Д. А. Леонтьев icon

Д. А. Леонтьев



Смотрите также:
А. А. Леонтьев (председатель), Д. А. Леонтьев, В. В. Петухов, Ю. К. Стрелков, А. Ш. Тхостов, И...
Леонтьев А. Н
А. И. Леонтьев > М. В. Леонтьева...
А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения...
А. Н. Леонтьев Избранные психологические произведения...
Д. А. Леонтьев Феномен свободы: от воли к автономии личности...
Учебник" (Близнец И. А., Леонтьев К. Б.) (под ред. И. А. Близнеца) ("...
Дошкольное детство большой отрезок жизни ребенка. Дошкольный возраст, как писал А. Н. Леонтьев...
А. Н. Леонтьев...
А. Н. Леонтьев...
А. Н. Леонтьев...
"Российская историко-психологическая школа (Л. С. Выготский, А. Р. Лурия, А. А...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
вернуться в начало
скачать
Глава 3. Постмодернизм, герменевтика, феноменологии.

это постмодернистский метод. Характерный фокус интервью на пережи­ваниях и намерениях исследуемого субъекта по своей направленности сильно контрастирует с постмодернистским удалением индивида из центра рассмотрения. Исторически взгляд на беседу как систематический инстру­мент для создания знания можно проследить по крайней мере от Фукидида и Сократа. Психоаналитическое интервью, разработанное Фрейдом, с нача­ла XX века служило основой для порождения новых психологических зна­ний. Тем не менее расширяющееся использование качественного интервью как исследовательского метода в общественных науках является новым фе­номеном последних десятилетий, что связывается здесь с изменениями в образе познания в постмодернистскую эру, отразившимися в метафоре пу­тешественника, введенной в первой главе. Дж. Шойрих (Scheurich, 1995) применял постмодернистскую философию для анализа отношений власти между интервьюером и интервьюируемым, а П. Лэзер (Lather, 1995) — для расширения понятия валидности.

Теперь я обращаюсь к философским позициям, которые до определен­ной степени обеспечили тот фон, отталкиваясь от которого развивалась по­стмодернистская мысль, и которые сами по себе предложили пути анализа, важные для качественного интервью.

^ ГерменеВтическоп интерпретация

Герменевтика — это изучение интерпретации текстов. Целью герменев­тической интерпретации является достижение валидного и общепринятого понимания смысла текста. Хотя предметом исследования классической гер­меневтики были литературные, религиозные и юридические тексты, про­изошло расширение понятия «текст», что привело к включению в это поня­тие дискурса и даже действия. Так, в «Истине и методе» Гадамер (Gadamer, 1975) начинает с диалогов Платона и относит как беседу, так и устную тра­дицию к предпосылкам понимания письменного текста, который истори­чески является вторичным феноменом. В статье «Человеческое действие как текст» П. Рикёр (Ricoeur, 1971) распространяет герменевтические прин­ципы интерпретации гуманитарных текстов на интерпретацию объекта об­щественных наук — осмысленного действия.

Исследовательское интервью — это беседа о жизненном мире челове-ка> с трансформацией устного дискурса в текст для последующей интер­претации. Таким образом, герменевтика вдвойне соответствует исследова-тельскому интервью, во-первых, потому что проясняет диалог, который °Рождает текст интервью для дальнейшей интерпретации, а во-вторых,

^ 54

Часть II. Осмысление исследовательского интервью

потому что проясняет последующий процесс интерпретации полученного текста интервью, который снова можно рассматривать как диалог или бе­седу с текстом.

Герменевтика — это попытка отрефлексировать такой способ понима­ния в гуманитарных науках, как интерпретация, используемая в литературе и исторических исследованиях, а также в теологии и юриспруденции. Г. Радницки (Radnitsky, 1 970. Р. 22) предлагает определение герменевтики, которое я немного сократил: Герменевтика — гуманитарная наука, изучаю­щая такую объективацию человеческой деятельности в области культуры, как тексты под углом зрения их интерпретации, с тем, чтобы в процессе ин­терпретации находить предполагаемый или выраженный смысл и устанав­ливать взаимопонимание или, возможно, даже согласие; и в конечном счете осуществлять традицию продолжения и углубления исторического диалога человечества.

Предмет так называемой дилеммы Бетти — Гадамера заключался в том, стоит ли герменевтике привлекать специфические техники литературной интерпретации, как утверждал Бетти, или она включает более фундамен­тальные проблемы смысла бытия, как полагал Гадамер (см. Palmer, 1969). Ниже я подчеркиваю методическое применение герменевтики и выделяю некоторые аспекты герменевтической интерпретации.

^ Герменевтический круг и каноны интерпретации. Для интерпретации смысла характерен герменевтический круг. Понимание смысла осуществля­ется в процессе, в котором смысл отдельных частей определяется антици­пируемым общим смыслом всего текста. Более детальное установление смысла отдельных частей может в конечном итоге изменить первоначаль­ный антиципируемый смысл целого, который, в свою очередь, снова влияет на смысл отдельных частей и так далее. В принципе такая герменевтическая экспликация представления текста — бесконечный процесс, который на практике заканчивается, когда кто-то добирается до ощутимого смысла, ва­лидного единичного смысла, свободного от внутренних противоречий.

Врезка 3.2 описывает семь канонов герменевтической интерпретации литературных текстов. Они взяты из анализа герменевтического цикла Рад-ницкого (Radnitzky, 1 970) и адаптированы применительно к интерпретации интервью.

Различие между литературным текстом и текстом интервью. Хотя в данной книге предполагается релевантность герменевтического подхода к исследовательскому интервью, необходимо сделать несколько оговорок, касающихся различий между изучаемыми герменевтикой литературными

^ Глава 3. Постмодернизм, герменевтика, феноменологии.


Врезка 3.2 Герменевтические каноны интерпретации

Первый канон вытекает из герменевтического круга и предполагает посто­янный процесс перемещения туда-обратно между частями и целым. Начи­ная с часто интуитивного смутного понимания текста в целом, интерпрети­руются его различные части, от этих интерпретаций снова переходят к целому и так далее. В герменевтической традиции такая циркуляция не рас­сматривается как «порочный круг», скорее как circulus fructuosis («плодо­носящий круг». —Пер.) или как спираль, предполагающая возможность по­стоянного углубления понимания смысла. Проблема не в том, чтобы выйти из круга выявления смысла, а в том, чтобы войти туда верным путем. В про­цессе анализа качественного интервью принято сначала читать интервью целиком, чтобы приобрести более или менее общее понимание смысла. Затем возвращаемся назад, чтобы уточнить темы и специальные выражения, пытаемся прояснить их смысл, затем снова возвращаемся к более общему смыслу интервью в свете уточненного смысла частей и так далее. Второй канон состоит в том, что интерпретация смысла заканчивается тог­да, когда достигнут «хороший гештальт» — внутренняя единица текста, свободная от логических противоречий. Соответственно интерпретация ин­тервью закончится, когда смысл различных тем образует осязаемую струк­туру, включенную в связное целое.

Третий канон состоит в проверке интерпретации частей в сопоставлении с общим смыслом всего текста, и возможно, также с другими текстами дан­ного автора. В анализе интервью это означает сравнение интерпретации от­дельного высказывания с общим смыслом интервью, и возможно, с другой информацией об интервьюируемом. В отличие от интерпретации «мертво­го» текста, в данном случае существует возможность для исследователя в повторном интервью вступить с интервьюируемым в диалог относительно смысла их высказываний.

Четвертый канон состоит в автономности текста, в том, что текст следует понимать на основе его собственной системы отсчета, выявляя то, что ска­зано по вопросу в самом тексте. Для анализа интервью это означает, что интерпретация должна придерживаться содержания высказывания и быть направлена на понимание того, какие данные о жизненном мире исследуе­мого отражены в данном высказывании. Биография человека и психологи­ческое теоретизирование относительно темы в данном случае не так важ­ны; цель — углубить и расширить автономный смысл высказывания в интервью.

л А

^ Часть II. Осмысление исследовательского интервью

Врезка 3.2. Продолжение

Пятый канон герменевтического толкования текста касается знаний о теме текста. Проведение качественного исследовательского интервью требует солидных знаний о предмете разговора, так чтобы интервьюер мог чувство­вать смысловые нюансы высказываний и разные контексты, в которые мо­жет помещаться смысл.

Шестой принцип заключается в том, что интерпретация текста не является непредвзятой. Интерпретатор не может «выскочить» из традиции понима­ния, в которой он живет. Интерпретатор текста может, однако, попытаться сделать эту предвзятость явной и стараться осознать, как именно формули­ровки вопросов к тексту уже определяют возможные формы ответов. Такое осознание предвзятости необходимо при использовании интервью как ме­тода исследования, так как интервьюер и интерпретатор неизбежно являют­ся со-творцами результатов. Здесь важно возможно яснее осознавать свою собственную предвзятость и механизм ее влияния на результат и стараться принимать это во внимание при интерпретации.

Седьмой канон гласит, что любая интерпретация включает инновацию и творчество «Jedes Verstehen ist ein Besserverstehen» (Каждое понимание — лучшее понимание). Интерпретация проникает дальше непосредственно данного и обогащает понимание, привнося в него новых различения и свя­зи, найденные в тексте, расширяя его смысл. Соответственно, непосред­ственно переживаемый смысл в ситуации интервью расширяется и очища­ется посредством интерпретации.

ИСТОЧНИК: адаптировано из Radnitzky (1970).

текстами и текстом, получаемым в результате интервью. Во-первых, герме­невтика традиционно работает с законченными текстами, тогда как иссле­довательское интервью представляет собой и создание, и интерпретацию текста. Интервьюер является со-творцом текста, который он же интерпре­тирует, и может обсуждать свою интерпретацию с собеседником. Текст интервью, таким образом, не является заранее заданным литературным тек­стом, но рождается одновременно с его интерпретацией; он включает как создание, так и обсужденную интерпретацию текста.

Во-вторых, литературный текст — это законченная работа, задуманная как общение вне той ситуации, в которой она создается. Интервью связано с определенной межличностной ситуацией, оно развивается более или ме­нее спонтанно, интервьюируемые проявляют себя перед интервьюером не

^ Глава 3. Постмодернизм, герменевтика, феноменологии... 57

только словами, но и жестами и скрытым обращением к общей ситуации. Расшифрованный текст интервью не полностью сохраняет все богатство смысла, выраженного в живой ситуации интервью.

В-третьих, литературный текст содержит отчетливое и концентриро­ванное выражение смысла; это «возвышенный» текст. Расшифрованное интервью часто непонятно, содержит повторения и многочисленные от­влечения, с большим количеством «шума». Интенсивный процесс прояс­нения и сокращения часто необходим для выявления того смысла, который вкладывал в высказывание интервьюируемый. Однако то, что кажется «шумом» с точки зрения «чистого» смысла интерпретации, может принес­ти важную информацию, если применить углубленную психологическую интерпретацию непреднамеренных смыслов с позиций «глубинной герме­невтики».

Природа качественного исследовательского интервью как беседы с точ­ки зрения герменевтики трактуется Т. Карсоном (Carson, 1986) и С. Вебе-ром (Weber, 1986). Применение методов герменевтики для интерпретации текста интервью будет показано в главе 12.

^ Знания и интерес. Стоя на принципиально герменевтических позици­ях, Хабермас (Habermas, 1971) ратовал за соединение знания и человечес­ких интересов. Он выделил три типа интересов, конституирующих знание: технические, понимания и эмансипации.

Согласно Хабермасу, естественные науки характеризуются интересом к техническому знанию, направленному на технический контроль над объективными процессами. Этот познавательный интерес господствовал в позитивистской философии науки, в которой естественные науки счита­лись методологическим идеалом для общественных наук. Так, очевидная цель бихевиористской психологии заключалась в предсказании поведения Других людей и контроле над ним.

Герменевтическое исследование в гуманитарных науках направляется интересом к достижению возможного консенсуса в понимании между дей­ствующими лицами в контексте самопонимания в культуре. Изучение ли­тературы и истории в этом случае служит дальнейшему пониманию чело­веческой ситуации в целом.

Для критически ориентированных общественных наук Хабермас по­стулировал интерес к эмансипирующему знанию. Информация об обще­ственных законах может стимулировать процесс рефлексии в сознании за-нтересованных людей; и неотрефлексированное сознание, относящееся к предпосылкам таких законов, может вследствие этого измениться. Хабер-ас соотносит психоаналитические интерпретации с интерпретацией тек-

^ 58

Часть И. Осмысление исследовательского интервью

ста в герменевтике и считает психоаналитическую терапию моделью эман­сипирующей саморефлексии общественных наук.

Хабермасовская триада интересов, конституирующих знание, может вызвать несколько критических замечаний. Одно из них состоит в том, что естественные науки изображаются узкотехническими, согласно позитивис­тской концепции естественных наук, — при этом отвергаются другие под­ходы, такие, например, как экологическое понимание природы. Другое со­стоит в том, что психоанализ изображен в идеализированной когнитивной манере, свойственной герменевтической интерпретации, и мало внимания уделяется эмоциональным бурям, свойственным терапевтической ситуа­ции, как это показано, например, в сессии, представленной Роджерсом (см. главу 2, «Терапевтическое интервью о ненависти»). Несмотря на эти огра­ничения, анализ Хабермаса важен, так как он идет дальше обычной дихо­томии фактов и ценностей, указывая, как разные человеческие интересы конституируют разные формы научного знания.

В данном контексте мы можем учитывать эмансипирующие возмож­ности, которыми обладает исследовательское интервью, чтобы выйти за пределы поверхностного уровня феномена, продвинуться глубже здраво­го смысла и стимулировать процесс рефлексии по поводу изучаемого фе­номена. Общественная наука, ведомая интересом к эмансипирующему знанию, ставит целью раскрыть перед интервьюируемым те находки, ко­торые удалось сделать в его жизненном мире. Передача ему критического понимания жизненного мира, имевшего ранее видимость естественной не­обходимости, может способствовать изменению социально конструируе­мого мира.

^ Феноменологическое описание

Феноменологический подход в широком нефилософском смысле очень широко распространен в качественных исследованиях. В социологию фе­номенология проникла через основанную на идеях Э. Гуссерля феномено­логию Шутца (Schuetz), а затем была введена П. Бергером и Т. Лукманом в их работе «Социальное конструирование реальности» (Berger, Luckmann, 1966). Не обращаясь прямо к философской феноменологии Гуссерля, С. Тэйлор и Р. Богдан в своем введении в качественные исследования (Taylor, Bogdan, 1984) опирались на феноменологию. Они рассматривали социальные феномены с точки зрения действующих лиц и описывали мир как переживаемый субъектами, исходя из допущения, что важнейшая ре­альность такова, какой люди ее воспринимают.

^ ГлоВо 3. Постмодернизм, герменевтика, феноменологии.



Феноменология зародилась на рубеже XIX—XX веков в форме фило­софии Гуссерля, а затем развивалась как экзистенциальная философия Хайдеггером, а также Сартром и Мерло-Понти — в направлении экзистен­циализма и диалектики. Предметами изучения феноменологии сначала были сознание и опыт, затем этот предмет расширился и включил жизнен­ный мир человека (Хайдеггер) и поступок человека (Сартр). Если учесть, что в центре интервью находятся переживаемые смыслы жизненного мира собеседника, то феноменология, видимо, подходит для прояснения спосо­ба понимания в качественном исследовательском интервью.

«Феноменология — это изучение структуры (и ее вариаций) сознания, которому явлены любая вещь, событие или человек» (Giorgi, 1975. Р. 83). Феноменология заинтересована в освещении как того, что явлено, и того, как оно явлено. Она изучает взгляды исследуемых на их мир; старается де­тально описать содержание и структуру сознания субъектов, ухватить ка­чественные различия в их переживаниях и выявить сущностный смысл переживаний. Феноменология пытается проникнуть за пределы непосред­ственно переживаемого смысла, чтобы сделать незримое зримым. Мы об­судим два вклада философской феноменологии, важных для понимания ка­чественного исследовательского интервью: феноменологический метод и первичность жизненного мира.

^ Феноменологический метод. X. Спигельберг (Spiegelberg, 1960; см. также Giorgi, 1994) выделил феноменологический метод, включающий описание, исследование сути и феноменологическую редукцию. Невоз­можно дать точную инструкцию для открытого описания, и Спигельберг иллюстрирует этот метод, используя метафоры; например, «к самим ве­щам», «видеть и слышать», «держать глаза открытыми», «не думать, а ви­деть». Согласно Мерло-Понти (Merleau-Ponty, 1962), важно описать дан­ное настолько точно и полно, насколько это вообще возможно; описывать, а не объяснять или анализировать. Феноменология — это попытка прямо­го, непосредственного описания опыта, без каких бы то ни было предпо­ложений относительно происхождения или причин опыта. В философской феноменологии объективность достигается посредством интенционально-го сознательного акта и является выражением доверия исследуемому фе­номену.

В исследовании сути мы переходим от описания отдельных феноменов к поиску их общей сущности. Гуссерль назвал один из методов исследова­ния сути «свободными вариациями в воображении». Он состоит в свобод­ном варьировании всевозможных форм данного феномена. То же, что оста­нется неизменным во всех вариациях, и является сутью феномена.

^ GO Часто II. Осмысление исследовательского интервью

.

f

Феноменологической редукцией называется временный отказ от сужде­ния относительно того, существует или не существует содержание опыта. Редукцию можно описать как попытку вынести за скобки предварительное обыденное и научное знание о феномене, чтобы получить непредвзятое описание сущности этого феномена. Феноменологическая редукция подра­зумевает не абсолютное отсутствие исходных предпосылок, а скорее кри­тический анализ собственных предпосылок.

^ Первичность жизненного мира. Качественное исследовательское ин­тервью обладает уникальными возможностями доступа к повседневному жизненному миру и его описанию. Попытка получить непредвзятое описа­ние приводит к восстановлению прав Lebenswelt — жизненного мира — в отношении мира науки. Жизненный мир — это мир, с которым мы встреча­емся каждый день, который дан нам в прямом и непосредственном пережи­вании, не зависит от объяснений и первичный по отношению к любым объяснениям. Качественное интервью может рассматриваться как одна из реализаций программы Мерло-Понти, программы для феноменологичес­кой науки, которая начинается с первичного переживания мира:

«Все мои знания о мире, даже мои научные знания, получены мной, исхо­дя из моей собственной точки зрения или из некоего переживания мира, без которого научные символы были бы бессмысленны. Вся вселенная науки пост­роена на мире, который переживается непосредственно, и если мы хотим под­вергнуть саму науку внимательному изучению и прийти к точной оценке ее смысла и границ, мы должны начать с восстановления базового переживания мира, по отношению к которому наука является отражением второго порядка» (Merleau-Ponty, 1962. Р. VIII).

Так, географическая карта является абстрактным отображением мест­ности, где мы впервые узнали, что такое лес, горы или река. В этом фе­номенологическом подходе качественные исследования переживаний субъектом его мира являются базовыми по отношению к более абстракт­ным научным исследованиям социального мира; в этом смысле, интервью является не только несколькими любопытными деталями в дополнение к базовым научным количественным фактам, полученным с помощью оп­росников и экспериментов. Качественное интервью — это исследователь­ский метод, который обеспечивает привилегированный доступ к нашему базовому переживанию жизненного мира. Сосредоточенность описания на живых взаимодействиях в человеческом мире может противостоять техно­логической колонизации жизненного мира, сводящей качественное разно­образие к изолированным фактам и переменным и трансформирующей интенциональное человеческое взаимодействие в формулу средство-цель.

^ Глава 3. Постмодернизм, герменевтика, феноменология...

61

Следствия, вытекающие из философской феноменологии примени­тельно к качественным исследованиям, были развиты в серии исследова­ний в университете Дюкесн. Первой была работа А. ван Каама «Чувство, что тебя действительно поняли» (van Kaam, 1959). Далее метод был раз­вит, систематизирован и осмыслен А. Джорджи и его сотрудниками (см. Giorgi, 1970; Giorgi, Fisher, Murray, 1975). Открытый феноменологический подход к смыслу феноменов обыденной жизни был проиллюстрирован выше на примере интервью, описанного Джорджи (глава 2, «Исследова­тельское интервью, посвященное обучению»), и будет продемонстрирован еще раз в контексте анализа интервью (глава 11, «Конденсация смысла»). В обзоре современной литературы по качественным исследованиям Джорджи (Giorgi, 1994) указывает, каким образом более широкий фено­менологический подход мог бы углубить качественное понимание. Общее представление о феноменологическом методе дал К. Мустакас (Moustakas, 1994). Феноменографическое исследование образования, сосредоточенное на качественном описании нашей концепции мира (Marlon, 1981), вдох­новлялось феноменологией, но не разделяло ее философских оснований. Способ понимания в качественном исследовательском интервью, охарак­теризованный выше (глава 2, «Способ понимания в качественном исследо­вательском интервью»), ориентируется на феноменологическое понима­ние, отправной точкой которого выступает жизненный мир, качественное описание смыслов и намеренная наивность как выражение феноменологи­ческой редукции.

^ Диалектика объективной ситуации

Диалектика — это изучение внутренних противоречий, противоречий между общим и частным, между видимостью и сущностью, между количе­ством и качеством. Развитие противоречий — движущая сила изменения. Диалектический материализм основан на фундаментальном допущении; что противоречия материальной и экономической жизни являются основой общественных отношений и сознания. Люди действуют в мире, изменяют его и сами изменяются под воздействием последствий своих действий. Человеческое сознание и поведение изучаются в конкретной социально-исторической ситуации классового общества, его сил и производственных отношений. Предмет гуманитарных наук многогранен и противоречив, со­стоит из внутренне связанных противоположностей, находящихся в непре­менном изменении и развитии.

^ 62

Hocmi» II. Осмысление исследовательского интервью

ЙШЖШ™

Существуют заметные различия между множеством различных диа­лектических традиций, таких как официальный диалектический материа­лизм бывших социалистических стран, теория деятельности А.Н. Леонть­ева, Франкфуртская школа Адорно и Хоркхеймера и экзистенциальный марксизм Сартра, которого мы здесь коснемся. Я не буду обсуждать разли­чия между ними, только предложу некоторые вытекающие из диалектики следствия для понимания качественного исследовательского интервью.

Сартр в «Проблеме метода» пытался выступить посредником между марксизмом, феноменологией, экзистенциализмом и психоанализом. Его критика индивидуализаторского подхода психоанализа распространяется и на большинство современных исследований с помощью интервью: «Сколько раз нам предлагали героические попытки психоанализа Робес­пьера и при этом даже не понимали того, что противоречия в его поведе­нии были обусловлены объективными противоречиями ситуации» (Sartre, 1963. Р. 60). Можно упомянуть также и его критику объективирующего ре­дукционизма в марксизме: «Валери — это, без сомнения, мелкий буржуаз­ный интеллектуал. Но не каждый мелкий буржуазный интеллектуал — Валери» (Там же. Р. 56).

В диалектической мысли акцент делается на новом, на том, что еще на­ходится в процессе развития. В концепции социального мира, который раз­вивается через противоречия, важно раскрыть новые тенденции развития, чтобы достичь истинного знания о социальном мире. Статистические сред­ние или репрезентативный случай status quo не так важны, как новые тен­денции развития status nascendi*.

С диалектической точки зрения, знание неразрывно связано с действи­ем. Маркс в своих тезисах о Фейербахе критиковал философов за то, что они только объясняют мир, когда важно изменить его. Соответственно, об­щественные науки пытались давать различные интерпретации социальной реальности, вместо того, чтобы стараться изменить ее. Для Сартра знание и действие — два обобщенных аспекта изначального конкретного отноше­ния: действие — это раскрытие реальности и в то же время ее изменение.

К применению диалектической философии в качественном исследова­тельском интервью обращались очень мало. Я ссылаюсь на него здесь в стремлении противодействовать превалирующим индивидуалистическим и идеалистическим подходам большинства исследований с помощью ин­тервью. Один пример: исследование с помощью интервью, основанное на марксистской теории, было направлено на изучение двойной нагрузки У замужних женщин, занятых в промышленности и ведущих домашнее хо-

* status nascendi (лат.) — зарождающееся положение (прим. пер.).





оставить комментарий
страница5/27
Дата16.09.2011
Размер4,38 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   27
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх