The peculiarities of the prosaic translation of icon

The peculiarities of the prosaic translation of


Смотрите также:
Please note this is an unofficial translation of the Russian version below done with google...
«Truth in Translation: Accuracy and Bias in English Translation of the New Testament»...
Compound words. Types and peculiarities. Unstable Compounds...
© Vadim Kuriljov cd nikto/Tuskloye solntse 1988-1990 © translation 2003 Maria Gorskaja...
Those were the days Traditional, translation Gene Raskin...
1 contains ordinal number of the text in the table. In Column 2...
Практическое пособие для студентов III-IV курсов handbook for sight translation...
Программа литературоведческой секции 16 февраля (М-218) 10: 00 Открытие конференции 10: 15 11:...
Программа семинара 6 ноября, суббота 10. 00 13. 15 (перерыв 11. 30 11. 45) Тамара Некрасова...
Программа семинара 26 июня, воскресение 10. 00 13. 15 (перерыв 11. 30 11. 45) Тамара Некрасова...
Фактор четыре
Под редакцией А. Ф. Филиппова москва...



Загрузка...
скачать


Бердникова Дарья Владимировна

преподаватель

кафедра английского языка

факультет менеджмента

НИУ Высшая Школа Экономики,

dberdnikova@hse.ru

8 (926) 356 82 59

Berdnikova Daria Vladimirovna

lecturer

department of the English language

faculty of management

Higher School of Economics State University

dberdnikova@hse.ru

8 (926) 356 82 59

Особенности прозаического перевода одной из народных баллад англо – шотландской цикла

The peculiarities of the prosaic translation of one of folk ballads of

Anglo – Scottish cycle

Аннотация. Перевод фольклорных произведений требует от переводчика полного понимания как содержания, так и языковых особенностей исторического периода создания данного текста. Жанр англо – шотландской баллады представляет дополнительные трудности в силу важности не только содержательной, но и формальной стороны произведения. Переводчик баллады С. Шабалов выбирает дословный перевод в качестве основной стратегии, которая не предполагает использования каких-либо трансформаций. В анализируемом переводе наблюдается достаточное количество лексических и синтаксических трансформаций, которые рассматриваются в нашей статье.

Abstract. The translation of folk texts requires full comprehension of the content and language peculiarities in a particular historical period. Anglo – Scottish ballad genre presents special challenges in terms of its linguistic and textual structural features. The translator of the Anglo – Scottish ballad “Thomas the Rhymer” S. Shabalov chooses the direct rendering as a translation strategy that doesn't imply using any transformations. The author of this version makes use of sufficient amount of lexical and syntactical transformations, which are analyzed in the article.

Ключевые слова: фольклорный текст, перевод, баллада, англо – шотландская народная баллада, дословный перевод, языковая асимметрия, переводческие трансформации, среднеанглийский язык.

Key words: folk texts, translation, ballad, Anglo – Scottish folk ballad, literal translation (direct translation), language asymmetry, translation transformations, Middle English.

Перевод художественного текста испокон веков считается самым трудоемким видом перевода, так как переводчик является творцом нового художественного поэтического произведения. Б. Пастернак писал: «Переводы мыслимы, потому что в идеале и они должны быть художественными произведениями и, при общности текста, становятся вровень с оригиналами своей собственной неповторимостью» [Пастернак, 1991, c. 393].

Поэзия – это особый жанр художественный литературы, для которого характерны стихотворная строка, ритм, метр, также особое внутреннее строение (форма), а также специфическая система компонентов и их взаимосвязи (средства, приемы). Основными критериями определения и классификации произведений являются методы поэтической обработки текста.

По мнению В.В. Виноградова, поэтическое произведение - «это устойчивая, завершенная, самозамкнутая структура, сформированная на основе сосуществования, взаимодействия, соотношения и динамической последовательности строго определенных средств элементов поэтического выражения» [Виноградов, 1963, c. 131].

«Передача звучания текста средствами другого языка составляет одну из центральных проблем теории и практики поэтического перевода и тех случаев, когда звучание приобретает смысл» [Гарбовский, 2007, c. 387]. Это высказывание перекликается с мнением одного из основателей поэтического перевода в России, выдающегося переводчика М.Л. Лозинского, который утверждал, что «поэт, приступая к переводу чужеземных стихов, берет на себя задачу, в конечном счёте, невыполнимую, и успех его зависит лишь от того, насколько глубоко он продвинулся в решении этой задачи, насколько ему удалось приблизиться к непостижимой цели» [Лозинский, 1955; цит. по: Дмитриева, 2009, c. 99].

Основной задачей переводчика поэтических текстов является необходимость реализовать одну из коммуникативных функций произведения, а именно художественно-эстетическую и поэтическую. Цель произведений данного типа заключается в создании художественного образа и эстетического воздействия на читателя [Комиссаров, 1990, c. 97].

Работая над переводом фольклорных поэтических произведений, переводчик сталкивается с рядом проблем, которые условно можно подразделить на группы.

Для стихотворных жанров выделяется группа проблем, связанных с организацией стихотворного текста в целом. К ним относятся все виды рифмообразующих приемов (анафора, эпифора, внутренняя и межстрочная аллитерация, ассонанс) и ритмический строй стиха [Лиморенко, 2007, c. 10-11]. Поэтические размеры фольклорных произведений разных народов культурно обусловлены эмоционально-стилистической окраской. Как отмечает О.М. Семенова, «слово и словесный ряд могут вмещать в себя одновременно и логико-понятийное, и образное, и эмоционально-оценочное, и ритмико-звуковое начало. Любой элемент в поэтическом тексте может становиться значимым, а формальные элементы могут приобретать семантический характер, что увеличивает информативность текста» [Семенова, 2003, c. 22] и является дополнительной сложностью для переводчика.

Для представления структуры и содержания художественного текста давно сложилась определенная совокупность методов и операций анализа, филологическая методика, учитывающая семантические и метасемантические аспекты значения текста [Манерко, 2007, с. 33]

Во вторую группу попадают проблемы, связанные со спецификой структуры и языком именно фольклорных поэтических текстов: устойчивые формулы, эпические повторы, общие места, параллелизм строк в стихотворных текстах, особая ритмичность, рифма или ее отсутствие. Также к этой группе относятся проблемы, связанные с употреблением архаических, диалектических слов, вышедших из употребления в современном языке; лексическая многозначность, оставляющая простор для интерпретации текста; идиоматические выражения; особая символика и образность, которой нет соответствия в языке перевода.

К третьей группе можно отнести сложности, связанные с языковой асимметрией знаков переводящего и исходного языков. Языковая асимметрия возникает когда «знак и значение не покрывают друг друга полностью» [Карцевский, 2000, с. 76], то есть план выражения в исходном языке (ИЯ) не совпадает полностью с планом содержания в переводящем языке (ПЯ). Одно и то же значение может быть выражено разными знаками, также как один знак может иметь разные функции. На фоне этого возникают явления омонимия и синонимия, когда «переводчики в ряде случаев ошибочно принимают за универсалии и используют в качестве эквивалентов знаки переводящего языка, имеющие сходные внешние оболочки (чаще всего фонетические) со знаками исходного языка, но отличающиеся семантикой или особенностями функционирования в речи» [Гарбовский, 2007, c. 324].

Здесь переводчик встает перед выбором – либо создать «аналог на своей языковой почве», либо «создавать чужую необычную словесную форму» [Федоров, 2006, c. 123]. Перед переводчиками поэтического произведения всегда стоит двойная задача: не только перевести сам текст, стараясь максимально сохранить поэтическую форму, но и передать смысловую наполненность произведения, его атмосферу. Часто переводчикам приходилось отказываться от передачи формы и стиля произведения. Для многих переводных стихотворных произведений характерна совершенно отличная от оригинала «картинка» (система образов). Главное, чем следует руководствоваться переводчику, это то, чтобы «восприятие произведения современным читателем подлинника было аналогично восприятию произведения современным читателем перевода» [Алексеева, 2001, c. 255].

В связи с этим, нам представляется интересным проанализировать оригинал старинной англо – шотландской народной баллады «Томас Рифмоплет» (“Thomas the Rhymer”) с тем, чтобы попытаться показать особенности ее перевода. «Перевод выполнен по изданию: The Wisdom of the Scots. A choice and a comment by M. McLaren. London: Michael Joseph, 1961. Текст поэмы написан на архаичном шотландском диалекте» [Шабалов, 2001, c. 97]. Данный текст перевода опубликован в книге «Шотландская старина: книга сказаний» С. Шабалова (2001) и сопровожден переводческо– историческим комментарием.

Критерием выбора данного материала послужила уникальность как самой баллады, написанной на шотландском диалекте английского языка, так и перевода, выполненного в прозаической форме.

Баллада «Томас Рифмоплет» была записана в четырех манускриптах, хранящихся в библиотеках в разных частях Великобритании. The Thornton MS (manuscript) хранится в библиотеке Собора Линкольн (Lincoln Cathedral) в городе Линкольн, на востоке Англии. Манускрипт Торнтона считается самым древним собранием фольклорного наследия Великобритании (1400-1430). Дж. Мюррей не без оснований считает, что это самый точный и надежный источник, так как Роберт Торнтон старался не вносить никаких изменений в текст, который меньше других подвергся последующим корректировкам и влиянию времени [Murray, 1875, с. 56].

Роберт Торнтон (1418-1456) из Йоркшира принадлежал к классу землевладельцев, занимался переписыванием и составлением манускрипта, который впоследствии стал ценным собранием средневековой литературы Великобритании. Баллада «Томас Рифмоплет» занимает девять страниц манускрипта и написана в две колонки по 36-40 строк в каждой. В текст баллады входят не только три части, но и четверостишия со знаменитыми предсказаниями Томаса Рифмоплета.

Баллада «Томас Рифмоплет» состоит из 66 строф, первая и третья, а также вторая и четвертая строки которых, рифмуются:



^ Als I me went this endris day,

Full fast in mind makkand my moan,

In a merry morning of May

By Huntly Bankis myself alone (подчеркнуто мной — Д.Б.) [Joseph, 1961, c. 27-35].

Такой же день я шел себе один Охотничьим Берегом; в то веселое майское утро я горько жаловался в своей душе (подчеркнуто мной — Д.Б.) [Шабалов, 2001, c. 90].

Что касается языковых особенностей, то среднеанглийское слово als в этом отрывке соответствует as («так, таким образом») в современном английском языке, а endris dayother day, впервые упоминается в Коттонском манускрипте XVI век Cott. MS þis endir dai. Makkand представляет герундий от ранне-среднеанглийского глагола macian (make - современный английский язык). Суффикс для образования герундия –and характерен только для северного диалекта среднеанглийского языка (North Middle English). Bankis, где s обозначает множественное число, происходит от древнескандинавского banki (Old Norse) - «берег».

Данный вариант намного подробнее, чем многие другие, более поздние варианты баллады. Следует отметить, что не были предприняты попытки поэтического перевода этого подробного текста.

«Относясь к любому избранному нами тексту прежде всего как к первоисточнику, мы отказались от мысли перевести балладу стихами, и предлагаем читателю подстрочный прозаический перевод»,- так пишет С. Шабалов в своей книге «Шотландская старина. Книга сказаний» [Шабалов, 2001, c. 97]. Целью переводчика было передать, как можно точнее с помощью переводящего языка то, что изложено в балладе. Здесь мы можем говорить о дословном переводе, то есть переводе, который состоит в «передаче структуры предложений без изменения конструкции и без существенного изменения порядка слов» [Рецкер, 1982, c. 7]. Но как видно из сравнения приведенных выше строк, передача синтаксической структуры и порядок слов в переводе не совпадает с оригиналом.

Канадские ученые Ж.-П. Вине, Ж. Дарбельне рассматривают особенности дословного перевода в статье «Технические способы перевода» (1978). Они считают, что дословный перевод представляет собой способ перевода «с языков, входящих в одну и ту же семью (французский - итальянский), и в особенности между языками, входящими в одну и ту же культурную орбиту» [Вине, Дарбельне, 1978, c.160]. Только в этом случае перевод будет удачным. Имеет смысл заметить, что к дословному переводу прибегали переводчики, работая над переводами таких памятников культуры и религии, как Библия, Коран и многих других, где было важно каждое слово. Дословный перевод не отменяет при этом использование переводческих трансформаций и приемов [Вине, Дарбельне, 1978, c. 160].

Подстрочный перевод является преднамеренно буквальным прозаическим переводом поэтического произведения, сопровождаемый многочисленными пояснениями и комментариями и служащий в дальнейшим основой для создания равноценного поэтического произведения на языке перевода другим переводчиком, который не владеет языком оригинала или же владеет им недостаточно для восприятия всех тонкостей поэтического текста.

Пословный перевод (буквальный или подстрочный) - это механический перевод слов иностранного текста в том порядке, в каком они встречаются в тексте, без учета их синтаксических и логических связей. Дословный перевод, при правильной передаче мысли переводимого текста, стремится к максимально близкому воспроизведению синтаксической конструкции и лексического состава подлинника.

Мы бы хотели рассмотреть пример из баллады «Томас Рифмоплет» с тем, чтобы понять как осуществляется дословный перевод поэтического произведения, так как английский и русские не являются родственными языками.


I heard the jay and the throstell,

The mavis menied of hir sang,

The woodwale beried als a bell,

That all the wood about me rang [Joseph, 1961, c. 28].



Я слышал сойку и дрозда;

дрозд горевал в своей песне;

жаворонок пел как колокольчик;

Так что весь лес вокруг меня звенел [Шабалов, 2001, c. 90].

Заявленная дословность данного перевода не всегда является таковой, так как каждая строка текста баллады содержит в себе инверсию в той или иной степени: Her selle it was of roelle-bane, full seemly was that sicht to see! - Седло под ней было из кости, — зрелище это ласкало взор.

Следует обратить внимание на следующий отрывок:

Her palfray was a dapple gray;

Swilk ane ne saw I never nane; (Подчеркнуто мной — Д.Б)

Als does the sun on summer’s day,

That fair lady hirself scho schane [Joseph, 1961, c. 27-35].

Под ней был серый в яблоках скакун; такого я никогда не видывал.(Подчеркнуто мной — Д.Б)

Как солнце в летний день, сияла эта прекрасная госпожа [Шабалов, 2001, c. 90].

Часть слов имеет отношение к среднеанглийскому периоду. Например, слово “palfray”, относящееся к XII-XIII векам происходит от старофранцузского слова “palefrei” – верховая лошадь для дам. В современном английском языке эта лексема функционирует в форме “palfrfey” как поэтическое и историческое слово для обозначения лошади для дам. Фраза “dapple gray” бытовала с XV по XVII века и первоначально слово «dapple” означало «пятнистый», так как происходило от исландского слова “deppil” (XIII век) - «пятнышко». Другая часть лексики имеет отношение к древнеанглийскому языку. Сравните: “Swilk” восходит к древнеанглийскому слову “swilc” в значении “such”, “ane” – среднеанглийское слово “anes” – “once”, отрицательная частица “ne” образовалась от древнеанглийского слова “nē+o”, тогда как “nane”- none происходит от древнеанглийского слова “nan”, которое, в свою очередь, сформировано отрицательной частицей “nē” (not) и числительным “an”(one). Для среднеанглийского периода характерно двойное отрицание, тогда как, в представленном отрывке, мы можем наблюдать случай употребления тройного отрицания (выделено мной).

Слово “fair” (faire - faȝer, faier, fei(e)r, vair, fare, fer (early ME) связана с древнеанглийски “fæger” – прекрасный о характере, красивый о внешности, также имеет значения светлокожий, со светлыми глазами и волосами. Форма “hirself” (herself), характерная для среднеанглийского языка, эволюционировало от древнеанглийского “hire sylfre”. Буквосочетание “sch (sh)” было характерно для шотландского диалекта и встречается в таких словах как среднеанглийское местоимение “scho” (she), образованное от древнеанглийских местоимений “sio, seo”. Глагольная форма “schane” (shone) функционировала в северном диалекте среденеанглийского языка с XIV по XVI века, что опять же, косвенно является указателем временных рамок, в которые данный вариант баллады был записан.

С. Шабалов в своем переводе прибегает к целому ряду переводческих трансформаций на лексико-семантическом и синтаксическом уровнях. Одним из аспектов, которым пользуется С. Шабалов, относится такая переводческая трансформация как перестановка. Термин «перестановка» появился в книге Л.С. Бархударова «Язык и перевод» (1975). Перестановка связана с «изменением порядка слов и словосочетаний в структуре предложения, так как известно, что словопорядок в английском и русском языках неодинаков; это, естественно, не может не сказываться в ходе перевода [Бархударов, 1975, c. 191].

Случаи использования такого приема в тексте перевода очень частые, так как для текста оригинала свойственна повсеместная инверсия, что является неизменным атрибутом балладно-поэтического жанра:

Into the hall, suthly, scho went;

Thomas followit at hir hand;

Than ladies come baith fair and gent,

With courtesy to hir kneela

[Joseph, 1961, c. 33].

Она вошла прямо в зал;

Томас проследовал бок о бок за ней;

Затем к ней вышли с учтивостью

женщины, прекрасные и благородные

[Шабалов, 2001, c. 94].

К лексико-семантическим модификациям, которые использует переводчик, можно отнести сужение (конкретизация) и расширение (генерализация) исходного значения, также есть случаи нейтрализации и усиления эмфазы, и смыслового развития.

Остановимся подробнее на конкретизации и генерализации (Я.И. Рецкер, Л.С. Бархударов, В.Н. Комиссаров, Ж.-П. Вине, К. Дарбельне) или сужении и расширении исходного значения (Т.А. Казакова).

Согласно Л.С. Бархударову конкретизация бывает языковой и контекстуальной (речевой). Здесь мы наблюдаем языковые конкретизации, замены слов с широким значением словами с более узким, обусловленная расхождением в строе двух языков [Бархударов, 1975, c. 210]. При переводе на русский конкретизируются глаголы движения come и go, так как они семантически не включают способ передвижения и являются более общими по значению.

Now sall I go (выделено мною - Д.Б.) with all my micht,

Hir for to meet at Eildon Tree

[Joseph, 1961, c. 29].

Изо всех моих сил я сейчас побегу

чтобы встреть ее у Эйлдонского дерева [Шабалов, 2001, c. 92].


К контекстуальной конкретизации переводчик прибегает при переводе следующих строк:

Scho bare a horn (выделено мною - Д.Б.) about hir halsе;

And under hir belt full mony a flone

[Joseph, 1961, c. 28].

На шее у нее висел охотничий рог

а за поясом было множество стрел [Шабалов, 2001, c. 91].





И

Rachis lay lappand in the blude [Joseph, 1961, c. 33].


Гончие лежали, лакая кровь [Шабалов, 2001, c. 94].

Переводчик также прибегает к контекстуальной конкретизации, так как буквальный перевод данной строки «гончие лежали, плескаясь в крови» создаст лишнюю эмфазу на лексическом уровне, не обусловленную содержанием текста, так как в этой строфе идет простое описание пира во дворце Королевы.


Alone in longing, (выделено мною- Д.Б.) thus als I lay, Underneith a seemly tree [Joseph, 1961, c. 28].

Одинокий в тоске какой я лежал

под сенью пригожего дерева [Шабалов, 2001, c. 91].

При передаче слова longing (сильно желать) переводчик прибегает к замене не только части речи (деепричастия на существительное), но и самого плана выражения, так как слово «сильно желать» и «тосковать» не являются синонимами. Но в тоже время оба слова имеют одно следствие: душевная мука из-за отсутствия предмета желания. Данный прием мы можем назвать смысловым развитием, основанном на замене причины следствием (Я.И. Рецкер). Рассмотрим фразу Her selle it was of roelle-bane, full seemly was that sicht to see!, которая переведена как «Седло под ней было из кости, — зрелище это ласкало взор» где seemly (adj.) – «красивый, на который приятно смотреть». Это слово пришло из древненорвежского языка (soemiligr) в XIII веке. Как мы можем видеть, здесь автор перевода отошел от принципа дословности и воспользовался приемом смыслового развития.

В случаях усиления эмфазы автор руководствовался общим характером балладного жанра, которому свойственно преувеличение всех качеств как положительных, так и отрицательных для придания красочности создаваемых образов.


Hir hair it hang all ower hir head,

Hir een seemit out, that ere were gray

[Joseph, 1961, c. 28].


Все волосы на голове ее стояли дыбом, ее серые глаза, казалось, вылезли [Шабалов, 2001, c. 91].





He said, ”Yon is Mary, most of micht [Joseph, 1961, c. 28].


Queen of ^ Hevin am I nocht,

For I tuik never so heich degree [Joseph, 1961, c. 29].


Он сказал: “То Мария, Владычица величайшая [Шабалов, 2001, c. 91].


Я не Владычица ^ Неба ибо никогда не забиралась я так высоко [Шабалов, 2001, c. 91].

С точки зрения современной лингвистики и переводоведения текст баллады как сложное закодированное сообщение представляет определенные трудности для понимания и особенно для перевода. Здесь «можно наблюдать сопряжение процесса перевода с осознанием культурно-специфической картины мира. Картина мира представляет собой синтез объективного и субъективного в видении мира, соединение индивидуального и культурно-исторического» [Проконичев, 2010, с.30].

В связи с этим, С.Е. Никитина выделяет два уровня понимания фольклорного текста. Первый уровень подразумевает владение языком и типичными социо-культурными знаниями. «Такое прочтение означает поверхностное знакомство с текстом, при котором непонимание диалектизмов и историзмов частично устраняется с помощью словарей. Однако полное, глубокое понимание фольклорного текста требует знакомства с семантической структурой фольклора, знания всех аспектов фольклорного слова. И это будет второй уровень понимания фольклорного текста» [Никитина, 1993, c. 66].

За каждым балладным произведением стоит какое-то историческое событие или мотив жизни какой-либо исторической личности. Баллада «Томас Рифмоплет» не стала исключением.

Шотландская фольклорная традиция гласит, что Томас Рифмоплет это не только герой баллады, но и историческая личность. Многие ученые XIX века (Дж. Мюррей, Д. Ирвинг, В. Скотт, Р. Джемийсон), занимавшиеся этой проблемой пришли к выводу, что прототипом главного героя действительно была реально существовавшая личность – Томас Лермонт [Murray, 1875, c. 9; Irving, 1810, c. 226].

В книге «Лермонты – Лермонтовы 1057-2007» авторы указывают, что Гектор Боэций, один из первых летописцев истории Шотландии, причислил Томаса из Эрсильдуна (Стихотворца, Рифмоплета) к роду Лермонтов в 1526 году. Документов подтверждающих, что сам Томас называл себя Лермонтом, не сохранилось, но только один клан претендует на родство с Томасом Рифмоплетом. Факт существования такого загадочного пророка – песенника в своем роду оказал большое влияние на творчество и личность М.Ю. Лермонтова [Молчанова, Лермонт, 2008, c. 12-16].

Баллада повествует о встрече Томаса и Королевы Эльфов на Охотничьем берегу одним майским утром. Королева была так прекрасна, что Томас принял ее за Деву Марию (из-за ее внешности и одеяний), но она отрицала это, а Томас влюбился в нее с первого взгляда.

He said, ”Yon is Mary, most of micht,

That bare that Child that died for me” [Joseph, 1961, c. 28].

Он сказал: “То Мария, Владычица величайшая, которая родила Младенца, что умер ради меня [Шабалов, 2001, c. 91].

Прекрасная дама (a lady gay, где слово gay (old Frisian - gai) означает веселый, живой, беззаботный, приятный, красивый, а также облаченный в прекрасные богатые одежды использовалось не случайно) призналась, что услышав его речи, влюбилась и пришла за ним. Томас тут же настоял на том, чтобы они «возлежали» и все уверенья Королевы в том, что это испортит ее красоту, не возымели действия на главного героя. В правдивости ее слов Томас вскоре убедился.

All the rich clothing was away,

That he before saw in that steid;

Hir ae schank black, hir uther gray,

And all hir body like the leid [Joseph, 1961, c. 30].

Пропало все роскошное одеяние, что он прежде видел на ней. Одна голень ее стала черной, живот — серым, и все ее тело—как свинец [Шабалов, 2001, c. 91].

В данной строфе автор перевода также прибегает к таким переводческим трансформациям как перестановка и конкретизация. Слово шотландского диалекта “steid” (от древнеанглийского “stede”) согласно комментарию самого М. Джозефа (M. Joseph) означает слово “place” – «место», которое заменило древнеанглийское слово “stede” в XII веке. Дословно эта фраза означает «на том месте», автор же перевода конкретизировал «на ней», что не меняет сути повествования. Перестановка придает поэтичность переводу и усиливает эмфазу в данной строке. Использование этих приемов также является отхождением от принципа дословности.

Королева Эльфов после этого настояла на том, чтобы Томас пошел за нею в ее страну. Пройдя тайным проходом у Эйлдонского дерева (березы – Eildon Birk), они оказались в подземелье, где было темно и воды по колено. Три дня они шли, пока Томас не стал умирать от голода. Королева провела его в прекрасный сад, но не позволила сорвать яблоко, сказав, что тогда его душа попадет в Ад. Она сама накормила его и указала ему четыре дороги (в рай, ад, на небеса и дорогу искупления грехов). Пятой дорогой был путь к замку Королевы, где было много красивых утонченных дам и прекрасных рыцарей, но Томасу было строго запрещено разговаривать с кем-либо, кроме самой Королевы. Через три дня, как казалось Томасу, Королева сообщила, что ему нужно уехать срочно, так как Дьявол ищет жертву и это будет знатный и знаменитый Томас. Он пробыл семь лет в эльфийском королевстве и, оказавшись у Эйлдонского дерева, Королева наделила Томаса пророческим даром, при этом напророчив падение нескольких известных шотландских родов.

“If thou will spell, or talis tell,

Thomas, thou sall never leising lie:

Quharever thou fare, by frith of fell,

I pray thee, speik none ill of me” [Joseph, 1961, c. 35].

«Если будешь читать нараспев или повествовать, ты никогда не должен, Томас, лгать; где бы ты ни был — на воде или на суше, — прошу, не говори обо мне ничего дурного» [Шабалов, 2001, c. 91].

Королева пообещала вернуться за Томасом, и место встречи было назначено на Охотничьем берегу у Эйлдонского дерева.

Область поэтического перевода довольно обширна и касается не только проблем перевода поэтических жанров в общем, но и в частности перевода отдельных его видов. Много работ посвящено переводам баллад, как литературным, так и народным, как литературным или фольклорным балладам в целом, так и относящимся к определенному народу (немецкие, английские, шотландские и т.д.).

В XIX веке появились первые переводы англо – шотландских баллад на русский язык. Отрывок из шотландской баллады об обманутом муже прозвучал в «Сценах рыцарских времен» А.С. Пушкина - «Воротился ночью мельник…». Перевод баллады «Эдвард» А.К. Толстого справедливо считается выдающимся переводом, появившимся в предыдущем веке [Елина, 1973, c. 130].

В XX веке интерес к англо-шотландским балладам возрос. В советское время было переведено многое из робингудского цикла. Одним из первых к этому циклу обратился поэт Вс. Рождественский. Но особое место англо-шотландские баллады занимают в творчестве С.Я. Маршака. Начиная с 1913-1914 годов он работал над переводами баллад. Первую публикацию переводов, куда вошел стихотворный перевод анализируемой баллады, С.Я. Маршак осуществил в содружестве с В.М. Жирмунским в 1916 году.

Англо-шотландские баллады имеют характерные особенности структуры текста и содержания, повествования и функционирования в речи. Отличительной чертой англо-шотландских баллад будет сюжетная направленность балладного повествования. Только англо-шотландские баллады имеют такие группы баллад, как любовные баллады, с обязательной волшебной составляющей (Томас Рифмоплет), и разбойничьи баллады (Робин Гуд), которые несут в себе глубокую социально-культурную нагрузку времени их создания и распространения.

В предисловии к прозаическому переводу данной баллады С. Шабалов указал, что его задачей будет не создать полноценное художественное произведение, какое мы можем встретить у С.Я. Маршака, а напротив, дословный прозаический перевод, который позволит передать точнее определенные моменты содержания текста оригинала, максимально сохранить синтаксис и первоначальную систему образов, не искажая ее использованием всевозможных литературных и переводческих приемов.

Такой перевод баллады «Томаса Рифмоплета» призван помочь русскоговорящему читателю, не владеющему английским языком и его историческими вариантами, прочитать и оценить именно исходный текст, а не его художественный аналог, который существует только в авторском переводе С.Я. Маршака, но и также является переводом краткого варианта данной баллады.

В своей работе С. Шабалову не удалось избежать использования переводческих трансформаций и приемов, так как это было продиктовано особенностями строения и функционирования русского и английского языков. Задача точной передачи содержания повествования и особенностей шотландского балладного жанра, на наш взгляд, была выполнена.

Список литературы

Алексеева И.С. Профессиональный тренинг переводчика/ А.И. Алексеев. Спб. : Изд-во «Союз», 2001.288с.

Бархударов Л.С. Язык и перевод/ Л.С. Бархударов. М. : Международные отношения, 1975. 238c.

Вине Ж.-П., Дарбельне Ж. Технические способы перевода./Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике. М. : 1978. С.157-167.

Виноградов В.В. Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика/ В.В. Виноградов М.:

Изд-во АН СССР,1963. 346с.

Гарбовский Н.К. Теория перевода: Учебник /Н.К. Гарбовский .М. : Изд-во Моск.ун-та,2007. 544с.

Елина Н.Г. Английские и шотландские народные баллады / Н.Г. Елина М. : Наука, 1973. 155с.

Казакова Т.А. Практические основы перевода / Т.А. Казакова. Спб. : Союз, 2005. 320с.

Карцевский С.О.Из лингвистического наследия. М.:Яз.рус.культуры, 2000.-341с.

Комиссаров В.Н. Теория перевода: (линг. аспекты) [На прим. Англо-рус. переводов]/ В.Н.Комиссаров. М.: Высш.шк, 1990. 250с.

Лиморенко Ю.В. Проблемы перевода фольклорных текстов: на материале фольклора эвенков : дис ...канд.филол.наук: 10.01.09 / Ю.В. Лиморенко. Новосибирск, 2007. 205с.

Манерко Л.А. Современные тенденции развития отечественной когнитивной лингвистики/ Когнитивная лингвистика: новые проблемы познания: сб. науч. трудов / под ред. Л.А. Манерко/ Институт языкознания РАН: Ряз. Гос.ун-т имени С.А. Есенина. Вып. 5. М. : Рязань, 2007. 269 с.

Молчанова Т. Лермонты – Лермонтовы 1057-2007. / Молчанова Т., Лермонт Р. М. : Логос, 2008. 144с.

Никитина С.Е.Устная народная культура и языковое сознание/ С.Е Никитина. М. : Наука, 1993. 346с.

Пастернак Б.Л. Заметки переводчика/ Б.С.Пастернак. Соб. соч.в 5т. Т.4. М.: Худож. Литература, 1991. С.392-394.

Проконичев Г.И. Концептуальная информация и интерпретация поэтического текста/Вестник Московского университета. Сер.22. Теория перевода. 2010. №4. С. 29- 37.

Рецкер Я.И. Пособие по переводу с английского на русский язык/ Я.И. Рецкер. М. : Просвещение, 1982. 159с.

Семенова О.М. Типообразующая роль языковых средств, формирующих локально

темпоральную структуру в поэтических текстах (на примере немецких баллад и

стихотворений) : дис ...кандидата фил. наук: : 10.02.04 / О.М. Семенова. М.: 2003. 225с.

Федоров А.В. О художественном переводе. Работы 1920-1940-х годов/ А.В. Федоров. Спб. : Филологический ф-т СпбГУ, 2006. 256с.

Шабалов С. Шотландская старина. Книга сказаний/ С. Шабалов Спб. : Летний сад, 2001. 256с.

Joseph M. The Wisdom of the Scots / A choice and a comment by M. McLaren/ Michael Joseph. London, 1961. 360p.

Krappe A.H. The science of Folklore/ A.H. Krappe. London: Methuen & Co. Ltd, 1965. 388p.

Murray J. The romance and Prophecies of Thomas of Erceldoun/ J. Murray. London, 1875. 490p.

Online Middle English Dictionary –Режим доступа: http://quod.lib.umich.edu/m/med/

Online Oxford Etymology Dictionary –Режим доступа: http://www.etymonline.com/index.php





Скачать 241,97 Kb.
оставить комментарий
Дата16.09.2011
Размер241,97 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх