Книга как управлять людьми icon

Книга как управлять людьми


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Книга как управлять людьми poesy...
Книга как управлять людьми...
Книга как управлять людьми...
Книга как управлять людьми...
Дополнительной образовательной программы профессиональной переподготовки...
Как управлять людьми poesy. Book how to manage people краснодар 2011 Krasnodar роялти royalty...
Как управлять людьми poesy. Book how to manage people краснодар 2011 Krasnodar роялти royalty...
Как управлять людьми poesy. Book how to manage people краснодар 2011 Krasnodar роялти royalty...
Евгений Колесов Тайная книга для женщин: как управлять мужчиной...
Как управлять людьми poesy. Book how to manage people краснодар 2011 Krasnodar роялти royalty...
Как управлять людьми poesy. Book how to manage people краснодар 2011 Krasnodar роялти royalty...
Сны и грезы евгения цветкова...



Загрузка...
страницы: 1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15
вернуться в начало
скачать

"А Негина нам не годится!"

Действие второе. Явление третье

 

Дулепофф: А Негина нам не годится.

Должны Вы угождать с артистом

Той публике, из благородных,

Кто платит - светским и свободным,

А не галёрке и райку.


И простота ей не к лицу.

Манер - с огнём не отыскать,

А тон ей сам б хотел задать.


Мигаев: Да, гардеробу, платья нет.

Таланта ж в ней самой - не счесть!

Дулепофф: Какой талант?! Как Вам понять?!

Да что Вы, сударь?! Бунтовать?

Коль говорю: нехороша,

То - заменить!


Мигаев: Но в ней душа!

Поёт она. Когда играет,

То сам, бывало, замираю.

Ловлю на мысли: "Хороша!"


Дулепофф: Другую надобно. Она

Меня изволила обидеть

И оскорбить. Возненавидеть

Её бы сам я пожелал,

Когда б унизиться желал.

...


29.05.2008. Almaty


 

"Я на него найду управу!"

Действие второе. Явление третье

 

Ераст Громилов, трагик: Я на него найду управу!

Ответит! И по всем счетам!

Ему за всех я дам задам!


Мартын Прокофьич Нароков:

И как? позвольте, Вас спросить?


Ераст Громилов, трагик: Скажу я: "быть" или "не быть"!

Но выберу ответ я сам.

Мартын! Мне веришь?! Пью за дам!

(пауза)

Ты знаешь Лира?


Мартын Прокофьич Нароков: Что с того?!


Ераст Громилов, трагик: Я - Лир, ты - шут.


Мартын Прокофьич Нароков (переходя на "ты"):

Ты про него?

Здесь королей, увы, не вижу.

А дураков - толпа бесстыжих!

Как можно голубя клевать?!

Она, душа её - чиста!


Ераст Громилов, трагик: Нет, больше не могу без рома.

Где, Вася? Вася! Где ты?


Мартын Прокофьич Нароков (со вздохом): Дома.


Ераст Громилов, трагик: Офелии не нужен люд.

Пусть удалится.


Мартын Прокофьич Нароков: Цыц! Идут.


(становятся свидетеляли разговора Мигаева с Дулепоффым)


Мигаев, антрепренёр: Как бы здесь волком не завыть,

Коль бенефис без знатных лиц

Пройдёт у милой Александры?

Признаться, что одних талантов

Иметь сейчас, без средств, нельзя.

К тому же были бы друзья

Да покровители?


Дулепофф: Ан - нет.

И от таланта только след

Остался с туфелькой в песке.


Мигаев (в сторону): И с знатным принцем без утех.

(Дулепоффу)

Нет, спорить с Вами я не буду,

Что в кассе пусто, и что чудо

Без Вас на вряд произойдёт.


Дулепофф: Пусть знает! Вот тогда поймёт,

Когда откажут ей в контракте!

Он истекает. Верно?


Мигаев: Завтра.

С последним актом бенефиса.


Дулепофф: И хорошо. Найду актрису

Получше этой я для театра.

И вот тогда наступит завтра!


Мигаев: Что мне сказать? Я понимаю.

Её, однако ж, принимают.

Коль сборы делает большие,

То, значит, и талант пошире.


Дулепофф: Вы, сударь, слишком матерьальны.

И кто сегодня Вами правит?


Мигаев: Расчёт. Увы, - один расчёт.

Таланта нет, и ты - не в счёт.

Намедня, выписал актрису,

Как Вы просили. Из той жизни (показывая на запад).

Она ж убыток принесла:

Краса и радость в ней спала.

Одно лишь удовольство - в щёлках,

В прозрачности гримёрных тонких.

Как одевается, так труппа,

Бывало, вся входила в ступор

И замирала, чтоб узреть

Хоть прелести красы на треть.


Дулепофф: Вот сколько радости!


Мигаев: Для Вас.

Убытки ж, горечко - для нас.

Дулепофф: Да ты, смотрю, каламбурист!


Мигаев: Был в прошлом, чай, и я - артист.


Дулепофф: Ты водевили б пописал.


Мигаев: Да пробовал - народ серчал.


Дулепофф: А говорю с тобой на "ты"

Ни с озорства, ни с простоты,

А только в знак расположенья.


Мигаев: За ним в погоне, без сомненья.

Чтоб только осчастливить Вас,

Сиятельство, и Ваш наказ

Учтём и не пропустим мимо.

И что с актрисой?


Дулепофф: Прелесть! Вина

Во сне готова различать.

Вот, посмотрите! (показывает фотографию)

Облизать

Свои бы пальчики смогли.


Мигаев: Да что там пальцы! В полцены

С таким бы выставить лицом.


Дулепофф (закатывая глаза): Фигура...


Мигаев: Только кулаком

Такую стройность подпирать,

А после слёзы утирать.

А что цена?


Дулепофф: Ну, подороже.


Мигаев: Да из каких доходов?! Можно ль

Концы с концами так свести?!

Цена растёт, как год в пути,

А сборы наши только хуже.

И чем платить артистам? Труд же.

И платим им всем миллионы,

Как будто, мы ума лишённы.

Вот разве что, наполовину.

Ну, пополам. Я плату чинно

Вносить за ней свою берусь.


Дулепофф: На Негину я не сержусь.

Ну кто она? Так, актрисулька.

Доступна каждому. Лишь сунь-ка

Ей пять рублей в букеты роз -

Стелиться будет во весь рост.

Поверьте, скучно с ней, уныло,

Какой талант?! Одно: тоскливо.


Мигаев: Понятно. С ней закончу смело.

Контракт продолжить не посмею.


Дулепофф: Да, непременно. Будем рады.


Мигаев: Её сломаем.


Дулепофф: Нету слада! С нахалкой! C этой актрисулькой!

Мне отказать?! Шалава! Дунька!


Мартын Прокофьич Нароков (в шоке, из укрытия):

Клевещет как! О, Боже правый!


Ераст Громилов, трагик (зловеще):

Мы на него найдём управу!


Дулепофф: А с бенефиса сбор не будет.

Пари хотите?


Мигаев: Верю людям.

Дулепофф: Я знаю публику и дело.

Актрису выпишу, чтоб смело

Она здесь всех одушевила.


Ераст Громилов, трагик (тихо):

Лишь бы душа потом не ныла.


Дулепофф: Тогда мы славно заживём.


Мигаев: Завоем волком, запоём.


Дулепофф: Ха-ха. Вы всё ж каламбурист!


Мигаев (расшаркиваясь): Ваше сиятельство - ар-тист!


Дулепофф: А я, вообще-то, деликатен,

В беседе я к друзьяи внимательн.

Сигару?


Мигаев: Дорогие! Что Вы?!


Дулепофф: Дешёвых не курю. с обновой

Меняю я сорта и страны.

(кивая)

Вот эти привезли с Гаваны.


Мигаев: А у меня, признаться, горе.

Трагедия.


Дулепофф: А что такое?


Мигаев: Запил мой трагик, мой артист.


Дулепофф: А паспорт?


Мигаев (машет рукой): Он - эквилибрист.


Дулепофф: Так, может быть, его пугнуть?

По месту жительства турнуть?


Мигаев (вздыхая): Пугал. Вот только толку нет.

Им, что не скажешь - всё в ответ:

"Пойду я хоть на Колыму -

А ты - мерзавец по нутру!"

И мне, признаться, не до споров -

Уж слишком смачен взгляд суровый.


Дулепофф: Так может ласкою тогда?


Мигаев (машет рукой): Да здесь трагедия одна.

Зайти мне было б легче к львам,

Коль он не в духе или пьян.

 

5 .06.2008. Almaty


 

^ Почему не в духе трагик? Объегорили его

Действие второе. Явление четвёртое

 

Ераст Громилов, трагик:

Почему не в духе трагик?

Объегорили его.

Говорят, что деньги тратить

Смысла нет. И мой расчёт

Целиком у них остался.

Было бы куда - подался.

Состояние своё

Не пропил бы я с шампанским

За такое бытиё.


Мигаев: Может хочешь ты сигару?


Трагик: Что с тебя ещё мне взять?

Ну, конечно, грошевая.

Не хорошей ж угощать?!


Мигаев: На сей раз не угадал.

Княжеская. Лично дал.


Трагик: Что же сам-то ты не куришь?

Только люд весь добрый дуришь.


Мигаев: Почему я не курю?

Портсигарчик отворю... и...


Трагик: В серебре-то! Ах ты, мразь!

Говоришь, что деньги - грязь?!

Сам-то вон как ты шикуешь!

С портсигарами банкуешь?!


Мигаев (испуганно): Что ты?! Это же подарок!

Вот, читай! здесь! без помарок!

Дареный! на память! мне!

Публика и на одре

Мне желает благоденствий,

Радостей - до самых пенсий.


5 .06.2008. Almaty

 


"Что тут дурного, коль желают?!?"

Действие второе. Явление пятое

 

Бакин: Ираклий Стратыч, благодетель -

Наш князь. И вы поверьте,

Таких, как он, навряд ли сыщешь:

Наш аристарх, душа излишеств,

Он - человек с огромным вкусом,

Всем поклоняется искусствам,

Пожить умеет широко,

Хватает тонко и легко

Все новшества и в жизнь вменяет.

Что тут дурного, коль желают

Девицу раем осчастливить

И к благу склонности привить ей,

Коль недурна и фарс при ней?


Господа: О Негине вся речь?


Бакин: О ней.

...Он (кивая на князя) ей учтиво говорит:

Хотите, душенька, пойти

Ко мне на жизнь и содержанье?

Добьётесь полного признанья!

Хоть за душою ни гроша -

Она изволила серчать

И обижаться столь безмерно.

К тому же плакать откровенно!

(пауза)

Да. Боже мой! Какие нравы!

(обращаясь к Дулепоффу)

На недотрог найдём управу

И приберём их всех под ноготь.

Пусть знают лиха фунт и дёготь!


Дулепофф: Да, нынче нравы, господа!

Точнее, я хотел сказать, краса

Всегда меня манила

И чувства тоже не остыли.

А здесь - испорченность,

Влиянье вижу.


Бакин (замечая, исподлобья): Студентик ходит к ней.


Дулепофф: Наслышан.


Бакин: Самой в главу бы не пришло

Держать обиды. Ремесло

Актриски к содержанью склонно,

К любовным связям. Жизни ровной

Здесь невозможно увидать.

Но как, изволите, унять

Гордыню в этой Вы девице?


Дулепофф: Да отказать ей в бенефисе.

Подумаешь, талант родился.

Да каб не мы, он и не взвился!

Не так ли, милы господа?!


Господа (хором): Конечно-с. Спорит ль кто? О да!

Её поддерживали славу,

Подарки и букеты слали

И целовали даме ручку.

Своих же не жалели.


Бакин: Взбучку

Она хорошую дала.

Такой урок, что, господа,

Её должны мы наказать -

Презреньем, равнодушьем взять!

Согласны вы?


Господа (хором): Конечно-с. Наглость!

Без нас, поклонников, лишь малость

Свою смогла бы проявить.

И бенефису с ней - не быть!


Велихатов: Позвольте ж, всё ж талант такой.

А, впрочем, я ль её герой?

(господа уходят)

...


Трагик: Здесь, Вася, уваженье, нужно

Иметь меж прочего.


Вася: Наружно.

Пойду-ка я. Потом уважу

Послушаю сперва всех наших.

...


5 .06.2008. Almaty

 


^ Я здесь ни в чём не виновата!”

Действие второе. Явление шестое


Смельская: Я здесь ни в чём не виновата!

А положенье - неприятно

Твоё, замечу, не моё.


Сашенька: Тебе живётся так легко

И хорошо, без затруднений.

А коль те есть - то не поверю.


Смельская: За мной ухаживает князь.

Так ты не против?


Сашенька: С ним лишь грязь.


Смельская: Но видишь ли, какое дело:

Я б Велихатова хотела

Из виду-то не упустить.

Уедет завтра. Как мне быть?

Он странный, каждый день бывает,

Мои желанья исполняет,

Не говорит, но и не врёт

И замуж тоже не зовёт.

Что делать? Быть холодной с князем?

Врага найдёшь в нём. В миг. Иль сглазит.

А Велихатова терять?

Я как подумаю - не встать!

Но он уедет, может, завтра.

Привыкла. Он такой приятный,

С манерами, изящным вкусом,

Кавалерист, до дам искусный.


Сашенька: Не знаю, право, что сказать.

Привыкла ты не унывать.

Смельская: Тебе он нравится?


Сашенька (краснея): Едва ль.


Смельская: Я ведь заметила вчера.

Вечь вечер на тебя глядел,

Хотя со мною он сидел.


Сашенька: И что с того?


Смельская: Я разузнала.

Он - миллионщик. С виду малым

Прикидываясь состояньем,

Такие сделки, деньги, пАи!

Что закачаешься! Как быть?

Что делать, чтоб не упустить?

Наверняка ведь слух пройдёт,

Что с князем я - и всё уйдёт.


Сашенька: Я ничего не понимаю:

Какие сделки, деньги, паи?

Вон Пётр Егорыч там стоит.

Он лучше смыслит. Мне спросить?


Смельская (морщась): Его нужна ль мне философья?

Что понимает в жизни рохля?

Напрасно слушаешь его -

Не смыслит в жизни ни-че-го!

Тебя он с толку лишь сбивает.

Пусть поживёт, как мы, помаясь.

А то по книжкам - что ж не жить,

"Актрисок грамоте учить".

Коль ты домой - пойдём-ка вместе.


Сашенька: Директора дождусь. Там? Здесь ли?

...


[Комм.: Мерзавца лучше прописать!

Таких как он - здесь цела рать

Любителей гражданских браков.

Дай только знать - и ты средь маков

С искусной траурной каймой.

И нужен ли такой герой?]


1 .06.2008. Almaty

 


"Оставьте Вашу философью –

она ни к месту и ни в профиль!"

Действие второе. Явление шестое

 

Смельская: Вот два отреза, нам, на платье.

Купил Иван Семёныч, кстати.

 

Пётр Егорыч (негодующе): Да как посмел?! Какое право

Он, Александре Николавне,

Имел подарок преподнесть?!

Нам не нужна такая честь!

 

Смельская: Оставьте Вашу философью.

Она ни к месту и ни в профиль.

(показывая на отрез)

И это вовсе не подарок.

Пустое, от свечи огарок,

 

А так, билет за бенефис.

Ведь платье вовсе не каприз.

 

Пётр Егорыч: А Вам за что такой подарок?!

И вовсе не свечи огарок!

 

Смельская: А Вам пошто про этом знать?!

Вам жизнь мою не выбирать!

Вещица? Любит он меня!

 

Сашенька: Такой отрез хотела я!

Всё то, что нужно! Ах, как мило!

Спасибо, как я рада! Нина!

 

Смельская: Поедем, Сашенька, скорей!

 

Сашенька: Куда?

 

Смельская: Кататься! Лошадей

Иван Семёныч нам прислал.

Поедем прямо на вокзал!

 

Сашенька: Не знаю, право, как мне быть?

 

Пётр Егорыч: Ну, коль, изволите кутить...

 

Смельская: Поедем. Всё же неучтиво.

Он уезжает и просил Вас

Мне неприменно привести.

Проститься чтобы и .уйти.

 

Сашенька: В раздумье я.

 

Смельская: Да что здесь думать?!

Поедем-ка мы к толстосумам.

Благодарить должна же ты.

 

Сашенька (Петру Егорычу): Скажите, как мне поступить?!

 

Петр Егорыч: А Вы что думаете, Саша?

Другие планы были наши

На день сегодняшний, грядущий...

 

Сашенька: Извольте быть великодушным!

Ведь неучтиво не идти,

Когда просили привезти.

Князь сердится, вот Велихатов -

Они из публики богатой.

Настроить можно супротив,

Сорвётся бенефис, кумир

Померкнуть может в одночасье,

Когда поддержки нет и власти.

 

Пётр Егорыч (грустно): Когда ж к семейной, тихой жизни

Мы с Вами будем привыкать?

 

Смельская: Довольно нюни разнывать!

Семья? Теперь? До бенефиса?

Увольте. Быть женой-актрисой

Смешно и даже невозможно.

 

Пётр Егорыч:

Послушать Вас - так просто тошно!

 

Смельская: А коли тошно - мой ответ:

Мы едем, Саша! В высший свет!

 

Пётр Егорыч: Как Вам угодно. Ваше дело.

Но Саша - мне невеста!

 

Смельская (обходя вокруг П.Е.): Смело!

 

Сашенька: Поеду всё же, Пётр Егорыч.

Сказать спасибо только. Скоро

Вернусь до вечера. Вы ждите

И никуда не уходите.

 

Пётр Егорыч: Как Вам угодно. Ваше право.

(Саша уходит)

(Смельской, в сердцах)

Ну знаете ль! Все ваши нравы!

 

Смельская: Да где ж Вам, сударь, понимать?!

Вы поживите между нами.

Быть может, всё поймёте сами,

Что значит "жить" и "умирать".

 

(Сашеньке)

Ну, едем же!

(Петру Егорычу, холодно)

Прощайте, сами

И не извольте пред истцами

Нас за обеды ревновать.

(махая рукой)

Да что Вам, сударь, понимать?!

 

27 .05.2008. Almaty

 


"Наивно Вам о честности глаголить"

Действие второе. Явление седьмое

 

Бакин: Наивно Вам о честности глаголить.

Кому? Ему? (кивая на Мигаева)

Она (с ударением; = "честность") ж того не стоит.

Напрасно красноречие терять.

Смешно. И что же мне сказать?

Сложнее жить - не воровать?

Да, честность уж давно средь предрассудков.

Есть ль разница меж тем, иным поступком,

Когда для всех важнее результат?

Коль не побили, ноги целы - рад

И он, и все другие будут.

Надул - так с них же не убудет.

А коль побили - раз, и два, и три,

То значит, впрямь, он мерзость сотворил.


Эраст Громилов, трагик: Уж он допросится - влетит

Ему. И раз, и два, и три.


Мигаев (подходя к Негиной): И Вы в претензьи на меня?


Сашенька: Конечно. Так ступать нельзя.


Мигаев: Ну кто ж тогда Вас заставляет

Служить? Неужто ли Мигаев?

Контракт кончается, и мне

Зачем тревожиться вдвойне?


Сашенька: Но Вы меня просили сами

Возобновить контракт с делами.


Мигаев: Я передумал.


Сашенька: Что я слышу?!


Бакин (разводя руками): Вот видите, - так всё и вышло!


Мигаев: Возьму на Ваше место приму -

Красу-артистку, балерину.

Вся публика о том мечтает,

Чтоб ножки показал Мигаев.


Сашенька: Как приму?! Как же мой сонет?!


Мигаев: Мужчины говорят балет.

Не так ли князь?


Эразм Громилов, трагик: Ну и дела!

Она ж надеялась, ждала!

И что ей делать? Удалиться?


Мартын Прокофьич Нароков:

Она ж талант! Такой приснится

Не каждому в его мечте!


Мигаев: А я причём? Платить вдвойне

Ей за талант?! Позвольте, сударь,

Быть может, с Вас и не убудет,

Но я...


Сашенька: Ах, что я слышу?! Как же так?!

Я отказала всем!

Мигаев: Контракт

Я с Вами продолжать не буду.


Сашенька: Но мне б сказали раньше!


Пётр Егорыч: Чудно.

Выходит, честь не снится Вам.

И Вашим доверять словам...


Мигаев (соглашаясь): Не стоит. Право же не стоит.


Эраст Громилов, трагик (порываясь):

Мерзавец! Я его урою!


Мигаев (отшатываясь от него):

Мной публика ведь управляет.

Завишу от её желаний.

Коль драма, чувства счас не в моде,

То должен следовать погоде.


Сашенька: Куда же мне теперь?

(опуская руки) Не знаю.

Я понадеялась, что с Вами

Смогу работать по контракту.


Мартын Прокофьич (трагику): Трагедия. И в третьем акте.


Мигаев (Негиной): Я виноват-с. С другой б не стал

Так поступать. Любой бы взял

Талант себе на ... пропитанье (кивая Петру Егорычу).

Не причинит ущерб страданьям.


Сашенька (сквозь слёзы): Да Вы смеётесь надо мной!

Как можно?!


Мигаев: Я - не Ваш герой.


Сашенька: Спасибо, что пред бенефисом

Мне подготовили сюрприз Вы.

(сквозь слёзы)

Прощусь я с публикою завтра.

(сквозь слёзы)

Последний раз играю в театре!

В афишах надо распечатать,

Что ВХОД СВОБОДНЫЙ нынче в театр!

Я верю, публика придёт.

Проститься.


Эраст Громилов, трагик (рыдая): "Дщерь моя умрёт..!"

Офелии** душа, постой!

Проститься я б желал с тобой!


Вася (тяжело вздыхая): Мы без афиш разблаговестим.

Пожалуй, три возьму я места.


Сашенька (Семихатову): Вы не уедете до завтра?


Семихатов: Нет, не уеду-с.


Сашенька: Значит, в театре

Вы будете?


Семихатов: Да, непременно.


Бакин (Сашеньке): Не обольщайтесь. Дел несметно.


Семихатов: Одно я, главное, имею.

Я только объявить не смею.

(громко)

Хочу сказать вам, господа,

Намерен я, не без труда,

Купить весь зал и бенефис,


Чтоб поддержать талант актрис.

Ну и с него что поиметь.

Сашенька: Шутить изволите Вы?


Семихатов: Нет.

Да, я нисколько не шучу.

Как Вы оцените? Плачу.

(пауза)

Что Вам угодно получить?


Сашенька: Что стоит бенефис мне? Жизнь.

Её я ни во что не ставлю.

С ней всё по полочкам расставлю.

(пауза)

Цена её - уже ничто,

Копейка, грязное бельё,

Что злоба будет ворошить.


Ераст Громилов, трагик (рыдая, в роли):

Я не смогу её забыть!

Останься, горлинка! голубка!

Не улетай! Оставь минутку,

Чтоб возродить любовь и чувства!


Мартын Прокофьич Нароков (поражённый):

Неужто вижу я искусства?!

Свой прежний театр?! и в нём артистов?!


Мигаев (князю, сквозь зубы): Играют трое очень чисто.

И публику электризуют.


Семихатов (обводя публику): Цена какая? Я банкую.

Кто брал хороший бенефис?

Эраст Громилов, трагик:

Эраст Громилов!


Вася Сериков (гордо): Мой артист!

В начале ярмарки платили

Рублей четыреста.


Эраст Громилов, трагик: И пили.


Семихатов (Сашенька): Угодно взять такую сумму?


Вася Сериков: И я накину. Я ведь умным.

Вошёл коль в дело Семихатов -

Не прогорим мы все с зарплатой

(кивая Громилову).


Сашенька: Не в правилах такой подарок.

Я не могу. И много.


Бакин: Браво!


Семихатов: Приятно слышать речь такую.


Мартын Прокофьич Нароков:

Честь, благородство нынче в суе.

А Сашенька - она актриса!

Талант, краса - таких не сыщешь!


Семихатов: Пятьсот я ставлю. Вас устроит?


Бакин: И в доле я. Теперь нас трое.

Возьму я бельэтаж с райком.


Сашенька: Позвольте, господа, о нём,

О бенефисе и не знают.

Афиш нет.


Вася Сериков: Завтра, отвечаю,

Билетов в кассе уж не будет.


Сашенька: Расход мой половинный.


Вася Сериков, Бакин: Чудно.


Семихатов: Скажите, чтоб кассир прислал

Билеты с тем, что он продал.

Без верхних мест. Здесь подожду.


Бакин: Я - мигом. Всех не задержу.


Семихатов (Сашеньке): Не получил согласье Ваше.

Так что Вы скажете мне, ... Саша?


Сашенька (Петру Егорычу): Как поступить? Не знаю я.

Согласье дать? Скажите!


Пётр Егорыч: Я?

Не знаю, прямо, что сказать

И Вам какой ответ мне дать.

Пожалуй, здесь не сведущ я.

Законность ведь соблюдена?

Согласье дайте. Там посмотрим.


Сашенька (Семихатову): Согласна я. Мой дом - напротив.

Коль что понадобится Вам -

Там матушка живёт моя.


Мигаев (Дулепоффу): А Вы пари мне предлагали.


Дулепофф (разводя руками): Такое ожидал? Едва ли.

Особенный какой-то случай.


Ераст Громилов, трагик: Я Их манерам не обучен.


Вася Сериков (возвращаясь, хватко):

Билеты, деньги подсчитайте.

Вот список. По нему шагайте.

Полряда средь своих продал.

По пять. Эх, жалко театр мал.

Партер пойдёт по десять завтра.

(подмигивая Мигаеву)

Перекупить мне целый театр?

Дулепофф: По десять с кресла? Невозможно.


Мигаев (тихо князю): Уж помолчим. Неосторожно

Интригу было затевать.

С талантом нам ли мысль равнять?

Банкиров много, воротил.

Здесь всё же, сударь, не трактир.

К тому ж любимица она.

И с публикой всегда мила.


Дулепофф (с возмущением):

Платить по десять?! В первый ряд?!

Провинциальный ж это театр!


Вася Сериков: Одно там место и осталось.

Кассир продать Вам может.


Дулепофф: Жалость.

Его оставьте всё ж за мной.

(подумав)

Пойду на этот раз с женой.


Сашенька: Благодарю Вас, господа!

И до свиданья!


Пётр Егорыч: Нам сюда.


Сашенька (Мартыну Прокофьичу):

Я было плакать собиралась.


Мартын Прокофьич Нароков (радостно встрепенувшись):

Но солнышко вдруг показалось,

И ветерок всё с глаз унёс.


Бакин (улыбаясь): Чтоб бенефис доход принёс.


Сашенька: Прощайте, господа! До завтра!


Поклонники (хором): Вам будем ждать мы все у театра!


Вася Сериков: Я - на подарки собираю!

По десять рубчиков!


Дулепофф: Мигаев!

Что будем делать?


Мигаев (подмигивая Васе Серикову): Отмечать.

Со всеми бенефис справлять.


Эраст Громилов, трагик: Шампанского закажем счас!

Отметим благородство масс.


Семихатов (подходя к Сашеньке):

Хочу коляску предложить.

Коли позволите, то Мы... эээ


Смельская (ревниво дёргаясь): Хотите предложить себя

Вы в провожатые?! Да я

Сейчас такое натворю!


Семихатов (дружелюбно): Ну что Вы, что Вы! Не горю.

У Них жених. Пускай и едут.

И, кстати, мимо Вас поедут (Петру Егорычу).


Смельская (смягчаясь): Кататься?


Семихатов: Что же здесь плохого

Проехать пред спектаклем снова?


Пётр Егорыч: Об мне не стоит волноваться.


Сашенька: Кататься! Я хочу кататься!

(подходя к Семихатову)

Вы - благородный, деликатный!

И в разговоре мне приятно

Вас от себя благодарить.

Не знаю, как мне поступить?

Вас поцелую на прощанье.

Быть может, завтра. Обещаю.


Семихатов (целуя ручку): Я буду счастлив, очень тронут.


Смельская: Ах, "завтра"?! "Счастлив"?! Чувства стонут!

А я сегодня поцелую.

Ну где Вы, князь?!


Семихатов: Я не ревную.


Дулепофф (млея): Готов служить! Моя Вы прелесть!

Распоряжайтесь! Мне доверьтесь!


Сашенька: Всем до свиданья, господа!


Эраст Громилов, трагик (сквозь слёзы): Офелия!

(оборачиваясь на Мартына Прокофьича)

В ней жизнь моя!

Пусть сниспошлёт нам вдохновенье

Чрез грешной жизни откровенья...


7 .06.2008. Almaty

 





оставить комментарий
страница12/15
© МЕЙЕРХОЛЬД Тася
Дата21.09.2011
Размер3,17 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх