?

И театр, и зрителей, и в осень

Мне замуж выйти, остудиться,

В семье и в быте чтоб забыться?

Так Пётр Егорыч без работы.

Каб подыскал себе бы что-то.


Домна Пантелевна: Про это думать ты забудь.

Театр и сцена - вот твой путь!

За день ты столько получила,

Как твой студент за три с полтиной.

И думай лучше о другом.


Сашенька: Ах, маменька! Потом, потом...

Поедемте со мной кататься!


Домна Пантелевна: Есть прок от них? Что дух помчатся,

А ты сидишь - живой, немёртвый,

И дух твой, как к столбу, припёртый.

Не сладка наша жизнь с тобой,

И ты за нищенством не стой!

Давай попьём сперва чайку,

Чтоб разогнать твою тоску,

А после уж поговорим.


Сашенька: Стучится кто-то.

Домна Пантелевна (кричит): Поздно! Спим!


14 .06.2008. Almaty


 

"Пришёл я к Вам испить чаёк"

Действие третье. Явление пятое

 

Бакин: Пришёл я к Вам испить чаёк,

Остаться, может, на часок.


Сашенька: Принять сейчас Вас не смогу.

Устала, отдохнуть хочу.


Бакин: Ну хоть полчасика мне дайте!


Сашенька: Нет, не могу.


Бакин: Не обижайте!


Сашенька: Когда хотите - не сегодня.


Бакин: Намеренья свои охотно

Переменять я не привык.

Что я задумал - в тот же миг

Или потом мне удаётся

Исполнить.


Сашенька: Рада. Но придётся

Оставить Вас. Устала очень.

И объясняться - нет уж мочи.


Бакин: На стуле Вас я подожду

Всю ночь. И шагу не ступну.


Сашенька: Ну, перестаньте же шутить.


Бакин: Мне не до смеха. Вас просить

Хочу я вот сейчас о чём.

Ведь мы не дети, и вдвоём

Вполне могли бы проводить

Совместно время.


Сашенька: Вам ль шутить?


Бакин: Но коли Вы сейчас боитесь

Застанет кто меня?


Сашенька: Очнитесь.

Здесь никого я не боюсь

И ничему не удивлюсь.


Бакин: А Велихатов, князь и Смельска

Изволят ужинать у Гревских,

Там, на вокзале, в ресторане.

Могли б поехать вместе с Вами.


Сашенька: Мне вовсе дело нет до них.


Бакин: А где ж, извольте, Ваш жених?

При Вас он так, лишь для защиты.

А Вы разборчивы. Ведь видно,

Что Вы не любите его,

И Ваши сказы - все враньё.


Сашенька: Ах, боже мой! Невыносимо!

Уйдите! Я же Вас просила!


Бакин (продолжая): Я же умён, собой не дурен,

Всем обеспечен и культурен.

Ухаживать ж я не привык,

О нежностях и о любви

Мне говорить Вам не предстало.

Мы - современны, неотсталы

И вместе бы могли эээ ... пожить.

Я всё бы мог для Вас купить

И обеспечить.


Сашенька: Как и князь?!

Уй-ди-те. Мой дом не для Вас!


Домна Пантелевна: Смотрю - поговорили справно.

Покой ей нужен, друг наш славный.


(Бакин уходит)


Бакин (кричит из сеней): Попозже я ещё зайду!

Домна Пантелевна:

Пожалуй, сени я запру

И никого пускать не буду.


Сашенька: Что там за шум? Какие люди?!


14 .06.2008. Almaty

 


"Беспутные! Резонов нет!"

Действие третье. Явление шестое

 

Домна Пантелевна (возмущаясь):

Беспутные! Резонтов нет!

Вломились в поздний час! "Их нет", -

Им говорю - они не верят.

"Устала", - "Мы хотим проверить

И выпить за Её здоровье."

"Ночь на дворе!" - орут, как родют.

Могу что сделать с ними я? 


Вася Сериков: Поверить, что пришли друзья,

Хотят испить, без безобразья,

Лишь за здоровье. Дайте вазу.

Шампанского в неё налью!

Пить так уж пить. (Трагику)

Открой мою.

Стаканчики, Матрёна, дай-ка.

Для дам-с. Да закусить подай-ка.


Сашенька: Я пить не буду, говорю.


Вася Сериков: Так за здоровье ж! Я и лью.


Сашенька: Не буду. Говорю ж, не буду.


Вася Сериков: Не волить не хочу. Прилюдно. 


Ераст Громилов, трагик (Сашеньке):

Ты говоришь, что пить не станешь?

Меня обидеть ты желаешь?


Вася Сериков: С Вас я начну. По старшинству.


Домна Пантелевна: Не знаю, пить-не пить в жару?


Вася Сериков: Чего бояться? Дело к ночи.

Хоть захмелеете - в полночье

Никто об этом не прознает,

Коль будете пить только с нами.

Ведь за кого пьём? За Неё! (кивая на Сашеньку)


Ераст Громилов, трагик: Такой успех! И не враньё.


Ераст Громилов, трагик (Сашеньке):

А хошь, паду я на колено

И попрошу налить, без пены

Шампанского? Смотри, кто просит! 

Ераст Громилов, трагик, в гости

К тебе пришёл! Успех отметить!

И преклонил колени! эти!


Сашенька: Ну хорошо, немного выпью. 

А больше нет.


Вася Сериков: Узнает мысли,

Когда всё сами мы допьём.

Ну а пока ещё нальем.


Ераст Громилов, трагик (Васе): Ты поздравляй. И за двоих.

Теряю красноречья миг.


Вася Сериков: Имею честь я Вас поздравить.

И многолетия желаю,

А с ним мильонище деньжат.


Ераст Громилов, трагик: Эх, наливай ещё. Писчат

Во мне и стонут мысли.

Поехали! Теперь по Чистой.


Вася Сериков (показывая бутылку): А всё. Другого нет.


Ераст Громилов, трагик: Эх, Вася-Вася, друг мне? Нет?


Вася Сериков (Сашеньке, собираясь уходить):

Прощенья просим. Вашу ручку.

Вы извиняйте, коли случай

Поздравить Вас совсем некстати.

Спасибо дому. (кланяясь Домне Пантелевне)

Вам, на счастье! (разбивая стакан)

Теперь пойдём в другую хату.


Ераст Громилов, трагик (заплетающимся языком):

Нальём и выпьем. Мы - богаты.


Домна Пантелевна (провожая и закрывая дверь):

Вот ж путники! Резонтов нету.

Коль заходят - сживут со света,

А настоят всё ж на своём.

Запру-ка на засовы дом.


14.06.2008. Almaty

Как думать и о чём здесь думать?!“

Действие третье. Явление седьмое

 

Домна Пантелевна (возвращаясь):

А уж теперь давай чайку!


Сашенька: Я с удовольствием попью.


Домна Пантелевна (Матрёне): Налей по чашечке ты нам.

(обращаясь к Сашеньке)

Что за подарочек-то там?


Сашенька (открывая коробочку):

Вы видели. Там серьги, брошь.


Домна Пантелевна: Ах, красота какая! Хошь,

Я уберу. Ведь денег стоит.

Случись нужна - и похоронят,

Их можно заложить, не веник.

(оглядываясь на цветы)

С цветов что пользы? Кабы денег

Все принесли.


Сашенька: А как Вам этот?

Поднёс его мне Великатов.

Букет роскошный. Много ль надо?

Цветы, признание, подарки,

Поклонники, их взгляды жарки -

Всё вдохновляет ведь артиста:

Цветы, безделица, монисто.


Домна Пантелевна: Букет хороший. Что смотреть?

И стоит он, поди, не медь.


Сашенька (рассматривая букет):

Нет, посмотрите! Эти розы!

Шикарные! Достать кто сможет

Ещё букет под стать такой?

Домна Пантелевна: Наверное, только холостой.


Сашенька: И впрямь. Записка? 

(читает)

Боже правый!

Нет, погодите, почерк странный,

Но слог до боли мне знакомый.

Нет-нет, потом. Другому слово

Дала, записка есть другая.

Ту Пётр Егорыч дал мне. Знаю.


Домна Пантелевна (нетерпеливо):

Читай же вслух! Что за секреты?!

Плохого я не дам совета.


Сашенька: Записку написал мне Пётр:

"Да, Саша милая, не вздор

Твоё искусство и игра.

Ему поверил, теплота

И искренность, шарм поразили.

И ты меня так удивила!

Горжусь тобой и очень рад,

Что ты играешь этот театр.

После спектакля не зайду,

А буду ждать тебя в саду.

Неловко чувствую себя,

Смущаюсь иль в досаде я

Весь пред тобой и пред гостями.

Вражду испытывают сами

По отношению ко мне,

Насмешки отпускают все.

Я подожду. Хоть до утра.

Вновь переполнена душа,

И сердце в чувствах изнывает

Пролиться всё чрез край желает..."


Сашенька: Я выйду в сад.


Домна Пантелевна: Сперва записку 

Ты первую прочти, 

Артистка.


Сашенька (снова пробегая глазами):

Нет, не могу. Стыжусь я очень.


Домна Пантелевна: Таких как будто мало? Просим!


Сашенька: Ну что Вы маменька! Мне стыдно.


Домна Пантелевна: Читай! Чтоб не было обидно.


Сашенька: Счас. Я с силами соберусь.

Здесь пишут про любовь. Боюсь.

(набираясь храбрости)

"Я полюбил Вас с перва взгляда.

И видеть Вас одна отрада

Была всегда и наслажденье.

И знайте Вы, каким везеньем

И счастьем слышать голос нежный.

С ним чувства льются столь безбрежно,

Что и писать я не могу

О счастье с Вами. Как в бреду


Свои мечты я представляю

И Вас хозяйкою желаю

Я видеть во дворце своём.

Для Вас роскошнейший мой дом

Давно стоит, открывши двери.

Вам только стоит мне поверить,

И я вручу ключи от счастья. 

Сейчас всецело в Вашей власти.


Давно видения летают -

Я Вас незримо обожаю,

Горжусь успехами, горю

Увидеть новую игру

На сцене театра моего

В одном из южных городов,

С триумфом где и с полным блеском 

Вы открываете сиесту 


И выступаете. Успех -

Ошеломительный для всех!

Мечтать позволить может каждый.

Вы не сердитесь, но напрасно

Я б не решился тешить их,

Не веря в счастье для двоих,

В любовь, сердца что открывает

И путь по жизни освещает.


Прочту Ваш завтра приговор,

Коль примете меня. Без слов.

В глазах всё Ваших угадаю,

Давно одну лишь Вас желаю

И знайте, Вас одну люблю

И только Вас боготворю.

Меня надежды не лишайте,

Лишь только шанс увидеть дайте.


Но если Ваш ответ с отказом -

С разбитым сердцем я и сразу

Безропотно от Вас уеду

И буду колесить по свету

Наказанный за дерзость Вами.

Не передать мне всё словами,

А уж тем более письмом,

Как я желал б ввести Вас в дом."


(Сашенька, сквозь слёзы,

передавая записку матери)

Ну что, Вы видите, он пишет?!

Позволил кто ему?!


Домна Пантелевна: Услышать 

И полюбить тебя? Не ты ль?

Разглядывала как цветы!

Кто любит просит ль разрешенья?

К чему вопросы и сомненья?!


Сашенька: Мне вовсе дела нет до них.

Ведь Пётр Егорыч - мой жених.


Домна Пантелевна: При чём тут он? Тебе ведь пишут!

Что любят, спать не могут, дышат

Тобой одной! И во дворце!

Тебе рай нужен?! в шалаше?!

Без лебедей и райских птиц,

В нужде крутой, средь кружевниц?

А коль умру я - что тогда?

(махая рукой)

Не жизнь - кручина и тоска.


Сашенька (с возмущением): Да как же так?! Дала я слово!

И я давно люблю другого!


Домна Пантелевна: Ах, что за вздор! Противно прямо!


Сашенька: Но я люблю его!


Домна Пантелевна: Вздор!


Сашенька: Мама!


Домна Пантелевна: Зачем артистке нашей театр?!


Сашенька: А коли чувства все молчат!?


Домна Пантелевна: Сама ж, недавно, говорила,

Что, коль хотел, увлёк бы смело

Любую. За него б пошли.

А этот что? Сам голый хлыщ.

Одни слова и рассужденья.

Обед один хоть есть средь мнений

Его и тысячи причин?


Сашенька: Меня он доброте учил.

Пойду к нему. 

(перечитывая письмо Петра Егорыча)

Ах, бедный, бедный!

В миг улетело всё? бесследно?

Как мало я его любила.

Пойду-ка в сад.


Домна Пантелевна: Чай пей. Остылый.

Да разве я не мать тебе?!

Зачем противиться судьбе?!

Есть выбор. Только не спеши

И сгоряча всё не руби.

Не враг тебе. Меня послушай.


Сашенька: Я в сад пойду. 


Домна Пантелевна: Уж очень нужно?


Сашенька: Останусь. Может до утра.

Чтоб ни единого словца

Вы после мне не говорили!


Домна Пантелевна: Ступай. 

(в сторону)

Ах, чтоб его разбило.

(громко)

Накинь-ка шаль (подаёт свою) - в саду прохладно.

Дверь не запру. Дождусь-ка. Ладно?!


(Сашенька уходит в сад)


15.06.2008. Almaty

 




оставить комментарий
страница13/15
© МЕЙЕРХОЛЬД Тася
Дата21.09.2011
Размер3,17 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх