Временные формы глагола изъявительного наклонения таджикского языка и их способы передачи в арабском языке icon

Временные формы глагола изъявительного наклонения таджикского языка и их способы передачи в арабском языке


Смотрите также:
Ванглийском языке имеются три неличные формы глагола...
Для того чтобы правильно выполнить задание 2...
Технический английский для студентов 4 курса. Временные формы английского глагола...
«Существительное» 3...
Это неличная форма глагола, обладающая признаками как глагола, так и существительного...
Бюллетень новых поступлений литературы за июнь-август 2007 г...
«Временные формы глагола»...
Конкурс «Учитель года 2007» Урок русского языка. Умк «Гармония»...
План урока. 9 класс. Тема : The Passive Voice...
Герундий одна из неличных форм глагола. Герундий имеет, кроме глагольных свойств...
Условное наклонение глагола...
План конспект урока английского языка в 5-м классе по теме «Настоящее длительное время глагола в...



Загрузка...
скачать


На правах рукописи


Якубов Тоджиддин Низомиддинович


ВРЕМЕННЫЕ ФОРМЫ ГЛАГОЛА ИЗЪЯВИТЕЛЬНОГО НАКЛОНЕНИЯ ТАДЖИКСКОГО ЯЗЫКА И ИХ СПОСОБЫ ПЕРЕДАЧИ В АРАБСКОМ ЯЗЫКЕ


Специальность - 10.02.22

Языки народов зарубежных стран Азии, Африки, аборигенов Америки и Австралии (таджикский язык)


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук


Душанбе – 2010

Работа выполнена на кафедре арабской филологии фа­культета востоковедения Таджикского национального универ­ситета


^ Научный руководитель: доктор филологических наук Сулаймонов Саидрахмон


Официальные оппоненты: доктор филологических наук Назарзода Сайфиддин


кандидат филологических наук, доцент ^ Гиясов Нурулло Исматович

Ведущая организация: Таджикский государственный педагогический университет им. Садриддина Айни.


Защита состоится 25 февраля 2010 года в 13.30 часов на заседании диссертационного совета Д 737.004.03 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Таджикском национальном университете (734025. Рес­публика Таджикистан, г. Душанбе, пр. Рудаки, 17).

С диссертацией можно ознакомиться в научной биб­лиотеке Таджикского национального университета (734025. Республика Таджикистан, г. Душанбе, пр. Рудаки, 17)


Автореферат разослан 23 января 2010 года.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор филологических наук,

профессор Нагзибекова М.Б.

^ Общая характеристика диссертации

Предмет исследования. Исследование сис­тем гла­гола арабского и таджикского языков, различных по гене­тическому составу и близких по лексико-семанти­ческим признакам, явля­ется важным как в теоретическом, так и в практическом аспек­тах. В истории языкознания «из сово­купности научно-обосно­ванных приемов сопоставле­ния слов и форм возник сравни­тельно-исторический ме­тод-первый собственно лингвистиче­ский метод изучения язы­ков» (5, 11). Исследование категорий глагола арабского и таджикского языков на примере изъяви­тельного наклоне­ния – наиболее употребительной формы гла­гола в обоих языках - проливает свет на основные проблемы и формы выражения временных отношений в арабском и таджик­ском языках.

^ Актуальность работы. Актуальность пред­приня­того исследования обусловлена отсутствием каких-либо специаль­ных работ, посвященных комплексному ис­следо­ванию глаголь­ных конструкций вообще и изъяви­тельного наклонения в част­ности в арабском и таджикском языках. Как известно, из-за ге­нетической разницы араб­ского и таджикского языков системы передачи временных отно­шений в обоих языках существенно отличаются друг от друга. Дело в том, что если в системе вре­менного выра­же­ния таджикского глагола важную роль играют деепри­част­ные обороты, то в арабском языке основным показа­те­лем временного обозначения в изъявительном наклонении яв­ляются служебные слова. Имеются также и другие отли­чия вре­менного и конструкционного характера.

^ Цель и задачи исследования. Исходя из акту­ально­сти и степени изученности данной проблемы, диссертант ставит своей целью, во-первых, описать и ана­лизировать значение трёх основ­ных времен арабского гла­гола - прошедшего, настоящего и бу­дущего времени - на ос­нове общетеоретических работ по таджик­скому и араб­скому языкознанию; во-вторых, определить способы пере­дачи арабских глагольных конструкций в арабском и тад­жикском языках. В соответствии с поставленной целью выделя­ются следующие задачи лингвистического анализа:

- проанализировать способы передачи глагольных конст­рукций таджикского языка на арабский язык, уста­новить случаи соответствия и несоответствия исследуемых конст­рукций, опи­сать их по временному значению;

- установить типы соответствий таджик­ских и арабских глагольных конструкций с зависимым объектом;

- выявить причины несоответствий тад­жикских и араб­ских конструкций, исходя из фактического материала, а также данных других исследовательских работ;

- определить точки зрения таджикских и арабских лин­гвистов относительно способов передачи временных гла­гольных конструкций изъявительного наклонения.

^ Научная новизна. Диссертант впервые в монографи­че­ской форме исследует проблему глагольных конструкций во вре­менном отношении на примере изъяви­тельного накло­нения в араб­ском и таджикском языках, ко­торые до сих пор не былы предме­том специального лин­гвистического анализа. Новизна работы оп­ределяется ре­шением таких вопросов:

- лингвистически описаны и анализированы араб­ские и таджикские глагольные временные конструкции изъяви­тельного наклонения, исходя из семантики главного или зависимого слова с учетом определения их конструк­ций;

- установлены и описаны случаи соответствия и не­соот­вет­ствия данных конструкций в таджик­ском и арабском язы­ках с учетом их семантики;

- установлены типы глагольных временных конст­рук­ций, не имеющих соответствия в сопоставляемых язы­ках;

- установлены типы несоответствий таджик­ских и араб­ских глагольных конструкций;

- впервые предпринята попытка комплексного ис­следова­ния случаев несоответствия в таджик­ском и арабском язы­ках;

- выявлены типологические различия глагольных конст­рукций в таджикском и арабском языках;

- установлены способы выражения временных от­ноше­ний в таджикском и арабском в языках.

^ Общетеоретической основой исследования послу­жили труды В.В. Виноградова, А.А. Булаховского, А.А. Ре­форматского, В.И. Кодухова, Н.С. Трубецкого, Д.Э. Розен­таля, С.А. Бурдюка, С.А. Старостина, З.Д. Поповой, И.А. Стернина, О.С. Ахмановой, Н.В. Юшманова, Д.В. Семенова, В.С. Расторгуевой, А.А. Ковалева, Г.Ш. Шарба­това, В.Э. Шагаль, В. Мамедалиева, Б.М. Гранде, В.М. Белкина, Н. Маъсуми, Д.Т. Тоджиева, М.Н. Касымовой, Б. Камо­лидди­нова, Д. Ходжаева и др.

^ Методика исследования. Основным методом на­шего исследования явилось межсистемное сопоставление, которое определено О.С. Ахмановой как «научный прием сравнения двух или более языков независимо от общего или разного их происхождения» (3, 233). Сущность меж­системного изучения языков позволяет выяснить их отли­чительные и характерные черты, оно также широко прак­тикуется у всех лингвистов, счи­тающих данный метод наиболее целесообразным для выраже­ния временных от­ношений в сопоставляемых языках. Кроме межсистемного сопоставления, в исследовании использованы и внутрисис­темные сравнения, другими словами, сравнение фак­тов одного и того же языка с целью выяснения общего и раз­личного в этих фактах.

^ Практическая значимость. Результаты настоя­щего ис­следования могут быть использованы в лекциях по мор­фологии и синтаксису арабского языка, проведении спец­курсов и спец­семинаров по грамматике арабского и тад­жикского языков. Ма­териалы диссертации могут быть ис­пользованы при написании учебника арабского языка, изу­чении истории языка, истории арабской и таджикской лин­гвистической мысли и языковых контактов.

^ Апробация работы. Апробация работы осуществля­лась на разных этапах её выполнения в форме докладов на республи­канских научных конференциях мо­лодых ученых (2004-2009). Диссертация обсуждена и ре­комендована к защите на совместном заседании кафедры современного таджикского языка и кафедры арабской фи­лологии ТНУ (№ 3 от 28 ноября 2009г.).

^ Структура и объём диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка используемых терми­нов и списка используемой литературы (в объеме 159 страниц компьютерного текста).

^ Основное содержание диссертационной работы. Во Введении разъясняется объект исследования, обосно­выва­ется актуальность диссертационной темы, определя­ется степень её изученности, формулируются цель и за­дачи ис­следования, оп­ределяются используемые источ­ники и ме­тоды исследования и характеризируется мате­риал, привле­ченный для лингвистиче­ского анализа.

^ Первая глава – «Категории времени в таджик­ском и арабском языках (изъявительное наклонение)» - со­стоит из двух разделов. В первом разделе рассматрива­ются следующие вопросы: глагол как самостоятельная часть речи, времена гла­гола в таджикском и арабском язы­ках, совершенный и несовер­шенный вид глагола в обоих язы­ках. Предметом лингвистиче­ского анализа во второй части первой главы являются вопросы, связанные с катего­рией наклонения в таджикском языке и изме­нением им­перфекта глагола по наклонениям в арабском языке.

^ В первом разделе первой главы – «Глагол среди дру­гих частей речи» - отмечается, что глаголом называ­ется само­стоятельная часть речи, обозначающая действие. Грамматиче­ское значение действия обнаруживается поста­новкой вопросов что делать? что сделать? Общее значе­ние действия проявля­ется в основных разновидностях: ак­тивное действие, состояние, процесс, т. е. изменение со­стояния, отношения, свойства и т. д. Исходя из фактиче­ского материала работы, а также исследова­ний, проделан­ных в области категории глагола таджикского языка как в историческом прошлом, так и в настоящем, отмеча­ется, хотя традиция написания грамматических работ по срав­нению с лексикографическими работами не особенно бо­гата, однако первая попытка составления грамматических работ на таджикском языке была сделана известным сред­невековым лин­гвистом Ходжахасаном Нисари (XVI) в его грамматическом трактате «Чахор гулзор» («Четыре цвет­ника»), где автор, пыта­ясь составить систему грамматики таджикского языка, во мно­гом опирался на традиции араб­ской грамматики. В данном раз­деле отмечается, что после Октябрьской революции таджикский лингвист Саидриза Ализаде Самарканди написал работу под на­званием «Морфология и синтаксис таджикского языка», кото­рая была издана в 1926 г.

^ В данном разделе делается попытка определить точку зрения арабских лингвистов относительно термино­логиче­ского аспекта категории глагола в арабском языке. Исходя из факти­ческого материала, содержащегося в рабо­тах арабских лингвис­тов средневековья и современных лин­гвистов, определяются дефиниции глагола как само­стоя­тельной части речи. В частно­сти, средневековый фи­лолог так определяет глагол: «Глагол – это действие, ко­торое выполняет действующий» (21, 14). Точка зрения Ибн Хи­шам по этому поводу может быть передана так: «Глагол как термин есть слово, имеющее определенное значение и указывающее на три времени» (21, 14). Более опре­деленно подходит к дефиниции глагола средневеко­вый таджик­ский лингвист XVI в. Нисари: «Глагол – есть слово, обозна­чающее три времени: прошедшее «сделал», настоящее «де­лает» и будущее «будет делать» от (ин­финитива) «сделать» и «сказал», «говорит» и «будет го­ворить» от (инфинитива) «го­ворить» (13, 13). Современ­ным лингвис­том Саидриза Ализаде дано такое определе­ние глагола: «Глагол – есть слово, обозна­чающее какое – то действие в трех временах: «сделал», «де­лаю» и «буду делать» (10, 45). Из всего вышесказанного можно сделать вывод, что все ученые выделяют характерные особенно­сти глагола и указывают, что, кроме обладания определенным значе­нием, он имеет три времени. В данном разделе пер­вой главы также приводятся высказывания известного средне­веко­вого арабского лингвиста Ибн Джинни, содер­жащиеся в его большом труде по всем вопросам арабской грамма­тики «ал-Хаи» («Отличительные черты грамма­тики»), где к выше­сказанному относительно гла­гола до­бавляется существенный момент о значении гла­гола. Он пишет: «Разве ты не видишь в глаголе «ма» («вста­вать») обозначение его инфинитивной формы, его времени и его значения как действующего» (16, 98-99). Ис­ходя из высказываний лингвистов, в этом разделе дела­ется заклю­чение о том, что глагол как слово, обладая катего­рией вре­мени, указывает на совершение какого – то дейст­вия, имеет масдар (инфинитив) и действующее лицо. В первом разделе первой главы, исходя из специфики кате­горий гла­гола, выявля­ются такие общие признаки глагола во всех языках, как наличие форм времен, причем в неко­торых языках все временные отно­шения глагола создаются на ос­нове трех его времен: прошед­шего, настоящего и бу­ду­щего. Если исходить из определения глагола, данного Ибн Джинни: «Глагол с точки зрения времени делится на три части: прошедшее, настоящее и будущее» (17, 23), то Са­идриза Ализада в своей грамматике почти повторяет вы­сказывание Ибн Джинни: «Глагол стоит в одном из трех времен: прошедшее, настоящее и будущее» (10, 45).

^ В данном разделе первой главы приводится точка зре­ния арабских грамматистов относительно двух араб­ских времен. Арабские грамматисты употребляют для од­ного из них название «прошлое», «прошедшее» (’ал-ми), а для другого «похожее» (’ал-мури‘у) т. е. похожее на имя, так как по характеру флек­сий у глаголов этого вре­мени имеются некоторые точки сопри­косновения с именем (2, 146). Говоря о термине «прошедшее» (’ал-ми), они подразумевают то, что: «прошедшее время ука­зывает на связь какого – то события со временем, произошед­шим до времени твоего времени» (20, 334). Другими словами, со­бытие, происходящее в прошедшем времени, происходит до времени говорящего. Определение, данное Саидризом Ализаде прошедшему времени, звучит так: «Глагол, обо­значающий про­шедшее время, называется «мозї» («про­шедшее»), как, напри­мер: «я сделал», «ты сделал», «он сделал» (10, 46). Далее разъ­ясняется, что для указания на настояще-будущее время термин «’ал-мури‘» («похо­жее») не совсем удачно сформулирован, хотя в учебниках он употреблен как «совершенное» и «несо­вершенное время». В арабских грамматических работах, в част­ности в книге Абдалваххаба аз-Занджани «Китб ’ат-тариф» («Книга спряжения»), говорится так: «Этот термин, т. е. «’ал-муре‘», пригоден как для указания на настоящее время, так и для будущего» (23, 166). Этот термин исполь­зовался в значении настояще -будущего времени не только в арабском языкозна­нии, но и в персидском (таджикском). Х. Нисари в своей книге «Четыре цветника» пишет: «Тер­мин «муари‘» употребляется в том смысле, что он мо­жет употребляться как в отношении настоящего вре­мени, так и будущего, т. е. иногда приобретает значение настоящего, а иногда значение будущего» (13, 15). Са­ид­риза Ализаде так интерпретирует этот термин: «Муари‘ – есть общий глагол между настоящим и будущим време­нем, как, например, «делаю», «делаешь», «будет делать» (10, 47). Таким образом, все эти термины, не имея четкой дифференциации как в арабском языкознании, так и в ара­бистических работах, ус­ловно обозначаются «совершенное время» («’ал-мди») и «не­совершенное время» («’ал-мури‘»).

Предметом лингвистического анализа второго раз­дела первой главы является «Место наклонения в тад­жик­ском языке и изменение имперфекта глагола по на­кло­нениям». Как известно, «наклонением называется сло­во­изменительный мор­фологический признак спрягаемых форм глагола, выраженный в противопоставлении трех на­клонений: изъявительного – читаю, повелительного - читай и сослагательного (или условного) – чи­тал бы» (9, 7). Как известно, глагол в имперфекте в зависимости от флексии конечного гласного имеет три модификации, кото­рые на­зываются наклонениями. В современном таджикском язы­кознании, как и в русском языкознании, выделяют четыре наклонения - изъявительное, повелительное, сослагатель­ное и предположительное - хотя таджикскому наклонению «сиѓаи эњтимолї» (предположительное наклонение) в русском языке нет прямого соответствия (7, 11). Предпо­ложительное наклоне­ние не представлено также в грамма­тике современного персид­ского языка. В грамматике пер­сидского языка термин «наклоне­ние» обозначается слово­сочетанием «вуджухе аф‘л» («Виды глагола»). В персид­ском языке существует в основном три вида: изъявитель­ный, предположительный и повелительный (24, 131).

Далее, во втором разделе первой главы делается по­пытка выяснить взаимосвязь между понятием «наклоне­ние» («сиѓа») и понятием «флексия» («’и‘рб»), а также определяется понятие «флексия» в арабском языкознании. «’ал-’и‘рбу» (флексия) – это изменение, добавляемое в конце имен и глаголов по причине влияния управляющего слова («‘мил») (21, 128) или «’ал-’ирб у языковедов – это различие окончания слова из-за различия управляю­щего слова как словесно, так и согласно грамматиче­ской оценке значения» (18, 52) или другое определение: «’ал-’и‘рб – это явное и виртуальное влияние, которое оказы­вает управляющее слово на конец имени, разрешая ту или иную флек­сию» (21, 128). С точки зрения флексии, т. е. ко­нечных гласных («’и‘рб») арабские грамматисты объеди­няют формы импер­фекта глагола с формами падежей имен в одну систему. Далее, в этом разделе разъясняется, что, согласно разделению арабских грамматистов, имеется че­тыре возможных окончания: «’и‘рб имеет три разновид­ности: именительный падеж с окончанием – у, винитель­ный падеж с окончанием – а, родительный падеж с окон­чанием – и и усеченное наклонение с нулевым окончанием сукун». Следовательно, окончания у и а участвуют в име­нах и глаголах, а что касается родительного падежа с окончанием и, то оно специально предназначено для имен и не относится к глаго­лам, а что до усеченной формы с ну­левым окончанием, то она предназначена глаголам, но не относится к именам» (17, 10). Как видно из данного опре­деления, речь идет: 1) об окончании - у (называемое раф’ -у), имеющем место у имени в именитель­ном падеже и у глагола в имперфекте изъявительного наклоне­ния; 2) окончании - а (называемое наб -а), имеющем место в ви­нительном падеже и у глагола в имперфекте сослагатель­ного наклонения; 3) окончании – и (называемое джарр -и), которое имеет имя в родительном падеже, а глагол в им­перфекте усе­ченного наклонения имеет нулевое окончание (называемое джазм). Другими словами, форма на «амму у» в имперфекте употребляется тогда, когда глагол не зависит ни от какого дру­гого глагола, ни от частицы. Форма же на «фату – а» в имени, т. е. винительный па­деж, обозначает в основном зависимость имени от глагола или от некоторых частиц («’инна, ’анна»), та же форма глагола, т. е. имперфект сослагательного наклонения, зави­сит от некоторых частиц при ряде глаголов. Таким обра­зом, под понятием «раф’ – у» в обоих случаях надо пони­мать форму независимую, а под «наб – а» зависимую в определенных со­четаниях. Третья форма имени и глагола расходится. Имя имеет окончание «касру – и», т. е. роди­тельный падеж, в зависимости от другого имени, либо предлога, а глагол такой формы не имеет; но зато имеет окончание на «сукун», что в ряде случаев характерно для глагола в имперфекте. Необходимо отметить, что мы ис­пользовали общепринятые названия для этих трёх на­кло­нений, но, в силу указанного сопоставления, мы не ставим в один ряд с этими формами формы повелительного на­клонения и усеченные формы, к которым также применя­ется термин «на­клонение».

Далее, в данном разделе делается попытка опреде­ления места изъявительного наклонения среди других на­клоне­ний, так как предметом диссертационного анализа явля­ется изъявитель­ное наклонение в арабском и таджик­ском языках. Как известно, изъявительное наклонение ука­зы­вает на реальность глагольного действия в настоящем, прошлом или будущем и употребляется в том случае, ко­гда имперфект глагола не находится в синтакси­ческой за­висимости от какого – либо другого слова в предложе­нии. Изъявительным наклонением обозначается в арабском языке, главным образом, реальная связь предиката с субъ­ектом, вне зависимости от взгляда говорящего на эту связь, т. е. неза­висимо от того, считает ли он эту связь желатель­ной, сомни­тельной или условной и т. д. (2, 160). Лингвис­тический анализ изъявительного наклонения в таджикском языке показал, что имеются такие формы: простое про­шедшее время (рафтам – я пошел), прошедшее результа­тивное (рафтаам – я сходил), про­шедшее многократное (мерафтам – я ходил), прошедшее ре­зультативное много­кратное (мерафтаам – я ходил), прошедшее повествова­тельное (рафта будаам – я давно ходил), прежде­прошед­шее (рафта будам – я давно ходил), прошедшее опреде­ленное (рафта истода будам – я шёл), прошедшее опреде­ленное результативное (повествовательное) (рафта истода будаам – я шёл), настояще - будущее (меравам - иду), на­стоящее опреде­ленное время (рафта истодаам – я про­должаю идти), сложное будущее время (хоњам рафт – я буду идти). Далее, в данном разделе рассматривается во­прос о том, что отличительным фор­мальным признаком изъявительного наклонения является его изменяемость по временам, как, например: фикр кардам – ду­мал, подумал; фикр мекунам – думаю; гуфтам – сказал; мегўям – скажу и его независимость в именительном падеже от ка­кого – то другого глагола или от частицы. В глаголе несо­вер­шенного вида лицо обозначается префиксами, число - суффик­сами. Суффиксы присоединяются непосредственно к последней коренной букве односложной основы:

Лицо

Род

Ед. число

Двойс. число

Множ. число

1-е

М./Ж. ѓммм

арибу

ме­занам




нарибу

мезанем

2-е

М.

тарибу

мезанї

тарибни

мезанед

тарибна

мезанед

Ж.

тарибина

мезанї

тарибни

мезанед

тарибна

мезанед

3-е

М.

йарибу

мезанад

йарибни

мезананд

йарибна

мезананд

Ж.

тарибу

мезанад

тарибни

мезананд

йарибна мезананд



Глава вторая – «Изъявительное наклонение и его вре­менные формы» - делится на два раздела и не­сколько подразде­лов. В первом разделе второй главы - «Времен­ные формы изъявительного наклонения тад­жикского глагола и пути его использования в арабском языке» - делается попытка класси­фицировать временные отноше­ния глагола в нескольких под­разделах, где отмеча­ется, что, ввиду наличия множества грам­матических от­тенков гла­гола вообще и в арабском языкознании в частно­сти, данная категория в арабском языке функционирует как самостоя­тельная категория, охватывающая следующие вре­менные формы: 1) настояще – будущее время, 2) пове­лительное наклонение, аорист (условно - желательное). Однако гла­гол в арабском языке делится на две части: 1) простое время (про­шедшее время, настояще – будущее время); 2) сложные времена (14, 460). Как известно, в классическом арабском языке из­вестны два времени гла­гола – прошед­шее и настояще – буду­щее. Но в арабистике известны и другие временные отношения глагола (4, 79).

^ В подразделе первого раздела второй главы гла­гол арабского языка делится на: 1) простое прошедшее. Эта форма глагола в таджикском языке образуется от ос­новы завершенного времени глагола и в смысловом отно­шении и в отношении связи с текстом указывает на завер­шен­ность действия. Однако данная форма глагола в араб­ском языке образуется при помощи гла­гольных суффиксов (т. е. местоименных суффиксов). Прошед­шее время гла­гола в книге по грамматике таджикского языка «Чањор гулзор» («Четыре цветника») определяется при помощи «абсолют­ного прошедшего». Данная точка зрения поддер­жива­ется в «Морфологии и синтаксисе таджикского языка» С. Али­заде (13, 14; 10, 48). При присоединении суффиксов к ос­нове перфекта третья коренная буква, кроме форм единст­венного, двойственного и множествен­ного числа третьего лица, получает знак «сукун»:



Лицо

Род

Ед. число

Двойс. число

Множ. чесло

1-е

М./Ж. ѓммм

араб+н

Зад+ем




араб+ту

Зад+ам

2-е

М.

араб+тум

Зад+ед

араб+тум

Зад+ед

араб+та

Зад+ї

Ж.

араб+тунна

Зад+ед

араб+тум

Зад+ед

араб+ти

Зад+ї

3-е

М.

араб+

Зад+анд

араб+

Зад+анд

араба

Зад

Ж.

араб+на

Зад+анд

араба+т

Зад+анд

араба+т

Зад



Таким образом, сопоставление форм пер­фекта близкого времени в арабском и таджикском языках пока­зало, что в обоих языках они образуются одинаково - при­соединением аффиксов в конце перфекта.

2). Что касается прошедшего результативного вре­мени, то, как показал анализ, оно образуется в таджикском языке при помощи глагола-связки, как, например: ман хонда+ам (я чи­тал), ту хонда+ї (ты читал), вай хонда+аст (он читал). Дан­ная форма в книге «Четыре цветника» (XVI) определяется как «близкое прошедшее» (13, 15).

Указанная форма в арабском языке образуется пу­тем прибавления частицы «ад» в начале глагола, как, на­пример: «ад ара’ту я уже прочитал», «ад катабту я уже напи­сал» и т. д. В диссертации приведено большое количество при­меров по всем лицам, числам и значениям данной формы. По правильному замечанию иракского лингвиста И. ас-Самараи, частица «ад», находясь в начале глагола прошедшего времени, обозначает, что действие уже совершилось, даже иногда с от­тенком недавнего со­вершения действия (15, 30; 2, 153). Другими словами, пер­фект с этой частицей всегда переносит действие в прошлое в отношении к моменту речи.

3). Другой формой глагола является прошедшее много­кратное. Из анализа этой формы установлено, что данная форма в таджикском языке образуется при помощи префикса «ме-», стоящего в начале глагола. В диссертации приводится точка зрения средневе­кового лингвиста Х. Нисари, который опреде­ляет эту форму как «прошедшее продолжительное» (мозии истимрорї) (13, 15). Форма «прошедшее многократное», как подтверждается ее лин­гвистическим анализом, образу­ется при помощи глаголь­ных аффиксов. Исследование по­казало, что эта форма гла­гола в арабском языке образуется при помощи вспо­мога­тельного глагола «кна» (быть) пе­ред основным глаголом. Отличительной чертой этой формы в арабском языке явля­ется то, что основной глагол приводится в имперфекте, а вспомога­тельный глагол - в перфекте. Другими словами, вспомогатель­ные глаголы в арабском языке выступают не только в роли гла­гола, но и в качестве префиксов, создаю­щих времена. Анализ формы выражения прошедшего мно­гократного в таджикском и арабском языках показал, что если временное выражение гла­гола в таджикском языке осуществляется при помощи аффик­сов, то в арабском языке оно образуется путем вспомогательных глаголов. В диссертации приводится достаточное количество примеров для полного лингвисти­ческого анализа этой формы.

4). В диссертации делается попытка исследовать в со­поставительном плане функционирование формы про­шедшего результативного многократного в таджикском и арабском язы­ках. Эта форма образуется от прошедшего повествовательного путем прибавления префикса «ме-» в начале глагола и выражает продолжительность и повторе­ние продолжительности действия и отсутствие действую­щего лица. Следует отметить, что данная форма в араб­ском языке выражается при помощи прошедшего много­кратного, т. е. через конструкции «кна йаф’алу», к тому же эта форма не приводится в первой средневековой грам­матике таджикского языка Х. Нисари.

5). В результате сопоставления формы преждепро­шед­шего времени глагола в арабском и таджикском языках нами установлен тот факт, что оно в таджикском языке об­разуется от причастия основного глагола путем прибавле­ния вспомогатель­ного глагола «будан» («быть»). Н. Ни­сари эту форму приводит как «мозии баъид», она перево­дится как прошедшее отдаленное (13, 15). Данная форма в арабском языке также продуктивна и образуется путем прибавления вспомогательного глагола «кна» («быть») в начале глагола.

6). Затем было рассмотрено преждепрошедшее ре­зуль­тативное время глагола в обоих языках. Эта форма глагола в таджикском языке по своему строению похожа на преждепро­шедшее время. Согласно определению ирак­ского лингвиста И. Самараи, перфект может находиться после «кна», а частица «ад» может находиться до или после вспомогательного гла­гола, ибо она [т. е. частица] способствует более четкому вы­ражению формы про­шедшего времени (15, 19).

В диссертации приводится большое количество при­меров с данной формой.

7). Следующая форма перфекта преждепрошед­шего времени в подразделе второй главы под названием «Про­шедшее определенное время глагола» в современном таджик­ском языке образуется от причастия основного глагола и «отдаленной формы» глагола «истодан» («продолжать де­лать что - либо»). В таких формах вспомогательный глагол «истодан» выражает продол­жительность действия, а вспомо­гательный глагол «бу­дан» («быть») указывает на прошедшее отдаленное (1, 220).

8). Другой формой глагола изъявительного накло­нения в таджикском и арабском языках является прошед­шее определен­ное результативное (повествовательное). Как показало иссле­дование, данная форма в основном при­суща современному тад­жикскому языку, она не была ос­вещена в работах Х. Нисари и С. Ализаде (составителями грамматики таджикского языка со­ответственно в средние века и в начале XX века). В современ­ном таджикском языке она образуется при помощи вспомога­тельного гла­гола «истодан» и выражает оттенки отдаленного продол­жительного повествовательного времени. Что касается арабского языка, то данное значение выражается прошед­шим повествовательным, как, например: «’араджа ман кна йа‘буду-л-’анма мин мамлакатихи» - «Он выдво­рил из своей страны тех, кто поклонялся идолам» (19, 56). В этом примере сочетание «кна йа‘буду» также выражает смысл прошедшего отдаленного повествовательного, хотя указывает на прошедшее повествовательное. В работе при­ведены примеры для доказа­тельства данного утверждения.

^ Второй раздел второй главы работы – «Настоя­щее время глагола» - посвящен исследованию глагола настояще-будущего времени. В результате исследования выявлено, что данное время в таджикском языке, хотя в такой форме и не употребительно, указывает на действие, о котором идет речь. Оно образуется при помощи пре­фикса «ме-» перед глаголом, как, например: «меравї», «менависї» и т. д. В средневековых грамматиках это время глагола называлось «ир» или «л» («настоящее время»). Что касается глагола настояще-будущего времени в арабском языке, то оно, не имея формы настоящего вре­мени, обозначается при помощи термина «’ал-муре‘», обо­значающего настояще-будущее время. Таблица данной формы выглядит следующим образом:

^ Глагол «муре‘» и «л»




Термин

Пример

Термин

Пример

Нисари

л

меравам

мури‘

равам

Саидриза

ир

меравам

мури‘

равам

Современный тадж. язык

њозира-оянда

меравам

Аорист

равам

Современный араб. язык

мури‘ (л)

أَذْهَبُ

мури‘

أَذْهَبُ



^ В подразделе второго раздела второй главы рас­смат­ривается настоящее определенное время глагола в таджикском языке. Как показал лингвистический анализ этой формы, оно образуется в таджикском языке при по­мощи вспомогательного глагола «истодан», как, напри­мер: «гуфта истодаанд, рафта истодаанд». Данная форма глагола в арабском языке образуется при помощи причастия действительного залога, хотя само при­частие имеет оттенок значения имени существительного. Сле­дует отметить, что в арабском языкознании настоящее и буду­щее время глагола отдельно не рассматриваются, как бы объе­диняясь в одно настояще-будущее время, временные отношения настояще-будущего выражаются формами глагола и причастия. Так, если настоящее определенное время глагола в таджикском языке выражается при по­мощи причастия и вспомогательного глагола «истодан», то в арабском оно выражается только по­средством причас­тия действительного залога: «’ил ’айна хибун й ‘умар» («Бу куљо рафта истодаї эй Умар – Куда ты идешь? О, Омар!»). Отличительной чертой этой формы в таджикском языке является то, что она не упоминается не только в средневековых, но даже и в новых работах по таджик­скому языкознанию, в таких, как «Четыре цвет­ника» («Чахор гулзор») Х. Нисари и «Грамматика таджик­ского языка» («Сарфу нахви тољикї») С Ализаде. Имеется мнение о том, что эта форма является результатом влияния русского языка. В данном разделе второй главы рассмат­риваются причастия действитель­ного залога и их место в таджикском и арабском языках. Отме­чается, что они в таджикском языке создаются от глагола про­шедшего вре­мени при помощи суффиксов «а» - рафта; «анда» - ра­ванда; «ї» - рафтанї. В диссертации особое внимание уделя­ется причастиям действительного залога в таджик­ском и араб­ском языках, ибо только данная форма может указывать на время действия глагола. Эта форма глагола в арабском языке выражается термином «исму-л-ф‘ил» от простых трёхкорне­вых глаголов по формуле «ф‘ил», а в остальных глагольных формах от II-X породы выражается добавлением префикса «му» в начале настояще-будущего времени с упущением буквы, ука­зывающей на настояще-будущее время, как, например: «катаба - ктибун»; «сами‘а - сми‘ун»; «тахарраджа - мутахаррид­жун»; «дарраса - мударрисун» и т. д. Грамматический термин «исму-л-ф‘ил» функционировал и продолжает функцио­ниро­вать не только в арабской грамматической традиции, но и в средневековых работах по таджикской грамматиче­ской системе - «Четыре цветника» Х. Нисари. Специфиче­ская особенность «исму-л-ф‘ил» заключается в том, что если оно получает опре­деленный артикль «’ал», то выра­жает настояще–будущее время, как, например: «дж’а ’а-рибу зайдан ’ал-’на» - «Занандаи Зайд акнун омад».

«Сложное будущее время глагола», которое рас­смат­ривается во втором разделе второй главы в таджик­ском языке образуется от основы настоящего времени вспомогательного глагола «хостан (хоњ)» и масдарной формы основного глагола, приравненного к прошедшему времени. Первая часть (вспомо­гательный глагол) является постоянной, причем принимает гла­гольные связки и выра­жает лицо и число. Отрицательный пред­лог также образу­ется подобным образом («хоњам рафт – нахоњам рафт»). Х. Нисари эту форму глагола называет буду­щим («мустабал»). «Слово «хоњад» (желает), которое является формой настояще-будущего времени от масдара «хос­тан», ко­гда оно стоит перед прошедшим временем, при помощи различ­ных местоимений, вопреки форме прошед­шего времени, стано­вится формой будущего времени («мустабал»), как, например: «хоњад гуфт», «хоњанд гуфт», «хоњї гуфт», «хоњед гуфт», «хоњам гуфт», «хоњем гуфт» (13, 15).

Форма сложного будущего времени в арабском языке выражается при помощи частиц «син» и «сафа», которые на­ходятся в начале глагола настояще - будущего времени глагола, оказывают на него влияние в отношении грамматических функ­ций. Они придают ему новое смы­словое значение, указывающее на действие близкой даль­ности, т. е. «син» указывает на близкое будущее время, в то время как «сафа» выражает оттенок бу­дущего отда­ленного. В работе приводится достаточно примеров, ука­зывающих на грамматические значения этих частиц. В ра­боте также приводится таблица грамматических терминов, от­носящихся к глаголу настояще - будущего времени.

В последнем подразделе второго раздела второй главы диссертации делается попытка установить место от­рицательной формы прошедшего времени глагола в обоих языках. В таджик­ском языке имеются отрицательные при­ставки, которые, изме­няя значение глагола, отрицают его. К числу таких приставок относятся «на-» или «ма-», кото­рые находятся перед глаголом, отрицают и изменяют его значение. Другими словами, эти два префикса находятся в начале простого глагола (повелительной формы, аориста, прошедшего близкого, прошедшего повество­вательного, отдаленного повествовательного), как, например: «нара­вед», «наистед», «нахобед» и т. д.

Что касается арабского языка, то отрицательная форма глагола осуществляется одним способом, а именно: в начале глагола приводится отрицательная частица «м» («не, нет»). Для отрицания глагола настояще-будущего времени употребля­ется частица «л» («не»). Однако в арабском языке имеются еще две частицы, отрицающие то или иное значение арабского гла­гола. Это частица «лам» («нет»), отрицающая значение глагола и переводящая его значение в план прошедшем времени. С грамматической точки зрения глагол после этой частицы ста­вится в усе­ченной форме. Другая частица - это «ламм», кото­рая по значению похожа на частицу «лам». В арабском языке функционирует другая частица, отрицающая глагол на­стояще - будущего времени в категоричной форме «лан» («категориче­ски - нет»). Глагол с присоединением этой частицы ставится в сослагательной форме и получает окончание  речь идёт о спосо­бах отрицания вышеуказан­ных временных форм таджик­ского и арабского глагола.

^ В Заключении излагаются основные выводы вы­полнен­ного исследования. Лингвистический анализ языко­вого мате­риала показывает, что временные формы изъяви­тельного накло­нения в арабском языке по сравнению с таджикским языком не богаты. Однако в арабском языке существуют вспомогательные способы выражения глагола при помощи частиц.

Хотя временные формы глагола в арабском языке под­вергали исследованию еще в средневековье известные лин­гвисты Халил ибн Ахмад, Сибавайхи, Ибн Хишам, Ибн Джинни, ас-Суюти и др., однако они рассматривали только три времени: настоящее, будущее, прошедшее. Однако в таджик­ском языке временные обозначения форм глагола осуществля­ются посредством изменения самого глагола при помощи суф­фиксов и префиксов, таких как: рафт, ме­рафт, рафта буд.

Следует отметить, что временные формы глагола под­вергали исследованию такие арабисты, как: Г.Ш. Шар­батов, А.А. Ковалев, Н.М. Антонов, С.Х. Кямилов и А.Х. Каримов, в различных диалектах арабского языка. Хотя арабист А.А. Кова­лев исследовал три традиционных вре­мени арабского глагола, сопоставив их с глаголами рус­ского языка, однако он не выхо­дил за рамки этих времен, хотя можно наблюдать шесть вре­менных форм глагола в арабском языке.

Мы в своей работе сделали попытку исследовать вре­менные формы глагола изъявительного наклонения в таджик­ском языке, сопоставив его с глаголами арабского языка. При исследовании лингвистического материала нами было выявлено 8 форм прошедшего времени и 3 формы настоявще-будущего времени глагола в таджик­ском языке:

1. простое прошедшее

2. прошедшее результативное

3. прошедшее многократное

4. прошедшее результативное многократное

5. преждепрошедшее

6. преждепрошедшее результативное

7. прошедшее определенное

8. прошедшее определенное результативное (пове­ство­вательное), а также формы настояще-будущего вре­мени:

1. настояще-будущее

2. настоящее определенное

3. сложное будущее

Следует отметить, что вышеуказанные формы гла­гола в таджикском языке передаются в арабском языке различными путями. Одним из более результативных спо­собов является вы­ражение временных форм при помощи вспомогательных эле­ментов, таких как частиц и др.

^ Основное содержание и результаты исследования отражены в следующих публикациях:



  1. Будущее время глагола в арабском языке [Замони оян­даи дур дар забони арабї.] (на тадж. яз.) // Из­вестия Академии наук Республики Таджикистан. ООН. Научный журнал. Серия «Языкознание», № 3. -Душанбе: Дониш, 2008. - С. 92-94.

  2. Глагол в книге «ат-Тасриф» аз-Занджани [Катего­рияи феъл дар «Китоб-ат-тасриф»-и аз-Занљонї.] (на тадж. яз.) // Вестник Таджикского националь­ного университета. Научный журнал. Серия «Фило­логия», №2 (48). -Душанбе: Сино, 2008. –С. 15-18.

  3. Грамматические особенности глагола «кна» [Хусусиятњои грамматикии феъли «кона».] (на тадж. яз.). // Вестник Таджикского государствен­ного национального универ­ситета. Научный жур­нал. Серия «Филология», №1 (43). Душанбе: Сино, 2008. - С. 108-110.

  4. Жизнь и творчество Джамалиддина ибн ал-Хад­жиба [Њаёт ва эљодиёти Љамолиддин ибн ал-Њољиб.] (на тадж. яз.) // Вестник Таджикского госу­дарственного национального универ­ситета. Науч­ный журнал. Серия «Филология», №1 (43). Ду­шанбе: Сино, 2008. - С. 200-204.

  5. Термин «наклонение» в таджикском языке и падеж арабского глагола [Истилоњи «сиѓа» дар забони тољикї ва эъроби феъли арабї.] (на тадж. яз.) // Вестник Таджикского национального университета. Научный журнал. Серия «Филоло­гия», №4 (52). Душанбе: Сино, 2009. - С. 38-42.

  6. Причастие действительного залога арабского языка выполняет функцию глагола [Сифати феълї тарзи фоилии забони арабї дар амали феъл.] (на тадж. яз.) // Известия Академии наук Республики Таджикистан. ООН. Научный журнал. Серия «Языкознание», № 2. -Душанбе: Дониш, 2009. - С. 118-123.

  7. Термин ал-Мази и ал-Музари в таджикском и араб­ском языках [Истилоњи ал-мозї ва ал-музореъ дар грамматикаи тољику араб.] (на тадж. яз.) // Вест­ник Таджикского национального университета. На­учный журнал. Серия «Филология», №4 (52). Ду­шанбе: Сино, 2009. - С. 62-64.

Список использованной литературы



  1. Грамматикаи забони адабии њозираи тољик. Фоне­тика ва морфология. Љилди 1. -Душанбе: Дониш, 1985. -356 с.

  2. Гранде Б.М. Курс арабской грамматики в сравни­тельно-историческом освещении. -М.: Изд-во вост. лит-ры, 1963. -594 с.

  3. Калуга М. Словарь лингвистических терминов. -М., 2006.

  4. Ковалёв А.А. К вопросу о временных формах араб­ского глагола. –М.: Отд. ОТТ. из «Сборника №1 ин-та иностр. языков», 1952. -72-84 с.

  5. Кодухов В.И. Общее языкознание. –М.: Просвеще­ние, 2007. -301 с.

  6. Ќасимова М.Н. Таърихи забони адабии тољик. (асрњои IX-X). Ќисми 1. –Душанбе, 2003. -490 с.

  7. Мамедалиев В. Категории времени, лица и наклоне­ния глагола в современном арабском литературном языке. –Баку: АГУ, 1979. -84 с.

  8. Мошеев И. Система форм изъявительного наклоне­ния в русском и таджикском языках. -Душанбе: Ирфон, 1977. -159 с.

  9. Розенфельд А.З. Очерки по грамматике современ­ного таджикского языка. Выпуск 4. Глагол. –Стали­набад: Изд-во АН Тадж. ССР, 1954. -80 с.

  10. Саидризо Ализодаи Самарќандї. Сарфу нањви тољикї. –Душанбе: Деваштич, 2006. -79 с.

  11. Тољиев Д.Т. Осори мунтахаб. –Душанбе: Деваш­тич, 2005. -484с.

  12. Фомина М.И. Современный русский язык. Лексико­логия. -М.: Наука, 1983. -335 с.

  13. Хоља Њасани Нисорї. Чањор гулзор. –Душанбе: Шарќи озод, 1998. -116 с.

  14. Шагаль В.Э., Мерекин М.Н., Забиров Ф.С. Учебник арабского языка. -М.‚ 1983.

  15. إبراهم السامرائي. الفعل زمانه وأبنيته. بغداد، 1966م-1386ه.-260 ص.

  16. ابن جني. الخصائص. بيروت: دار الهدى، الطبعة الثانية، ج. 3.

  17. ابن جني. كتاب اللمع في العربية. الكويت، 1972.

  18. أبو البقاء محب الدين عبد الله بن الحسين بن عبد الله. الباب في علل البناء والإعراب. دمشق، 1995.

  19. أحمد بن إسحاق اليعقوبي. تاريخ اليعقوبي. بيروت- لبنان، 1999- 1411.

  20. جمال الدين الأردبيلي. الأنموذج. || جامع المقدمات. ج.2، ايران، 1376.

  21. رشيد الشرتوني. مبادئ العربية. ايران، ج. 2، 1417.

  22. عبد الله بن يوسف ابن هشام. شرح قطر الندى وبل الصدى. مصر، 1966

  23. عبد الوهاب الزنجاني. كتاب التصريف||جامع المقدمات. ج.1، ايران 1376.

  24. محمد جواد شريعت. دستور زبان فارسى. تهران، 1370.



Сдано в набор 5.01.2010.

Подписано в печать 07.01.2010.

Объем 1,5п.л. тираж 100 экз.

Отпечатано в типографии «Ватанпарвар»





Скачать 339.51 Kb.
оставить комментарий
Якубов Тоджиддин Низомиддинович
Дата17.09.2011
Размер339.51 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх