Подвиг, совершенный вне передовой icon

Подвиг, совершенный вне передовой


Смотрите также:
Забвению не подлежит. Никогда!...
«Передовой хлебопроудкт»...
Муртаза Мутаххари Совершенный человек в исламе Санкт-Петербург 2008...
Конкурс «За нравственный подвиг учителя»...
Урок памяти
Урок по Азбуке Истоков (1 класс) Тема: «Золотое сердечко. Труд и подвиг»...
Марина карпинская людмила луцкая марина карпинская людмила луцкая...
Беспримерный подвиг защитников Ленинграда...
Время единственное, что вне нас не существует. Оно поглощает все, существующее вне нас...
«В жизни всегда есть место подвигу»...
Маншук было 19 лет, когда началась Великая Отечественная война...
Наши публикации. Она повторила подвиг Блаженной Ксении Петербургской...



Загрузка...
страницы: 1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
вернуться в начало
скачать

^ По улучшению службы


В связи с созданием союзного министерства внутренних дел, стали получать богатую информацию о состоянии борьбы с преступностью в стране. О новых формах и методах, применяемых в различных регионах, новых изобретениях технических средств, о положительных опытах работы различных служб. Министерство внутренних дел СССР регулярно стало проводить семинары, совещания с руководящим составом УВД краев и областей. Распространять опыт работы передовых подразделений. Начальников УВД вызывали по 2-3 раза в год, заместителей по кадрам – 1-2 раза в год на эти мероприятия. Практиковали проведение таких совещаний непосредственно в передовых управлениях внутренних дел.

С одной из таких поездок Джексенев З.Д. привез справку о работе действующей в городе Днепропетровске «единой дежурной части». Нам это понравилось, и решили создать подобную дежурную часть у себя в новом здании УВД. На первом этапе освободили 4 кабинета, разобрали перегородки, в этом большом помещении установили пульт, подключив четыре телефона «02», чтобы в любое время можно было свободно позвонить. Все звонки по телефонам «02» автоматически записывались на катушку (магнитофон). Каждое утро прослушиваем все звонки и ответы дежурной части. Для связи с «нарядом» установили УКВ-радиостанцию и такую же радиосвязь на всех дежурных машинах. То есть мы имели теперь возможность постоянно поддерживать связь со всеми нарядами и управлять их действиями.

Установили светоплан, это план города, изготовленный размером 5х3 метра, с нанесением постоянных и временных мест дислокации нарядов, маршрутов движения патрульных машин, рубежей перекрытия въездов и выездов из города и много другой информации. Все это освещается в таком варианте, какая справка требуется. Это было огромное новшество, одно из первых появившееся в нашей области. Это была как бы начальная стадия или прообраз сегодняшнего ЦОУ – центра оперативного управления. Исполнителем применения достижений науки и техники того периода (60-х годов двадцатого века) был начальник связи УВД Евгений Грохотов, добросовестный, грамотный и инициативный специалист. Нашу инициативу одобрили в МВД республики. Обком и облисполком, руководители крупных городских предприятий стали оказывать помощь по совершенствованию дежурной части.

Единая дежурная часть имела в своем штате три смены, в каждой смене был начальник смены, его помощник, дежурный пульта, радист. Возглавлял все это начальник дежурной части. В его распоряжении – 2 автомашины с водителями и назначаемая на сутки оперативная группа: следователь, криминалист, оперработник, эксперт-фотограф и другие. Продолжительное время руководил единой дежурной частью майор милиции Оразгали Калкешев, скромный добросовестный офицер, ныне ветеран.

Штатные дежурные части были введены во всех городских и районных отделах внутренних дел. Все эти дежурные подразделения в кратчайшие сроки были обеспечены надежными средствами связи, обеспечивающими им своевременное получение информации и оперативное реагирование.

Бывший начальник связи УВД Восточно-Казахстанской области Евгений Дмитриевич Грохотов вспоминает.


^ Связь на службе

органов внутренних дел Восточно-Казахстанской области


До 1967 года органы внутренних дел нашей области очень слабо были оснащены средствами связи. Для этой цели использовались только средства связи министерства связи республики. В 1967 году с вводом в эксплуатацию нового здания УВД области в Усть-Каменогорске стали активно внедрять в практическую деятельность органов внутренних дел ведомственные средства связи. За последующие десять лет силами специалистов связи управления были оборудованы: узел оперативной связи в УВД, в Госавтоинспекции, и во всех городских и районных отделах внутренних дел области. Дежурные части этих подразделений оснащены новейшими, по тому времени, отечественными средствами проводной связи, КВ и УКВ радиостанциями, телеграфными аппаратами и другой техникой.

Так, дежурная часть УВД была оборудована станциями оперативной телефонной связи ПОС-90 и СОС-60, которые и сейчас используются дежурным составом УВД. В эти станции включены городские и междугородние телефоны, телефоны спец сети «02-милиция», прямые междугородние телефонные каналы с дежурными частями МВД республики и городскими, районными отделами области. Прямые телефоны с дежурными всех органов, подразделений и служб, дислоцирующихся на территории города Усть-Каменогорска, в том числе с колониями, вытрезвителями, а также прямые телефоны с начальниками отделов и самостоятельных отделений УВД.

На рабочих местах дежурного УВД и его помощников установлены УКВ-радиостанции. Весь оперативный автотранспорт города Усть-Каменогорска был оснащен мобильными УКВ радиостанциями, а пешие патрули носимыми УКВ радиостанциями. С городскими и районными отделами кроме телефонной связи была установлена коротковолновая связь. Все переговоры дежурного состава УВД, ведущиеся с пульта связи, записывались на магнитную пленку.

В 1976 году в УВД была установлена ручная междугородняя телефонная станция на базе двух коммутаторов «М-60». В эту станцию включены прямые междугородние телефонные каналы связи с МВД республики, а также со всеми городскими и районными отделами области. Это дало возможность личному составу УВД, минуя междугороднюю телефонную станцию министерства связи республики, оперативно осуществлять связь с личным составом городских и районных подразделений. В дальнейшем в УВД была осуществлена замена устаревшей АТС новой, квазиэлектронной системой, емкостью на 512 номеров с выходом на городскую и междугороднюю связь.

Одна из трех станций, установленных в дежурной части УВД, была приспособлена для проведения городских селекторных совещаний руководящего состава УВД с городскими, районными отделами и другими подразделениями и службами на территории Усть-Каменогорска. Эти совещания проводились ежедневно, утром с 9.00 до 9.30 часов, кроме выходных и праздничных дней. На этих совещаниях заслушивались доклады об оперативной обстановке по городу за истекшие сутки, решались текущие вопросы и ставились задачи, исходящие из сложившейся обстановки. Наиболее сложные вопросы брались на контроль. Эти совещания дисциплинирующее действовали на личный состав УВД и подразделений, и положительно влияли на исполнительность, оперативность действия по складывающейся оперативной обстановке.


^ На курсах усовершенствования при Академии МВД СССР

и последующие события


В сентябре 1968 года мне предложили учиться на высших курсах для руководителей УВД краев и областей, союзных, автономных республик при академии МВД СССР.

Будучи на этих курсах узнал, что министр МВД СССР Николай Анисимович Щелоков внес в проект решения ЦК и Совмина предложения по улучшению жизни и быта работников МВД, по материально-техническому оснащению и другие вопросы, в том числе о введении оплаты за офицерские звания и о введении новой формы одежды для работников милиции, о замене милицейского звания «комиссар» на «генерал» и много других вопросов, в корне меняющих положение дел в органах МВД. Это было революционное решение для нас.

Политбюро ЦК КПСС заседало по пятницам. На этих заседаниях должен принимать участие сам Щелоков или его заместитель по кадрам генерал-лейтенант Никитин. Решения политбюро ждали мы все, кто работает в системе МВД СССР. Каждую пятницу я приходил в Министерство, ожидал возвращения генерала Никитина с заседания Политбюро, чтобы узнать результат. Но рассмотрение этого вопроса почему-то откладывали несколько раз.

Сижу в приемной Никитина, где-то около 17 часов меня приглашает к «ВЧ» аппарату Алексей Иванович Неклюдов, первый секретарь Восточно-Казахстанского обкома партии. Взял трубку: «Здоровья желаю, Алексей Иванович, слушаю Вас», а он говорит, что «хотим тебя отозвать на партийную работу, на должность второго секретаря Усть-Каменогорского горкома. Шакаримов, второй секретарь, уехал в Москву учиться на дипломата в МГИМО. Как ты сам смотришь? ЦК требует, чтобы вторым был казах, а у нас резервы на второго иссякли». Поблагодарил Алексея Ивановича «за доброе отношение ко мне, но согласиться не могу, во-первых, сижу и жду генерала Никитина, который должен принести приятные новости с заседания Политбюро; во-вторых, как я буду объяснять коллегам, с которыми проработал только три года, Вы же направили меня на укрепление органов МВД. Сказать, что я все сделал – будет нечестно. Буду продолжать работу в органах». Разговор с Неклюдовым закончили. Позже мне сказали, что на должность второго секретаря казаха не нашли, поэтому избрали русского Дикарева Н.С., а третьим секретарем Берикполова.

В следующую пятницу мы все-таки дождались долгожданного решения Политбюро ЦК КПСС. Генерал Никитин приехал и коротко рассказал ход обсуждения нашего вопроса. Политбюро приняло полностью наш проект. Это - революция в жизни органов МВД. Комплекс всех мер создает нам такие условия для улучшения нашей деятельности, каких никогда не было. Н.А. Щелоков за два года работы министром сделал столько, сколько не сделал ни один министр.

Политаппарат приступил к активной пропаганде решения Политбюро среди сотрудников и среди населения, выступая в коллективах промышленных предприятий, колхозов, совхозов, призывая молодежь на работу в органы МВД и учебу в специальных учебных заведениях. В самом аппарате УВД и подразделениях сотрудники подтянулись, стали более продуманно, более ответственно относиться к работе. Мы больше стали набирать на работу молодежь из сельской местности.

Теперь мы стали отбирать лучших специалистов из партийных, советских органов, из аппарата прокуратуры и юстиции. Здорово помогали льготы, предоставленные решением политбюро. Например: годы работы на выборных должностях пришедшим в органы милиции с партийных, советских организаций засчитывались в стаж (выслугу) в органах милиции неограниченно, а пришедшим из органов прокуратуры, юстиции – до 15 лет.

С партийной работы пришли, я уже называл: Логвинов Евгений Петрович, позже - Еремин Сергей Иванович – на должность начальника отдела ПВР, Карякин Спартак Иванович – заместителя начальника ОУР УВД, Кококов Кенес Кожахметович – начальника отдела вневедомственной охраны, Цхай Илья Николаевич – на должность заместителя начальника Зыряновского городского отдела, Тарасов Андрей Пахомович – продолжительное время проработал в должности заместителя начальника УВД по кадрам, затем столь же продолжительное время возглавлял областной Совет ветеранов органов и войск МВД.

Из органов прокуратуры пришли: на следственную работу Воловодов Иван Данилович, на должность начальника информационного отдела – Иванова Нина Ивановна и многие другие, добросовестно проработавшие в милиции и ушедшие на заслуженный отдых.

Я хотел бы особо назвать Грохотова Евгения Дмитриевича, направленного в органы МВД коллективом областного управления связи. Отличник службы, как говорят, «мастер на все руки», он очень много сделал по улучшению и совершенствованию средств связи и оборудованию единой дежурной части. Я ему предоставлю слово, чтобы профессионально грамотно изложить сделанное им для улучшения работы УВД и его подразделений.

Вторым таким добросовестным, трудолюбивым и инициативным оказался направленный коллективом школы города Усть-Каменогорска Борис Александрович Шалпаков. Он долгие годы проработал директором Дома физкультуры УВД, заместителем председателя областного совета «Динамо». Вырос, вполне заслуженно получил звание полковника внутренней службы. Из органов уволен по возрасту и выслуге лет. Он и сейчас продолжает трудиться. Я ему тоже предоставлю страницу в этой книге.

Прошло два, три года, кадры специалистов подросли, пополнились опытными работниками, пришедшими из других организаций. Мы теперь имели возможность выдвигать на руководящую работу молодых, образованных специалистов, и с благодарностью отправлять на заслуженный отдых ветеранов, таких, как Актайлаков, Мустафин Мубарак, Умбетеев, Порубаймех, Асыкбаев. Всем желающим переехать в Усть-Каменогорск предоставляли благоустроенную квартиру, как бы трудно ни было, ветеранам, которых в свое время перебрасывали из одного района в другой, нужно было дать жилье.

Вместо ушедших на заслуженный отдых были выдвинуты начальниками: Лениногорского горотдела – Бубенин Анатолий Петрович; Большенарымского райотдела – Мажренов Ален, окончивший Академию МВД СССР; Глубоковского райотдела – Сулейменов Мендыбек, окончивший высшую школу МВД; Зыряновского горотдела – Гришко Валерий Владимирович; Уланского РОВД – Дюсембаев Майдан; Таврического РОВД – Лысов Николай Амосович; Шемонаихинского РОВД – Галенков Александр Петрович, - которые плодотворно работали в этих подразделениях по много лет.

Впоследствии Бубенин А.П. был выдвинут начальником Кокшетаусского УВД, получил звание генерала милиции. Заместителями начальника УВД Восточно-Казахстанской области были назначены, в разное время, Исембаев Кайдар, Гришко Валерий Владимирович, Тусупханов Омарлан, Дюйсенбаев Майдан и Каирбаев Копен. Все они до самой пенсии честно и добросовестно работали. Я всегда был доволен, что мы правильно растили их по службе, а они с честью оправдывали наше доверие.

За 16 лет моей работы в должности заместителя начальника УВД по кадрам, мы никогда не просили «готовых» специалистов, ниоткуда, растили, выдвигали из своей среды. Восточно-Казахстанское УВД стало кузницей кадров. От нас выдвинуты: Молдаханов Слямхан – на должность заместителя начальника Мангистаусского УВД, Кусаинов Миллат – на заместителя начальника Талды-Курганского УВД. Берсенев Михаил Терентьевич вырос до поста министра внутренних дел Казахстана.

А заместитель начальника УВД Восточно-Казахстанской области полковник Рахимов К.Р. Министерством Союза ССР и ЦК КП Казахстана был взят в резерв на должность начальника УВД.

В течение 1970-1980 годов по итогам работы УВД Восточно-Казахстанской области по всем показателям занимало первое и второе места в республике. Я не могу не похвалиться, что эти высокие результаты делали мои лейтенанты, выросшими в майоры, подполковники и полковники. Повседневным, упорным трудом всех сотрудников всех подразделений УВД добились того, что народ стал верить нам. Люди воочию видели, насколько улучшилась деятельность органов милиции в центре и на местах, в районах, городах и селах области.

Если я не получил звания генерала, в этом виноват сам. Меня дважды выдвигали на должность начальника УВД: Гурьевской, затем Тургайской областей. Я не поехал опять же из-за престарелых родителей, по настоянию которых в свое время перевелся из Туркменской ССР. Отцу (отчиму) и матери было уже по 85 лет. Тоже судьба. Будучи ещё на службе, в 1979 году, я их похоронил. Да пусть им земля будет пухом.

После неудачной операции погиб заместитель начальника УВД Павел Трофимович Езубченко. Это был великий труженик, он курировал службы: уголовного розыска, наружную службу и госавтоинспекцию. После его смерти Джексенев З.Д. предложил мне принять уголовный розыск дополнительно к тем отделам, которые я курировал. Обдумав это, я внес свое предложение, чтобы мне он передал ОБХСС, а уголовный розыск принял сам. Он согласился и мне пришлось 7 лет быть куратором службы ОБХСС, начальником этого отдела был Черников Гавриил Игнатьевич, впоследствии я его рекомендовал на должность заместителя начальника УВД по милиции, где он отработал до пенсии. Конечно, это был не Езубченко П.Т.

Павел Трофимович Езубченко – многоопытный руководитель, продолжительное время работал заместителем начальника УВД Уральской области. В разное время курировал разные службы органов МВД. В Восточный Казахстан приехал из Уральской области, где работал заместителем у Джексенева З.Д.. С первых дней моей работы в УВД мы подружились. Я у него спрашиваю, какой характер и особенности у руководящих работников УВД, как к ним найти подход.

Он откровенно начал рассказывать, что в Уральской области работал заместителем у Джексенева. Не выдержал его характера, его стиля и поведения в повседневной жизни. Он очень коварный человек, интриган. От него ожидать объективного отношения к решению вопросов трудно. Он сегодня пригласит вас, «накапает» на меня, завтра то же самое, пригласит меня, «накапает» на Романькова, а послезавтра Романькова пригласит и будет «капать» на нас обоих. И каждый заместитель про себя будет думать, что он ближе к начальнику, чем другие. Я убежал от него, но тогда не думал, что через год он приедет в Восточный Казахстан. От его интриг или в результате этих интриг в Уральской области передрались его заместители, и в Актюбинской области (тогда был Западный край) два его заместителя передрались до того, что обоих сняли с работы. Проскурина, работавшего после него начальником УВД, сняли с должности и направили заместителем начальника УВД Семипалатинской области, а Косаева вообще уволили из органов. Так что, учти, Курмат Рахимович, поживешь, увидишь.

Павел Трофимович откровенно рассказал и о других руководителях, это во многом помогло найти правильный подход к ним и наладить добрые деловые взаимоотношения. Выслушав Павла Трофимовича, я вспомнил один архивный документ, который читал, будучи на службе в Зайсанском погранотряде. В то время по всем уголовным делам, которые велись органами разведки погранвойск, параллельно вели наблюдательные и контрольные дела, куда подшивались копии процессуальных документов. Уголовное дело было возбуждено на группу «эмиграционно настроенных» девяти граждан Тарбагатайского района. Во главе – заместитель председателя райисполкома, главный зоотехник района Шингаев Ергали, председатель сельского совета Сарсенбаев Кунапия, председатель колхоза и несколько рядовых служащих. Это уголовное дело было грубо сфальсифицировано, а состава преступления не было. Но все девять человек были арестованы, они сидели в КПЗ до суда. Тогда ещё действовали военные трибуналы НКВД, они приехали в Зайсан вершить суд. На суде все обвиняемые отказались от своих прежних «признательных» показаний и заявили, что их всех арестовали, когда они были в гостях у одного из них. «Потом стали избивать, чтобы мы дали для протокола «признательные» показания. Когда постоянные избиения уже терпеть стало невозможно, мы сказали, что подпишем все, что хотите, и подписывали, они нас бить перестали». Уголовное дело вел капитан погранотряда Жунусов, ему помогал старший лейтенант Джексенев. Военный трибунал всех арестованных освободил из зала суда, уголовное дело прекратил. И возбудил уголовное дело по факту нарушения революционной законности, так тогда писали, поручив прокурору вести расследование. Закончилось тем, что капитана Жунусова осудили к десяти годам лишения свободы, а Джексенева уволили из погранвойск за нецелесообразностью оставления на службе.

Впоследствии я прочитал аттестацию на старшего лейтенанта Джексенева, составленную 24 января 1947 года, подписанную начальником погранвойск Казахского округа и начальником политотдела войск, привожу выдержку: «…Старший лейтенант Джексенев в работе не исполнителен, страдает излишней болтливостью, за что неоднократно предупреждался, но не исправляется. Оперативные документы оформляет неряшливо. По складу характера склочен, способен к клевете. К старшим начальникам относится без должного уважения и допускает разговоры, направленные на их компрометацию. Выводы: на разведывательной работе не пригоден, уволить в запас вооруженных сил. 24 января 1947 года, подписи…».

Дальнейшая судьба Джексенева З.Д.. Через несколько месяцев, в августе 1947 года, после увольнения из погранвойск, устроился оперуполномоченным исправительно-трудовой колонии в Джамбульской области. А в марте 1948 года вернулся в Усть-Каменогорск, на строящуюся Усть-Каменогорскую ГЭС начальником лагерного пункта. Отсюда пошла вверх карьера будущего генерала милиции. Ни высокие должности, ни высокое звание не освободили его от привычных пороков, которые были указаны в аттестации в далеком 1947 году.

За 16 лет совместной работы с генералом я довольно хорошо изучил его. Его кредо – бояться и угождать первому, от которого зависит его карьера, а ко вторым, третьим и равным он относился неуважительно. Клеветником каким он был, таким и остался. Когда у кого-то из руководящих работников области случалась неудача, или появился какой-то нежелательный факт в службе, он немедленно докладывал Протозанову со своими «комментариями» и чувствовал от этого какое-то удовлетворение. Я помню, что Джексенев наговаривал много нелестного на редактора газеты «Рудный Алтай» Капустина Петра Ивановича, на прокурора Рябоконь Николая Васильевича, председателя облсуда Орлова Михаила Фетисовича, начальника облуправления юстиции Устьянцева и многих других ответственных работников. И Рябоконь, и Орлов, и Устьянцев чувствовали, знали, что «оперативную» информацию Протозанову дает Джексенев. Поэтому ни на одно мероприятие, проводимое в УВД, сами первые руководители не приходили. В традиции было ежегодно подводить итоги работы за год. Приглашались облпрокурор, облсуд, облюстиция, секретари обкома партии. На эти мероприятия постоянно, ежегодно приходил заместитель прокурора Овсов, заместитель председателя облсуда Исмаилов, Устьянцев иногда сам приходил. Когда возникала необходимость решать вопросы службы с первыми руководителями, генерал посылал заместителей, меня, Езубченко, Берсенева, умные люди это понимали, и мы всегда находили общий язык. Протозанов тоже знал, что Джексенев склонен к клевете и выслуживается, но его тоже можно было понять: трагедия с сыном- наркоманом, который попадался много раз и которого спасал и «пас» Джексенев, не позволяла его оттолкнуть. Протозанов не хотел, чтобы семейную тайну знал кто-то еще, поэтому и терпел Джексенева.

У Протозанова А.К. я бывал очень часто, кандидатуры на многие номенклатурные должности обкома приходилось согласовывать с ним лично, до рассмотрения их на заседании бюро. В номенклатуру бюро обкома входили должности заместителей начальника УВД, начальников городских, районных отделов и их заместителей по политико-воспитательной работе. А еще ряд должностей, о которых просто ставили в известность обком партии, это: начальник ГАИ, начальник противопожарной службы, на которых всегда много бывало жалоб населения.

Александр Константинович иногда откровенно разговаривал со мной по ряду вопросов, особенно об обстановке в самом аппарате УВД, о взаимоотношениях руководства УВД между собой. Передавал мнения секретарей райкомов и горкомов о начальниках городских и районных отделов внутренних дел. Я иногда соглашался с их замечаниями, если это было объективно, а иногда обоснованно опровергал.

Вспоминаю такой случай. В декабре 1975 года Джексенев З.Д. пришел от Протозанова и говорит, чтобы я подготовил представление на увольнение начальника Маркакольского РОВД Буткенева Токана. «Как, за что увольнять, все показатели у райотдела хорошие, он ветеран милиции, вся его трудовая деятельность прошла в органах милиции?». Он продолжает, что у Буткенева произошел неудачный разговор с неким Чурбановым, жителем Маркакольского района. Этот разговор Чурбанов записал на магнитную пленку, потом с этой пленкой зашел в обком, добился приема у Протозанова и там, в его кабинете, включил магнитофон. Протозанов, послушав записи, сказал, что нужно «гнать этого начальника». Присутствовавший при прослушивании записи Джексенев ничего не мог сказать в защиту Буткенева. Он во второй раз не пошел к Протозанову, а мне после начальника УВД идти к нему было неудобно, и мы уволили Буткенева 12 января 1976 года. На его место начальником райотдела назначили Баймуханова Зарыпкана, молодого грамотного офицера, окончившего Карагандинскую высшую школу МВД. Человек всегда подтянутый, аккуратный, до назначения работал в областном аппарате ОБХСС, оперативную, следственную работы знал хорошо. На втором или третьем году работы Баймуханова сотрудники ОБХСС райотдела раскрыли преступление, связанное с присвоением крупной суммы денег в аппарате райпотребсоюза с участием председателя правления Кабдолданова Аскербека. По этому факту возбудили уголовное дело, Баймуханов внес представление на Кабдолданова А. в райком партии, где просил рассмотреть вопрос о его пребывании в должности председателя правления и в членах КПСС. Копии представления также направил в облпотребсоюз – об освобождении Кабдолданова и в УВД – для сведения. Вместо того, чтобы объективно рассмотреть дело на бюро райкома, Дауленов стал буквально всеми силами нападать на начальника милиции, защищать проворовавшегося председателя райпотребсоюза и собирать всякие кляузы на Баймуханова. Конфликт получил большой резонанс, надо ехать, разбираться.

По этому делу в Маркакольский район поехал я. По приезду, изучив уголовное дело, встретился с некоторыми членами бюро райкома, в частности, с председателем райисполкома Носиковым, вторым секретарем райкома Демьяненко. Наши мнения совпали. Наутро идем на заседание бюро райкома, где должен, в числе других вопросов, рассматриваться и вопрос об ответственности Баймуханова.

Докладывал Дауленов, что: Баймуханов допускает грубость в разговоре с населением; в районе допущено несколько дорожно-транспортных происшествий; ГАИ контролирует недостаточно; административно арестованных использует для благоустройства здания и территории райотдела и тому подобное. Вносит предложение – освободить Баймуханова от занимаемой должности. Из членов бюро никто не осмелился выступить ни «за», ни «против». Пришлось мне выступать: «Те факты, что вы перечислили, действительно имели место. Но, что административно арестованных использует для благоустройства территории райотдела, не является нарушением закона. Они, арестованные, должны отработать хотя бы за их содержание. Что касается дорожных происшествий, они происходят и из-за плохого содержания дорог. Давайте будем говорить откровенно. Не устраивает вас Баймуханов, мы его заберем сегодня же. Но из-за мелких недостатков не следует так жестоко наказывать». И забрал Баймуханова, а через неделю назначили на другую работу. Начальником Маркакольского райотдела назначили Абдолдина Кайсара, бывшего следователя, юриста с высшим образованием, знающего дело, опытного руководителя.

После этих скандалов недолго работал Дауленов, его назначили начальником областного отдела социального обеспечения (облсобес). Первым секретарем Маркакольского райкома партии избрали Сакешева Совета Рахимбаевича, ранее работавшего третьим секретарем этого же райкома.

События стали проходить как будто по наследству. Сакешев стал придираться к Абдолдину, собирать мелкие недостатки в его работе. Наконец, через адмотдел обкома передал, чтобы мы «убрали» из райотдела старшего следователя, старшего инспектора уголовного розыска, старшего инспектора БХСС, короче, половину состава райотдела. Время – осень, октябрь 1978 года. Я опять еду в Алексеевку. Захожу к Сакешеву и говорю ему, что если он на всех найдет квартиры, то мы назначим других сотрудников, а убирать этих, когда они подготовились к зиме, дети пошли в школу, члены семей работают – это будет не по-людски. «Покажите мне ваши возможности принять и обустроить вновь назначенных сотрудников», - такой возможности не оказалось, поэтому решение вопроса оставили до весны. «Нежелательным» сотрудникам повезло, что Сакешев С.Р. распорядился сжечь весь тираж газеты «Правда», поступивший в Маркакольский район, из-за того, что в этом номере была критическая статья в адрес руководства района. Сакешева за это сняли с должности решением ЦК КП Казахстана.

Стоило ли столь подробно описывать прошедшие десятилетние повторяющиеся конфликты в Маркакольском районе? Я думаю, что стоит. Это были отголоски хрущевских времен волюнтаризма, когда сами большие и маленькие партийные руководители не только игнорировали, а вообще забывали, что существует конституция, закон, которые каждому определяют его функции. И такой упрощенно-примитивный подход к решению вопроса об улучшении деятельности органов МВД на местах существовал нередко. Мы решили дать бой волюнтаризму партийных функционеров. Приведу такой случай в Уланском районе. Весной 1979 года позвонил мне первый секретарь райкома Арынханов Мият: «Приезжайте, мы хотим рассмотреть на бюро работу райотдела милиции». Я доложил генералу об этом и спросил: «Может быть Вы поедете?», - «Нет, Курмат, езжай сам, я этого Мията терпеть не могу». Разговор окончен. Арынханов его тоже терпеть не мог, наверное, у обоих был отрицательный заряд.

Еду на заседание бюро Уланского райкома партии. Информацию делает Мият Арынханович. Что я уловил из его информации: что две недели назад потеряли десять голов лошадей Обуховского совхоза; с организованных совхозами района пунктов стрижки овец разворовывают шерсть. В обоих случаях милиция не может найти воров. На этом основании требуют объяснения начальника райотдела Марата Бердалина. Он начал объяснять, что меры принимают, но пока никакими конкретными данными не располагают, ориентировку дали Таврическому, Самарскому и Жарминскому райотделам, пока ответа нет. Выступает директор Никитинского совхоза и заявляет, что организовали четыре пункта по стрижке овец, работают по двадцать человек на каждом пункте, шерсть воруют, на каждую стриженную голову не выходит и двух килограммов. Заявляли в милицию, пока мер не принимают. Я не выдержал и задал ему вопрос: «А вы какие меры принимаете, чтобы шерсть не растаскивали?». Он замолк. Чувствуется, все сговорились расправиться с Бердалиным. Попросил слово я и выступил. Сказал, что по возвращению в Усть-Каменогорск дам задание начальнику следственного отдела и ОБХСС по фактам необеспечения сохранности государственной шерсти в совхозах возбудить уголовное дело. «Против вас, товарищ директор, и вас, товарищ начальник сельхозуправления Нутфуллин. Найдется виновный, найдутся расхитители. И скот, и шерсть – ваши продукты, вы обязаны обеспечить их сохранность и сдавать государству, вы же получаете зарплату и премиальные. Вы что думаете, другой начальник придет, вам охранять будет ваш скот и ваши пункты стрижки? Нет, вы должны охранять, он же только помогать вам будет. Если Бердалин не ко двору, мы его заберем, он грамотный юрист, опытный и честный руководитель. В силу своего характера он огрызаться не может. Придет другой начальник, он за сохранность шерсти, скота и другого имущества будет спрашивать с вас, с директоров совхозов». В итоге, Бердалину объявили выговор без занесения, а в проекте у них было строгий выговор с занесением в учетную карточку.

Бердалина через пару дней забрали и назначили начальником спец комендатуры в Усть-Каменогорске, дали ему благоустроенную квартиру. Начальником райотдела назначили Майдана Дюйсенбаева, молодого, энергичного юриста, который вырос до заместителя начальника управления внутренних дел области. Он и призвал к порядку некоторых самоуверенных директоров совхозов.

Более серьезный конфликт произошел зимой 1979 года. Звонок первого секретаря райкома к генералу. Просил заменить начальника райотдела Рахимова Махмуда Сапаровича, моего однофамильца. Вторая половина декабря, снег, метель. Генерал, как всегда, на скандальные вопросы не ездил.

Приехал в Акжар вечером. Вокруг райотдела такое скопление людей, каких в районах не бывает, тем более, на окраинных, казахских районах. У начальника спрашиваю, в чем дело, что случилось. Он рассказал, что сегодня задержали продавца районного магазина, которая продавала женскую обувь (сапоги) с завышением на 17 рублей против их цены, указанной в фактуре. Успела продать тридцать пар, 510 рублей присвоила сама. Родственники требуют освободить ее. Здесь, видимо, укоренился такой порядок, что в дела милиции все чиновники райкома и райисполкома вмешиваются. Требуют показать уголовные дела, подсовывают «свидетелей» по уголовным делам. Часть работников райотдела – местные, на них пытаются влиять через родственников. Вообще честно работать не дают. На руководство райотдела собирают всякие кляузы и докладывают первому секретарю. Обстановка оказалась очень сложной.

Поздно вечером пришел в гостиницу, она, оказывается, не отапливается, и хотя в номере, где должен был ночевать, поставили три отражательные электропечи, они не согрели. Чтобы не простудиться, я напросился на ночлег к начальнику райотдела. Они мне отвели отдельную комнату, лег, но заснуть не успел – около 24 часов зазвонил телефон. Махмуд Сапарович взял трубку и отвечает: «Ладно, ладно, хорошо, сейчас скажу дежурному». Я догадался, о чем идет речь, но спросил, кто звонил и о чем говорил. Звонил второй секретарь райкома Абдырасылов Баяхмет и категорически потребовал освободить арестованную продавщицу. Я не стал вмешиваться, решайте сами.

Зато утром я зашел к первому секретарю райкома Даукееву Зарыпхану, коротко проинформировал и просил его пригласить весь аппарат райкома и райисполкома, имея ввиду ответработников. Он собрал их и предоставил мне слово. Вот что я им рассказал: «Приехав вчера вечером, я увидел толпу людей у здания райотдела и внутри него, по кабинетам. На вопрос, что за люди собрались здесь в такой поздний час сотрудники ответили, что это, в основном, ответработники аппарата райкома и райисполкома. Одни требуют освободить (выпустить из КПЗ) арестованных, другие просят не наказывать нарушителей общественного порядка. Есть пришедшие с продуктами, есть и приглашенные оперативным составом. Хорошо, поддерживайте порядок, чтобы приглашенные долго не ждали, а посторонние не мешали работать, и ушел из райотдела. В отведенном номере гостиницы оказалось холодно, температура +9 градусов, хоть и поставили обогреватели, поэтому попросился на ночлег к начальнику райотдела. Уснуть не успел, в двенадцатом часу зазвонил телефон, и как только Махмуд Сапарович взял трубку, оттуда – «Выпустите!». Звонил второй секретарь райкома Абдырасылов, сказал выпустить спекулянтку, задержанную сегодня. Я имел право сказать начальнику, чтобы не выпускал преступницу, что бы тогда получилось? Как вы считаете, товарищ Абдырасылов? Почему ответработники аппарата райкома и райисполкома дают такие распоряжения, кого задержать, кого выпускать? Кто вас уполномочил вмешиваться, когда решаются процессуальные вопросы? Не только Абдырасылов, некоторые заведующие отделами, инструктора тоже пытаются. Не сумел начальник выполнить указания, уходят с обидой, иногда необъективно информируют первого секретаря, председателя и создают нелестное мнение о руководстве райотдела и вообще об отделе в целом. За какие серьезные недостатки в работе райотдела хотели обсудить его отчет на заседании бюро? Я не вижу таких оснований. Провалов в работе райотдела нет, серьезных нарушений закона не зафиксировано, раскрываемость преступлений высокая, по линии борьбы с хищением социалистической собственности работают активно. В связи с изложенным мной прошу Вас, Зарыпхан Булгунбаевич, во-первых, снять этот вопрос с повестки дня сегодняшнего заседания; во-вторых, запретите всем вмешиваться в работу райотдела, кроме тех, кто по вашему заданию будет интересоваться какими-то вопросами; в-третьих, кураторами правоохранительных органов во всех городах и районах области являются первые секретари, начальник райотдела обязан объективно информировать Вас по всем вопросам».

Зарыпхан Булгунбаевич согласился с моим предложением, вопрос с повестки сняли. А вечером мы с Махмудом Сапаровичем были в гостях у Зарыпхана.

Такой постановки вопроса в практике нашей работы раньше не было. На примерах Уланского и Тарбагатайского районов мы дали бой. Чтобы отбить желание местных чиновников вмешиваться в дела органов внутренних дел.

По возвращению я все обстоятельно доложил Протозанову по Уланскому и Тарбагатайскому районам. Он одобрил.

Я вспоминаю умных, грамотных секретарей районов, искренне заинтересованных в улучшении криминальной обстановки в районах и городах области. Петр Иванович Кузнецов, первый секретарь Шемонаихинского райкома партии; Алексей Александрович Шарабарин, первый секретарь Таврического райкома партии; Олег Демьянович Девятов, первый секретарь Катон-Карагайского райкома партии; Николай Федорович Кузьмин, первый секретарь Зыряновского горкома партии; Николай Петрович Воронин, первый секретарь Лениногорского горкома партии; Асылбек Сабеков, первый секретарь Зайсанского райкома партии. Они всегда с пониманием относились к делам горрайорганов. Всегда поддерживали хорошие начинания.

Я благодарен им. Потому, что все вопросы, касающиеся органов внутренних дел, их нужды быта и многие другие вопросы они всегда старались решить положительно. Жаль, что с первыми руководителями городов и районов Джексенев З.Д. встречался только на пленумах, активах и сессиях областного совета. Если бы он сам, как первый руководитель, встречался с ними, может быть, значительнее и плодотворнее были бы результаты.





оставить комментарий
страница9/13
Дата19.09.2011
Размер2.41 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
плохо
  1
отлично
  4
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх