Д. А. Леонтьев icon

Д. А. Леонтьев



Смотрите также:
А. А. Леонтьев (председатель), Д. А. Леонтьев, В. В. Петухов, Ю. К. Стрелков, А. Ш. Тхостов, И...
Леонтьев А. Н
А. И. Леонтьев > М. В. Леонтьева...
А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения...
А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения...
Д. А. Леонтьев Феномен свободы: от воли к автономии личности...
Учебник" (Близнец И. А., Леонтьев К. Б.) (под ред. И. А. Близнеца) ("...
Дошкольное детство большой отрезок жизни ребенка. Дошкольный возраст, как писал А. Н. Леонтьев...
А. Н. Леонтьев...
А. Н. Леонтьев...
А. Н. Леонтьев...
"Российская историко-психологическая школа (Л. С. Выготский, А. Р. Лурия, А. А...



страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   27
вернуться в начало
скачать
Глава 4. Качественные исследования в науке и практике 83

кой технике. Сессия консультирования, основанного на клиент-центри-рованном подходе Роджерса (глава 2, «Терапевтическое интервью о нена­висти»), дает адекватное описание драматического эпизода в этой форме терапевтического интервью. Существует обширная критика по поводу эф­фективности психоаналитической терапии, по поводу ее соответствия тео­рии, по поводу эмпирической валидности психоаналитических наблюде­ний (см. Fisher, Greenberg, 1977). Здесь эта критика не приводится, вместо этого я подчеркиваю плодотворность психоаналитической терапии в выяв­лении новых феноменов и новых связей. Выделенные характеристики пси­хоаналитического интервью заметно контрастируют с позитивистскими критериями научности метода, о которых говорилось выше (глава 4, «По­зитивизм»). Это может быть одной из причин того, почему психоаналити­ческое интервью не считается в психологии исследовательским методом.

Хотя позитивистская философия и отвергает этот факт, порождение знаний в психоанализе явилось вызовом для мыслителей тех философских направлений, которые были упомянуты в главе 3. Хотя они, в основном, критиковали спекулятивные и редукционистские тенденции психоаналити­ческой теории, они все же осознали уникальную природу личностного вза­имодействия в психоаналитическом интервью и его потенциал для личнос­тного изменения, так же как и его вклад в познание бытия человека. Первую попытку введения в эту область дали Р. Мэй, Э. Энджел и X. Элленбергер (May, Angel, Ellenberger, 1958). Есть также работа М. Босса «Психоанализ и Дазайн-анализ» (Boss, 1963), основанная на феноменологической экзистен­циальной и герменевтической философии М. Хайдеггера, и работа Р. Лэнга «Я и другие» (Laing, 1962), вдохновленная экзистенциализмом Ж.-П. Сарт­ра. В числе философов, интересовавшихся психоанализом, можно назвать Сартра и его экзистенциальное соединение марксизма и психоанализа в ра­боте «Проблема метода», феноменологическую и герменевтическую рабо­ту П. Рикёра «Фрейд и философия: очерк об интерпретации» (Ricoeur, 1970) и критический разбор Дж. Хабермасом психоанализа как модели ос­вободительной общественной науки с точки зрения герменевтики в работе «Знание и интересы человека» (Habermas, 1971). Рассмотрение здесь пси­хоаналитического интервью и способа понимания в исследовательском ин­тервью вдохновляется именно этими работами.

Психоаналитическое интервью одновременно связано с исследователь­ским интервью и его способом понимания и резко от него отличается. Цель терапевтического интервью — облегчить пациенту изменения и получить °т конкретного пациента знания, необходимые для стимулирования про-Чесса личностного изменения. Общие знания о человеческом бытии, полу-Ченные в психоаналитическом процессе, являются побочным эффектом



^ Часть II. Осмысление исследовательского интервью

84

процесса помощи пациенту в преодолении его невротического заболева­ния. Качественное исследовательское интервью — это пространство по­рождения знаний; его цель — получение знания об исследуемом феномене и любые изменения, в результате произошедшие в интервьюируемом, явля­ются побочным эффектом. Интенсивные личностные терапевтические от­ношения могут вскрыть болезненные глубоко запрятанные воспоминания и глубинные уровни личности, недоступные в процессе краткого исследо­вательского интервью.

Несмотря на эти различия, интервьюеры-исследователи могут учиться манере задавать вопросы и интерпретировать, принятой в терапевтическом интервью. К психоанализу как к исследовательскому методу есть очень много вопросов, да и научный статус психоаналитического знания все еще дискутируется. Некоторые из проблем, касающихся валидности интерпре­таций, будут обсуждаться ниже, в главе 13. Парадокс в том, что терапевти­ческое интервью, которое все еще не признается научным методом и для которого получение обобщенных знаний является побочным эффектом, в результате дало научной психологии самые ценные знания.

^ ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: МЕЖДУ СЦИЛЛОЙ И ХАРИБДОЙ

Проект терапевтического исследования может быть довольно опасным путешествием, лавированием между индивидуальными описаниями случа­ев практически без всякого метода, с одной стороны, и количественными физиологическими и бихевиоральными измерениями практически без вся­кого психологического содержания — с другой. Клинические исследования породили долгую историю отвергнутых статей и загубленных диссертаций. Маршрут терапевтического исследования можно сравнить с путешествием Одиссея на обратном пути из Трои с проходом через узкий пролив между Сциллой и Харибдой — приключением, которое он объявил самым опас­ным в своем долгом исследовательском путешествии.

С одной стороны его поджидало чудовище Харибда, глотавшее кораб­ли целиком вместе с командой. Здесь исследователя в терапии захватывают восхитительные развлекательные истории, героем которых часто становит­ся сам терапевт. В этом случае очень редко можно найти методическое опи­сание того, каким образом получены эти истории, и, тем более, нет анализа ни задействованных нарративных структур, ни валидности представленно­го знания. Теперь, почти век спустя после появления психоаналитической теории и терапии, основные данные, поддерживающие психоаналитичес-

^ Глава 4. Качественные исслеЭоВания В науке и практике

^Vft

кую теорию, все еще держатся на знаниях, собранных при помощи психо­аналитического интервью — метода исследования, который в рамках обще­ственных наук очень трудно осмыслить сколько-нибудь систематически.

Одиссей так старался избежать лап Харибды, что слишком близко по­дошел к другом берегу узкого пролива, где шестиглавое чудовище Сцилла пожрало шестерых членов его команды. Современные терапевтические исследования могут так стараться избежать терапевтических россказней, что попадают в смирительную рубашку позитивизма на другом полюсе и теряют живые терапевтические отношения в ворохе статистических кор­реляций и коэффициентов значимости, которые могут быть совершенно не значимы для терапевтической ситуации. В этой форме подражательного сциентизма клинический исследователь может стать «святее папы римско-го>) — или, в психоаналитической терминологии, идентифицироваться с агрессором.

Корабль, бороздящий волны современных качественных исследова­ний, похоже, также вошел в узкий пролив и мечется между Харибдой «от­сутствия метода» и Сциллой «только метода». Версия интервью, представ­ленная здесь, отдает дань обоим чудовищам. С одной стороны, вряд ли существует методическое обоснование или концептуальное осмысление полученных данных при анализе текста первоначальной беседы или при трансформации живой беседы в записанный текст, так же как и обоснова­ние валидности интерпретации значений в тексте. С другой стороны, су­ществует качественный гиперэмпиризм количественной категоризации и бесконечные цитаты из расшифровок интервью. Такие отчеты об интер­вью утрачивают живую реальность беседы в той же мере, что и человечес­кую ситуацию, запечатленную в рассказе участника исследования.

Здесь я обращаюсь к методическим этапам исследования на основе ин­тервью и предлагаю в части III некоторые принципы для преодоления рис­ков «отсутствия метода» и опоры «только на метод» в опасном предприя­тии интервьюирования — от первоначального взгляда до окончательного отчета. Цель исследователя-интервьюера заключается в том, чтобы вер­нуться из своего странствия с повестью, которая бы отдавала должное рас­сказам самих исследуемых об их жизненном мире и несла бы в себе новое, валидное знание и находки для слушателей и читателей повести.

^ Часть III.

семь этапов исслЕПОвяния

С ПОМОШЬЮ иНТЕРВЬЮ

Теперь, от значения слов, вынесенных в подзаголовок книги — каче­ственное исследовательское интервью, — перейдем к методам проведения исследования с помощью интервью. Эта методическая часть построена в соответствии с развертыванием семи этапов исследования при помощи ка­чественного интервью. Этапы следующие: выбор темы, планирование, интервьюирование, расшифровка, анализ, проверка (верификация) и напи­сание отчета. В главе 5 в контексте проблемы порождения знания обсужда­ются первые два этапа — выбор темы и планирование. Моральный аспект интервьюирования обсуждается в главе 6, описывающей этические пробле­мы, которые могут возникнуть на каждом этапе исследования с помощью интервью.

С целью улучшения качества получаемого знания в главе 7 рассмотре­на ситуация интервью. Описана подготовка к проведению исследовательс­кого интервью и, в качестве иллюстрации типов формулировки вопросов, приведено интервью об отметках. В главе 8 предложены критерии качества качественного интервью, а также рассмотрены этические аспекты ситуации интервью и проблема наводящих вопросов.

Структурирование интервью для последующего анализа описано в гла­ве 9. Технические вопросы расшифровки поднимают принципиальную проблему различий между устной и письменной речью. В конце главы при­ведена схема использования компьютерных программ для обработки тек­стов интервью.

Следующие три главы сфокусированы на анализе интервью. Обсужде­ние «вопроса на 1000 страниц» в главе 10 освещает некоторые ключевые

проблемы анализа интервью. В главе 11 представлен обзор подходов к ана­лизу таких понятий, как конденсация и категоризация смысла, нарративное структурирование и интерпретация. В главе 12 рассматривается проблема множественности интерпретаций, связывается с герменевтической идеей первичности вопроса и обсуждаются — в разных контекстах интерпрета­ции и валидизации — вопросы, поставленные к утверждениям интервью об отметках. И, наконец, поиск смысла в философии модерна противопостав­лен постмодернистской деконструкции овеществленных смыслов.

Верификация знания, полученного в интервью, трактуется в главе 13, где обсуждаются возможности обобщения, надежность и валидность в ка­чественных исследованиях. Подробно рассматривается валидизация как социальная конструкция, затрагивающая философские концепции знания как беседы и действия, выделяются коммуникативные и прагматические формы валидизации.

Если делать акцент на валидизации как коммуникации и действии, то на передний план выходит отчет об интервью. Цели и формы отчета об ин­тервью представлены в главе 14. Процесс его написания рассматривается как социальная конструкция; предлагаются способы обогащения отчетов, чтобы цитирование в них больших кусков интервью не вызывало чрезмер­ную скуку.

ГлоВа 5.

Выбор темы и планирование

исследовательского интерВию

В этой главе представлена попытка планирования исследовательского интервью, позволяющего обойти дилемму «только метод — отсутствие ме­тода», сосредоточив особое внимание на компетентности и мастерстве исследователя-интервьюера. Я начну с различия между формальностью от­чета об исследованиях в общественных науках и открытостью полуструкту­рированного интервью. Анализ эмоциональной стороны интервью-путеше­ствия показывает, как плохо могут пойти дела, если не брать в расчет общий план всего исследовательского интервью. Затем мы более структурирован­но обсудим семишаговый маршрут исследования — выбор темы, планиро­вание, интервьюирование, расшифровка, интерпретация, верификация и написание отчета. Все этапы иллюстрируются примерами из моего иссле­дования влияния отметок на обучение. Первые два — выбор темы и плани­рование — изложены более подробно. И, наконец, выходя за пределы мето­да, рассмотрим исследование как искусство.

^ Открытость и эмоиии

В исследовательском интервью

Статьи в журналах по общественным наукам рисуют скорее формаль­ную картину исследовательского процесса. Требования, выдвигаемые к публикуемым работам, формируют искаженное представление о техноло­гии научного исследования как о логичном, линейном процессе, очень да­леком от действительного процесса исследования с его сюрпризами, из­менением планов, гипотез и теоретических положений. В реалистичной картине проведения качественного исследования, нарисованной Ч. Мар­шаллом и Г. Россманом (Marshall, Rossman, 1995), показано, что формали­стское планирование исследовательского интервью может быть результа­том требований исследовательских фондов, где упор делают как раз на ясные и хорошо структурированные предложения.

Одним из примеров более соответствующего нашему предмету опи­сания превратностей современного научного исследования является «Ис­тория случая в научном методе» — работа радикального бихевиориста Б.Ф. Скиннера (Skinner, 1961). Он отвергает формалистские представления об исследовании, описывая множество случайностей и сюрпризов из сво-

^ ГлоВо 5. Выбор темы и планирование...

ей практики экспериментальных исследований поведения, приведших к важнейшим открытиям в области поведения животных и человека. Так, случайности, вроде падения кормушек или появления детенышей у лабо­раторных крыс, приводят к появлению новых возможностей в повышении эффективности научения. Эти описания реальных научных исследований поведения могут послужить утешением студентам, начитавшимся мисти­фицированных стерильных формальных описаний исследований и учеб­ников по методологии.

Особым достоинством качественного интервью является его откры­тость. Для нестандартизованного качественного интервью не существует никаких стандартных техник или строгих правил проведения исследова­ния. Правда, есть некий набор методов, используемых на каждом этапе ис­следования. В этот набор включены такие, например, вопросы: «Сколько интервью нужно провести?», «Нужно ли записывать интервью на пленку и затем расшифровывать?», «Как следует анализировать интервью?», «Нуж­но ли давать интерпретации интервьюируемым?».

Предлагаемый в этой книге подход не столько предписывает использо­вание стандартизованных процедур и техник, сколько обращает внимание на методологические проблемы выбора, возникающие на разных этапах проведения исследовательского интервью. Цель в данном случае — при­нять осознанное решение о выборе метода, основанное на знании темы ис­следования, доступном методическом инструментарии и наилучшей для всего проекта последовательности методов. Именно эта открытость и гиб­кость интервью, множество решений, принимаемых непосредственно на месте (например, следовать ли появившимся в процессе интервью новым возможностям или придерживаться намеченной схемы интервью), предъяв­ляют очень строгие требования к подготовке и компетентности интервьюе­ра. Отсутствие предписанных правил создает широкое поле для проявления мастерства интервьюера, его знаний и интуиции. Интервьюирование — это ремесло, которое гораздо ближе к искусству, чем к стандартизованным ме­тодам общественных наук.

Общий термин нестандартизованное может относиться к ситуации интервью, тогда как вся процедура исследования с помощью интервью ско­рее является стандартизованной и часто проходит пять характерных эмоци­ональных фаз.

Врезка 5.1 описывает эмоциональную динамику исследования с помо­щью интервью. Эмпирическим обоснованием этого описания являются на­блюдения за студентами и моими коллегами, проводившими исследователь­ские интервью, а также выводы, сделанные мной в процессе собственного исследования об оценках. Интенсивность переживания эмоциональных фаз

I

^ 90

Чость III. Семь этапов исследования с ломошою интервью

Врезка 5.1

Эмоциональная динамика исследовательского интервьюирования

^ Фаза антипозитивистского энтузиазма. Проект интервью часто начинает­ся с энтузиазма и вовлеченности. Исследователь сильно увлечен проблемой и хочет провести реалистическое исследование самой жизни. Это должно быть значимое качественное исследование жизни людей, а не позитивистс­кие количественные данные, собранные на основе абстрактных теорий.

^ Фаза цитирования интервью. На этой стадии у исследователя скапливают­ся записи первоначальных интервью, и он занят тем, что сказали интервью­ируемые. Теперь это уже не идеологический энтузиазм предыдущей фазы, а напротив, личные обязательства и подвижническая идентификация с иссле­дуемыми, которые так глубоко раскрывают обстоятельства своей жизни, за­частую гнетущие. За ленчем интервьюер «нагружает» коллег огромным количеством новых цитат. Хотя поначалу это может впечатлять, через неко­торое время коллегам становится трудно сохранять прежний интерес к ис­ториям из интервью.

^ Рабочая фаза молчания. Спустя некоторое время проект интервью погружа­ется в молчание. Исследователь уже не является на ленч с цитатами из ин­тервью. Коллеги, интересующиеся проектом, теперь получают лаконичный ответ: «Интервью расшифровываются» или «Анализ только начался». Эта рабочая фаза характеризуется рассудительностью и терпением,

^ Агрессивная фаза молчания. Проходит много времени с тех пор, как были закончены все интервью, а результатов все нет. Коллеги, которые расспра­шивают о проекте, теперь рискуют нарваться на сильное раздражение: ис­следователь «ощетинивается» и более или менее явно сигнализирует: «Это не ваше дело». Для исследователя кризис середины проекта характеризует­ся нарушением сроков, хаосом и стрессом.

^ Финальная фаза истощения. На этой стадии проект интервью становится таким громоздким, что нет уже ни времени, ни энергии для отчета об изна­чально интересных находках. Один из вариантов этой стадии — отсутствие отчета, когда сотни страниц расшифрованных интервью остаются в папках. Читая лекции, исследователь вспоминает некоторые занятные цитаты, так сказать, «лекторский вариант», но окончательный отчет откладывается. Обычным вариантом окончания исследования является вариант «спасем все, что можно спасти», когда интервью используются как отдельные цита­ты без методологического и концептуального анализа. В случаях, когда все же появляется «окончательный отчет», исследователь может только поко­риться судьбе, так как он все равно не преуспел — не донес до читателя из­начальное богатство историй, рассказанных в интервью, в методологически обоснованном виде.

^ 91

Глава 5. Выбор темы и лланирование...

различна. Моменты энтузиазма, обычные для начала исследования, часто появляются и в конце, к примеру, когда в процессе интерпретации обнару­живаются новые смыслы и значения. Эти пять фаз можно встретить и в про­цессе использования других методов исследования. Однако редко можно встретить такой сильный контраст между начальным энтузиазмом и после­дующими мучениями, как в исследовательском интервью.

Изображенная здесь картина эмоциональных стадий проекта интервью не является специфически датским феноменом, но не является и неизбеж­ной. Рената Теш (Renata Tesch), открывшая консультационную фирму по качественным исследованиям в Соединенных Штатах, прочитала описание этих эмоциональных тягот. Затем она попросила разрешения использовать это описание в рекламе своей фирмы и после пяти фаз добавила только: «Существует единственная возможность избежать такого положения дел — обратитесь в Организацию Качественных Исследований!».

Может статься, что описание эмоциональных мучений в исследователь­ском интервьюировании уже устарело; при большом количестве качествен­ных исследований и курсов по ним и при обилии методической литературы новоиспеченные исследователи могут занять куда более выгодную началь­ную позицию и с большим успехом пройти ступени исследования с помо­щью интервью.

^ Семь этапоВ исследовательского интервью

В этом разделе я выделяю способы планирования исследования, пред­полагающего использование интервью, которые могут помочь исследовате­лю вынести все тяготы исследовательского процесса и сохранить первона­чальные взгляды и обязательства. В качестве первого шага к преодолению эмоциональных испытаний, описанных выше, предлагаются семь этапов исследовательского интервью.

Врезка 5.2 показывает, как исследовательское интервью проходит семь этапов — от первоначальной идеи до окончательного отчета. Чтобы при­дать открытому и изменчивому исследовательскому интервью некоторую структуру, я сделал упор на линейном развертывании в процессе опроса всех семи методических стадий. Противоположный взгляд — очень хоро­шее изложение интерактивной природы качественного интервью — можно найти у Э. Страусса и Дж. Корбина (Strauss, Corbin, 1990), где представлен глубокий теоретический подход к процедуре и технике интервью, суще­ственно менее формальный, чем описание семи этапов исследовательского интервью. Страусе и Корбин рисуют непрерывное взаимодействие осмыс-

^ Часто III. Семи этапов исследования с помошью интервью

ления полевых исследований, анализа и новых обращений к практике, что в данном упрощенном линейном описании принесено в жертву попытке структурировать часто хаотичную область исследовательского интервью.

Эмоциональную динамику исследования с помощью интервью теперь можно связать с этими семью этапами. Антипозитивистский энтузиазм обычно доминирует в течение кратких этапов выбора темы и планирова­ния. Увлеченное цитирование интервью совпадает с этапом самого интер­вьюирования. Стадии рабочего и агрессивного молчания соответствуют

Врезка 5.2 ^ Семь этапов исследования с помощью интервью

1. Выбор темы. Формулирование цели исследования и описание концепции исследуемой темы еще до начала интервью. На вопросы «почему» и «что» следует ответить еще до того, как задавать вопрос «как», то есть выбирать метод исследования (глава 5).

2. Планирование. Прежде чем начинать интервьюирование, спланируйте все исследование, беря в расчет все семь этапов. Планирование производится для того, чтобы достичь знания, к которому вы стремитесь (глава 5), и при­нять во внимание моральные аспекты исследования (глава 6).

3. Интервьюирование. Проведение интервью по схеме, с осознанным под­ходом к искомым знаниям и межличностным отношениям в ситуации ин­тервью (главы 7 и 8).

4. Расшифровка. Подготовка материалов интервью к анализу, который обычно включает расшифровку и перевод из устной формы в письменный текст (глава 9).

5. Анализ. Основываясь на цели и теме исследования, а также на природе материалов интервью, следует решить, какой метод анализа годится для данных интервью (главы 10, 11 и 12).

6. ^ Верификация (проверка). Убедитесь в обобщенности, надежности и ва-лидности ваших открытий. Надежность относится к однородности ре­зультатов, а валидность результатов означает, что в процессе проведения ис­следовательских интервью изучалось именно то, что вы намерены были изучать (глава 13).

7. ^ Написание отчета. Изложите ваши исследовательские находки и исполь­зованные методы так, чтобы форма изложения отвечала критериям научно­сти, были учтены этические аспекты исследования, а конечный продукт был читабелен (глава 14).

^ Глава 5. Выбор темы и планирование...

93

этапу расшифровки и особенно этапу анализа. Этап верификации обычно проскакивают, и истощение начинает доминировать на этапе написания от­чета. Корни этого «наказания господня» кроются в том, что этапы выбора темы и планирования, особенно важные в таком открытом методе, как ин­тервью, проходят слишком быстро.

Краткое изложение сущности исследовательского интервью в одной-единственной книге влечет за собой лишь краткое описание семи методи­ческих этапов. Моя основная цель — дать общий взгляд на весь процесс исследования, выделить взаимодействие между этапами и проследить внут­реннее переплетение практического выбора метода и философских концеп­ций знания и истины.

Во врезке 5.3 приводятся некоторые книги, в которых этапы качествен­ного интервью описаны более подробно. Выбор темы связан со специфи­ческими предметными областями исследования и не может быть полнос­тью рассмотрен в какой-нибудь одной книге; однако в некоторых главах пособия Н. Дензина и И. Линкольна (Denzin, Lincoln, 1994) дана общая кон­цепция предмета интервью. Сейчас есть богатая методическая литература по планированию качественного исследования, интервьюированию, анали­зу и написанию отчета. Однако по верификации литературы меньше, а воп­росы этики и расшифровки интервью едва затронуты.

Врезка 5.3 Литература по качественным исследованиям

1. Выбор темы.

Denzin, N.K., & Lincoln, Y.S. (Eds.). (1994). Handbook of qualitative research. Thousand Oaks, CA: Sage.

2. Планирование

Планирование исследования

Glesne, С., & Peshkin, A. (1992). Becoming qualitative researchers. White Plains, NY: Longman.

Marshall, C., & Rossman, G.B. (1995). ^ Designing qualitative research. Thou­sand Oaks, CA: Sage.

Maykut, P., & Morehouse, R. (1994). Beginning qualitative research. London Palmer.

Morse, J.M., & Field, P. A. (1995). Qualitative research methods for profes­sionals. Thousand Oaks, CA: Sage.

^ 94

Часть III. Семь этапов исследований с ломошью интервью

/у,**





оставить комментарий
страница8/27
Дата16.09.2011
Размер4,38 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   27
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх