Д. А. Леонтьев icon

Д. А. Леонтьев



Смотрите также:
А. А. Леонтьев (председатель), Д. А. Леонтьев, В. В. Петухов, Ю. К. Стрелков, А. Ш. Тхостов, И...
Леонтьев А. Н
А. И. Леонтьев > М. В. Леонтьева...
А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения...
А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения...
Д. А. Леонтьев Феномен свободы: от воли к автономии личности...
Учебник" (Близнец И. А., Леонтьев К. Б.) (под ред. И. А. Близнеца) ("...
Дошкольное детство большой отрезок жизни ребенка. Дошкольный возраст, как писал А. Н. Леонтьев...
А. Н. Леонтьев...
А. Н. Леонтьев...
А. Н. Леонтьев...
"Российская историко-психологическая школа (Л. С. Выготский, А. Р. Лурия, А. А...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
вернуться в начало
скачать
Глава 3. Постмодернизм, герменевтика, феноменология...

зяйстбо. Р. Беккер-Шмидт (Becker-Schmidt, 1982) описывает экономи­ческие и социальные аспекты мира женщин и конфликты, порождаемые противоречиями в их жизненной ситуации. Специфическое противоречие реакций женщин и их отношений, высказанных в интервью, затем интер­претировалось не только в связи с индивидуальными характеристиками личности опрашиваемых женщин, но и систематически связывались с об­щими экономическими и социальными противоречиями их обыденного мира, в частности конфликтующих требований, предъявляемых работой и семьей.

Диалектика критикует связность как критерий истины, принятый в гер­меневтике, и понимание хорошей интерпретации как согласованного геш-тальта, свободного от противоречий. С диалектической точки зрения, кри­терий истины, основанный на непротиворечивости в противоречивом мире, ложен. Ф. Хог (Haug, 1978) критиковала то, что она обозначила как «потреб­ность в согласии и гармонии в качественных исследованиях». Если соци­альная реальность сама по себе противоречива, то задача общественных наук — исследовать реальные противоречия социальной ситуации и сопо­ставить их друг с другом. Другими словами, если социальные процессы противоречивы по своей сути, тогда эмпирические методы, основанные на исключении противоречий, не подходят для исследования противоречивой социальной реальности.

^ Философия и интервью

Философия обращается к условиям познания в человеческой ситуации; она не дает специальных методов получения эмпирических знаний о че­ловеческой ситуации. Философские направления, описанные выше, анали­зировали основные аспекты способа понимания в интервью, такие как жизненный мир, смысл, описание, двусмысленность и противоречие, интер-субъективность и изменение. Проясняя природу этих феноменов, постмо­дернизм, герменевтика, феноменология и диалектика вносят вклад в осмыс­ление и рефлексию способа понимания в качественном исследовательском интервью. До некоторой степени философские направления могут стимули­ровать методическое развитие исследовательского интервью — например, °ткрытый феноменологический подход к проведению и анализу интервью, герменевтический подход к интерпретации текстов интервью.

Между философскими направлениями, описанными выше, существу-

т как принципиальное сходство, так и фундаментальные различия. Экзи-

Стенциальная философия Хайдеггера, основанная на феноменологии Гус-


^ Б4 Часть II. Осмысление исследовательского интервью

серля и на герменевтической традиции, теперь признается предвестником постмодернизма, так же как и философская феноменология Мерло-Понти. Сартр развивал феноменологическую и экзистенциальную философию в контексте диалектики, а ранние работы Лиотара посвящены феноменоло­гии и диалектике.

Хотя эти направления и сходятся в осмыслении широких аспектов способа понимания в интервью, они развивались с разными целями и для различных областей. И между этими направлениями, и внутри них суще­ствует множество противоречащих друг другу положений. Идеалистичес­кое сосредоточение на сознании и тексте в феноменологии и герменевтике контрастирует с материалистическим упором на социальные и экономи­ческие противоречия общества в диалектике. И феноменология и диалек­тика ищут суть за пределами внешнего, тогда как в постмодернизме внеш­нее становится сутью. Феноменология пытается получить непредвзятое описание, герменевтика акцентирует предвидение через интерпретацию. Герменевтика пытается получить непротиворечивую интерпретацию, тог­да как диалектика сосредоточена именно на противоречиях сознания и действия как отражении социальных и материальных противоречий. И в то время как герменевтика направлена на достижение консенсуса в интер­претации, постмодернизм подчеркивает плюрализм несхожих интерпрета­ций. Диалектический материализм предполагает базовую материальную реальность, постмодернизм — лингвистическую и социальную конструк­цию общественной реальности.

Эти важнейшие различия не являются предметом обсуждения в дан­ном контексте; в последующих главах философия будет использоваться прагматически для освещения различных аспектов качественного исследо­вательского интервью, Философские направления будут применяться для осмысления и отражения вопросов, которые встречаются на разных мето­дических стадиях исследования с помощью интервью. Они определяют методический выбор, который мы делаем при опросе, интерпретировании, валидизации и составлении отчета об исследовании с помощью интервью, что часто расходится с традиционными представлениями о методе в со­временных общественных науках.

Слабо 4.

Качественною исследования

^ 6 науке и практике

Прежде чем перейти от философского понимания исследовательского интервью к конкретным процедурам организации исследования с его по­мощью, обозначим некоторые современные позиции в отношении каче­ственных исследований в академических и практических социальных ис­следованиях. Прежде всего мы обсудим концептуальные противоречия, которые часто отмечают ведущие ученые в этой области, — в частности, научный статус качественных исследований и их отношение к измерениям и объективности. Затем мы обсудим три области практики, в которых ка­чественные исследования занимают видное место: маркетинговые иссле­дования, феминистские исследования и психоанализ. Хотя эти области и различны, их объединяет использование качественных интервью в стрем­лении расширить и углубить знания, которые могут изменить людей и ус­ловия их жизни.

^ Научный статус интервью

На качественное исследовательское интервью иногда смотрят свысока как на ненаучное — оно может порой давать интересные результаты и служить подготовительным этапом для научных исследований, но само по себе не является научным методом. Похоже, такая критическая позиция охватила все современные качественные исследования. В своей книге «Качественные исследования в образовании» Р. Богдан и С. Биклен (Bogdan, Biklen, 1982) перечисляют и обсуждают восемь типичных вопро­сов о ценности качественных исследований. Заключительная глава книги «Проектирование качественного исследования» (Marshall, Rossman, 1995) озаглавлена «В защиту ценности и логики качественного исследования». В главе 15, заключительной главе данной книги, я вернусь к некоторым стандартным возражениям против качественного исследовательского ин­тервью.

Ни в учебниках по методологии общественных наук, ни в словарях анг­лийского языка не найти сколько-нибудь определенного и общепринятого определения науки. Некоторые основные дефиниции науки из словаря Веб­стера (Webster's, 1967) выглядят так (в сокращении): знание, в отличие от евежества или ложного понимания, достигнутое посредством изучения;

^ 66 Часть II. Осмысление исследовательского интервью

систематизированные знания; естественнонаучное знание; знания, содер­жащие основные истины или операции общих наук, в частности, получен­ные и проверенные научными методами; система или метод, основанные на научных принципах. Таким образом, характеристика качественного интер­вью как научного или ненаучного зависит от того, какое определение науки выбрать. Так, интервью не принадлежит к методам естественных наук, хотя может, как будет показано в этой книге, порождать систематизированные знания.

Есть другое, на вид более простое определение науки — как деятель­ности ученых или производимых ими знаний. Хотя оно тавтологично, это операциональное определение ставит социальную и историческую пробле­му: кто такой ученый и кто имеет право определять деятельность как науч­ную или ненаучную.

В нашей культуре существуют некоторые общепринятые взгляды на значение науки. Принято, что наука должна порождать знания, и эти знания должны быть новыми, систематичными и достигаться с помощью правиль­ной методологии. Широкое определение науки, которое мы будем здесь ис­пользовать, таково: методическое продуцирование новых, систематизиро­ванных знаний.

Понятия, использованные в этом рабочем определении, — методичес­кое, продуцирование, новые, систематизированные и знания — сами явля­ются сложными. В зависимости от того, как определяются эти пять терми­нов, качественное исследование опять-таки может быть охарактеризовано как научное или ненаучное. Например, «систематизированное» может от­носиться к интерсубъективно воспроизводимым данным, к количествен­ным данным, к объективным результатам, к обобщающим находкам и к знаниям, полученным гипотетико-дедуктивным методом. Научный статус интервью и здесь зависит от выбранного определения. Учитывая разнооб­разие дефиниций науки, любая обобщенная характеристика качественного исследовательского интервью как научного или ненаучного может быть оспорена. Автоматическое отвержение качественных исследований как не­научных отражает специфическую, ограниченную концепцию науки. Нау­ку можно рассматривать и как область, содержание которой подвергается постоянному уточнению и обсуждению. В последующих главах я буду доказывать, что качественное исследовательское интервью может порож­дать научные знания — методологически надежные, новые и систе­матические.

^ Глава 4. Качественные исследования В науке и практике

Позитивизм

Одно из философских направлений, которое в целом отвергает каче­ственные исследования как научный метод, известно под именем позити­визма (см., например, Kerlinger, 1979; Handler, Kessen, 1959 — о позити­визме в общественных науках; Radnitzky, 1970 — критический анализ философских оснований позитивизма; Koch, 1959 — критика последствий позитивизма для психологии). Истину предполагается искать при помощи метода, следуя общим правилам метода, которые в большой мере незави­симы от содержания и контекста исследования; любое влияние личности исследователя должно быть исключено или минимизировано.

Изначально развитие общественных наук было тесно связано с пози­тивизмом. О. Конт (О. Comte) в середине XIX века во Франции основал и философский позитивизм, и социологию как науку. Позитивизм начался как позитивное движение, как протест против религиозных догм и мета­физических спекуляций и проповедовал возврат к наблюдаемым фактам. Позитивистская наука должна была выявить законы детерминации обще­ства и обеспечить возможность социального управления обществом. Пер­спектива вклада общественных наук в изменение общества была утрачена в Венском кружке в двадцатые годы XX столетия. Его жесткие требования к логике и валидности научных положений оказали в середине века боль­шое влияние на развитие общественных наук, особенно в Соединенных Штатах.

Представители разных критических школ в общественных науках час­то называют позитивизм некритичным. Это, действительно, можно отнести к тем ученым-позитивистам, которые определяют политические, истори­ческие и социальные функции социальных исследований как находящиеся вне науки. В том же, что касается критического подхода к научным фактам и точности научных аргументов, позитивисты во многом способствовали выходу социальных исследований за пределы мифов и здравого смысла.

Согласно позитивизму, молодые общественные науки должны были следовать экспериментальным количественным методам уже устоявшихся естественных наук, в особенности методам наиболее продвинутой на рубе­же веков науки — физики. Целью общественных наук должно быть пред­сказание и контроль за поведением людей. Научные положения следовало строить на основе наблюдаемых фактов; наблюдение фактов и интерпрета­цию их смысла необходимо было строго разделить. Научные факты долж­ны быть измеряемыми и объективными. Данные должны были быть не­двусмысленны и воспроизводимы как интра-, так и интериндивидуально.

^ G8

Часто II. Осмысление исследовательского интервью

Научные положения должны быть ценностно нейтральными, факты отде­лены от оценок, а наука от политики.

Для философии науки, которая начинает с того, что элиминирует чело­веческий фактор в исследовании, качественное интервью, основанное на межличностном взаимодействии, должно казаться ненаучным. Способ по­нимания, используемый в исследовательском интервью, последовательно нарушает позитивистские требования к научным знаниям. Основные ас­пекты интервью, как показано во врезке 2.1 (см. главу 2), или абсолютно не соответствуют, или прямо нарушают позитивистские представления о на­уке. Данные интервью состоят из осмысленных предложений, которые сами по себе основаны на интерпретациях и, в свою очередь, являются объектом постоянного процесса интерпретации; таким образом, данные и их интерпретация строго не разграничены. Целью исследовательского ин­тервью не является получение количественных данных; основные находки интервью выражены словесно, часто — обыденным языком. Положения интервью могут быть двусмысленны и противоречивы, а полученные дан­ные — не воспроизводиться на других опрошенных, например, из-за того, что интервьюеры различаются по своему знанию темы интервью и по чув­ствительности к ее нюансам. И, наконец, основные характеристики спосо­ба понимания в качественном интервью, с точки зрения позитивизма, яв­ляются источником методологических ошибок, и следовательно, интервью не может считаться научным методом.

Критиковать позитивизм и гегемонию измерений в общественных на­уках сегодня иногда считают столь же бессмысленным, как и нападать на соломенное чучело. В некоторых науках это чучело может действительно быть сделано из соломы, но недавно, в 1984 году на конгрессе Междуна­родного союза научной психологии, Ф. Клике в своей президентской речи выступал за развитие психологии как естественной науки, в соответствии с принципом Галилея: «Измерять то, что измеряется, и делать измеряемым то, что не измеряется».

Хотя сама наука была призвана систематизировать объективные коли­чественные данные, позитивистские общественные науки отвергали со­циальную и гражданскую активность исследователей, добывающих эти данные. Более пристальный взгляд на процедуры достижения межиндиви­дуального согласия между наблюдателями относительно «объективных» фактов выявляет множество теоретических предвзятостей, встроенных в процедуры наблюдения, которое ведет к установлению социальных фактов. Это относится к трансформации значений в данные, например, в психоло­гии — при категоризации групповых действий, или в контент-анализе тек­ста на основе элементарных значений (Kvale, 1976 а). С точки зрения пост-

ГлоВо 4. Качественные исследований в науке и практике G9

" *^з

модернизма, количественные данные не являются чем-то заданным, тем бо­лее идеалом, к которому могло бы приблизиться исследование с помощью интервью; социальный факт — это социальная конструкция, возникающая из конкретной, избранной технологичной точки зрения на социальный мир.

Хотя позитивистская философия не оказала большого влияния на есте­ственные науки — в одной из статей говорилось даже о «физике физиков» и «физике психологов» как двух совершенно различных реальностях (Brandt, 1973) — ив данный момент утратила актуальность в философии науки, позитивистское понимание науки до сих пор еще может править бал в некоторых разделах психологии. Экстремальной версией подобного отно­шения был ранний бихевиоризм с его сведением всей психологии к объек­тивному наблюдению за поведением, с запрещением вступать в диалог с испытуемым. Э. Мишлер (Mishler, 1986) документально показывает, сколь долго бихевиористский подход доминировал в исследовательском интер­вью, а механистическая бихевиористская концепция интервью как реакций (ответов) на стимулы (вопросы) заставляла интервьюеров не только пре­небрегать спонтанным желанием собеседников рассказывать истории о своей жизни, но даже подавлять это желание.

Пристальный взгляд на практику формальных количественных иссле­дований в общественных науках показывает, что эта практика связана не столько с современной практикой естественных наук, сколько с админист­ративными процедурами бюрократических институтов и с общим техно-логеским подходом к человеческому действию (Kvale, 1976 Ь). Причем и бюрократизация подходов к количественным исследованиям, и общий тех­нологический подход к человеческому действию стараются изгнать или уменьшить субъективный компонент у управляемых субъектов. Жестко формализованные процедуры категоризации и квантификации — это пути структурирования и упорядочения социального мира, причем квантифика-ция используется как одно из средств узаконения административных реше­ний. В социальных науках позитивизм повлек за собой философский бю­рократизм, который подавлял субъективные и социальные измерения в социологических исследованиях.

^ Объективность В качественным исследованиях

Часто слышны жалобы на то, что качественное исследовательское ин-тервью страдает недостатком объективности, в особенности из-за свой­ственного ситуации интервью личностного взаимодействия. Обратившись к тРУдам по методологии общественных наук или к словарям обычного язы-

^ 70

Часть II. Осмысление исследовательского интервью

i llf; t

ка, можно найти десятки значений слова объективность (см. Polkinghorne, 1989; Webster's, 1967). Объективность часто рассматривается как одна из сторон неких полярностей: объективное—субъективное, непредвзятое—-предвзятое, общественное—частное, межличностное—личностное, отра­жающее природу объекта — отражающее только личное впечатление; ре­альность как она есть, не зависящая от наблюдателя — реальность, зави­сящая от наблюдателя; свободное от оценок — нагруженное оценками; беспристрастное—пристрастное; факты—оценки; физическое—смысло­вое; поведение—сознание; количественное—качественное; стабильное— изменчивое и универсальное—локальное.

Согласно определению объективности как интериндивидуальной со­гласованности, недостаток согласия между собеседниками свидетельству­ет, что объективность является скорее субъективным понятием. Ввиду раз­нообразия концепций объективности качественное интервью не может быть объективно охарактеризовано ни как объективный, ни как субъек­тивный метод. Объективность знания, полученного в результате взаимо­действия в интервью, должна обсуждаться с учетом различных трактовок объективности и темы конкретного опроса. Здесь будут обсуждаться три трактовки объективности: объективность как непредвзятость, как интер­субъектные знания и как отражение природы объекта.

Первая точка зрения — понимание объективности как отсутствия предвзятости — требует от знаний надежности, проверенности и контро­лируемости, неискаженности личной предвзятостью. Такая общепринятая концепция объективного как непредвзятого предполагает проведение хоро­шего, солидного, мастерски выполненного исследования, в котором полу­ченные знания систематически проверяются, перепроверяются и верифи­цируются. В принципе, интервью можно считать объективным методом исследования в том смысле, что это непредвзятый метод. Это будет доказа­но позже в связи с валидностью как критерием мастерства (см. главу 13, «Валидность как свойство мастерства»).

Вторая точка зрения — понимание объективного как интерсубъектных знаний — широко распространена в общественных науках. Научные дан­ные должны быть интерсубъективно воспроизводимы и проверяемы: по­вторные наблюдения одного и того же феномена разными наблюдателями должны давать один и тот же результат. Объективность в данном случае мо­жет относиться к тому, сколько испытуемых или экспертов наблюдают про­цесс, и ее называют «экспертной надежностью». М. Скривен (Scriven, 1972) критиковал эту количественную концепцию объективности как «ошибку интерсубъективизма» — никакое количество наблюдателей, описавших один и тот же феномен, не гарантирует истины (сценический успех всевоз-

^ ГлаВо 4. Качественные исследования В науке и практике

71

можных магов — только один из возможных примеров обратного). Я могу еше добавить крайнюю позицию одного из центральных персонажей пьесы Ибсена «Враг народа»: «Самый опасный враг свободы и истины — спло­ченное большинство... Меньшинство всегда право» (действие IV).

В представлениях об объективности как об интерсубъектном соглаше­нии мы можем различать арифметическое и диалогическое представления. Арифметическая интерсубъектность апеллирует к надежности, измерен­ной механически, как мера согласия между независимыми наблюдателями. Диалогическая интерсубъектность опирается на согласие, достигнутое путем рационального обсуждения и взаимной критики среди тех, кто опре­деляет и интерпретирует феномен. Этот процесс может проходить в форме валидизации через общение исследователей между собой или исследовате­лей с исследуемыми (глава 13, «Коммуникативная валидность»).

В принципе, качественное интервью может соответствовать понятию объективности в смысле арифметической интерсубъектности. Хотя отдель­ное интервью вряд ли можно повторить, разные интервьюеры, следуя одной процедуре и общей схеме интервью, могут провести с разными исследуе­мыми очень похожие интервью. С точки зрения диалогической концепции интерсубъектности, интервью вообще занимает привилегированную пози­цию — оно включает беседу и обсуждение смысла между интервьюером и его собеседником.

С третьей точки зрения, объективность может означать также отраже­ние природы исследуемого объекта, предоставление объекту возможности говорить, адекватность исследуемому объекту, выражение действитель­ной природы изучаемого объекта. Объективность метода, таким образом, зависит от его отношений с природой изучаемого объекта и предполагает теоретическое понимание содержания предмета исследования. И с этой точки зрения интервью в принципе может быть объективным. Если пони­мать объект интервью как существующий в лингвистически сконструиро­ванном и межличностно согласованном социальном мире, тогда качествен­ное исследовательское интервью как лингвистический, межличностный и интерпретационный метод становится наиболее объективным методом в общественных науках, более объективным, чем методы естественных наук, которые были разработаны для области негуманитарной. Качественное ис­следовательское интервью и здесь занимает привилегированное положение относительно объективного знания социального мира: интервью чувстви­тельно к природе изучаемого объекта и отражает эту природу, в процессе интервью объект говорит сам.

В заключение отмечу, что само по себе интервью не является ни объек­тивным, ни субъективным методом — суть его состоит в интерсубъектном

^ 72

Часть II. Осмысление исследовательского интервью

взаимодействии. Вопрос об объективности знания, получаемого с помо­щью интервью, связан с всеобщей дихотомией объективизма и субъекти­визма в западной философии. Р. Бернстайн в работе «За пределами объек­тивизма и релятивизма» описывает объективизм как фундаментальное убеждение в том, что существует некая постоянная внеисторическая мат­рица или схема, к которой мы можем в конечном счете апеллировать при определении природы знания, истины, реальности и добра (Bernstein, 1983). Реалистическая версия объективизма предполагает, что объективная реальность существует независимо от наблюдателя и что существует толь­ко один единственно верный взгляд на эту реальность. Противоположная позиция релятивизма состоит в том, что все концепции знания, истины, реальности и добра относятся к определенной теоретической схеме, жиз­ненному укладу или культуре. Пытаясь выйти за пределы полярности объективистский реализм — релятивизм типа «все сойдет», Бернстайн сле­дует герменевтической традиции, ратуя за диалогическую концепцию ис­тины, согласно которой истинные знания рождаются в рациональной аргу­ментации участников беседы. А средством беседы выступает язык, который не является ни объективным или универсальным, ни субъективным или индивидуальным, — он интерсубъектен.

^ Качественные и количественные исследований

Одно из наиболее настойчивых требований в современных обществен­ных науках — это то, чтобы научное знание было количественным. Приве­дем несколько примеров.

«Количественные исследования, направленные на поиск научного объяс­нения, можно обозначить просто как научный подход» (Calder, 1977. Р. 355).

«Ученого не интересуют и не могут интересовать единичные случаи. Уче­ный ищет законы, систематические связи, объяснения феноменов. А результа­ты всегда имеют статистический характер.

...Экзистенциальная индивидуальность, сердцевина индивидуальности, всегда ускользает от ученого. Он прикован к групповым данным, статистичес­ким предсказаниям и вероятностным оценкам» (Kerlinger, 1979. Р. 270, 272).

«Степень "количественное™" наблюдений (их переводимость в цифры) часто является хорошим показателем зрелости науки» (Mussen, Conger, Kagan, 1977. P. 13).





оставить комментарий
страница6/27
Дата16.09.2011
Размер4,38 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх