Синкретизм как системное явление в сфере обстоятельственной детерминации предложения icon

Синкретизм как системное явление в сфере обстоятельственной детерминации предложения


1 чел. помогло.
Смотрите также:
1. Синкретизм первобытного искусства...
Коррупция как системное социальное явление: проблема генезиса...
Стэнли Янг системное управление организациейянг С. Системное управление организацией...
Вкачестве ответов на данные вопросы мы получим то...
«Инвестиционные предложения Республики Башкортостан в сфере туризма»...
Организации представляют собой группу наиболее старых общественных образований на Земле...
Задачи курсовой работы: Изучить историю становления такой науки как конфликтология...
Урок русского языка «Повторение по теме «Синтаксис»...
Явление шаманства в контексте современных представлений о мире можно рассматривать как с...
Тимохина Л. В. Особенности усвоения иностранными студентами лексических единиц на начальном...
Диплом ргутис
Пономарев П. Г., Хакулов М. Х., Прохорова М. И...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5
вернуться в начало
скачать
После сбора урожая и получения денег всякий волен решать свою судьбу самостоятельно (Н. Сиривли); По всем законам жанра Юнкер должен был писать стихи (Н. Ключарева).

Способность предложно-падежных обстоятельственных детерминантов осложнять предложение не обойдена вниманием исследователей. Однако отсутствие единых критериев, объединяющих под рубрику «осложненное предложение» весьма неоднородные и неравнозначные синтаксические конструкции, не позволяет найти общее основание для его системного описания. Неоднородность этих критериев проявляется и в подходах к изучению конструкций с обстоятельственными детерминантами. Общепризнанное понимание важнейших особенностей осложненного предложения, заключающееся в характере проявления его осложнения и в способах выражения дополнительной предикативности, вполне относится и к обозначенным конструкциям.

Учитывая особенности обстоятельственных детерминантов, характеризующихся как члены предложения, создающие вторичный предикативный план высказывания, возникает необходимость рассмотрения их в плане, во-первых, формального осложнения предложения, во-вторых, семантико-синтаксического с непременным учетом функциональной составляющей. При этом существенным моментом для нас является факт возможного несовпадения структурного и семантического аспектов осложнения предложения. Как правило, структурно осложненное предложение является и семантически осложненным, тогда как семантическое осложнение не всегда подкреплено структурным. Рассмотрение конструкций с обстоятельственными предложно-падежными детерминантами как элемента системы осложненного предложения делает необходимым осмысление предмета исследования в его соотношении с теми синтаксическими единицами, дифференциальные признаки которых они совмещают: простым элементарным предложением и сложным предложением.

С позиций формального синтаксиса элементарное и осложненное предложения различаются 1) составом второстепенных членов (синтаксических позиций); 2) характером синтаксических отношений; 3) типами синтаксических связей; 4) формальными средствами строения предложения [Прияткина, А.Ф. Русский язык. Синтаксис осложненного предложения [Текст] / А.Ф. Прияткина. – М.: Высш. шк., 1990. – С. 11].

В элементарном предложении за пределами предикативного ядра присутствуют только присловные связи подчинительного характера, которые осуществляются последовательно, от слова к слову. В осложненном предложении широко представлены связи, имеющие двойственную природу, не в полной мере соответствующие сочинению или подчинению; двунаправленные связи, характеризующиеся зависимостью от двух разных членов предложения; двухъярусные связи (связи на разных синтаксических уровнях) и, добавим, связи неприсловного характера, вводящие в структуру предложения свободно присоединяемые предложно-падежные словоформы – детерминанты.

С точки зрения формальной структуры простое предложение по составу синтаксических позиций считается элементарным, если в нем, кроме предикативного центра, имеются распространители, входящие в его состав на основе только словосочетательных связей, служащих единой предикации. Это значит, что элементарное предложение независимо от степени его распространенности может быть сведено до главных членов путем последовательного свертывания каждой распространенной словоформы, занимающей определенную синтаксическую позицию: Молодая женщина медленно опустила тяжелое весло. В данном предложении нет второстепенного члена, не входящего прямо или опосредованно в словосочетательную связь с одним из главных членов предложения: состав подлежащего – молодая женщина; состав сказуемого – опустила тяжелое весло, опустила весло, опустила медленно; состав приглагольного второстепенного члена – тяжелое весло. Все эти второстепенные члены предложения могут быть выведены из его состава, что не отразится на его конструктивном минимуме.

Осложненное предложение, в отличие от элементарного, невозможно свернуть до главных членов, так как в нем имеются самостоятельные синтаксические позиции, которые занимают слова или группы слов, включающиеся в предложение непосредственно, а не через словосочетание. Различаясь по составу синтаксических позиций с элементарным предложением, конструкции с детерминирующими обстоятельствами совпадают по этому же признаку с осложненным предложением: Во исполнение данных обещаний она подавила в себе щемящее чувство одиночества (И. Штемлер); По молодости он не понял ни призыва к благородству судей, ни самоубийственной тоски, заключенных в этом даре (Л. Леонов). Выделенные обстоятельственные детерминанты не являются присловными распространителями, следовательно, не реализуют словосочетательную связь ни одного из членов предложения и, будучи свободными от степени распространенности остальной части предложения, не могут быть изъяты из его состава без нарушения смысловой организации всего предложения в целом (ср.: она подавила в себе щемящее чувство одиночества; он не понял ни призыва к благородству судей, ни самоубийственной тоски, заключенных в этом даре). Однако в случае свертывания присловных второстепенных членов предложения, детерминанты останутся в его структуре. На формальном уровне обстоятельственные детерминанты выступают как определители остальной части высказывания, грамматически подчиненные основе в целом.

Формальные показатели, организующие осложненное предложение, делятся на два типа: 1) морфолого-синтаксические (формы слов, простые предлоги); 2) собственно синтаксические: а) союзы, частицы и другие слова со служебной функцией, включая местоимения и вводно-модальные слова; б) порядок слов и интонация, ритмомелодические средства вообще [Прияткина, А.Ф. Указ. раб. – С. 28-29].

Если для организации элементарного предложения используются морфолого-синтаксические средства, то для организации осложненного предложения требуются и собственно синтаксические. В построении простого предложения используются простые предлоги. В построении осложненного – союзы, производные предлоги, некоторые местоимения. Наличие неконструктивных показателей (интонация, порядок слов) в элементарном предложении определяет его коммуникативные задачи и актуальное членение. В осложненном предложении они являются наряду с конструктивными показателями средством выражения синтаксических отношений.

Для организации предложений с предложно-падежными обстоятельственными детерминантами используются как морфолого-синтаксические показатели (простые предлоги), так и собственно синтаксические – производные предлоги: От неожиданного удара голова его как-то странно дернулась (Н. Заболоцкий. История моего заключения); Несмотря на позднее время, расходиться никому не хотелось (М. Арцыбашев. Санин).

К неконструктивным формальным показателям в предложениях с обстоятельственными детерминантами можно отнести порядок слов – преимущественную позицию детерминанта в начале предложения, поддерживаемую ритмико-интонационным объединением детерминантной синтаксемы с определяемой словоформой в составе высказывания.

Таким образом, конструкции с предложно-падежными обстоятельственными детерминантами являются осложненными на формальном уровне.

На семантико-синтаксическом уровне осложнение предложения связывается с полипропозитивностью и дополнительной предикативностью. Исследователи отмечают наличие в русском языке значительного количества структурно простых, но семантически сложных предложений. Являясь монопредикативными, они в плане семантическом соотносимы с конструкциями, изосемическим способом выражения которых является сложное предложение. Как известно, средством выражения пропозиции служит лексика, ее особые типы, с которыми соотносимо понятие семантичес­кого предиката. Это прежде всего имена отвлеченной семантики со значением процесса, свойства, состояния. В некоторых случаях функционирования имена конкретной се­мантики требуют пропозитивного прочтения и также могут быть вербальными репрезентантами пропозиции: Из-за шкафа невозможно было открыть тумбочку (Ю. Герман). Это необходимо признать истинным во всех случаях функционирования предложно-именных синтаксем в качестве обстоятельственных детерминантов, лексическое наполнение которых обретает пропозитивное прочтение в результате влияния семантики предлога с четко выраженным значением причины или иной обусловленности в сочетании с конкретным существительным.

Исследователи вполне обоснованно отстаивают мысль о том, что обстоятельственные детерминанты имплицируют именно дополнительную предикативность, а не какую-либо ее степень или «полупредикативность». При этом подчеркивается, что данное свойство детерминантов лишает конструкцию, их содержащую, важнейшего свойства простого предложения – монопредикативности [Малащенко, В.П. Детерминация и осложнение предложения: поиски и решения проблем [Текст] / В.П. Малащенко // Известия РГПУ. Вып. 2. Филология. – Ростов н/Д: Изд-во РГПУ, 2000. – С. 37]. Следовательно, конструкции с обстоятельственными детерминантами – это «свернутые» предикативные единицы, которые почленно разворачиваются в самостоятельную предикативную единицу (часть сложноподчиненного предложения) со своим набором участников ситуации: Он глядел на нее снизу вверх, а внутри у него все переворачиволось при виде этого долгонького, сухонького родимого существа в жалко изжеванной, чересчур просторной ночной рубашке (Г. Головин): … а внутри у него все переворачиволось, когда он видел это долгое, сухонькое существо в жалко изжеванной, чересчур просторной ночной рубашке.

Обстоятельственные предложно-падежные детерминанты в составе высказывания способны имплицировать дополнительный предикат, соотносимый с субъектом высказывания, формируя при этом моносубъ­ектную и полипредикатную конструкцию. Как правило, детерминантная часть таких конструкций содержит информацию о психо-физическом, эмоциональном состоянии субъекта высказывания, его личностных качествах, внешних характеристиках и т.п.: Однако при всей своей верноподданности Серафим в глубине души не одобрял этого (Г. Головин); Несмотря на кукольную внешность, Ольга не привлекала внимания мужчин, нравившихся ей (В. Михальский).

На семантическом уровне предло­жения с обозначенными синтаксемами могут восприниматься и как полипредикатные единицы с предикатами, относящимися к разным субъектам. Они организуют полисубъектные и полипредикатные конструкции: При слабом синеватом свете лампадки лицо казалось бледным, как у мертвеца, и неподвижным (А. Белый).

Представляя осложненное предложение на шкале переходности, Л.К. Дмитриева отмечает, что в центре осложненных предложений должны находиться те структуры, в которых наиболее ярко выявляются признаки расщепления предикативного ядра [Дмитриева, Л.К. Осложненное предложение в его сближении со сложным на шкале переходности [Текст] / Л.К. Дмитриева // Сложное предложение в системе других синтаксических категорий. – Л., 1984.
– С. 33-34]. С учетом градуального расположения осложненных предложений на шкале переходности предложения с обстоятельственно-предикативными детерминантами относятся «к разряду тех структур, которые в семантическом отношении ближе всего к сложному предложению», и полипредикативными их не называют лишь в силу того, что это понятие закрепилось за сложным предложением [Малащенко, В.П. Детерминация и осложнение предложения: поиски и решения проблем [Текст] / В.П. Малащенко // Известия РГПУ. Вып. 2. Филология. – Ростов н/Д: Изд-во РГПУ, 2000. – С. 36, 37].

С грамматической точки зрения соотношение детерминантной и недетерминантной частей высказывания неравнозначно. Известно, что выражение дополнительной предикативности имеет несамостоятельный, зависимый характер, подобный выражению дополнительной предикативности в придаточной части сложноподчиненного пред­ложения. В связи с этим возникает вопрос, всегда ли вторичная предикативность в конструкциях с предложно-падежными обстоятельственными детерминантами имеет столь несамос­тоятельный характер?

Дополнительная предикативность в таких конструкциях в значительной степени связана с лексическим наполнением детерминантной синтаксемы, степенью ее распространенности, семантикой предлога.

В работах многих авторов достаточно четко прослеживается мысль о том, что дополнительная предикативность гораздо легче определяется в распространенных обстоятельственных детерминантных синтаксемах – детерминантных оборотах, ведущий компонент которых представлен девербативом, сохраняющим такие глагольные свойства, как подчинение тех же зависимых форм, что и производящий глагол.

Синкретичная природа имен с отвлеченной се­мантикой, совмещающих значения предметности и процессуальности как категориальных признаков существительных и глаголов, специ­фичность их семантической валентности, предопределенной данным свойством, затрагивает не только лексическую сферу, но и грамма­тическую: выражение глагольных категорий переходности и залога. А «признавая это, логичным будет признать и прелом­ление в семантике синтаксической формы, выражаемой отглагольным именем, категорий времени, наклонения» [Малащенко, В.П. Свободное присоединение предложно-падежных форм имени существительного в современном русском литературном языке: автореф. дис. ... д-ра филол. наук [Текст] / В.П. Малащенко. – М., 1974. – C. 18], т.е. частных грамматических категорий предикативности. В.П. Малащенко считает также, что, став синтаксической формой, девербатив взаимодействует в предложении с другими словоформами в плане реализации категорий синтаксического времени и модаль­ности (при трансформации детерминантной синтаксемы в придаточную часть сложного предложения определенной обстоятельственной семантики). А это значит, что «предложные конструкции, соотносимые как синтаксические дериваты со струк­турно-смысловой основой, способны имплицировать и те грамматические категории, которые оформляют отнесенность содержания всей словоформы к действительности» [там же: 19].

В качестве другого важного средства грамматического оформ­ления дополнительной предикативности в предложениях с обстоя­тельственными детерминантами считается предлог. Если признать, что предложения, содержащие обстоятельствен­ный детерминант, как и сложноподчиненные предложе­ния, являясь формами сложной номинации, репрезентируют более од­ной пропозиции, то они способны репрезентировать и одинаковые отношения между событиями объективной действительности: временные, причинные, условные, уступительные, целевые и др. Средством выражения данных отношений в сложноподчиненном предложении является союз. В предложении с предложно-падежными обстоятельственными детерминантами аналогичную функцию выполняет предлог. Ю.И. Леденев отмечает, что именно в рамках детерминации у предлога возникает элемент значения, кото­рый он называет «союзоподобием» на основании того факта, что предложно-падежный детерминант обладает элементами предикативности и, относясь к основе в целом, «реализует связи и отношения предложенческого уровня, вследствие чего происходит преобразова­ние их функций» [Леденев, Ю.И. Неполнозначные слова как показатели смысловых и синтаксических отношений [Текст] / Ю.И. Леденев // Неполнозначные слова как средства выражения семантических и синтаксических отношений. – Ставрополь, 1990. – С. 12].

Дополни­тельная предикативность, имплицируемая детерминантной обстоятельственной предложно-падежной синтаксемой, – это не только результат влияния лексических элементов детерминантного оборота (лексика сама по себе не создает значения предикатив­ности), но прежде всего результат влияния предлога, который оформляет дополнительную предикативность синтаксически. Эта функция наиболее отчетливо проявляется у производных предлогов, способных конкретизировать пропозитивное содержание всего детерминантного оборота и оформлять его в плане модальности реальной (по причине, ввиду, несмотря на и др.) или гипотетической (в случае, при условии, при возможности и др.): Несмотря на головную боль с утра, на работу она все же пошла (И. Штемлер); В случае непогоды мы останемся в лагере (К. Булычев).

Таким образом, предложения с обстоятельственными предлож­но-падежными детерминантами полипропозитивны в семантическом плане и являются носителями дополнительной предикативности. Дополнительная предикативность в составе такого предложе­ния обладает некоторыми показателями грамматического плана, позволяющими признать за ней известную самостоятельность. Грамматическими средствами оформления дополнительной предикативности в составе предложения с обстоятельственными предложно-падежными детерминантами можно считать сохранение некоторых глагольных свойств у девербативов, входящих в состав детерминанта, и предлог. Сами же конструкции с предложно-падежными обстоятельственными детерминантами являются осложненными на уровне формальной и семантико-синтаксической структуры и пополняют класс осложненных предложений.

В третьем параграфе конструкции с обстоятельственными детерминантами рассматриваются в качестве возможных организаторов синтаксического концептуального пространства. В данном аспекте конструкции с обозначенными синтаксемами становятся предметом исследования в лингвистике впервые.

Нелинейные языковые категории, за которыми в качестве означаемого стоит некоторый концепт, в лингвистике оценивается в достаточной степени единодушно. Что же является означаемым линейных языковых категорий –синтаксических конструкций, – область малоизученная и в этом отношении весьма перспективная.

Основная задача данного этапа лингвистических знаний заключается в поиске означаемых синтаксических конструкций. Однако любое означаемое обретает логическую завершенность (и даже утилитарную значимость) лишь в связях и отношениях, осмысливаемых и воспроизводимых говорящим. Именно с учетом подобного рода отношений ведется изучение определенных процессов в современном синтаксисе, которые являются результатом воздействия не только внешних факторов, но и внутренних, имманентных, влекущих за собой необходимость обращения к мыслительному образу, стоящему за любым языковым знаком.

Знаковая природа синтаксических построений не вызывает сомнений и имеет свои означаемые – синтаксические концепты [Волохина, Г.А. Синтаксические концепты русского простого предложения [Текст] / Г.А. Волохина, З.Д. Попова. – Воронеж, 1999. – С. 4].

Исследователи синтаксической сферы семантического пространства языка образно отмечают, что «без синтаксических концептов семантическое пространство языка существовать не может, ибо знание набора концептов без знания видов отношений между ними лишает такое пространство жизни и движения» [там же: 8]. В качестве знака отдельного синтаксического концепта рассматривается структурная схема простого предложения [там же], что не представляется бесспорным, а с учетом понятия об информативном минимуме предложения кажется и достаточно уязвимым. Не нашедшее в свое время однозначной трактовки само понимание структурной схемы предложения несколько утратило свою актуальность, ибо процесс изучения языковых явлений в различных парадигмах исследования стремительно нарастает, оставляя тем не менее некоторые частные вопросы не до конца решенными. За этим кроется опасность не решить их и на новом витке получения знаний в случае механического переноса определенных языковых понятий определенного времени во временную плоскость сегодняшнего дня.

Если говорить о синтаксическом концепте, то возникает закономерная необходимость обращения и к понятию пропозиции, как единицам одного порядка, хотя и разного уровня. Несмотря на то, что одна и та же пропозиция находит реализацию в нескольких предложениях, имеющих различные структурные схемы, предикативное оформление пропозиции конечно. Оно будет в первую очередь отражать структуру простых элементарных предложений. Такой способ оформления пропозиции является первичным. Однако существование огромного количества предложений, являющихся с точки зрения формальной структуры простыми, легко укладывающимися в рамки конкретной структурной схемы и при этом имеющими сложную смысловую организацию, позволяет говорить о непервичном способе оформления пропозиции. В этом отношении не имеющие традиционного предикативного оформления деепричастные, причастные, инфинитивные, адъективные, субстантивные конструкции и конструкции с обстоятельственными предложно-падежными детерминантами приобретают особую значимость.

Мыслительная деятельность человека фиксирует отношения между компонентами структурной схемы предложения и отношения между компонентами, не входящими в эту схему. Отношения второго рода делают перечисленные выше конструкции неэлементарными компонентами семантической структуры предложения. Речевое отражение структуры сложного денотата различно. Не всегда субъектно-предикатные отношения сводятся к отношениям между ядерными компонентами структурной схемы предложения. Очень часто в эту сферу оказываются вовлеченными полипропозитивные конструкции, способные имплицировать вторичный предикативный план высказывания, неразрывно связанный с первым. Поэтому пропозиция представляется более вероятным означаемым, нежели структурная схема предложения, какой бы «расширенной» она ни была. Наиболее яркими в этом плане представляются конструкции с обстоятельственными детерминантами: Из-за профессии отца, искусного реставратора живописи, получалось, что Дирк ни в одной стране не жил подолгу (Ю. Винер); В засушливой степи пшеница вызревала очень короткая (В. Попов); В чистом разреженном воздухе краски казались совсем другими, более насыщенными (П. Дашкова).

Одним из ключевых вопросов когнитивной лингвистики, как известно, является поиск концептов, наиболее важных для построения всей концептуальной системы, т. е. организаторов концептуального пространства. Анализ лексических систем языков привел исследователей к выделению ограниченного количества «примитивов» (А. Вежбицкая), при помощи которых можно описать словарный состав языка. К числу основных организаторов концептуальной системы относят концепты, близкие «семантическим частям речи» – концепты объекта и его частей, действия, пространства, времени, признака [Краткий словарь когнитивных терминов / Е.С. Кубрякова, В.З. Демьянков, Ю.Г. Панкрац, Л.Г. Лузина. – М., 1996. – С. 91]. Нетрудно заметить, что организаторы концептуального пространства лексической сферы вполне могут быть сопоставимы с организаторами синтаксического концептуального пространства, в котором базовыми понятиями являются понятия времени и пространства и, добавим, причины, обусловленности вообще. Каждое высказывание соотнесено с фрагментом объективной действительности, имеющим пространственно-временной фон. Наличие пространственно-временной ориентации в высказывании с детерминантами делает актуальным соотнесенность его содержания с действительностью, создавая необходимое и достаточное основание для установления предикативных отношений: В пустом старом доме горел единственный фонарь (П. Дашкова); После небольшой вступительной беседы Наполеон перешел на политические темы и вскользь заговорил об Александре Первом (М. Алданов). Не менее важными для смысловой организации синтаксических конструкций являются отношения обусловленности, которые определяют количество пропозиций в их структуре: Несмотря на глухоту и дряхлость, дед был разговорчив и во всем требовал отчета у дочери (Ю. Тынянов); От похвалы Пушкина глаза Каратыгина блеснули удовольствием (М. Марич).

Синтаксические концепты являются фрагментом языковой картины мира, равноправной частью ее общей концептуальной системы и, как следствие, организаторами концептуального пространства языка. Конструкции с обстоятельственными детерминантами являются важным элементом в организации синтаксического концептуального пространства.

Следующие главы диссертационной работы носят сугубо описательный характер и посвящены особенностям проявления синкретизма в сфере предложно-падежных обстоятельственных детерминантов различных групп.

^ Третья глава диссертации «Недискретность семантики и явления полисинкретизма в сфере детерминантов с общим значением фоновой характеристики» посвящена описанию группы детерминантов со значением фоновой характеристики высказывания (ДФХ) с позиций их структуры, семантики и особенностей функционирования.

Поскольку любое действие происходит в определенном месте и в определенное время, то объединение локальных и темпоральных детерминантов в одну группу самостоятельных распространителей предложения со значением фоновой характеристики неслучайно. В эту группу включаются и детерминанты обстановки, связывая тем самым действие не только с определенным временем и местом его проявления, но и с обстановкой, в которой оно происходит.

Однако детерминанты фоновой характеристики неравнозначны по своему семантическому статусу в структуре предложения, что не позволяет выделить единые критерии для их безоговорочного включения в одну группу. Неравнозначность их статуса определяется характером проявления синкретизма семантики. Как показывают наблюдения, локальные и темпоральные детерминанты способны функционировать без дополнительных одноуровневых обстоятельственных значений, тогда как семантика детерминантов со значением обстановки всегда полисинкретична за счет содержания дополнительной информации сопроводительного характера, свойственного детерминантам сопутствующей характеристики: Наконец он решил, что она гуляет по вечерам и, обманув бдительность Монфора, при свете луны ((обстановка + сопутствие) + дополнительная предикативность) прошелся по знакомой дорожке (Ю. Тынянов); У Паши заслезились глаза, и ему стало жалко артистов, которые должны под такую музыку, при таком гадком освещении ((обстановка + сопутствие) + дополнительная предикативность) исполнять еще более гадкие танцы (П. Дашкова). Эта особенность обозначенных синтаксем позволяет уточнить их место в системе предложно-падежных обстоятельственных детерминантов и считать периферийными элементами одновременно двух групп детерминантов – фоновой характеристики и сопутствующей характеристики. В отличие от локальных и темпоральных детерминантов для детерминантов со значением обстановки недискретными являются одновременно три значения: два одноуровневых обстоятельственных и значение дополнительной предикативности. Все остальные потенциальные обстоятельственные значения формируются на основе базовых значений: Все вместе они зашли в подъезд, и только тут, при свете лампочки ((обстановка + сопутствие) + дополнительная предикативность) + причина) Настя смогла разглядеть Тарандина (А. Маринина); В начинающихся сумерках ((обстановка + сопутствие) + дополнительная предикативность ) + уступка) Берлиоз отчетливо разглядел, что усишки у него как куриные крылья, глазки маленькие, иронические и полупьяные (М. Булгаков).

Этот факт позволяет уточнить место детерминантов обстановки в системе детерминирующих обстоятельств и считать их периферийными элементами одновременно двух групп детерминантов – фоновой характеристики и сопутствующей характеристики, – образуя при этом «зону синкретизма». С учетом семантических особенностей данных распространителей предложения целесообразнее их назвать детерминантами сопутствующей обстановки.

Обстоятельственные детерминанты со значением фоновой харак­теристики представлены в языке неодноз­начными (обстоятельственно-предикативными и полисинкретичными) самостоятельными распространителями предложения в целом. Выделе­ние семантической доминанты у полисинкретичных ДФХ связано с лекси­ческим наполнением детерминантной синтаксемы и значением предло­га. В конструкциях с Д-темп. важно учитывать соотношение видо-временного и модального планов детерминантной и недетерминантной частей выс­казывания.

Своеобразие выражения дополнительной предикативности в составе предложений с ДФХ заключается в их соотнесенности с фрагментом объективной действительности, которым являются место, время или обстановка действия, обозначенного в недетерминантной части предложения. Наличие фоновой ориентации любого высказывания, актуализированного в предложениях с ДФХ, позволяет наиболее адек­ватно установить отнесенность содержания высказывания к действи­тельности.

Обстоятельственно-предикативные ДФХ, не осложненные обстоятельственными значениями, имплицируют предикативность особого типа – бытийную, локализуя сообщаемое в определенном месте, времени или обстановке. Как правило, они осуществляют вводную функцию по отношению к какой-либо иной, новой точке отсчета в развитии событий или констатации определенного события в определенном времени. Существительные с процес­суальным значением, способные репрезентировать ситуацию, в конс­трукциях данного типа не встречаются. Чаще всего это нераспрост­раненные предложно-падежные синтаксемы, трансформируемые в некоторых случаях в пре­дикативную единицу бытийной семантики, обычно не встречающиеся в языке в силу своей искусственности, но не противоречащие тем не менее его системе: Под утро (наступало утро) небо очистилось (А. Толстой).

Осложнение семантики обстоятельственно-предикативных ДФХ дополнительными одноуровневыми обстоятельственными значениями влечет за собой изменение их статуса в составе высказывания. Полисинкретичные ДФХ осложняют не только его формальную, но и семантико-синтаксическую структуру: К старости он еще более раздался в кости, стал еще более велик, сутул, неуклюж – и был прозван в Стрелецке Мандриллой (И.Бунин); В тени зданий еще было прохладно и земля сыра, а на солнышке так грело, что даже демисезонное пальто Павел Николаевич еле на себе нес и стал по одной пуговице расстегивать (А. Солженицын).

Сочетаемостные потенции полисинкретичных ДФХ реализуются в их межгрупповых и внутригрупповых связях. Ограничения в сочетаемости значений ДФХ со значе­ниями обстоятельственных детерминантов определенных групп связы­вается с невозможностью пересечения способов их выражения.

Осложнение семантики ДФХ зависит от ряда факторов как внутреннего, так и внешнего порядка: лексического наполнения детерминантной синтаксемы, степени и характера ее распространенности; влияния семантики недетерминантной части высказывания, контекс­та.

В схеме отражены все возможные случаи внутригруппового и межгруппового синкретизма обстоятельственных значений в сфере детерминантов фоновой характеристики (рис.1):




Рис. 1

^ В четвертой главе «Явления синкретизма в сфере детерминантов сопутствующей характеристики» рассматриваются спорные вопросы выделения группы детерминантов со значением сопутствующей характеристики, особенности проявления синкретизма у данных распространителей предложения.

Учение о детерминантах в своем сегодняшнем состоянии имеет лакуны, заполнение которых необходимо для дальнейшего его развития. Одной из таких лакун являются детерминанты со значением сопутствующей характеристики высказывания (ДСХ). Несмотря на высокую частотность и употребительность, ДСХ не являются предметом пристального внимания исследователей. Традиционно словоформы с данным значением рассматривались как присловные распространители с обстоятельственной семантикой, т.е. типичные обстоятельства. Однако результаты исследований специфичности их семантики и функциональных особенностей позволили в свое время синтаксистам признать данные распространители обстоятельственными детерминирующими членами предложения [Смородина, Н.С. Детерминирующие члены предложения со значением сопутствующей характеристики в современном русском языке (на материале предложных конструкций): дис. ... канд. филол. наук. [Текст] / Н.С. Смородина. – Ростов н/Д, 1989].

ДСХ имеют свои спе­цифические средства выражения. На выражении значения сопутствия специализируются следующие предложно-падежные формы: с + творит. пад.; без + род. пад.; под + вин. пад.; под + творит. пад.; при + предл. пад.; в + предл. пад.

Как показывает анализ языкового материала, ДСХ являются синкретичными самостоятельными распространители предложения в целом и обладают рядом структурно-семантических признаков, позволяющих выделить значение сопутствующей характеристики в качестве доминирую­щего, осложняемого: С довольным видом Стеббс выгрузил из сундука кипу тетрадей (А. Грин); Вечером под отдаленный шум нестройных песен он попрощался с ребятами и, осторожно приподняв заслонку, скользнул в доставку (К. Булычев); В ожидании неминуемых наваждений ребята так прижались друг к дружке, что никакая бы сила не разъединила бы их до гроба (Л. Леонов).

При квалификации семантической доминанты со­путствия учитываются семантика предлога, лексическое наполнение детерминанта и соотнесенность видо-временного и модального пла­нов детерминантной и недетерминантной частей высказывания.

В зависимости от способности ДСХ имплицировать дополнительную предикативность конструкции, содержащие данные детерминанты, рас­падаются на две группы, в которых: 1) детерминантная синтаксема имплицирует дополнительную предикативность соотносимую с субъектом основной, внутренней, ситуации: При уме ясном, обширном он был мил и забавен, как ребенок (И.Тургенев); 2) детерминантная син­таксема имплицирует дополнительную предикативность, соотно­симую с субъектом внешней ситуации: При последнем слове царя Пушкин вздрогнул (М.Марич). Подавляющее большинство конструкций, содержащих детерминанты с доминирующим значением сопутствия, – это предложения с одним, общим для ос­новного и дополнительного предикатов субъектом.

Доминанта сопутствия легче вычленяется в моносубъекткых и полипредикатных конструкциях. В конструкциях с предикатами, относящимися к разным субъектам, при совпадении видо-временного и модального планов обеих частей высказывания доминанта предстает в нерасчлененном виде (например, при выражении значения одновре­менности и сопутствия; сопутствия и условия).

ДСХ чаще представлены распространенными словоформами – детерминантными оборотами, ко­торые почленно разворачиваются в синтаксическую конструкцию опреде­ленной семантики и структуры: С ощущением легкого головокружения (испытывая ощущение легкого головокружения) старый врач подумал, что вот ради одного такого пронзительного момента стоило жить, стоило пройти и более тяжкий путь (П.Проскурин).

Внутрисистемный характер отношений в сфере ДСХ проявляет себя в процессе реализации синонимических и анто­нимических связей. ДСХ свободно вычленяются из состава выска­зывания, не вызывая его структурной или семантической напряжен­ности. Данные детерминанты сочетаются с различными типами основ и не имеют ограничений в выборе предикатов высказывания: Без надежды застать отца и Та­иску на старом месте Сережа побежал было домой, но пожар оказался гораздо ближе, и сразу отлегло от сердца (Л.Леонов); С щемящей надеждой Лида торопливо разрывала полученный конверт (М. Арцыбашев).

Синтаксическая парадигма конструкций со значением сопутс­твия, кроме предложений с детерминантными словоформами, включает в себя конструкции с одиночными деепричастиями или деепричастны­ми оборотами, которые можно считать доминантой синонимического ряда синтаксических конструкций. ДСХ с неосложненной семантикой не изменяют своего положения на семантической оси высказывания.

ДСХ с полисинкретичной семантикой вступают в синонимические отношения не только с конструкциями, выражающими значение сопутствия, но и с конструкциями, выражающими значения, являющиеся осложняющими по отношению к основному значению (СПП с придаточ­ной частью определенной семантики): При одной мысли об этом он приходил в ярость, не веря, что наступил спад (С. Крутилин): думая об этом, он приходил в ярость; когда он думал об этом, он приходил в ярость; Он приходил в ярость, потому что ему не хотелось верить, что это уже спад. Синтаксической доминантой такого синонимического ряда целесообразнее признать предложения с детерминантными синтаксемами как единицами, наиболее отчетливо выражающими все значения, присущие данному объединению; отражаю­щими одни и те же отношения и связи между явлениями объективной действительности, заданными предикатно-актантной структурой высказывания, не имеющими стилистических ограничений в употреблении.

ДСХ с полисинкретичной семантикой формально занимают одну синтаксическую позицию в предложении. На семантическом уровне они являются репрезентантами двух или более компонентов семанти­ческой структуры. ДСХ, семантика которых осложнена одноуровневыми дополнитель­ными обстоятельственными значениями детерминантов группы обусловленности, невозможно опустить из состава высказывания, не изменив его вещественного содержания или структурно-семантической завершенности. Предикаты в таких высказываниях поддаются некоторой классификации как компоненты, ограниченные выбором одного из возможных вариантов следствия.

ДСХ при осложнении семантики реализуют свои межгрупповые связи, что отражается на их семантическом статусе в составе выс­казывания. Ограничения в сочетаемости со значением детерминантов разных семантических групп связываются со структурно-семантичес­кими особенностями способов их выражения.

Предложные словоформы в функции детерминантов сопутствия с осложненной семантикой не вступают между собой в синонимические и антонимические отношения, в отличие от аналогичных синтаксем с неосложненной семантикой.

Модальный и видо-временной планы детерминантной и недетерминантной частей высказывания совпадают, независимо от наличия или отсутствия дополнительных обстоятельственных оттенков значе­ния у детерминантой синтаксемы со значением сопутствия.

Сочетаемость значений ДСХ с другими обстоятельственными отражена в схеме (рис. 2):



Рис.2

^ Пятая глава «Недискретность семантики и явления полисинкретизма в сфере детерминантов с общим значением обусловленности» содержит описание ядерных и периферийных элементов данной группы во всем многообразии их форм, значений и функциональных особенностей. В отличие от локальных и темпоральных распространителей, выраженных омонимичными синтаксемами, которые способны функционировать и как присловные, и как неприсловные члены предложения, предложно-падежные синтаксемы со значением обусловленности функционируют лишь как неприсловные распространители, т.е. детерминанты.

Отталкиваясь от общефилософского понимания категории каузальности, причинности вообще, отражающей обусловленную связь всего сущего и человеческого познания о нем, исследователи отмечают универсальный характер данной категории [Одинцова, И.В. Структурно-коммуникативные модели с причинной семантикой в простом предложении [Текст] / И.В. Одинцова // Вестник МГУ. Сер. 9, Филология. – 2002. – № 1. – С. 49-59].

Неслучайно в основе выделения сферы обусловленности, ее интегрирующим началом является принцип достаточного основания, который по-разному проявляется у каждой отдельной составляющей данной сферы: у условия – гипотетичностью, у цели – активностью обусловливающей связи, у уступки – разнознаковостью, у следствия – результативностью. Причинные отношения считаются лишенными маркирующего признака, поэтому они рассматриваются как обусловленность, освобожденная от альтернативы, противительности и гипотетичности. Это дает основание ученым считать причину семантической доминантой системы обусловленности или ядром поля [Евтюхин, В.Б. Категория обусловленности [Текст] / В.Б. Евтюхин. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 1997. – 200 с. Ляпон, М.В. Прагматика каузальности [Текст] / М.В. Ляпон // Русистика сегодня. Язык: система и ее функционирование. – М., 1988. – С. 110-120. Теремова, P.M. Функционально-грамматическая типология конструкций обусловленности в современном русском языке: автореф. дис. ... д-ра филол. наук [Текст] / Р.М. Теремова. – Л., 1988].

В группу детерминантов со значением обусловленности (Д-обусл.) традиционно включаются синтаксемы со значением причины, условия, уступки, цели. Однако имеется достаточное основание для включения в нее и распространителей со значением соответствия, основания, повода.

Конструкции со значением обусловленности, которым свойс­твенна семантическая бинарность, стремятся и к бинарности струк­турной. Если принять сложноподчиненное предложение со значением обусловленности как единицу, наиболее адекватно отражающую дан­ное стремление, то следует признать, что все конс­трукции, способные выражать значение обусловленности, обладают этим свойством: структурно-семантической бинарностью. Следова­тельно, конструкции с детерминантами обусловленности бинарны: они отражают те же причинно-следственные, условно-следствен­ные, уступительно-противительные отношения, что и эксплицитная конструкция; они также состоят из двух частей, одна из которых обусловливает содержание другой.

Функциональное многообразие форм и значений категории обусловленности сводимо в целом к понятию каузальности, причинности вообще. Этим, по-видимому, объясняется тяготение каждой детерминантной синтаксемы со значением обусловленности в той или иной степени выражать значение причины, создавая предпосылки синкретизма. Разная степень тяготения к выражению производящего значения у детерминантов условия, уступки, цели, с одной сторо­ны, и стимула, соответствия, основания – с другой, связана с различием способов выражения значения обусловленности. Для конс­трукций с детерминантами причины, условия, уступки, цели данное значение – это результат взаимодействия семантики обеих частей высказывания, где детерминантная часть называет обусловливающий фактор, а недетерминантная – обусловленный: От застенчивости он сердито сопел носом и не решался вылезти, хотя лодка уже ткнулась о берег (А.Толстой). Значение детерминан­тов повода, соответствия, основания формируется, главным образом, в самом детерминанте, а взаимодействие частей высказывания поз­воляет реализовать общее значение обусловлен­ности, причинности. По всем законам логики я должен был стать преступником (А.Вертинский); На огонь из лесу летели бабочки и жучки (М. Арцыбашев); По свойственному ему чувству справедливости он подумал при этом, что Леонидов под Кузьковом был в атаке действительно первый раз (К. Симонов). Именно на этом основании данные детерминанты включены на­ми в группу со значением обусловленности.

Функционально-семантическая категория обусловленности представлена в языке как единый каузальный комплекс – макрополе обусловленности с системой взаимодействующих друг с другом микрополей, каждое из которых является полицентрической структурой с иерархически организованными ядерными и периферийными элемен­тами [Теремова, Р.М. Указ. раб]. Если конструкции со значением причины, ус­ловия, уступки, цели организуют самостоятельные поля с ядром и периферией, то конструкции со значением стимула, соответствия, основания в силу синкретизма семантики самостоятельных полей не образуют и занимают отдаленную периферию поля причины, являясь производными этого значения.

Детерминанты со значением обусловленности представлены в языке как неоднозначные квалификаторы семантичес­кой структуры высказывания с недискретным обстоятельственно-предикативным значением.

Осложнение семантики Д-обусл. имеет две формы: первая связана с выражением дополнительной предикативности в составе высказыва­ния – бисинкретичные детерминанты: За отсутствием доктора, уехавшего жениться (причина + дополнительная предикативность), больных принимает фельдшер Курятин (А. Чехов); вторая – с формированием полисинкретичных детерминантов на основе недискретного обстоятельственно-предикативного значения: Несмотря на свою крайне суровую внешность ((уступка + дополнительная предикативность) + сопутствующее состояние субъекта), Марья Семеновна была человеком особой доброты и нервности, который не поможет в несчастье ближнему своему только потому, что не переносит страданий и особенно крови (Ю. Герман).

Осложнение семантики Д-обусл. значением дополнительной предикативности зависит от лексического наполнения детерминантной синтаксемы; степени ее распространенности; семанти­ки предлога. Д-обусл. имплицируют дополнительную предикативность, соотносимую с субъектом основной ситуации, формируя при этом моносубъектную и полипредикатную конструкцию: А раз так, не разыскивала из гордости, не гонялась за его алиментами по всей России (В.Михальский) или соотноси­мую с субъектом дополнительной ситуации, формируя полисубъектную и полипредикатную конструкцию: К этому времени Мечников, из-за отсутствия денег каждодневно опохмелявшийся нарзаном из источника, пришел в ужасное состояние и, по наблюдению Остапа, продавал на рынке кое-какие предметы из театрального реквизита (И. Ильф, Е. Петров).

Детерминанты со значением причины, усло­вия, уступки, цели вступают в синонимические отношения с другими синтаксическими конструкциями той же семантики, как правило, со сложноподчиненными предложениями с определенной придаточной частью на основе отражения равнозначных отношений между события­ми объективной действительности, общего объема содержания, связи с одним семантическим инвариантом. Доминантой такого синоними­ческого ряда признается СПП как единица, с наибольшей отчетли­востью отражающая структуру ситуации.

Полисинкретичные Д-обусл. реализуют как межгрупповые связи, что ведет к изменению их семантического статуса в составе выска­зывания, так и внутригрупповые, которые не влияют на их статус.

Анализ языкового материала показал что, синкретизм в сфере детерминантов обусловленности – явление весьма распространенное и многообразное. В схеме отражена сочетаемость значений Д-обусл. с другими обстоятельственными значениям (рис. 3):




Рис. 3

В Заключении подводятся основные итоги исследования и намечаются его перспективы. Проведенное диссертационное исследование – это первое комплексное изучение предложно-падежных детерминантов с учетом неразрывного единства их структурных, семантических и функциональных особенностей, позволившее квалифицировать данные синтаксические единицы как синкретичные члены предложения с недискретным обстоятельственно-предикативным значением, переходное звено между главными и второстепенными членами. Дальнейшие перспективы исследования проблемы могут быть связаны с более глубоким изучением условий возникновения синкретизма на материале каждой конкретной группы обстоятельственных детер­минантов. Требует отдельного исследования функционально-семанти­ческий и структурный синкретизм данных детерминантов. Обстоятельственные детерминанты могут быть исследованы с точки зрения сочетаемости с разными типами основ предложений; с точки зрения влияния семантики предиката и других компонентов высказывания на синкретизм семантики всех самостоятельных распространителей предложения. Может быть исследован синкретизм детерминантов, выраженных деепричастными и наречными синтаксемами. Плодотворными могут оказаться детальные исследования синкретизма семантики субъектных и объектных детерминантов, способные в конечном итоге создать целостную картину всей системы детерминантов. Важное значение для дальнейшего развития теории детерминантов могут иметь работы, в которых изучается прагматический потенциал данных распространителей предложения; детерминанты могут найти свое теоретическое осмысление в контексте анализа синтаксических концептов.





оставить комментарий
страница4/5
Алексанова Светлана Арамовна
Дата17.09.2011
Размер0.81 Mb.
ТипДиссертация, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх