Л. Н. Калинникова Рассматривается проблема национальной идентичности с точки зрения лингвистики. Для установления национальной идентичности на лексическом уровне языка предлагается метод ресемантизации и обосновывается icon

Л. Н. Калинникова Рассматривается проблема национальной идентичности с точки зрения лингвистики. Для установления национальной идентичности на лексическом уровне языка предлагается метод ресемантизации и обосновывается


Смотрите также:
«Обычная» советская женщина обзор описаний идентичности. М., Sputnik+, 1998...
Ценностные основания национальной идентичности в трудах русских консерваторов XIX начала XX века...
В. М. Пивоев (Петрозаводский университет)...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
С. В. Кортунов проблемы национальной идентичности россии в условиях глобализации...
«воспитание школьников на основе традиционной культуры алтайского народа»...
Политика идентичности местных элит: международное измерение...
IОбщая характеристика работы...
Татарское общественно-политическое движение в конце XIX начале ХХ вв как фактор конструирования...
Болонский процесс, Россия и глобализация...
Проблемы эволюции национальной идентичности в таджикской публицистике (конец XIX первая половина...
Проблемы эволюции национальной идентичности в таджикской публицистике (конец XIX первая половина...



Загрузка...
скачать
УДК 808.2 (076)


ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ


Л.Н. Калинникова


Рассматривается проблема национальной идентичности с точки зрения лингвистики. Для установления национальной идентичности на лексическом уровне языка предлагается метод ресемантизации и обосновывается его релевантность.


национальная идентичность, национальная языковая картина мира, код национальной культуры, деэтимологизация, ресемантизация


Проблема национальной идентичности становится особенно актуальной в период так называемой глобализации, переживаемой современной цивилизацией. Философы считают, что в последнее десятилетие «возникла реальная опасность вестернизации России, потери ею своей культурно-национальной идентичности» [1, с.49]. Если (вслед за философами) рассматривать идентификацию как осознание личностью своей тождественности с социальной группой, нацией, народом, можно считать, что идентификация - один из инструментов социализации личности, посредством которого приобретаются или усваиваются ценности культуры определенного общества [2, с.31].

Если перевести проблему национальной идентификации в лингвистическую парадигму, то искомая тождественность личности с народом, нацией устанавливается посредством осознания личностью особенностей национальной языковой картины мира, посредством овладения личностью тем культурным наследием, которое заложено в структурах национального языка, отражающего и формирующего национальную культуру. В лингвистике проблема национальной идентичности, сформулированная, правда, в иных терминах, была поставлена еще в XIX веке Вильгельмом фон Гумбольдтом, который ввел понятие innere Sprachform (внутренняя форма языка), вкладывая в это понятие идею «духа народа», заключенного в строе его национального языка. На рубеже XX-XXI веков очевидно, что особенности строя национального языка определяются национальными особенностями воплощения универсальных представлений о мире, и проблема национальной идентичности с лингвистической точки зрения находится в непосредственной связи с проблемой описания национальной языковой картины мира. Логика формирования национальной языковой картины мира, закономерности выражения смыслов в языке определяются внутренними законами языкового развития. Поэтому механизмы взаимодействия языковой семантики и национальной картины мира в определенной степени непостижимы даже для его носителей. Национальная «культурная» информация, заложенная в национальном языке, часто не лежит на поверхности, она «закодирована» в семантической структуре слова, в его внутренней форме, в семантике грамматических феноменов, в синтаксисе. Интерес к этим скрытым национально и культурно обусловленным смыслам так возрос в современном мире, что в лингвистике появляется понятие культурного кода (КК) [3, с.25], раскрыв который можно выявлять имплицитные культурные компоненты языковой семантики. Сама идея некоего «инструмента» (КК) постижения скрытой (сохраняемой) языковыми структурами культурной информации, безусловно, плодотворна. Однако необходимо принять во внимание, что понятие культурного кода применительно к такому сложному и многоуровневому феномену, как язык, не может не быть многозначным: способы расшифровки закодированной информации определяются природой дешифруемого материала. Последняя же различна на разных уровнях языковой системы. Мы в данном исследовании ведем речь о лексическом уровне языка.

В поисках объяснительных моделей лингвисты обращаются к истокам языка, т. е. к этимологическому анализу языковых явлений, осознавая необходимость учета фактов диахронии в синхронном описании языка и потребность в таком семантическом представлении слова, которое раскрывало бы его исходный смысл. Это приводит к возобновлению интереса к проблеме внутренней формы слова. Термин внутренняя форма слова был введен в лингвистический обиход в середине 19 в. А.А.Потебней. Внутренняя форма слова - это осознаваемая говорящими на этом языке мотивированность значения слова данного языка значением составляющих его морфем или исходным значением того же слова, это образ или идея, положенные в основу номинации и задающие определенный способ построения заключенного в данном слове концепта. Внутренняя форма – это след того процесса, при помощи которого языком было создано данное слово, по выражению Ю.С.Маслова – «сохраняющийся в слове отпечаток того движения мысли, которое имело место в момент возникновения слова» [4, с.113]. Функционирование слова в речи неизбежно и естественно ведет к тому, что со временем внутренняя форма носителями языка уже не осознается, «забывается» и доступна (да и то не всегда) лишь лингвистам-этимологам, а это значит, что не осознается тот буквальный смысл, который был положен в основу формирования значения слова, оказывается утерянным тот самый «отпечаток…движения мысли… в момент возникновения слова». Утрата внутренней формы может происходить по разным причинам. Бывает так, что слово, послужившее основой номинации, выходит из употребления. Так произошло, например, со словом кольцо: слово коло, от которого кольцо образовано при помощи суффикса, было вытеснено словом колесо (образованным от основы косвенных падежей слова коло). В других случаях просто утрачивается связь между производящим и производным словом. Так, город в современном русском языке уже не связывается с глаголом городить, слово медведь не понимается как «едящий мед». Глагол стрелять утратил связь со стрелами, и выражение стрелять из пушки не кажется нам странным. Мотивировка необходима в момент создания, рождения слова или в момент метафоризации его значения. Постепенно слово становится все более известным в данном речевом сообществе, к нему привыкают, его структура перестает привлекать к себе внимание. Мотивировка «уходит в тень», и становится возможным сочетание типа черное белье. В структуре значения слова актуализируются другие семантические признаки, и оно приобретает дефиницию, достаточно далекую от первоначального буквального значения. Так произошло, например, со словом стол, которое первоначально значило только постланное (корень стл тот же, что в глаголе стлать). В настоящее время, определяя понятие стола (в одном из его значений), мы актуализируем такой набор признаков, как «предмет мебели», «широкая горизонтальная доска», «высокие ножки, опоры».

Итак, во внутренней форме слова раскрывается подход мысли человека к данному явлению, каким он был при самом создании слова. Здесь-то и коренится национальная идентичность выражения языковых значений. Однако происходящий естественно и неизбежно процесс деэтимологизации (утраты этимологических связей) превращает первоначально «прозрачные» по смыслу, мотивированные «культурным» действием значения слов в некий код, недоступный пониманию современного носителя языка. Чтобы «раскодировать» эту информацию и установить тем самым национальную идентичность на лексическом уровне языка, мы предлагаем исходить из оппозиции «деэтимологизация – ресемантизация». Процесс утраты этимологических связей (деэтимологизация) в этом рассмотрении уравновешивается процессом реконструкции значения корневых этимонов в их парадигматических связях (ресемантизация). Метод ресемантизации корневых этимонов [5] является основополагающим средством восстановления лингвистического кода национальной культуры и способом установления национальной идентичности. В ходе ресемантизации реконструируются значения корневых этимонов и восстанавливаются утерянные парадигматические связи лексических единиц. Ресемантизация этимонов позволяет определить культурный компонент, содержащийся в слове, сохраненный языком, донесенный до его современных носителей и пользователей. Она позволяет установить национально обусловленную специфику выражения того или иного понятия. Разрабатывая технологию такого рода исследований как инструментарий к открытию культурного кода и определению «духа народа», заключенного в языке, мы реконструируем лексико-семантические поля, каждое из которых отражает определенный фрагмент культурной деятельности носителей языка, особенности русского восприятия действительности, русской ментальности. В пределах ресемантизированных систем слова обретают утерянную с годами мотивацию, и мы имеем возможность убедиться в том, что признак, который лежит в основе наименования, не является случайным [6, с.59-64].

В ходе ресемантизации лексических единиц мы обнаружили в языке множество таких корневых этимонов (ЭТИМОН [ гр. etymon истина; истинное значение слова] – в лингвистике – восстанавливаемая исходная форма данной единицы языка (корня, слова, фразеологизма), обычно самая ранняя из известных [7, с.757]), которые обладали способностью развивать все новые и новые смыслы, порождая лексико-семантические поля (ЛСП). В процессе реконструкции ЛСП можно обнаружить связи между такими словами, родство которых не является очевидным и при первом их предъявлении не осознается многими носителями языка: они зачастую не воспринимают эти слова как семантически связанные или взаимообусловленные. Например, слова урок, зарок, пророк, срок, оброк, отрок, порок, рок почти никогда не расцениваются носителями русского языка как однокоренные. Только этимологический анализ выявляет их буквальное значение, отражающее то «культурное» действие, которое производилось или мыслилось производимым при формировании семантической структуры этих слов. Это действие названо общим для всех слов корневым этимоном РЕЧЬ, генерирующим и мотивирующим ЛСП. Приставки вносят в значение слов свои семантические компоненты [8], выступая модификаторами смысла. В рамках реконструированных ЛСП мы получаем возможность установить все релевантные парадигматические связи определенной лексической единицы. Кроме того, мы видим, что внутренняя форма в данном случае (как и в большинстве случаев) является составляющей заключенного в слове концепта.

Существуют общие закономерности порождения смысла, заключенного в древнерусских или общеславянских по происхождению лексических единицах. Например, корневой этимон ТОРГ(ать) мотивирует значение таких далеких друг от друга (в настоящее время для современного носителя русского языка!) по определению слов, как восторгаться – восторг, вторгаться – вторгнуться – вторжение, исторгаться - исторгнуться, расторгать – расторгнуть - расторжение, отторгать – отторгнуть - отторжение. Общая идея корневой морфемы восходит к праславянскому языку, в котором реконструируется глагол *tъrgati [9, c.83]. В древнерусском языке используется глагол търгати, в украинском торгати в значении «дергать, рвать». Это слово связано чередованием гласных с терзать: ср. болгарское тързам «рву». В сходном значении это слово употребляется в ряде славянских языков. В лексической системе древнерусского языка слово восторг мыслилось однокоренным со словом расторгать. Ресемантизация позволяет выявить буквальное значение, отражающее то «культурное» действие, которое производилось или мыслилось производимым при формировании семантической структуры этих слов. Это действие названо корневым этимоном ТОРГ(ать), имеющим значение «рвать». Внутренняя форма слова отторгать значит «от-рывать», вторгаться значит «в-рываться», исторгаться значит «вы-рываться» (старославянская приставка ис–соответствует древнерусской вы-), расторгать значит «раз-рывать», а слово восторг значит «вз-рыв». Идея «взрыва», мотивирующая значение слова восторг, раскрывает его истинный национально обусловленный смысл и дает носителям русского языка ощущение своей национальной идентичности в выражении этого чувства. В других языках это слово имеет иную мотивировку. Например, в английском языке это чувство передается через заимствованное из латинского языка слово ecstasy, т. е. «экстаз». Мы же различаем понятие восторга и экстаза, получая возможность более тонко и дифференцированно квалифицировать свои чувства: ведь почувствовать мы можем лишь то, что позволяет выразить наш язык. Нам не чужд ни восторг, ни экстаз. Мы пользуемся интернациональным словом, как многие в мире, но в то же время имеем в арсенале славянскую по происхождению лексическую единицу, подчеркивающую нашу уникальность в восприятии действительности. При этом все богатство впечатлений возникает лишь в результате проведенной ресемантизации данного слова: ведь до этого мы могли опираться только на словарную дефиницию слова восторг, которая звучит как «Большой подъем чувств, восхищение» [10, с.86] и не передает истинную природу восторга. Кроме того, мы знаем (после проведенной ресемантизации слова восхищение [11]), что эти лексические единицы не синонимизируются.

Таким образом, ресемантизация – путь к воссозданию фрагментов национальной картины мира, которые закодированы на лексическом уровне языка, и, тем самым, путь к осознанию национальной идентичности. Восстановленные лексические поля создают тот культурный контекст, в рамках которого становится возможным адекватное понимание в диалоге поколений носителей национального языка, в рамках которого становится возможной национальная идентификация. В диалоге представителей разных национальных культур также необходимо вхождение в культурный контекст собеседника и осознание своей и его национальной тождественности: только понимая, что каждая национальная языковая картина мира особым образом воплощает универсальные представления о мире, можно рассчитывать на успешную коммуникацию. Знание своего культурного контекста и соответствующего контекста своего собеседника дает неоценимую возможность ощутить особость во всеобщности, не потерять ощущение национальной идентичности в выражении интернационального.


^ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ


1. Карпухин О.И. Национальная культура – основа национальной идентичности в глобализирующемся мире / О.И. Карпухин, Э.Ф. Макаревич // Социально-гуманитарные знания. – 2005. -№2. – С. 31-56.

2. Там же.

3. Гудков Д.Б. Коды русской культуры: проблемы описания / Д.Б. Гудков // Мир русского слова. - 2005. - №1-2. - С. 25-31.

4. Маслов Ю.С. Введение в языкознание / Ю.С. Маслов.- М., 1997.- 272 с.

5. Калинникова Л.Н. Ресемантизация корневых этимонов в системном анализе лексики / Л.Н. Калинникова // Известия КГТУ. – 2005. - №7. – С. 196-200.

6. Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования / Ю.С. Степанов.- М., 1997. - 824с., 51 илл.

7. Словарь иностранных слов и выражений / авт.- сост. Е.С. Зенович. – М., 2002. – 778с.

8. Калинникова Л.Н. Динамика русской ментальности сквозь призму этимологической реконструкции внутренней формы слова / Л.Н. Калинникова //Гуманитарные науки: труды СГУ / Калининградский филиал СГИ. – М., 2003. – вып. 56. – С 136-145.

9. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: в 4-х т. / М. Фасмер : пер. с нем. и доп. О. Н. Трубачева.- 3-е изд., стер.- СПб., 1996.-т. 3.- 864с.

10. Ожегов С.И. Словарь русского языка /С.И. Ожегов; под ред. докт. филол. наук, проф Н.Ю. Шведовой – М., 1984.-797с.

11.Калинникова Л.Н. Лингвокультурологическая реконстукция лексических полей / Л.Н. Калинникова // Известия КГТУ.-2004. - №5.-С. 171-175.


LINGUISTIC ASPECT OF NATIONAL IDENTITY


L.N. Kalinnikova


The problem of national identity is examined from linguistic point of view. We propose and substantiate the method of resemantization to fix the national identity on lexical level of language.




Скачать 95,73 Kb.
оставить комментарий
Дата19.09.2011
Размер95,73 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх