Рассказа Уильяма Сомерсета Моэма «Луиза» icon

Рассказа Уильяма Сомерсета Моэма «Луиза»


Смотрите также:
Искусства в произведениях Сомерсета Моэма...
Урок 44 (105) Анализ рассказа «Один день Ивана Денисовича»...
Целительные силы внутри нас луиза хей перевод с английского Н. Литвиновой Анонс...
Урок чтения в 3 классе тема: Дружба, товарищество, взаимовыручка...
34 Значение творчества Уильяма Шекспира (1564-1616...
Задачи: Дать понятие контраста в литературе как художественного приема...
Образность произведений У. С. Моэма...
«Зарубки на сердце» К. Паустовский «Телеграмма»...
План-конспект урока литературного чтения во 2-м классе Тема: Л. Толстой. Рассказ «Лебеди»...
Синтаксические преобразования на уровне предложения при переводе с английского языка на русский...
Прозрачное солнце осени...
Задачи урока : 1 продолжить знакомство с особенностями жанра святочного рассказа...



Загрузка...
скачать


Научная конференция «Шаг в будущее»

Сатагайская средняя общеобразовательная школа


Стилистический анализ рассказа Уильяма Сомерсета Моэма «Луиза»


Выполнила: ученица 10 класса

Сатагайской СОШ Стручкова Лена

Руководитель: учитель английского

языка Чирикова О.В,


Сатагай, 2008

Содержание


Введение…………………………………………………………………………...3

1. Стилистика английского языка

  1. 1. Сущность стилистического анализа английского текста……………..5

  1. 2. Стилистические приемы и выразительные средства английского языка………………………………………………………………………...8

  2. Стилистический анализ рассказа Уильяма Сомерсета Моема «Луиза»

2.1. Жизнь и творчество Уильяма Сомерсета Моэма……………………..13

    1. Stylistic analysis of “Louise” by Somerset Maugham………………….15

Заключение……………………………………………………………………….18

Список использованной литературы…………………………………………...19

Приложение 1…………………………………………………………………….20

Приложение 2…………………………………………………………………….24


Введение


Знакомство с лучшими образцами английской поэзии и прозы, умение вдумчиво читать и понимать художественную литературу в единстве содержания и формы способствуют всестороннему целостному развитию личности, становлению духовного мира человека, созданию условий для формирования у него внутренней потребности в непрерывном совершенствовании, в реализации своих творческих возможностей.

В связи с этим нужно уделять большое внимание выработке глубокого понимания художественного произведения и привитию навыков его самостоятельного анализа.

Актуальность и выбор темы данной работы обусловлены большим интересом в целом к стилистической проблематике, а также к творческому наследию лучших зарубежных писателей, одним из которых, несомненно, является Уильям Сомерсет Моэм. Кроме того, стилистический аспект творчества С. Моэма является недостаточно изученной областью. Среди множества замечательных произведений С. Моэма нами выбрана «Луиза» (оригинал), так как этот рассказ является ярким примером использования автором выразительных средств и стилистических приемов.

Выразительные средства используются для усиления выразительности высказывания, их умелое употребление свидетельствует о мастерстве и талантливости писателя.

Объект исследования – рассказ Уильяма Сомерсета Моэма «Луиза» в оригинале.

Предмет исследования – стилистические приемы и выразительные средства в рассказе «Луиза» С. Моэма

Цель исследования – провести стилистический анализ рассказа «Луиза» С. Моэма

Задачи:

- рассмотрение сущности стилистического анализа текста

- определение функциональных характеристик изобразительно-выразительных средств

- проведение стилистического анализа рассказа С. Моэма «Луиза»

Для решения поставленных задач использовались методы исследования – анализ научной литературы, анализ словарных дефиниций, контекстуальный анализ.

Новизна исследования состоит в рассмотрении рассказа С. Моэма «Луиза» с точки зрения стилистики.

Практическая значимость данной работы состоит в том, что работа может послужить теоретическим и практическим материалом при изучении стилистического аспекта творчества С. Моэма, а также при интерпретации английского текста.

Данная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и двух приложений.


1. Стилистика английского языка

  1. 1. Сущность стилистического анализа английского текста

Стилистика в отличие от лингвистики занимается изучением не единиц языка, а их выразительным потенциалом.

Стилистика и лексикология. Слово может выражать субъективное (положительное либо отрицательное) отношение или оценку говорящего по отношению к предмету, явлению, качеству, либо действию, которые оно называет. То есть слово приобретает определенную эмоционально-оценочную коннотацию, что является сферой стилистики.

Стилистика изучает выразительные ресурсы словарного состава языка, занимается исследованием всех возможных стилистических импликаций, принципами использования слов и сочетаниями слов в их выразительной функции.

Стилистика и фонетика. Фоностилистика (стилистика звуков) показывает как отдельные звуки, сочетания звуков, ритм, интонация и т.д. могут использоваться в качестве выразительных средств и стилистических приемов с целью наиболее полно воплотить в жизнь авторский смысл.

Стилистика и грамматика. Грамматическая стилистика рассматривает грамматические феномены в качестве выразительных речевых средств, которые добавляют различные эмоциональные и стилистические окраски высказыванию, индивидуальные грамматические формы, а также единицы более высокого уровня, в которые объединяются отдельные предложения.

На стилистику часто возлагают задачи:

1. изучения экспрессивных ресурсов различных языковых средств (лексики, фразеологии, морфологии, фонетики).

2. описания той или иной национальной формы, как изнутри так и вне, в сопоставлении с другими национальными нормами.

Сущность стилистического анализа английского текста во многом схожа с русским. Ниже приводится примерная схема стилистической интерпретации текста на английском языке.

^ Interpretation of a Text

1. Speak of the author in brief.

- the facts of his/her biography relevant for his/her creative activities

- the epoch (social and historical background)

- the literary trend he/she belongs to

- the main literary pieces (works)

2. Give a summary of the extract (story) under consideration (the gist, the content of the story in a nutshell).

3. State the problem raised (tackled) by the author.

4. Formulate the main idea conveyed by the author (the main line of the thought, the author's message).

5. Give a general definition of the text under study.

- a 3rd person narrative

- a 1st person narrative

- narration interlaced with descriptive passages and dialogues of the personages

- narration broken by digressions (philosophical, psychological, lyrical, etc.)

- an account of events interwoven with a humorous (ironical, satirical) portrayal of society, or the personage, etc.

6. Define the prevailing mood (tone, slant) of the extract. It may be lyrical, dramatic, tragic, optimistic / pessimistic, melodramatic, sentimental, unemotional / emotional, pathetic, dry and matter-of-fact, gloomy, bitter, sarcastic, cheerful, etc.

7. The composition of the story. Divide the text logically into complete parts and entitle them. If possible choose the key-sentence (the topic sentence) in each part that reveals its essence. The compositional pattern of a complete story (chapter, episode) may be as follows:

- the exposition (introduction)

- the development of the plot (an account of events)

- the climax (the culminating point)

- the denouement (the outcome of the story)

8. Give a detailed analysis of each logically complete part.

Follow the formula-matter form. It implies that firstly you should dwell upon the content of the part and secondly comment upon the language means (Expressional Means and Stylistic Devices) employed by the author to achieve desired effect, to render his thoughts and feelings.

NB: Sum up your own observations and draw conclusions. Point out the author's language means which make up the essential properties of his individual style.

^ Main Notions

When discussing stories or extracts there are certain aspects which are supposed to regard. It's useful to know them and to be able to use them. They can make it easier for you to talk about novels, stories and other literary work.

If you deal with an extract, begin your discussion with same a few words about its origin, naming the writer and the title of the story or the novel it's taken from.

^ Plot refers to the sequence of events or actions in a story.

Conflict is at the heart of the plot. It's the up position of the characters or groups of characters to each other or something.

Plot plus conflict comprise Theme. The theme of the story is its central idea or message.

Tone of a story shouldn't be forgotten while speaking on characters or objects. Tone shows the author's attitude and helps us to understand if the writer takes it seriously, ironically, comically, bitterly, humorously or otherwise.

Mood is the dominant impression the story makes on you. It can be gloom, sad, optimistic, pathetic, cheerful, melancholic and so on. Mood like tone may be revealed through the choice of words, figures of speech, dialogues, short or long sentences and even phonetic devices.

1. 2. Стилистические приемы и выразительные средства английского языка

Все выразительные средства языка (лексические, морфологические, синтаксические, фонетические) являются объектом изучения как лексикологии, грамматики и фонетики, так и стилистики. Первые три раздела науки о языке рассматривают выразительные средства как факты языка, выясняя их лингвистическую природу. Стилистика изучает выразительные средства с точки зрения их использования в разных стилях речи, полифункциональности, потенциальных возможностей употребления в качестве стилистического приема.

Что же следует понимать под стилистическим приемом?

Сущность стилистического приема не может заключаться в отклонении от общеупотребительных норм, так как в этом случае действительно стилистическое средство было бы противопоставлено языковой норме. На деле же стилистические приемы используют норму языка, но в процессе ее использования берут самые характерные черты данной нормы, ее сгущают, обобщают и типизируют. Следовательно, стилистический прием есть обобщенное, типизированное воспроизведение нейтральных и выразительных фактов языка в различных литературных стилях речи. Поясним это примерами.

Существует стилистический прием, известный под названием сентенции. Сущность этого приема заключается в воспроизведении характерных, типических черт народной пословицы, в частности ее структурно-семантических характеристик. Высказывание — сентенция имеет ритм, рифму, иногда аллитерацию; сентенция — образна и эпиграмматична, т. е. в сжатой форме выражает какую-либо обобщенную мысль. Например:

"... in the days of old

Men made the manners; manners now make men."

(G. Byron.) Точно так же предложение:

No eye at all is better than an evil eye. (Ch. Dickens.)

по форме и по характеру высказанной мысли напоминает народную пословицу. Это сентенция Диккенса.

Таким образом, сентенция и пословица соотнесены между собой как общее и индивидуальное. Это индивидуальное основывается на общем, берет то наиболее характерное, что свойственно этому общему, и на этой основе создается определенный стилистический прием.

В эмоционально-возбужденной речи повторение слов, выражая определенное психическое состояние говорящего, не рассчитано на какой-либо эффект. Повторение же слов в авторской речи не является следствием такого психического состояния говорящего и ставит своей целью определенный стилистический эффект. Это — стилистическое средство эмоционального воздействия на читателя. С другой стороны, использование повторения в качестве стилистического приема нужно отличать от повторов, которые служат одним из средств стилизации.

Так, известно, что устная народная поэзия широко использует повторение слов в разнообразных целях: замедление повествования, придание песенного характера сказу и др.

Такие повторы народной поэзии являются выразительными средствами живого народного языка. Стилизация и есть непосредственное воспроизведение фактов народного творчества, его выразительных возможностей. Стилистический же прием только опосредствованно связан с наиболее характерными чертами разговорной речи или с формами устного творчества народа.

Эллиптический оборот, использованный Драйзером в авторской речи, в которой дается оценка выступления судьи — одного из персонажей «Американской трагедии» — стилистический прием: "So Justice Oberwaltzer — solemnly and didactically from his high seat to the jury."

Этот стилистический прием типизирует, усиливает особенности устной речи, применяя их в другом типе речи — письменном.

Можно привести еще один прием типизации выразительных средств языка и создания на основе такой типизации стилистического приема.

Известно, что в языке некоторые категории слов, в особенности качественные прилагательные и качественные наречия могут в процессе употребления терять свое основное, предметно-логическое значение и выступать лишь в эмоциональном значении усиления качества, например: awfully nice, terribly sorry, dreadfully tired и т. д. В таких сочетаниях, при восстановлении внутренней формы слова, обращает на себя внимание логически исключающие друг друга понятия, заключенные в компонентах сочетания. Именно эта черта в типизированной форме вызвала к жизни стилистический прием, получивший название оксюморона. Такие сочетания, как: proud humility (G. Byron), a pleasantly ugly face (S. Maugham) и др. уже являются стилистическими приемами.

Выразительные средства – это фонетические средства, грамматические формы, морфологические формы, средства словообразования, лексические, фразеологические и синтаксические формы, которые функционируют в языке для эмоциональной интенсификации высказывания.

Тропы (греческое tropoi) — термин античной стилистики, обозначающий художественное осмысление и упорядочение семантических изменений слова, разнообразных сдвигов в его семантической структуре. Определение тропов принадлежит к числу наиболее спорных вопросов уже в античной теории стиля. «Троп, — говорит Квинтилиан, — есть изменение собственного значения слова или словесного оборота, при котором получается обогащение значения. Как среди грамматиков, так и среди философов ведется неразрешимый спор о родах, видах, числе тропов и их систематизации».

Основными видами тропов у большинства теоретиков считаются: метафора, метонимия и синекдоха с их подвидами, т. е. тропы, основанные на употреблении слова в переносном значении; но наряду с этим в число тропов включается и ряд оборотов, где основное значение слова не сдвигается, но обогащается путем раскрытия в нем новых дополнительных значений (созначений) — каковы эпитет, сравнение, перифраза и др.

1. Эпитет (epithet) — определяющее слово, преимущественно тогда, когда оно прибавляет новые качества к значению определяемого слова (epitheton ornans — украшающий эпитет). Например, white frock'; `shady hat'; `long scissors'; `old lady'; `long candles'; `great cool rooms'; `the tangerine was very sour'; `I had a sharp, bitter taste'

2. Сравнение (similе) — раскрытие значения слова путем сопоставления его с другим по какому-то общему признаку (tertium comparationis). Ср. у Пушкина: «быстрее птицы младость». Раскрытие же значения слова путем определения его логического содержания называется истолкованием и относится к фигурам .

3. Перифраза (греческое periphrasis, латинское circumlocutio) — «способ изложения, описывающий простой предмет посредством сложных оборотов». Ср. у Пушкина пародийную перифразу: «Юная питомица Талии и Мельпомены, щедро одаренная Аполлоном» (вм. молодая талантливая актриса). Одним из видов перифразы является евфемизм — замена описательным оборотом слова, по каким-либо причинам признаваемого непристойным. Ср. у Гоголя: «обходиться с помощью платка».

В отличие от перечисленных здесь тропов, построенных на обогащении неизмененного основного значения слова, следующие тропы построены на сдвигах основного значения слова.

4. Метафора (metaphor) — «употребление слова в переносном значении».  Классический пример, приводимый Цицероном — «ропот моря». ^ This about me, a whisper on the fringe of a crowd; it was a premonition, a blank step into the future.

5. Синекдоха (латинское intellectio) — «случай, когда целая вещь узнается по малой части или когда по целому узнается часть». Классический пример, приводимый Квинтилианом — «корма» вместо «корабль».

6. Метонимия (metonimy) — «замена одного названия предмета другим, заимствуемым у родственных и близких предметов». Ср. у Ломоносова: «читать Вергилия».

7. Антономасия (antonomasia) — замена собственного имени другим, «как бы извне заимствованным прозвищем». Классический пример, приводимый Квинтилианом — «разрушитель Карфагена» вместо «Сципион».

8. Металепсис (латинское transumptio) — «замена, представляющая как бы переход от одного тропа к другому». Ср. у Ломоносова — «десять жатв прошло...: здесь через жатву разумеется лето, через лето — целый год».

Таковы тропы, построенные на употреблении слова в переносном значении.

Наконец выделяется ряд тропов, в которых изменяется не основное значение слова, но тот или иной оттенок этого значения. Таковы:

9. Гипербола (hyperboula) — преувеличение, доведенное до «невозможности». Ср. у Ломоносова: «бег, скорейший ветра и молнии».

10. Литота (litotes) — преуменьшение, выражающее посредством отрицательного оборота содержание положительного оборота («немало» в значении «много»).

11. Ирония (irony) — выражение в словах противоположного их значению смысла. Ср. приводимую Ломоносовым характеристику Катилины у Цицерона: «Да! Человек он боязливой и прекроткой...».


^ 2. Стилистический анализ рассказа Уильяма Сомерсета Моэма «Луиза»

2.1. Жизнь и творчество Уильяма Сомерсета Моэма


Моэм родился во Франции, поскольку его отец работал юрисконсультом в Посольстве Великобритании в Париже. Когда ему было 8 лет, его мать умерла от туберкулеза, а еще через два года от рака желудка умер его отец. Смерть родителей, которых Моэм горячо любил, была для мальчика тяжелым ударом. Его взял на воспитание брат отца, священник, который жил в Англии. Уильям не отличался крепким здоровьем и был отправлен в Германию, чтобы подлечиться. В Германии он стал учиться в Гейдельбергском университете и начал понемногу писать, никому, правда, не показывая то, что выходило из-под его пера. В 18-летнем возрасте он вернулся в Англию, где его дед настойчиво рекомендовал заняться медициной. Моэм согласился с его доводами, хотя и не испытывал к медицине большой любви, и поступил в медицинское училище при больнице Святого Фомы в Лондоне. Через 5 лет он был квалифицированным врачом и свободным человеком. Врачом работать, впрочем, он не стал, а полностью посвятил себя литературной деятельности. В 23 года уже опубликовал свой первый роман "Лиза из Ламбета". Затем стал писать пьесы. Когда ему было 34 года, в Лондоне с огромным успехом одновременно шли 4 его пьесы. В 40-летнем возрасте Моэм опять вернулся к созданию романов, и через год вышел его автобиографический роман "Бремя страстей человеческих", ставший классикой.

Моэм постоянно путешествовал: побывал в Китае, Индии, Италии, Северной Америке, Мексике, Полинезии. Во время первой мировой войны он был британским агентом в Швейцарии и России. В 1928 году купил виллу на французской Ривьере, которая и стала постоянным домом практически до конца его жизни.

Моэм всегда выглядел истинным джентльменом и владел безукоризненными манерами. Он также был великолепным рассказчиком, несмотря на заикание. Поддерживал дружбу с Уинстоном Черчиллем, Гербертом Уэллсом и Ноэлем Кауардом, которые часто гостили у него на вилле.

В тридцатые годы был "мировым рекордсменом" по суммам гонораров. Родился в Париже в семье чиновника английского посольства. С детства лучше говорил на французском, чем на английском. В 10 лет остался сиротой и был отправлен в Англию, где поселился у своего дяди. Окончил школу Кингз-скул в Кентербери, учился в Гейдельбергском университете, затем шесть лет изучал в Лондоне медицину. В 1897 году получил право заниматься врачебной практикой, ни оставил медицину вскоре после того, как были опубликованы его первые романы и пьесы. Дебютный роман Моэма, "Лиза из Ламбета", увидел свет в том же 1897 году, а первая пьеса, "Человек чести", была поставлена в 1903 году. В годы первой мировой войны Моэм сотрудничал с английской разведкой, исполняя различные поручения "деликатного свойства"; в качестве секретного агента побывал вРоссии, откуда был выслан за деятельность, несовместимую со статусом дипломата. Опубликованный в 1928 году его роман "Эшенден, или Британский агент" частично основан на автобиографических мотивах. В 1928 году Моэм поселился во Франции, в местечке Кап-Ферра. Его романы и пьесы пользовались все большей популярностью, как в Европе, так и в Соединенных Штатах. Кроме того, в двадцатые годы он опубликовал несколько сборников рассказов, куда вошли такие шедевры, как рассказ "Дождь" - ныне хрестоматийное произведение английской литературы. В 1930 году вышел роман "Скелет в шкафу", а в 1944 году - роман "Лезвие бритвы"; критика единодушно объявила оба романа "высочайшими достижениями британской романистики". В шестьдесят четыре года Моэм выпустил автобиографию"Подводя итоги": по меткому замечанию одного из обозревателей, это не столько автобиография, сколько подлинная школа литературного мастерства. Свой земной путь Уильям Сомерсет Моэм завершил там же, где и начал его, - во Франции, но не в Париже, а в Ницце.

2.2. Stylistic analysis of “Louise” by William Somerset Maugham


William Somerset Maugham (1874-1965) is one of the best known writers of the present day. He was not only a novelist, but also one of the most successful dramatists and short-story writer.

The short-story “Louise” was published in 1936. This story is about the woman who used to get everything what she wants using her “weak heart”.

The gist of the problem raised by the author in this story is relationship between people. This problem is always urgent.

The main idea conveyed by the author is that some people can be so selfish that they ready to ruin the lives of others (even the members of their own family) in order to achieve their aims.

The story is written in a form of narration. The narration is conducted on 1st person. It is not pointed where the action takes place in. The story is characterized by gripping narrative and deep emotional impact. It is permeated with irony. Narration broken by ironical portrayal of the main character Louise. For example, “She had too much delicacy ever to make a direct statement, but with a hint and a sigh and a little flutter of her beautiful hands she was able to make her meaning plain”.

The prevailing moods of the story are ironical and emotional. This story is realistic in style. It is reveals human virtues and vices.

The story “Louise” has an gripping and fast-moving plot. The plot of the story is complicated. The story has the following composition: there are no exposition. The development of the plot begins from the first paragraph. The climax is logically reached in dialogue between the narrator and Louise. The denouement is shown in the last paragraph. The elements of plot ordered chronologically.

There are two main characters: Louise and the author himself, where Louise is a antagonist and the author is protagonist. There are also some flat characters such as Tom Maitland, the first husband of Louse; George Hobhouse, her second hubsband, and her daughter Iris.

The author reveals the nature of his characters through actions and dialogues. For example, the Louise words “I shan’t live to trouble you long” shows her “sorry” for having a weak heart. The author is focused on human feelings and relationship, actions and motives. The character of main heroine Louise is drawn with admirable skill. And it reveals the author’s great knowledge of man’s inner world.

The story contains an abundance of stylistic devices. Especially often we can find the use of epithets and ironies. The great number of epithets such as gentle way of hers; frail, delicate girl with large and melancholy eyes; anxious adoration; dreadfully delicate; pathetic little smile; large blue eyes; plaintive smile, gentle smile, devilish woman etc. are used by author in order to show the appearance and to express some inner qualities of Louise.

There are a lot of instances of using ironies. Whole text is permeated with them. Let’s show some examples,

He gave up the games he excelled in, not because she wished him to, she was glad that he should play golf and hunt, but because by a coincidence she had a heart attack whenever he proposed to leave her for a day.

But who would want to be bothered with a wretched invalid like herself? Oddly enough more than one young man showed himself quite ready to undertake the charge and a year after Tom’s death she allowed George Hobhouse to lead her to the altar.

^ But at last she yielded as she always yielded, and he prepared to make his wife’s last few years as happy as might be.

Oh, well, you’ve been prepared for that for nearly twenty years now, haven’t you?’

With a sigh her mother let her do a great deal.
She died gently forgiving Iris for having killed her.

These ironies express the narrator negative attitude to Louise. They are used in order to show that he (the narrator) doesn’t believe that Louse’s heart is so weak.

Also we can find some phraseologies, such as behind my back, her life hangs on a thread, I shall be at death’s door, stir a finger, heaven knows, to fly into a passion, Louise was as good as her word. The using of phraseologies in this text makes it emotionally expressive and rich.

Besides them, we can point out some examples of repetitions: “Oh, I know, I know what you’ve always thought of me”; “If it kills me, it kills me”; I saw the face behind the mask and because I alone held out was determined that sooner or later I too should take the mask for the face; (the framing repetition); She did nothing of the kind; indeed, she would not leave me alone; she was constantly asking me to lunch and dine with her and once or twice a year invited me to spend a week (anaphora). This stylistic device also makes the story more expressive and emotional. There are some other stylistic devices such as metaphor: spark of humour, mistress of cold praise; simily: look upon her as a comic figure, she fooled herself as thoroughly as he fooled the world, they entrusted her to him as a sacred charge; hyperbole: do everything in the world for Louise, I’ve begged her on my bended knees and etc.

The story has a deep emotional appeal. It is intended to provoke thoughts.

I like this story very much. Because the situation which described in this story is realistic. It is easy and interesting to read this story.






Заключение


Стилистический анализ текста способствует умению глубоко понимать и читать вдумчиво художественную литературу, что помогает всестороннему развитию личности и становлению его духовного мира.

В ходе стилистического анализа рассказа Уильяма Сомерсета Моэма «Луиза» нами были сделаны следующие выводы:

1. Рассказ Моэма «Луиза» представляет большой интерес для стилистического анализа, так как содержит множество выразительных средств и стилистических приемов.

2. В своем рассказе Моэм чаще всего использует такие стилистические приемы как ирония и эпитет. Они выражают внутренний мир героев, делают рассказ более экспрессивным и образным.

3. В рассказе также встречаются другие выразительные средства, такие как сравнение, метафора, повтор и фразеологизмы.

4. Структура рассказа состоит из завязки (development of the plot), кульминации (climax) и развязки (denoument). Экспозиция (exposition) текста отсутствует.


Список использованной литературы


  1. Аничков И.Е. Труды по языкознанию. - С-Пб: Наука, 1997.

  2. Бабкин А.М. Лексикологическая разработка. - Л., 1968. - С. 26.

  3. Бэн А. Стилистика и теория устной и письменной речи М., 1886.

  4. Виноградов В.В. Избранные труды. Лексикология и лексикография. - М.: Наука, 1977.

  5. Виноградов В.В. Проблемы русской стилистики. — М.: Высшая школа, 1981. – 349 с.

  6. Захарова М.А. Стратегия речевого использования образных фразеологизмов английского языка. - М., 1999.

  7. Кунин А.В. Курс фразеологии современного английского языка. - М.: Феникс, 1996.

  8. Потебня А. А. Из записок по теории словесности. Харьков, 1905 г.

  9. Разинкина Н.М. Стилистика английского научного текста. – М.: Едиториал УРСС, 2005. – 211 с.

  10. Сомерсет Моэм. Полное собрание рассказов в 5 томах.- Изд: Захаров, 2002

  11. Сомерсет Моем. Рассказы.- М, 2001

  12. Скребнев Ю. М. Основы стилистики английского языка: учебник для институтов иностранных языков: 2-е изд. испр. и доп., М.: АСТ, 2004. – 221 с.

  13. Хорнби А. С. Конструкции и обороты английского языка. - М.: Буклет, 1992.

  14. Швейцер А.Д. Теория перевода: Статус, проблемы, аспекты. - М.: Наука, 1988. – 146 с.

  15. Шевякова В. Е. Современный английский язык. - М.: Наука, 1980.

  16. Шмелев Д.Н. Проблемы семантического анализа лексики. - М., 1973.



Приложение 1

I could never understand why Louise bothered with me. She disliked me and I knew that behind my back, in that gentle way of hers, she seldom lost the opportunity of saying a disagreeable thing about me. She had too much delicacy ever to make a direct statement, but with a hint and a sigh and a little flutter of her beautiful hands she was able to make her meaning plain. She was a mistress of cold praise. It was true that we had known one another almost intimately, for five-and-twenty years, but it was impossible for me to believe that she could be affected by the claims of old association. She thought me a coarse, brutal, cynical, and vulgar fellow. I was puzzled at her not taking the obvious course and dropping me. She did nothing of the kind; indeed, she would not leave me alone; she was constantly asking me to lunch and dine with her and once or twice a year invited me to spend a week-end at her house in the country. At last I thought that I had discovered her motive. She had an uneasy suspicion that I did not believe in her; and if that was why she did not like me, it was also why she sought my acquaintance: it galled her that I alone should look upon her as a comic figure and she could not rest till I acknowledged myself mistaken and defeated. Perhaps she had an inkling that I saw the face behind the mask and because I alone held out was determined that sooner or later I too should take the mask for the face. I was never quite certain that she was a complete humbug. I wondered whether she fooled herself as thoroughly as she fooled the world or whether there was some spark of humour at the bottom of her heart. If there was it might be that she was attracted to me, as a pair of crooks might be attracted to one another, by the knowledge that we shared a secret that was hidden from everybody else.

I knew Louise before she married. She was then a frail, delicate girl with large and melancholy eyes. Her father and mother worshipped her with an anxious adoration, for some illness, scarlet fever I think, left her with a weak heart and she had to take the greatest care of herself. When Tom Maitland proposed to her they were dismayed, for they were convinced that she was much too delicate for the strenuous state of marriage. But they were not too well off and Tom Maitland was rich. He promised to do everything in the world for Louise and finally they entrusted her to him as a sacred charge. Tom Maitland was a big, husky fellow, very good-looking, and a fine athlete. He doted on Louise. With her weak heart he could not hope to keep her with him long and he made up his mind to do everything he could to make her few years on earth happy. He gave up the games he excelled in, not because she wished him to, she was glad that he should play golf and hunt, but because by a coincidence she had a heart attack whenever he proposed to leave her for a day. If they had a difference of opinion she gave in to him at once, for she was the most submissive wife a man could have, but her heart failed her and she would be laid up, sweet and uncomplaining, for a week. He could not be such a brute as to cross her. Then they would have a quiet little tussle about which should yield and it was only with difficulty that at last he persuaded her to have her own way. On one occasion seeing her walk eight miles on an expedition that she particularly wanted to make, I suggested to Tom Maitland that she was stronger than one would have thought. He shook his head and sighed.
‘No, no, she’s dreadfully delicate. She’s been to all the best heart specialists in the world, and they all say that her life hangs on a thread. But she has an unconquerable spirit.’
He told her that I had remarked on her endurance.

‘I shall pay for it to-morrow,’ she said to me in her plaintive way. ‘I shall be at death’s door.’
‘I sometimes think that you're quite strong enough to do the things you want to,’ I murmured.
I had noticed that if a party was amusing she could dance till five in the morning, but if it was dull she felt very poorly and Tom had to take her home early. I am afraid she did not like my reply, for though she gave me a pathetic little smile I saw no amusement in her large blue eyes.
‘You can’t very well expect me to fall down dead just to please you,’ she answered.
Louise outlived her husband. He caught his death of cold one day when they were sailing and Louise needed all the rugs there were to keep her warm. He left her a comfortable fortune and a daughter. Louise was inconsolable. It was wonderful that she managed to survive the shock. Her friends expected her speedily to follow poor Tom Maitland to the grave. Indeed they already felt dreadfully sorry for Iris, her daughter, who would be left an orphan. They redoubled their attentions towards Louise. They would not let her stir a finger; they insisted on doing everything in the world to save her trouble. They had to, because if she was called upon to do anything tiresome or inconvenient her heart went back on her and there she was at death’s door. She was entirely lost without a man to take care of her, she said, and she did not know how, with her delicate health, she was going to bring up her dear Iris. Her friends asked why she did not marry again. Oh, with her heart it was out of the question, though of course she knew that dear Tom would have wished her to, and perhaps it would be the best thing for Iris if she did; but who would want to be bothered with a wretched invalid like herself? Oddly enough more than one young man showed himself quite ready to undertake the charge and a year after Tom’s death she allowed George Hobhouse to lead her to the altar. He was a fine, upstanding fellow, and he was not at all badly off. I never saw anyone so grateful as he for the privilege of being allowed to take care of this frail little thing.

‘I shan’t live to trouble you long,’ she said.

He was a soldier and an ambitious one, but he resigned his commission. Louise’s health forced her to spend the winter at Monte Carlo and the summer at Deauville. He hesitated a little at throwing up his career, and Louise at first would not hear of it; but at last she yielded as she always yielded, and he prepared to make his wife’s last few years as happy as might be.
‘It can’t be very long now,’ she said. ‘I’ll try not to be troublesome.’
For the next two or three years Louise managed, notwithstanding her weak heart, to go beautifully dressed to all the most lively parties, to gamble very heavily, to dance and even to flirt with tall, slim young men. But George Hobhouse had not the stamina of Louise’s first husband and he had to brace himself now and then with a stiff drink for his day’s work as Louise’s second husband. It is possible that the habit would have grown on him, which Louise would not have liked at all, but very fortunately (for her) the war broke out. He rejoined his regiment and three months later was killed. It was a great shock to Louise. She felt, however, that in such a crisis she must not give way to a private grief; and if she had a heart attack nobody heard of it. In order to distract her mind, she turned her villa at Monte Carlo into a hospital for convalescent officers. Her friends told her that she would never survive the strain.
‘Of course it will kill me,’ she said, ‘I know that. But what does it matter? I must do my bit.’
It didn’t kill her. She had the time of her life. There was no convalescent home in France that was more popular. I met her by chance in Paris. She was lunching at the Ritz with a tall and very handsome Frenchman. She explained that she was there on business connected with the hospital. She told me that the officers were too charming to her. They knew how delicate she was and they wouldn’t let her do a single thing. They took care of her, well—as though they were all her husbands. She sighed

‘Poor George, who would ever have thought that I, with my heart, should survive him?’
‘And poor Tom!’ I said.

I don’t know why she didn’t like my saying that. She gave me her plaintive smile and her beautiful eyes filled with tears.

‘You always speak as though you grudged me the few years that I can expect to live.’
‘By the way, your heart’s much better, isn’t it?’
‘It’ll never be better. I saw a specialist this morning and he said I must be prepared for the worst.’
‘Oh, well, you’ve been prepared for that for nearly twenty years now, haven’t you?’
When the war came to an end Louise settled in London. She was now a woman of over forty, thin and frail still, with large eyes and pale cheeks, but she did not look a day more than twenty-five. Iris, who had been at school and was now grown up, came to live with her.
‘She’ll take care of me,’ said Louise. ‘Of course it’ll be hard on her to live with such a great invalid as I am, but it can only be for such a little while, I’m sure she won’t mind.’

Iris was a nice girl. She had been brought up with the knowledge that her mother’s health was precarious. As a child she had never been allowed to make a noise. She had always realized that her mother must on no account be upset. And though Louise told her now that she would not hear of her sacrificing herself for a tiresome old woman the girl simply would not listen. It wasn’t a question of sacrificing herself, it was a happiness to do what she could for her poor dear mother. With a sigh her mother let her do a great deal.

‘It pleases the child to think she’s making herself useful,’ she said.
‘Don’t you think she ought to go out and about more?’ I asked.
‘That’s what I’m always telling her. I can’t get her to enjoy herself. Heaven knows, I never want any one to put themselves out on my account.’

And Iris, when I remonstrated with her, said: ‘Poor dear mother, she wants me to go and stay with friends and go to parties, but the moment I start off anywhere she has one of her heart attacks, so I much prefer to stay at home.’

But presently she fell in love. A young friend of mine, a very good lad, asked her to marry him and she consented. I liked the child and was glad that she was to be given the chance to lead a life of her own. She had never seemed to suspect that such a thing was possible. But one day the young man came to me in great distress and told me that his marriage was indefinitely postponed. Iris felt that she could not desert her mother. Of course it was really no business of mine, but I made the opportunity to go and see Louise. She was always glad to receive her friends at tea-time and now that she was older she cultivated the society of painters and writers.
‘Well, I hear that Iris isn’t going to be married,’ I said after a while.
‘I don’t know about that. She’s not going to be married quite as soon as I could have wished. I’ve begged her on my bended knees not to consider me, but she absolutely refuses to leave me.’
‘Don’t you think it’s rather hard on her?’

‘Dreadfully. Of course it can only be for a few months, but I hate the thought of anyone sacrificing themselves for me.’

‘My dear Louise, you’ve buried two husbands, I can’t see the least reason why you shouldn’t bury at least two more.’

‘Do you think that’s funny?’ she asked me in a tone that she made as offensive as she could.
‘I suppose it’s never struck you as strange that you’re always strong enough to do anything you want to and that your weak heart only prevents you from doing things that bore you?’
‘Oh, I know, I know what you’ve always thought of me. You’ve never believed that I had anything the matter with me, have you?’

I looked at her full and square.

'Never. I think you’ve carried out for twenty-five years a stupendous bluff. I think you’re the most selfish and monstrous woman I have ever known. You ruined the lives of those two wretched men you married and now you’re going to ruin the life of your daughter.’
I should not have been surprised if Louise had had a heart attack then. I fully expected her to fly into a passion. She merely gave me a gentle smile.
‘My poor friend, one of these days you’ll be so dreadfully sorry you said this to me.’
‘Have you quite determined that Iris shall not marry this boy?’
‘I’ve begged her to marry him. I know it’ll kill me, but I don’t mind. Nobody cares for me. I’m just a burden to everybody.’

‘Did you tell her it would kill you?’

'She made me.’

‘As if anyone ever made you do anything that you were not yourself quite determined to do.’
‘She can marry her young man to-morrow if she likes. If it kills me, it kills me.’
‘Well, let’s risk it, shall we?’

‘Haven’t you got any compassion for me?’

‘One can’t pity anyone who amuses one as much as you amuse me,’ I answered.

A faint spot of colour appeared on Louise’s pale cheeks and though she smiled still her eyes were hard and angry.

‘Iris shall marry in a month’s time,’ she said, ‘and if anything happens to me I hope you and she will be able to forgive yourselves.’

Louise was as good as her word. A date was fixed, a trousseau of great magnificence was ordered, and invitations were issued. Iris and the very good lad were radiant. On the wedding-day, at ten o’clock in the morning, Louise, that devilish woman, had one of her heart attacks—and died. She died gently forgiving Iris for having killed her.


\


Приложение 2

Я никогда не понимал, чего ради Луиза со мной знается. Она меня недолюбливала и не упускала случая за моей спиной сказать обо мне самым милым тоном что-нибудь нелестное. Она была слишком деликатна, чтобы выражать свои мысли прямо, но намек, вздох, легкое движение ее красивых рук говорили яснее слов. Это была великая мастерица на язвительные комплименты. Мы, правда, близко знали друг друга уже лет двадцать пять, но я никогда не поверю, чтобы старое знакомство имело для нее хоть какое-нибудь значение. Она считала меня грубым, черствым, циничным и вульгарным. Я терялся в догадках, почему бы ей попросту не отступиться от меня. Ничуть не бывало; напротив, она не оставляла меня в покое -- постоянно звала к себе то к завтраку, то к обеду, а раз или два приглашала провести субботу и воскресенье на ее загородной вилле. Наконец, как мне показалось, я понял, в чем тут дело. Луизу мучило подозрение, что я ей не верю; потому-то она и не любила меня, но в то же время искала моего общества: я единственный не принимал ее всерьез, это ее злило, и она не могла успокоиться, пока не заставит меня сдаться и признать свою ошибку. Быть может, она смутно чувствовала, что я разгадал под маской ее истинное лицо, и решила рано или поздно разубедить меня -- ведь только я один еще упорствовал. Я не был до конца уверен в том, что Луиза -- отъявленная лгунья. Возможно, она обманывала себя не менее удачно, чем других, или же в глубине души смеялась над всеми. А если так, то ее могло привлекать ко мне сознание, что у нас, как у двух мошенников, есть общий секрет, о котором никто и не догадывается.
      Я знал Луизу еще до замужества. Это была хрупкая, слабенькая девушка с большими грустными глазами. Отец и мать боготворили ее и дрожали над ней -- после какой-то болезни, кажется скарлатины, у нее было осложнение на сердце, и ей приходилось особенно беречься. Когда Том Мэйтленд сделал ей предложение, родители пришли в ужас, так как считали, что дочь слишком хрупка для тягот семейной жизни. Но жилось им нелегко, а Том Мэйтленд был богат. Он клялся, что для Луизы готов на все, и в конце концов они вверили эту святыню его попечениям. Том Мэйтленд был рослый, здоровый, очень красивый парень, прекрасный спортсмен. В Луизе он души не чаял. Он понимал, что с ее больным сердцем жить ей на земле осталось недолго, и решил сделать все возможное, чтобы эти немногие годы она была счастлива. Он забросил любимый спорт, но не потому, что она этого требовала (нет, она радовалась его успехам!), а потому, что, по странному совпадению, стоило ему собраться куда-нибудь -- поиграть в гольф или на охоту, -- как с ней случался сердечный припадок. Если они расходились во мнениях, она тотчас уступала, ведь это была самая покладистая из всех жен на свете, но сердце подводило ее, и она неделю лежала в постели, кроткая, безропотная. Конечно, с его стороны было жестоко противоречить ей. Потом он долго убеждал ее, что был неправ, и только после упорной борьбы великодуший она наконец соглашалась поступить по-своему. Однажды, видя, как Луиза прошагала восемь миль, когда ей вздумалось прогуляться, я намекнул Тому Мэйтленду, что она крепче, чем кажется с первого взгляда. Он покачал головой и ул.
      -- Нет, нет, здоровье у нее никуда. Она показывалась лучшим в мире докторам, и все они считают, что ее жизнь висит на волоске. Просто у нее необычайная сила воли.
      Он передал Луизе мое мнение о ее выносливости.
      -- Завтра мне придется за это расплачиваться, -- сказала вечная страдалица. -- Я окажусь на пороге смерти.
      -- По-моему, сил у вас предостаточно, было бы желание, -- возразил я. Я давно заметил, что в веселой компании она может танцевать ночь напролет; если же ей скучно, она чувствует недомогание и Том вынужден везти ее домой.
      -- Боюсь, что мой ответ ей не понравился, -- она мило улыбнулась мне, но ее большие голубые глаза оставались серьезными.
      -- Вы, верно, ждали, что я упаду замертво, лишь бы доставить вам удовольствие, -- сказала она.
      Луиза пережила своего мужа. Он умер, жестоко простудившись, когда они катались на яхте и все пледы понадобились Луизе, чтобы не замерзнуть. Он оставил ей солидное состояние и дочь. Луиза была безутешна. Удивительно, как она вообще выдержала этот удар. Друзья ждали, что она тут же последует за бедным Томом в могилу. Они уже от души жалели ее дочь, которая останется круглой сиротой. Они удвоили свое внимание к Луизе. Не давали ей пальцем пошевелить; старались делать все на свете, только бы избавить ее от забот. Как же иначе, ведь, если предстояло что-нибудь утомительное или неинтересное, сердце изменяло ей и она оказывалась на пороге смерти. Она говорила, что просто погибает без человека, который заботился бы о ней, и не знает, как с ее слабым здоровьем вырастить свою дорогую Айрис. Друзья спрашивали, почему бы ей не выйти опять замуж. О, с ее сердцем об этом не может быть и речи, хотя, конечно, дорогой Том хотел бы этого, и, пожалуй, так было бы лучше для Айрис; но кто ж захочет возиться с таким жалким инвалидом? Как ни странно, охотников взять на себя эту обузу нашлось более чем достаточно, и спустя год после смерти Тома Луиза позволила Джорджу Хобхаусу повести ее к алтарю. Это был превосходный, подающий надежды молодой человек, к тому же далеко не бедняк. Он был бесконечно признателен за то, что именно ему предоставили право заботиться об этом хрупком создании.
      -- Не бойся, я долго не протяну, -- говорила она. Он был человек военный, притом весьма честолюбив, но вышел в отставку. Здоровье Луизы требовало, чтобы зиму она проводила в Монте-Карло, а лето в Довилле. Он не сразу решился отказаться от своей карьеры, а Луиза сперва и слышать об этом не хотела; но наконец она уступила, как уступала всегда, и он целиком посвятил себя тому, чтобы остаток жизни жена его была по возможности счастлива.
      -- Теперь уже недолго, -- говорила она. -- Я постараюсь не быть тебе в тягость.
      Следующие два или три года Луиза, несмотря на слабое сердце, ухитрялась появляться в нарядных туалетах на всех самых шумных вечерах, крупно играла и даже флиртовала с высокими и стройными молодыми людьми. Но Джордж Хобхаус был не так вынослив, как первый муж Луизы, и, чтобы справиться с повседневными обязанностями ее второго мужа, ему то и дело приходилось поддерживать себя крепкими напитками. Возможно, это вошло бы у него в привычку, что вряд ли понравилось бы Луизе, но, к счастью (для нее), началась война. Он вернулся в полк и спустя три месяца был убит. Это был тяжелый удар для Луизы. Однако она понимала, что в такое время нельзя предаваться личному горю; если у нее и был сердечный припадок, то никто об этом не узнал. Чтобы как-то рассеяться, она превратила свою виллу в Монте-Карло в санаторий для выздоравливающих офицеров. Друзья говорили ей, что она не выдержит такого напряжения.
      -- Конечно, это убьет меня, -- соглашалась она. -- Я знаю. Но что за беда? Я выполню свой долг.
      Это не убило ее. Она наслаждалась жизнью как никогда. Во всей Франции не было более популярного санатория. Случайно я встретил Луизу в Париже. Она завтракала в "Рице" с высоким и очень красивым молодым французом. Она объяснила, что приехала сюда по делам санатория. Офицеры необыкновенно милы с ней. Зная, как она слаба, они не позволяют ей шагу ступить. Они заботятся о ней, как ... ну да, как любящие мужья. Она вздохнула.
      -- Бедняжка Джордж, кто бы мог подумать, что я, с моим сердцем, переживу его?
      -- И бедняжка Том! -- сказал я.
      Не знаю почему, но мои слова ей не понравились. Она, по обыкновению, страдальчески улыбнулась, и ее прекрасные глаза наполнились слезами.
      -- Вы всегда говорите так, будто упрекаете меня за те немногие годы, что мне осталось прожить.
      -- Кстати, ваше сердце, кажется, окрепло?
      -- Оно никогда не окрепнет. Сегодня я показывалась специалисту, и он сказал, что я должна приготовиться к худшему.
      -- Ну, это пустяки, вы ведь уже двадцать лет готовитесь к худшему.
      После войны Луиза поселилась в Лондоне. Это была по-прежнему худая, хрупкая женщина, большеглазая и бледная, но, хотя ей было за сорок, никто не давал ей больше двадцати пяти. Айрис, которая уже вышла из пансиона и стала совсем взрослой девушкой, переехала жить к ней.
      -- Она будет заботиться обо мне, -- говорила Луиза. -- Конечно, нелегко ей придется с таким инвалидом, но вряд ли она посетует -- ведь дни мои сочтены.
      Айрис была славная девушка. Всю жизнь ей внушали, что ее мать серьезно больна. Даже в детстве не позволяли шуметь. Она всегда понимала, что для матери всякое волнение очень вредно. И хотя сейчас Луиза уверяла ее, что ни в коем случае не позволит ей жертвовать собой ради нудной старой женщины, девушка и слышать ничего не хотела. Разве это жертва, это же счастье хоть чем-нибудь помочь бедной мамочке. Со вздохом Луиза принимала ее помощь, и немалую.
      -- Девочке нравится думать, что она мне полезна, -- говорила она.
      -- А вам не кажется, что ей нужно побольше бывать на людях? -- спросил я.
      -- Об этом-то я ей всегда и толкую. Не могу заставить ее развлечься. Видит бог, я совсем не хочу, чтобы кто-то страдал из-за меня.
      Айрис же, когда я пытался вразумить ее, сказала:
      -- Бедная мамочка, она хочет, чтобы я гостила у друзей и ездила на вечера, но стоит мне собраться куда-нибудь, как с ней случается припадок, -- лучше уж я посижу дома. Но вскоре она влюбилась. Один мой знакомый, весьма приятный юноша, попросил ее руки, и Айрис дала согласие. Мне нравилась эта девочка, и я радовался, что у нее будет наконец своя жизнь. По-видимому, она прежде и не подозревала, что это возможно. Но однажды молодой человек пришел ко мне в совершенном отчаянии и сказал, что свадьба откладывается на неопределенное время. Айрис не в силах оставить мать. Конечно, мое дело сторона, но я решил повидаться с Луизой. Она всегда приглашала к чаю друзей и теперь, когда стала старше, собирала у себя художников и писателей.
      -- Итак, я слышал, Айрис замуж не выходит, -- сказал я после обычных приветствий.
      -- Еще неизвестно. Пока что нет, хотя мне бы очень этого хотелось. Я на коленях умоляла ее не считаться со мной, но она наотрез отказывается меня покинуть.
      -- Не кажется ли вам, что ей это нелегко?
      -- Ужасно. Правда, ждать осталось всего несколько месяцев, но мне невыносимо думать, что кто-то жертвует собой ради меня.
      -- Дорогая Луиза, вы схоронили уже двух мужей, я, право, не понимаю,
      почему бы вам не схоронить по крайней мере еще двоих.
      -- Не вижу тут ничего смешного, -- сказала она ледяным тоном.
      -- А вам никогда не казалось странным, что у вас хватает сил исполнять все свои желания и что слабое сердце мешает вам делать лишь то, что вам не по вкусу?
      -- О, я прекрасно знаю, что вы обо мне думаете. Вы никогда не верили, что я серьезно больна, так ведь?
      Я посмотрел ей прямо в глаза.
      -- Никогда. Я считаю, что ваше поведение все эти двадцать пять лет -- сплошная ложь. Я не встречал более эгоистичной и жестокой женщины. Вы разбили жизнь двум тем несчастным, которые женились на вас, а теперь собираетесь разбить жизнь родной дочери.
      Меня бы не удивило, если б с Луизой тут же случился сердечный припадок. Я был уверен, что она придет в ярость. Но она только кротко улыбнулась.
      -- Мой бедный друг, уже недалек тот день, когда вы страшно пожалеете об этих словах.
      -- Вы твердо решили помешать Айрис выйти за этого мальчика?
      -- Я умоляю ее выйти за него. Я знаю, что это убьет меня. Ну что ж. Кому я нужна? Только обуза для всех.
      -- И вы ей сказали, что это убьет вас?
      -- Она меня заставила.
      -- Как будто можно заставить вас сделать хоть что-то, что не входит в ваши намерения!
      -- Пусть женятся хоть завтра, раз ей так хочется. Если это убьет меня -- так тому и быть.
      -- Может, рискнем?
      -- Неужели вы ни капли не жалеете меня?
      -- Да вы мне смешны, какая уж тут жалость.
      На бледных щеках Луизы выступил слабый румянец, и, хотя она по-прежнему улыбалась, глаза ее смотрели холодно и зло.
      -- Свадьба будет не позже, чем через месяц, -- сказала она, -- и, если со мной что-нибудь случится, надеюсь, ни вы, ни Айрис не станете терзаться угрызениями совести.
      Луиза сдержала слово. Был назначен день, заказано пышное приданое, разосланы приглашения. Айрис и весьма приятный юноша сияли. В день свадьбы, в десять утра, с этой чертовой куклой Луизой случился очередной сердечный припадок и она умерла. Умерла, великодушно простив Айрис, которая ее убила.






Скачать 244.53 Kb.
оставить комментарий
ученица 10 класса
Дата16.09.2011
Размер244.53 Kb.
ТипРассказ, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  4
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх