Дипломная работа тема: Имена собственные в оригинале и переводе icon

Дипломная работа тема: Имена собственные в оригинале и переводе


Смотрите также:
Задачи: выявить совокупность терминов в языке бизнеса, содержащих имена собственные...
Классическая логика предикатов...
Тема Имя собственное...
Дипломная работа политкорректность при переводе...
Кгпу им. В. П. Астафьева, г. Красноярск мотивированность фамилий в романе в. П...
Дипломная работа...
Дипломная работа тема: Анализ удовлетворенности потребителей на рынке стоматологических услуг...
Упражнение Разделите данные имена существительные на одушевлённые и неодушевлённые и отметьте те...
Тема: Имена существительные собственные и нарицательные...
Дипломная работа студента 544 группы...
Дипломная работа содержит 104 листа, 6 таблиц, 35 рисунков...
Имена существительные собственные...



Загрузка...
скачать


ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Тема: Имена собственные в оригинале и переводе


ВВЕДЕНИЕ 4

1. Методы перевода собственных имен и особенности перевода некоторых групп имен собственных 7

1.1 Транслитерация 10

1.2. Транскрипция 13

1.3. Транспозиция 21

1.4. Калькирование 23

1.5 Антропонимы 28

1.6. Топонимы 33

1.7. Названия судов, самолетов, космических кораблей и т. д. 35

1.8 Названия учреждений и организаций. 37

2.Перевод имен собственных на примере материалов используемых в ЦНИИМФ 39

Проблемы в передаче имен собственных возникают, когда переводчик сталкивается с необходимостью воспроизвести в тексте пе­ревода «семантически наполненные» имена, а именно имена собственные, обладающие прозрачной внутренней формой, историче­ской или культурологической аллюзивно­стью, яркой образностью. Очень интересным с этой точки зрения является анализ перево­да романа американской писательницы Тони Моррисон «Песнь Соломона». В романе встречается большое количество имен соб­ственных: имена, фамилии, прозвища, имена исторических лиц. Встречаются как традици­онные имена, так и оригинальные, авторские имена, свидетельствующие о творчестве в сложном процессе имянаречения. 39

Таким образом, анализ переводческих эквивалентов имен собственных показыва­ет, что передача этой группы имен с одного языка на другой может вызвать такие же про­блемы, что и передача любой другой груп­пы. При их переводе необходимо учитывать целый спектр разнообразных элементов смысла: прозрачную внутреннюю форму, историческую аллюзивность, эмоционально-оценочную 48

Список литературы 51

ПРИЛОЖЕНИЕ 1 52

ПРИЛОЖЕНИЕ 2 52

ПРИЛОЖЕНИЕ 3 52

ВВЕДЕНИЕ


В наше время широких международных связей иностранные имена и названия образуют значительную часть словарного состава русского языка. Трудно представить себе работника науки и культуры, специалиста в любой отрасли человеческой деятельности, который не употреблял бы имен собственных и названий, заимствованных из иностранных языков. Многие из них - журналисты, ученые, редакторы, переводчики, референты, библиографы, библиотекари и другие – повседневно сталкиваются с необходимостью писать иностранные имена и названия в русском тексте.

Для того чтобы грамотно писать иностранные имена по-русски, необходимо знание соответствующих правил и принципов. Однако правильность есть нечто относительное, меняющееся с появлением новых норм и предписаний, инструкций и т.д. Необходимо также представлять себе, как поступить, если буквально применимого правила не окажется (а это может случиться, так как всего предусмотреть нельзя). Необходимо, следовательно, сознательное усвоение основ транскрипции, понимание природы собственного имени и овладение достаточно тонкими и разнообразными приемами передачи иноязычных имен, имеющихся в русском языке.

Имена и названия всегда играли особую роль. С выяснения имени начинается знакомство людей друг с другом. Собственные имена чрезвычайно важны для общения и взаимопонимания людей. От нарицательных слов их, кроме прочего, отличает тенденция к универсальности использования. Например, переходя к разговору на другом языке, приходится использовать иные нарицательные слова в отношении знакомых предметов и понятий.

Таким образом, имена собственные становятся опорными точками в межъязыковой коммуникации и тем самым, в изучении иностранного языка и переводе с него. Это породило иллюзию того, что имена и названия не требуют особого внимания при изучении иностранного языка и переводе с него. Такой подход основан на заблуждении. Имена собственные действительно помогают преодолеть языковые барьеры, но в своей изначальной языковой среде они обладают сложной смысловой структурой, уникальными особенностями формы и этимологии, многочисленными связями с другими единицами и категориями языка. При передаче имени на другом языке большая часть этих свойств теряется. Если не знать или игнорировать эти особенности, то перенос имени на другую лингвистическую почву может не только облегчить, но и затруднить идентификацию носителя имени.

Считается, что имена собственные «переводятся» как бы сами собой, автоматически, сугубо формально. Результатом подобного формального подхода являются многочисленные ошибки, разночтения, неточности в переводе текстов и использовании иноязычных имен и названий. А иной раз наоборот - возводимая в абсолют «точность» передачи приводит к возникновению неудобопроизносимых, неблагозвучных или обессмысленных имен и названий. Такое положение отчасти объясняется и слабой научной разработанностью вопроса. Хотя ономастика не была лишена внимания лингвистов, ими мало исследовался вопрос о закономерностях межъязыкового переноса лексических знаков этой категории. Отсюда и явные проблемы в освещении данной темы всевозможными учебными курсами.

Данная дипломная работа ставит перед собой несколько задач. Во-первых, необходимо продемонстрировать сложности и «подводные камни», связанные с межъязыковым функционированием имен и названий. Во-вторых, изложить основные принципы перевода собственных имен. В-третьих, ставится задача получить конкретные практические знания, связанные с особенностями тех или иных собственных имен. Настоящая дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложений.

В первой главе изложена основная теория, касающаяся перевода имен собственных.

Вторая глава состоит из практической части. В ней приведены примеры перевода некоторых групп собственных имен, имеющих непосредственное отношение к деятельности Центрального научно-исследовательского института морского флота (ЦНИИМФ).

В приложениях проводятся указания по практической транскрипции (транслитерации) собственных имен с английского языка на русский и с русского на английский.

Настоящая работа актуальна в силу того, что мы постоянно сталкиваемся с определенными трудностями при переводе имен собственных. Это вызвано тем, автор не всегда знает, каким способом или способами перевести то или иное имя собственное.

Новизна и практическая ценность данной работы состоит в том, что в ЦНИИМФ подобных исследований еще никто не проводил. Полагаю, что работники ЦНИИМФ смогут использовать результаты моей работы.

1. Методы перевода собственных имен и особенности перевода некоторых групп имен собственных


«Имена собственные служат для особого, индивидуального обозначения предмета безотносительно к описываемой ситуации и без обязательных уточняющих определений.»(3; 9)

Все имена собственные обладают значением предметности, то есть частью их содержания является как бы обобщение о существовании некоего предмета (или сущности, которую мы представляем себе как предмет).

Большинство имен собственных обозначают какой-то класс предметов, среди которых один предмет выделяется особо. Странно было бы вообще говорить об «антропонимах», «топонимах» и других категориях имен собственных, если бы они не были связаны соответственно с понятиями «человек», «территориальный объект» и т.п. или если бы эта связь была чем-то полностью зависящим от контекста и личного желания говорящих.

Имена собственные несут в себе какую-то информацию именно об этом предмете, о его свойствах. Эта информация может быть богатой или бедной, и она бывает в разной степени известна в разных сферах общения. Если эта информация получает распространение в масштабах всего языкового коллектива, то это значит, что сведения о данном предмете являются частью языкового значения имени собственного.

Вопрос о значении имени собственного имеет не только теоретический интерес. Он становится чрезвычайно актуальным при межкультурных и межъязыковых контактах. Казалось бы, имена собственные легко пересекают межъязыковые барьеры, поскольку стремятся сохранить свою внешнюю форму и при использовании вне сферы «родного» языка. Однако иной раз весьма существенным элементам их содержания бывает гораздо труднее преодолеть такие барьеры. А без сохранения своего значения имена собственные не могут функционировать в иной языковой среде. Отсюда -- возможные проблемы непонимания и неточного восприятия текстов, содержащих имена.

На первый взгляд может показаться, что перевод имен собственных не представляет особых трудностей. Даже переводом это называется весьма условно: ведь, как правило, имена собственные транскрибируются или транслитерируются. В современной лингвистике собственные имена часто определяются как называющие лексические единицы в отличие от нарицательных слов, которые считаются обозначающими единицами. Другими словами, у имен собственных «на первый план выходит функция номинативная - называть, чтобы отличать однотипные объекты друг от друга, в противоположность именам нарицательным, основная функция которых - называть, чтобы сообщать значение, коннотировать».(13;153)

Особенность имен и названий, в отличие от многих заимствованных иностранных слов, состоит в том, что при передаче их на другом языке они в основном сохраняют свой первоначальный звуковой облик. Причина этого заключается в специфике семантической структуры собственного имени. При передаче имен собственных первостепенную важность принимает звуковая оболочка. Это происходит потому, что они обозначают индивидуальные объекты непосредственно, минуя ступень представления или общего понятия (референта).

Некоторое осложнение в любую возможную теорию имени собственного вносит тот факт, что, помимо типичных собственных имен (Василий, Маруся, Москва, Америка и т.д.), имеются и такие, которые в какой-то мере имеют мотивировку или значение, например, Российская Федерация, Институт горного дела, а также названия книг, кинокартин («Вий», «Три тополя на Плющихе» и т.д.).

Существует несколько принципов перевода собственных имен:

  • транслитерация

  • транскрипция

  • транспозиция

  • калькирование

Ниже рассмотрим эти способы подробнее.

1.1 Транслитерация


Транслитерация - «формальное побуквенное воссоздание исходной токсической единицы с помощью алфавита переводящего языка; буквенная имитация формы исходного слова». (5, 63)

Транслитерация отличается от практической транскрипции своей простотой и возможностью введения дополнительных знаков.

Транслитерация часто применяется при составлении библиографических указателей и при организации каталогов, например, когда надо собрать в одном месте каталога описание всех произведений отечественного автора на иностранных языках. Как способ включения иностранного слова в русский текст транслитерации менее употребительна, так как при транслитерации сильно искажается звуковой облик иноязычного имени.

Рассмотрим теперь принцип транслитерации.

О транслитерации говорят тогда, когда языки пользуются различными графическими системами (например, английский, русский, греческий, армянский, грузинский), но буквы (или графические единицы) этих языков можно поставить в какое-то соответствие друг другу, и согласно этим соответствиям происходит межъязыковая передача имен собственных. Поскольку, например, латиница, греческий алфавит и кириллица имеют общую основу, то большинство букв этих двух алфавитов могут быть поставлены в соответствие друг другу с учетом тех звуков, которые они регулярно обозначают.

Транслитерация имеет как преимущества, так и недостатки. Преимущества очевидны - письменный вариант имени не искажается, его носитель имеет универсальную, независимую от языка идентификацию. (Это немаловажное соображение - например, фамилия Ельцин передается по-английски как Yeltsin, а по-французски как Eltsine). Иногда трудно восстановить исходную форму иностранного имени или фамилии, данной им в русской транскрипции, то есть с ориентацией на звучание, а не на написание имени (например, Юнг - Young или Jung? Ли - Leigh, Lee или Lie?).

При транслитерации в еще большей степени, чем при прямом переносе, заимствующий язык навязывает имени произношение по собственным правилам. Особенно ярко эта тенденция проявляется в отношении античных и других историко-мифологических имен, чтение которых в западноевропейских языках почти стопроцентно следует правилам принимающего языка: например, по-английски Афродита (Aphrodite) - [æfr 'daiti].

Сегодня транслитерация в чистом виде в русской языковой практике не применяется. Дело в том, что в английском, французском, немецком, венгерском и других языках многие буквы латинского алфавита либо изменили свое звуковое значение, либо читаются нестандартно в определенных буквосочетаниях и словах. Поэтому транслитерация их русскими буквами, если ее проводить последовательно, будет порождать варианты этих имен, мало похожие при чтении на оригиналы.

Допустима и реально имеет место практика прямого переноса имени, то есть написания его латинскими буквами. Прямой перенос очень редко практиковался, в частности, в советский период, но иногда это допускалось в специальных научных текстах, том числе медицинских. Например, писалось: «Как отмечал Freud в работе...». С конца 80-х годов практика прямого переноса стала распространяться все шире и шире.

При заимствовании имен собственных их передача может ориентироваться и на письменную (графическую) форму. Возможен простой перенос графической формы имени без изменений из текста на одном языке в текст на другом языке. Такое чаще всего практикуется, когда языки пользуются общей графической основой письменности. Такой практики придерживаются в большинстве стран, пользующихся латинской графикой. В западноевропейских языках имена собственные, заимствуемые из одного языка в другой, как правило, не меняют орфографию: так удобнее читателям, которые благодаря этому подходу могут легко ориентироваться в любых письменных источниках.

Например, при использовании в англоязычном тексте имени из языка, письменность которого основана на латинице, имя собственное не претерпевает изменение. При этом в принципе желательно, чтобы воспроизводились и те буквы, которые отсутствуют в английском алфавите.

Недостаток практики прямого переноса состоит в том, что говорящие на другом языке часто не могут определить по написанию, как произносится иноязычное имя собственное.

Перенося имя в неизменной форме, носители принимающего языка нередко навязывают имени произношение, соответствующее правилам чтения на их родном языке. Например, французы произносят имя Моцарта (Mozart) так, как если бы это было французское именование, - [mozar]. В английском языке широко распространено чтение немецкого имени собственного Munchhausen (Мюнхгаузен) как [mΛn’t∫o:zn].

1.2. Транскрипция


В целом большинство имен и названий передается в настоящее время средствами графики, то есть способом транскрипции.

Хотя имя собственное призвано идентифицировать предмет в любой ситуации и любом языковом коллективе, оно в подавляющем большинстве случаев обладает национально-языковой принадлежностью.

В каждом языковом коллективе имеются лица иной национальной принадлежности. При передаче на другой язык, возникает вопрос: в какой мере эти имена сохранили своеобразия того языка, из которого пришли. Английский врач и лексикограф Peter Mark Roget, всю жизнь прожил в Англии, но унаследовал от родителей-французов фамилию, которая произносится Роже. Англичане также произносят эту фамилию на французский манер, но со свойственными их произношению особенностями: [roujei]. Если бы мы решили воспроизвести фонетический облик этой фамилии так, как она произносится в англоязычных странах, то надо было бы писать Роужей. Но поскольку даже в англоязычной языковой среде эта фамилия ощущается как французская, то и на русский эту фамилию следует передавать по правилам практической транскрипции с французского языка, т.е. Роже.

Имя собственное всегда реалия. В речи оно называет действительно существующий или выдуманный объект мысли, лицо или место, единственные в своем роде и неповторимые. В каждом таком имени обычно содержится информация о локальной и национальной принадлежности обозначаемого им объекта.

Транскрибированные имена собственные наряду с остальными реалиями являются теми немногими элементами перевода, которые сохраняют определенное национальное своеобразие в своей словесной звуковой форме. Испанское слово, например, даже будучи записанным кириллицей, остается испанским словом и не теряет своего национального колорита. Испанские имена Nicolas, Andres или Ana, совсем похожие на Николая, Андрея и Анну, не становятся обрусевшими под пером переводчика, а передаются как Николас, Андрес и Ана.

При переводе с русского языка надо особенно внимательно относиться к именам иностранного происхождения, транскрибированным по-русски. В этом случае следует стремиться восстановить орфографию имени на том языке, из которого оно происходит.

Проблема национально-языковой принадлежности связана также с античной и библейской этимологией имен. Носители современных имен могут по ассоциации быть сравнены со своими тезками в истории и мифологии. Возникает дилемма: ориентироваться ли на современную форму данного имени в исходном языке (например, Илайджа, Рут, Хейгар) или на его исторический или мифологический прототип в том виде, в каком он зафиксирован на языке перевода (соответственно Илия, Руфь, Агарь).

Очень ответственно следует подходить к текстам на английском языке, в которых содержатся европейские имена собственные неанглийского происхождения. В этом случае при передаче имен не действуют, кончено, правила англо-русской транскрипции, а необходимо учитывать правила практической транскрипции с языка оригинала. Именно в этих целях в приложении приведены сводные правила практической транскрипции с английского языка на русский и с русского на английский.

К сожалению, в русском языке уже широко распространились неправильные с точки зрения правил транскрипции с восточных языков варианты названия японских и корейских корпораций: Toshiba - Тошиба (правильно Тосиба), Hitachi Хитачи (правильно Хитати), Samsung Самсунг (правильно Самсон) и др. К сожалению, эти лингвистически некорректные названия уже приняты и самими этими компаниями на российском рынке, поэтому в ряде случаев приходится считать их уже устоявшимися «традиционными» соответствиями и использовать в дальнейшем.

Транскрипции подлежат всевозможные собственные имена (названия лиц, географических объектов, небесных тел, учреждений, организаций, морских и речных судов, фирм, гостиниц, ресторанов, газет, журналов, сценических постановок и т.д.). Обыкновенно мы даже не представляем себе, как велико число собственных имен в любом языке: оно в сотни раз превышает словник любого, даже самого полного из словарей. Это естественно, так как соотношение собственных имен и апеллятивной лексики приблизительно соответствует соотношению известных единичных предметов и общих понятий. Отсутствие единой транскрипционной системы во многих случаях затрудняет понимание текстов и отождествление лиц и объектов. Несомненно, что далеко не все в транскрипции может быть формализовано; в частности, когда транскрипция выступает как компонент в обширной системе художественного перевода, нормы транскрипции не могут быть полностью унифицированы и многое остается на долю художественного чутья переводчика и редактора. В то же время для того, чтобы давать удачные варианты транскрипции, обоснованно отклоняющиеся от формальной нормы, полезно и даже необходимо овладеть этой нормой в максимальной степени. В данном случае полностью применим тезис Л. В. Щербы относительно того, что «...авторов, вовсе не отступающих от нормы, конечно, не существует... Когда чувство нормы воспитано у человека, тогда-то он начинает чувствовать всю прелесть обоснованных отступлений от нее» (15, 10).

«Под транскрипцией, понимают передачу звуков или начертаний языка системой знаков, отличных от принятых в этом языке письменных единиц» (12,3). В лингвистических исследованиях для научных целей применяется фонетическая транскрипция, использующая условную систему знаков. «При практической транскрипции используется исторически сложившаяся орфографическая система того языка, на который передаются иностранные имена и названия» (10,56).

Практическая транскрипция является средством включения слов одного языка в текст другого с приблизительным сохранением звукового облика этих слов. Неизбежная приблизительность практической транскрипции - следствие несовпадения ряда фонем в различных языках. Практическую транскрипцию следует отличать, с одной стороны, от перевода и, с другой стороны, от транслитерации. Общим для транскрипции, перевода и транслитерации является то, что они служат средствами передачи слова из какого-либо языка в заимствующий язык; различие заключается в средствах, используемых для этой передачи.

Транскрипция собственных имен с английского языка нередко представляет значительную трудность в связи с рядом обстоятельств.

Во-первых, причиной транскрипционных трудностей является то, что историческое развитие английской орфографии привело к ее значительному расхождению с произношением, к обилию непроизносимых или произносимых в различных словах по-разному букв и буквосочетаний. Кроме того, отличительной чертой английской орфографии и, прежде всего, орфографии собственных имен является нередкое усвоение иноязычных буквосочетаний с полным или частичным сохранением особенностей их произношения.

Второй трудностью, существенной для транскрипции английских имен и названий, является отсутствие в русском языке ряда фонем, имеющихся в английском. Таковы, например, фонемы [θ] и [∂], представленные буквосочетанием th; далее, в русском языке нет фонематического противопоставления долгих и кратких гласных, нет фонемы [æ] и т. д.

В-третьих, имена могут иметь различное произношение в разных странах английского языка. Известно, например, что английская буква «а» в той же позиции, где в южно-английском произношении она соответствует произношению [а:], например, last, в ряде диалектов на севере Англии, в Австралии или на юге США и произносится как [æ]. Очевидно, что во многих случаях нельзя игнорировать особенности произношения географических названий местными жителями, особенности произношения личных имен носителями этих имен во многих странах английского языка, где имеют распространение преемственно связанные с ним разновидности американского (в США и Канаде), австралийского и т.д. произношения. Например, топоним Wrath обычно произносится англичанами как [roθ], но в Шотландии он произносится как [га:θ], и иногда это произношение имитируется англичанами в виде [га:θ] или [ræθ].

В-четвертых, является скорее правилом, а не исключением такое

положение, когда к транскриптору попадает английское собственное имя в его графической форме, без фонетической транскрипции или специальных указаний на произношение. В таких случаях, особенно если в состав собственного имени входят сочетания, произношение которых может быть различным, желательно уточнить чтение имени по каким-либо специальным справочникам, среди которых можно привести, например, списки фамилий с транскрипцией в словаре Уэбстера.

Существенным отклонением принятой русской транскрипции от английского оригинала может являться перестановка ударения в имени на другой слог (Árnold [a:nld] -> Арнольд). Ударение при этом в русской транскрипционной или традиционной передаче сдвигается обычно в направлении к концу слова, например 'Agatha→Агáта. Ряд английских личных имен, наряду с правильной транскрипционной, имеет и чисто традиционную передачу. К этой передаче следует прибегать, в частности, при переводе архаических текстов, а также тогда, когда нет уверенности, что родной язык носителя транскрибируемого имени - английский. Таким образом, некоторые английские имена при заимствовании в русский язык как бы расщепляются на два варианта, традиционный и транскрипционный, или же традиционный и менее традиционный.

Например, имя Antony транскрибируется через Энтони, но может передаваться также через Антони или Антоний. Транскрипция иноязычных имен часто приводит к появлению не свойственных русскому языку звуко- и буквосочетаний (например, йо, уэ, жю, иэ, ця): это часто делает их трудночитаемыми. Вот почему при передаче имен возможны некоторые отступления от общих правил транскрипции, нацеленные на более удобное произнесение имени в принимающем языке, особенно если этого требует характер переводимого текста.

Так, имя известного персонажа немецкой литературы Munchhausen по общим правилам практической транскрипции передается на русский язык как Мюнхгаузен. Однако К. Чуковский в своем пересказе романа Э. Распэ о приключениях барона, предназначенном для детей, учел труднопроизносимость сочетания -хг- и остановился на более благозвучном варианте - Мюнхаузен.

Кроме того, возможны звукосочетания, вызывающие в принимающем языке нежелательные ассоциации с лексикой сниженного регистра, включая вульгаризмы и бранные слова. В этом случае предпочтительнее оказываются варианты, отступающие от фонетического принципа или регулярных правил транскрипции. Это касается, например, передачи начального слога her- в английских и немецких именах Herbert, Hermann, Hermione и т.п. В русском языке давно сложилась традиция транскрибировать их, не используя букву «х», чтобы не создавать неприятных звукосочетаний. Вместо нее употребляется буква «г»: Герберт, Герман, Гермиона.

О благозвучии переводчики заботятся и при передаче имени собственного с русского на иностранные языки. Так, в 70-х годах XX века в состав правящего в Советском Союзе Политбюро ЦК КПСС входил деятель по фамилии Шитиков. На английский язык советские информационные агентства передавали эту фамилию не как Shitikov, а как Chitikov, чтобы избежать ассоциации с английским вульгаризмом.

Межкультурные и межъязыковые контакты имеют многовековую историю. Имена и названия давно заимствуются из одного языка в другой, претерпевая самые разнообразные искажения или меняя свой облик в ходе развития и трансформации языков. При сопоставлении многих имен собственных, которые обозначают одни и те же предметы в разных языках, часто заметно, как они непохожи.

Даже в пределах одной страны могут сосуществовать разные варианты одних и тех же названий. Например, в Швейцарии, где официальными являются четыре языка (немецкий, французский, итальянский и ретороманский), сосуществуют дублеты названий городов: Сьер - Sierre и Siders и др.

Многие имена собственные пришли в русский язык давно и не всегда из первоисточника. Это особенно касается исторических, религиозных, фольклорно-мифологических и литературных имен и названий. Не все из них читаются и пишутся так, как предполагают современные нормы и рекомендации в области практической транскрипции.

Также транскрибированию подлежат следующие группы имен собственных: личные имена людей, уменьшительные имена, прозвища, фамилии, клички животных, топонимы, астронимы, названия судов, самолетов, космических кораблей, названия организаций и учреждений, журналов, книг, кинофильмов и т. д.

1.3. Транспозиция


Кроме транскрипции и транслитерации, в практике заимствования и передачи имен наблюдается еще один слабоизученный принцип -принцип этимологического соответствия, или транспозиции. Транспозиция заключается в том, что имена собственные в разных языках, которые различаются по форме, но имеют общее лингвистическое происхождение, используются для передачи друг друга. В одних случаях транспозиция применяется регулярно, в других - эпизодически.

Это можно пояснить на примере трех близкородственных славянских языков. В отличие, например, от западноевропейских языков, где практикуется транслитерация, одно и тоже имя или название имеет разное произношение и написание в русском, украинском и белорусском языках. Такая транспозиция последовательно проводилась, например, еще в паспортоной системе СССР.

Как известно, в национальных республиках Советского Союза титульная страница паспорта дублировалась на двух языках - русском (как официальном языке Советского Союза) и официальном языке союзной республики. При сравнении записей на двух страницах паспорта можно было видеть, что, например, фамилия Ермолова по-белорусски пишется Ярмолава, имя Валентина как Валянцина, русские имена Николай, Михаил, Алексей, Павел по-украински имеют вид Мтола, Mixamo, Алексий, Павло и т.д.

При передаче таких имён на английский язык украинский и белорусский варианты таких имен собственных не принимались во внимание, так как официальным языком всего Советского Союза являлся русский, и варианты на латинице строились по принципам практической транскрипции с русского языка.

Однако после распада СССР бывшие союзные республики стали самостоятельными государствами, и русский язык утратил у них прежний статус. Поэтому, начиная с 90-х годов, изменилось и написание на латинице многих имен собственных, относящихся к бывшим республикам СССР и их гражданам. Название столицы Украины теперь всё чаще передаётся на английский язык не Kiev, как раньше, a Kiyiv.

Принцип транспозиции используется и в русско-английских соответствиях, однако уже в особых случаях, и касается он прежде всего исторических и библейских имен, а также имен монархов.

Издавна сложилась следующая практика перевода: Имена монархов и религиозных деятелей передаются, как правило, по методу транспозиции. Другими словами, король James должен по-русски именоваться не Джеймсом, а Иаковым. Папа римский носит по-русски имя Иоанн Павел, а не Джон Пол или Джованни Паоло.

1.4. Калькирование


Наряду с переводческой транслитерацией для языковых единиц, не имеющих непосредственного соответствия в переводящем языке иногда применяется калькирование - воспроизведение не звукового, а комбинаторного состава слова или словосочетания, когда составные части слова (морфемы) или фразы (лексемы) переводятся соответствующими элементами переводящего языка. Калькирование как переводческий прием послужило основой для большого числа разного рода заимствований при межкультурной коммуникации в тех случаях, когда транслитерация была неприемлема из эстетических, смысловых или иных соображений.

Историческое развитие языков показывает многочисленные примеры межъязыковой корреляции, чаще всего по функциональному признаку, например, русские суффиксы -ель, -чик/щик/'ник, -ец и т. п. коррелируют с английскими суффиксами — er/or, -ist; русские префиксы не-, без- прямо ассоциируются с английскими приставками un-, in/im-, non-. Благодаря интенсивному межъязыковому взаимодействию многие европейские языки включают общие строевые морфемы, например: -ист, -изм, -op, -дис, -ион, и т. д. Многие корневые морфемы также имеют прямое соответствие в русском и английском языках, например:

Скамья – bench

Война – war

Money - деньги

Большое количество словосочетаний в политической, научной и культурной областях практически представляют собой кальки:

Глава правительства - head of government

Верховный Суд - Supreme Court

Mixed laws - смешанные законы

В отличие от транскрипции, калькирование не всегда бывает простой механической операцией перенесения исходной формы в переводящийязык; зачастую приходится прибегать к некоторым трансформациям. В первую очередь это касается изменения падежных форм, количества слов в словосочетании, аффиксов, порядка слов, морфологического или синтаксического статуса слов и т. п. Например, английское слово skinheads калькируется с изменением как семантического значения слова skin, так и с общей трансформацией - бритоголовые; английское выражение two-thirds majority требует как морфологической, так и синтаксической трансформации, оставаясь, тем не менее, калькой в русском языке - большинство в две трети (голосов). Некоторые аффиксы в английском языке соответствуют самостоятельному признаку, выражаемому прилагательным в русском языке, что также включает необходимые трансформации в процесс калькирования, например:

Maldistribution of costs Неправильное распределение затрат

Non-taxable income Не облагаемый налогом доход

Калькированию обычно подвергаются термины, широко употребимые слова и словосочетания:

Зимний дворец - Winter Palace

White House - Белый дом;

названия художественных произведений:

«Белая гвардия» - The White Guard

Over the Cuckoo's Nest - «Над кукушкиным гнездом»;

названия политических партий и движений:

the Democatic Party - Демократическая партия

наш дом-Россия - Our Home Is Russia;

исторические события:

нашествие Бату-Хана-the invasion of Batu-Khan;

или выражения

плоды просвещения - the Fruits of the Enlightment и т. д.

В некоторых случаях, особенно в отношении исторических событий и периодов или культовых объектов, действуют несколько параллельных соответствий, например: две разных кальки или калька и транскрипция: смутные времена - the period of unrest или

the Time of Trouble Успенский собор - Uspensky Sobor или

the Cathedral of the Assumption раскольники-староверы - raskolmki или Old Believers.

Титул великого князя Киевской Руси вообще передается в разных источниках, по крайней мере, тремя разными вариантами: великий князь Киевский - the Kievan Grand Duke

the Great Prince of Kiev Kiev Grand Prince.

Географические названия гор, озер, морей и т. п. переводятся путем калькирования, если в них входят «переводимые» компоненты: Ivory Coast - Берег Слоновой кости

the Salt Lake - Соленое озеро

the Black Sea - Черное море

Если же в название входят слова, значение которых забыто или по каким-либо причинам не может быть переведено, употребляется смешанный способ, когда часть названия переводится транскрипцией, однако в целом сохраняется принцип калькирования: Ладожское озеро - Lake Ladoga River Dart - река Дарт.

Выбор калькирования, транслитерации или смешанного способа часто задается словарем, однако многие случаи, особенно связанные с историко-культутными именами, редкими географическими названиями, новыми терминами, требуют самостоятельного решения переводчика. Вот несколько соображений, которые могут помочь сформулировать переводческую позицию: во-первых, выбор в пользу точности (буквальности) перевода не всегда бывает самым удачным, поскольку в результате создается слишком неудобное для восприятия слово - это нередко случается при дословном калькировании (например, перевод Лондонский Тауэр предпочтительнее, чем Тауэр Лондона, хотя по структуре последний ближе к исходной единице).

Во-вторых, калькирование нередко становится более предпочтительным способом перевода, чем транскрипция, поскольку в результате транскрипций создаются неудобопочитаемые и, что гораздо хуже, слова, не имеющие смысла в переводящем языке. Если транскрипции вообще не удается избежать, то ее, как правило, сочетают с калькированной формой, что часто встречается при переводе имен-прозвищ.

Специфическим осложнением при использовании этого способа является необходимость развертывания или свертывания исходной структуры, то есть добавления в нее дополнительных элементов или сокращения исходных элементов: Юрий Долгорукий-Yury the Long Hands.

В целом можно констатировать, что выбор той или иной возможности передачи собственных имен, сохранивших определенную семантику, т. е. выбор транслитерации или перевода,- обуславливается традицией, с которой не могут не считаться переводчики даже в тех случаях, когда они встречаются с именами вымышленными или прозвищами, хотя здесь колебания значительно часты.

Что касается собственных имен, не имеющих своей семантики в современном языке, то по отношению к ним вопрос о переводе, естественно, не встает, и аналогия с формами передачи реалий здесь прекращается.

1.5 Антропонимы


«Антропоним это имя собственное (или набор имен, включая все возможные варианты), официально присвоенное отдельному человеку как его опознавательный знак».(1;38). Сюда относятся собственные имена, обозначающие данное конкретное лицо. Антропоним называет, но не приписывает никаких свойств.

Когда мы впервые слышим в речи или встречаем в тексте антропоним, то он всего лишь указывает на какой-то широкий крут людей (например, имя Jim сообщает, что речь идет о мужчине, предположительно представителе англоязычной этнической общности) и только частично индивидуализирует референта, отграничивая его от носителей других имен, но не от обладателей того же самого имени (потому что мужчин по имени Jim много).

Однако в речевой практике антропоним постепенно обретает способность к более точной идентификации человека. Это происходит тогда, когда определенный круг лиц связывает значение ряда известных им признаков данного человека с его именем. Правда, вне этого круга лиц эти признаки могут быть неизвестны. Такой круг людей, характеризуемый социальной или территориальной общностью любого рода (например, семья, круг знакомых, профессиональный коллектив, население какой-либо местности и т.д.), и является той коммуникативной сферой, или сферой общения, в которой реализуется индивидуализация человека.

Теперь рассмотрим один из важнейших, а в некоторых случаях научно-технического перевода даже единственный встречающийся вид собственных имен - фамилии. Этот вид собственных имен практически во всех случаях подлежит транскрибированию, и в ряде языков фамилии могут по форме иногда совпадать с личными именами. Последнее обстоятельство нередко приводит в замешательство. Выйти из положения можно, но для этого нужно хорошо знать личные имена и структуру имени и фамилии в странах соответствующего языка.

При передаче фамилии русское соответствие, естественно, должно вписываться в грамматико-синтаксическую систему русского языка. Мужские фамилии, оканчивающиеся на согласный, склоняются и изменяются по числам («супруги Клинтоны»).

В иностранных языках существует много фамилий славянского происхождения, похожих на русские фамилии с окончаниями -ский, -цский. В английском написании они чаще всего оканчиваются на -ski или -sky (а в женском роде также на -ska). Мощная интерференция грамматической системы русского языка подталкивает к тому, чтобы при переводе оформлять их подобно русским фамилиям, то есть с конечной буквой -«и» в мужском роде и с буквой -«я» в женском роде.

В английском языке признак пола фамилией человека не выражается. Тем не менее, в речи имеется возможность обозначить пол человека и при обозначении его по фамилии. Это достигается с помощью титульных приложений Mr, Mrs, Miss. Приложения Mrs и Miss, кроме пола, обозначают еще и семейный статус их носителей.

С одной стороны, общий принцип транскрипции требует передавать фамилию женщины так, как она пишется и звучит в оригинале. Так, фигуристка Ирина Роднина по-английски Irina Rodnina. С другой стороны, супругу президента СССР Михаила Горбачева именовали на Западе Raisa Gorbachev (а не Gorbacheva), в силу тесной ассоциации с мужем.

Поэтому в передаче русских женских фамилий на английский язык сложилась следующая практика. Обычно, если муж и жена упоминаются в одном контексте или если речь идет о женщине, муж которой также известен аудитории, женская флексия русской фамилии игнорируется и фамилия передается в мужском варианте: Mrs. Favorsky, Mrs. Nikolayev. В остальных случаях форма женского имени передается по возможности ближе к оригиналу, включая и родовое окончание.

Рассмотрим еще один вид антропонимов отчества. Отчества являются видом множественных антропонимов, так как одно и то же отчество может принадлежать большому числу самых разных людей. Это весьма специфическая форма именования по отцу, свойственная в Европе лишь русскому и еще нескольким славянским языкам. Отчества стали упоминаться в русских письменных источниках около XII века, то есть возникли намного раньше фамилий, система которых сформировалась в нашей стране только в XVII-XVIII веках.

В дофамильный период именование по имени и отчеству служило целям более точной идентификации человека, то есть выполняло ту же социальную функцию, что и современные фамилии. Даже и по форме отчества в прошлом не отличались от современных фамилий, то есть имели окончания -ов, -ев, -ин, а не только -ич, -евич, -ович, как в современную эпоху. Например, формула Петр Иванов могла также иметь вид Петр Иванов сын и в принципе соответствовала формуле Петр Иванович.

Официальная система именования людей в русском обществе той эпохи складывалась, таким образом, из двух компонентов имени и отчества (иногда также и прозвища).

В современную эпоху сочетание личного имени и отчества утратило функцию юридической идентификации человека (которую оно выполняет теперь только вместе с фамилией), и обращение к собеседнику по имени-отчеству служит, прежде всего, показателем уважительного отношения к нему. Русское отчество в этой функции неотделимо от личного имени. Обращение к кому-либо только по отчеству с давних пор носит оттенок просторечности и фамильярности.

На фоне того, что добавление отчества к имени в обращении к старшему становится менее обязательным требованием этики разговора, факт использования отчества теперь нередок как особое выражение почтительности. Например, начиная с какого-то момента, журналисты и любители эстрадной песни вдруг дружно стали именовать певицу Аллу Пугачеву почти исключительно по имени и отчеству -- Алла Борисовна, что, по-видимому, должно выразить признание ими ее особых заслуг в отечественном шоу-бизнесе.

Как бы то ни было, отчества по-прежнему широко используются в составе русских персоналий и представляют собой известную проблему для переводчиков с русского на иностранные языки.

С отчествами возникают проблемы у носителей иностранного языка. Во-первых, им трудно произносить и запоминать русские отчества, а во-вторых, сам факт их употребления представляется им чем-то экзотическим и малообоснованным. Не знакомые с культурой России иностранцы просто мало что знают об отчествах. Например, если в пределах одного и того же текста персонажа зовут то Владимиром Кузнецовым, то Владимиром Анатольевичем, значительна вероятность того, что, скажем, американский читатель воспримет эти именования как относящиеся к разным персонажам - двум тезкам с разными фамилиями.

Но даже и те иностранцы, которые в какой-то степени знакомы с русской культурой, испытывают значительные психологические трудности с употреблением этого лишнего, на их взгляд, элемента обращения к человеку.

1.6. Топонимы


Топонимы, то есть названия населенных пунктов, рек, гор и других географических объектов. Здесь можно выделить несколько подразделов.

Гидронимия - названия рек, озер, морей и т. д. Названия мелких гидронимических объектов транскрибируются по общим правилам. Немногие названия рек, особенно таких, которые протекают по различным языковым территориям, передаются в традиционной форме (Дунай).

Для морей, крупных заливов и проливов традиционная передача более обычна, причем она нередко сопровождается переводом. Названия океанов имеют традиционную форму. Как общее правило, когда гидронимический объект находится на территории распространения одного какого-либо языка, он транскрибируется по общим правилам передачи с этого языка. Перевод собственной части названия в этом случае недопустим, даже если в эту собственную часть входят нарицательные имена; переводится только номенклатурный термин («озеро», «река», «источник» и т. д.). Например, названия озер Lower Klamath Lake и Upper Larnath Lake, находящихся на территории США, передаются на русских картах без компонентов «Нижнее», «Верхнее», но: «озеро Лоуэр-Кламат» и «озеро Аппер-Кламат»

Названия политической географии, включая названия населенных пунктов, улиц, официальные и полуофициальные наименования стран, провинций и т. д. В практической транскрипционной работе этот вид собственных имен занимает, наряду с фамилиями, наиболее важное место. Кроме некоторых случаев, когда имена передаются традиционно или переводятся (например, названия стран: Англия, Бразилия, Соединенные Штаты Америки), названия этого раздела транскрибируются по общим правилам (например, немецкие — города Лейпциг, Бонн, Дармштадт и т. д., земля Рейнланд-Пфальц).

Местные географические термины транскрибируются по общим правилам, если употребляются не в общепринятом значении или если собственная часть названия - определение: английское Hook Head - мыс Хук-Хед.

В остальных случаях номенклатурный термин заменяется соответствующим русским, то есть переводится. Иногда по сложившейся традиции переводят и собственную часть географического названия: английское Gape of Good Hope - мыс Доброй Надежды.

1.7. Названия судов, самолетов, космических кораблей и т. д.


Эта группа названий обычно транскрибируется, но иногда транслитерируется особенно в документах международного характера, а также если название представляет «акроним», то есть сокращение по первым буквам. Так, на различные языки, передано наименование советских космических кораблей «Восток» в виде латинской транскрипции «Vostok». Английское «Ranger - «Рейнджер», «Manner» - «Маринер». Наименования кораблей и судов: английское «East-wind» - «Истуинд». Частичный перевод при транскрипции имен этого разряда следует употреблять тогда, когда это не слишком искажает звуковой облик названия.

Следует обратить внимание на русское обозначение американского космического корабля Apollo «Аполлон», которое было образовано не методом практической транскрипции, а методом транспозиции, то есть на основе слова-прототипа - имени греческого бога.

Сложившаяся практика требует транскрибировать названия этой группы, подвергать их смысловому переводу. Так, названию судна Queen Elizabeth соответствует «Куин Элизабет», а не «Королева Елизавета». Примеры соответствий для названий космических кораблей и аппаратов: Voyager - «Вояджер», Discovery - «Дискавери».

Следует напомнить также о правилах пунктуационного оформления названий судов. Русские названия следует заключать в кавычки. В английском же тексте кавычки не нужны, но все элементы названия пишутся с прописной буквы. Желательным (но не обязательным) является также выделения названия судна курсивом в английском тексте.

Приходится также констатировать неурегулированность в английском языке вопроса об использовании артиклей при названиях морских судов. В одних источниках артиклях применяются, в других - нет.

При переводе на английский следует также учитывать, что наименования военных кораблей, особенно при первом упоминании в тексте, обычно сопровождаются сокращенными обозначениями, помогающими читателю определить, что далее следует имена собственные корабля, например: HMS - Her Majesty's Ship (корабль британских ВМС), USS - United States Ship (корабль ВМС США).

Если в тексте используется обозначение категории судна или корабля (в полном или сокращенном виде), определенный артикль при имени собственном употребляется обязательно (например, the aircraft carrier Nimitz, the USS Greeneville).

1.8 Названия учреждений и организаций.


Они обычно транскрибируются полностью; например, английское «Standard Vacuum Oil Company» - «Стандард вакуум ойл компани», «Standard Oil Development Company» - «Стандард ойл девелопмент компани», «Hurst Consolidated Publications» - «Херст консолидейтед пабликейшенз». Встречаются и случаи перевода, например, «Kemsley Newspapers Liminted» - «Кемзли газетный концерн» (но и в этом случае, по-видимому, возможна была бы передача «Кемзли Ньюспейперз лимитид»).

Названия партий транскрибируют или переводят, в зависимости от сложившейся традиции. При передаче наименования компании особенности орфографии оригинала (использование заглавных букв и знаков препинания, кроме апострофа) в основном сохраняются и в передаче на русский язык. Английский апостроф обычно устраняется из русского варианта (Harrod's Хэрродс, Macdonald's Макдоналдс). Сокращения Ltd., Inc., Co., традиционно передаются как «Лтд.», «Инк.», «Ко».

Названия организаций, учреждений, подразделений, комиссий, центров и т.п., обычно представляют собой сочетания нарицательных слов, такие названия содержат краткую характеристику организации или указание на ее цели. Поэтому они обычно подлежат смысловому переводу. Что касается наиболее известных организаций, то русские соответствия для их названий уже закреплены официально, и переводчику следует их использовать, например: the Liberal Democratic Party of Japan Либерально-демократическая партия Японии; the World Health Organization - Всемирная организация здравоохранения; the Securities and Exchange Commission - Комиссия по ценным бумагам и биржам.

В некоторых случаях, когда название имеет не столько характеризующий, сколько образный или эмоциональный смысл, применяются и транскрипционные соответсвтия, например, Greenpeace -«Гринпис», «Яблоко» - Yabloko. В английском варианте не используются ни кавычки, ни курсивное написание, а только выделение всех знаменательных слов в названии прописной буквой.

Антропоним в составе наименования организации или предприятия. В состав наименований многих организаций и предприятий часто входят антропонимы, то есть имена тех, в честь кого или кем эти организации были основаны. Например, Carnegie Foundation - Фонд Карнеги, McDonald Observatory - Обсерватория Макдоналда.

Российские предприятия, организации и учреждения, как правило, включают антропоним либо в обороте со словом имени, либо в форме прилагательного, например, Завод имени Хруничева. И в том, и в другом случае следует передавать такие наименования по-английски, используя транскрипцию антропонима в исходной форме в начале соответствия, как атрибутивное существительное: the Khrunichev Plant, the S. Obraztsov State Puppet Theatre.

2.Перевод имен собственных на примере материалов используемых в ЦНИИМФ

Проблемы в передаче имен собственных возникают, когда переводчик сталкивается с необходимостью воспроизвести в тексте пе­ревода «семантически наполненные» имена, а именно имена собственные, обладающие прозрачной внутренней формой, историче­ской или культурологической аллюзивно­стью, яркой образностью. Очень интересным с этой точки зрения является анализ перево­да романа американской писательницы Тони Моррисон «Песнь Соломона». В романе встречается большое количество имен соб­ственных: имена, фамилии, прозвища, имена исторических лиц. Встречаются как традици­онные имена, так и оригинальные, авторские имена, свидетельствующие о творчестве в сложном процессе имянаречения.


Вполне естественно, что большую часть используемых имен собственных составля­ют «семантически ненаполненные» имена и фамилии персонажей романа, которые пере­водятся на русский язык с помощью транс­крипции с элементами транслитерации. Современный набор правил переводческой транскрипции с английского языка на рус­ский язык разработан достаточно полно, и переводчик с успехом его применяет: Mr. Smith – Мистер Смит , Foster – Фостер, MissRufie – Мисс Руфи, Freddie – Фредди, Mrs. Bains– Миссис Бейнс, Cency – Сенси, Porter – Портер, Dr. Singleton – доктор Синглтон, Ricky – Рикки, Bradlee – Бредли, Emmet Till – Эммет Тилл , Walters– Уолтерс, Sam Sheppard – Сэм Шепард, Elizabeth – Элизабет, Jake – Джейк, Fred Garnet – Фред Гарнет, Butler – Батлер, Saul – Саул, Omar – Омар, KingWalker – Кинг Уокер, Luther Solomon – Лютер Соломон, Calvin Breakstone – Кальвин Брейкстоун, Ryna – Рина, Vernell – Вернелл, Heddy – Хэдди, Byrd – Берд, Susan – Сьюзен, Grace Long– Грейс Лонг, John – Джон, , Esther – Эстер, Winnie Ruth Judd – Уинни Рут Джад, Michael-Mary – Майкл-Мэри.

Следущая группа имен собственных, ко­торые встречаются в романе Тони Моррисон, это иностранные фамилии. Здесь перед пере­водчиком стоят две задачи. Во-первых, бла­гозвучно передать их на русский язык, во-вторых, сохранить во внешней звуковой форме определенное национальное своеобразие, как проявление национально-языковой принад­лежности персонажей. В романе встречаются такие очевидные неанглийские имена соб­ственные, как Anna Djvorak – Анна Джворак, Albert Schweitzer – Альберт Швейцер. Как мы видим, они также переданы способом транс­крибирования, который позволил передать их национальную принадлежность к венгерско­му и немецкому корпусам имен собственных.


В романе встречаются также имена соб­ственные, которые имеют переводческие соответствия в русском языке, закреплен­ные традицией и зафиксированные в специ­альных лексикографических источниках. Естественно, что переводчик использует их в качестве готовых эквивалентов. Это такие имена, как Circe – Цирцея, Graham – Грэм, Louise – Луиза.

В эту же группу необходимо отнести пере­вод имен известных исторических персона­лий. Как правило, имена собственные исто­рических личностей, известных в языке пере­вода, имеют в нем постоянные соответствия. В анализируемом материале встречаются та­кие имена и их переводческие соответствия, как Eleanor Roosevelt – Элеонора Рузвельт, President Lincoln – Президент Линкольн, Mary Todd – Мэри Тодд, UlyssesS. Grant – Улисс С. Грант, General Lee – Генерал Ли. Исключения составляют те случаи, когда имя собственное переходит в класс имен нарицательных, и за ним закрепляется определенное понятийное содержание, а также случаи, когда в произве­дении встречается имя собственное, принад­лежащее историческому лицу, которое может быть неизвестно читателю другого языка. С таким интересным случаем мы встре­чаемся в переводе данного произведения. Проанализируем следующее предложение и его перевод:

-What about if you was roaming with streets and met up with Orval Faubus?-

-Boy, I’d love to kill that sucker-, a heavy-set man said2

Как видим, в данном предложении встре­чается имя собственное Orval Faubus. Это имя незнакомо основной массе русскоязыч­ных реципиентов и поэтому не может быть переведено методом транскрипции. В этом случае переводческий эквивалент передал бы только звуковую оболочку, содержание же этого имени, эмоционально-оценочные элементы смысла, эксплицируемые в ориги­нальном контексте как коммуникативно наи­более важные, остались бы непонятыми. Для поиска адекватного переводческого эквива­лента переводчику необходимо изучить экс­тралингвистический контекст. Орвал Фаубус (1910–1994) – губернатор американского шта­та Арканзас, в котором в 1957 году произош­ли печально знаменитые события. Решением Верховного Суда США 1954 года раздельное обучение для белых и черных детей в сред­них школах было отменено. Многие штаты и города постепенно начали исполнять реше­ние Верховного Суда. Но в городке Литтл Рок штата Арканзас местные власти делали все возможное, чтобы не допустить выполнения данного решения. В день начала занятий чер­ных детей встретила у школы разъяренная тол­па белых жителей. Губернатор штата Орвал Фаубус, хотя и считался сторонником либе­ральных и демократических взглядов, принял сторону белого населения и таким образом, нарушил федеральный закон. В ситуацию вмешался президент страны Д. Эйзенхауэр. И только после этого конфликт был разрешен. Эти события имели огромный общественный резонанс. Естественно, предположить, что имя Орвала Фаубуса стало нарицательным у определенной части американского насе­ления и приобрело дополнительный смысл – «сторонник сегрегации белого и черного населения». Поэтому переводчик использу­ет описательный способ перевода данного имени, своего рода окказиональную замену, а именно, имя нарицательное с яркой образно­стью и сильным отрицательным экспрессив­ным компонентом значения.

-Ну, а если просто по городу гуляешь и вдруг встретишь зверюгу-расиста

-Я с удовольствием укокошил бы пара­зита, сказал один из посетителей, крепкий, кряжистый человек.

Известно, что экспрессивный компонент семантики слова окрашивает не одно лишь данное слово, но все предложение, или даже параграф в целом. Поэтому этот компонент может воспроизводиться в семантике другого слова в предложении, или другими лексиче­скими и стилистическими средствами. В дан­ном контексте использование переводческого соответствия с ярко выраженной экспрес­сивной отрицательной окраской «зверюга-расист» вполне оправдано, так как в тексте оригинала мы видим, что диалог между ге­роями романа очень эмоционален.

В анализируемом романе используются аллюзии не только на известные историче­ские персоналии, но и на персонажи извест­ных народных сказок. Глава����������������10 романа������начи­нается так:

When Hansel and Gretel stood in the forest and saw the house in the clearing before them…

Хотя теоретически возможно передать эти имена с помощью способа транскрибирова­ния, переводчик вполне оправданно отказы­вается от него и применяет традиционные соответствия, всегда используемые в русском переводе одноименной немецкой народной сказки – Гензель и Гретель.

Гораздо более сложная задача встала перед переводчиком при необходимости перевода имени собственного в названии другой, уже английской народной сказки «Jack and the Beanstalk». Автор романа использует в своем повествовании ссылку на эту сказку дважды.

His rebellions, minor as they were, had all been in the company of, or shared with, Guitar. And this latest Jack and the Beanstalk bid for freedom <…> stood some chance of success.

When his father told him that long story, it really seemed like Jack and the Beanstalk <…> some fairy-tale mess.

Вполне очевидно, что переводческий эк­вивалент типа «Джек и бобовый стручок» не выполняет той коммуникативной задачи в рус­ском переводе, которая присутствует в ориги­нале. Понятно, что автор использовал здесь название сказки для создания определенной образности, которая имеет устойчивый харак­тер. Но название сказки неизвестно русскому читателю. Поэтому подобный перевод не мо­жет быть использован. Чтобы не осложнять текст перевода ненужными разъяснениями и развернутыми ссылками, переводчик не стал сохранять ссылку на это народное произведе­ние. Он применил лексическую трансформа­цию генерализации, применив переводческие эквиваленты с более обобщенным значением «волшебная сказка» и «сказочка». Как след­ствие исчезла необходимость перевода имени собственного.

Перевод звучит следующим образом:

Если он и восставал когда, то лишь по пустякам и всегда совместно с Гитарой. А этот вот последний рывок к свободе, в духу волшебной сказки <…> сулил какую-то на­дежду на успех.

Когда отец рассказал ему всю эту длин­ную историю, она действительно напомнила Молочнику приключения из детской книжки. Сказочки.

Произошла потеря части оригинальной информации, но эта потеря компенсиро­вана за счет сохранения других, наиболее коммуникативно-важных элементов смысла: образности и экспрессивности.

Интерес к переводу имен собственных на примере именно данного романа обусловлен также тем, что в нем используются имена собственные, которые имеют библейское происхождение, и таким образом содержат в своей семантике ярко выраженную аллю­зию. Это такие имена главных героев, как Pilate, Hagar, Ruth, Magdalene, Corinthians. Рассмотрим перевод на русский язык каждо­го из них. Имя Pilate переводится как Пилат. С одной стороны, в нем сохранена аллюзия на библейский прототип. Героиня романа действительно была названа своим отцом по имени библейского персонажа, судившего и приговорившего Христа к распятию, Понтия Пилата. С другой стороны, этот эквивалент позволил обыграть внутреннюю форму, на основе чего создается определенный коми­ческий эффект в следующем эпизоде в тек­сте оригинала.

-Pilate. You wrote down Pilate-

-Like a riverboat pilot?-

-No. Not like no riverboat pilot. Like a Christ-killing Pilate-

Как мы видим, комический эффект создан на основе обыгрывания сходства внешней фо­нетической формы библейского имени Pilate и существительного pilot. Русский эквивалент Пилат – вполне удачен с точки зрения пере­дачи исторической аллюзии и с точки зрения создания комического эффекта, подобному оригинальному. Но этот эффект строится на основе обыгрывания звукового сходства с другим русским словом. Перевод звучит так:

- Пилат. Вы написали тут: Пилат.

- Это вроде бы тот, кто пилит?

- Нет. Ничего он не пилит. Пилат, кото­рый убил Христа, вот это кто.

Таким образом, переводчик столкнулся здесь с проблемой выбора, что говорит еще раз о возможности наличия у имени соб­ственного двух, а иногда и более, вариантных соответствий.45 Трудности перевода имен собственных...


Интересным является перевод имени дру­гой главной героини романа Ruth. На русский язык это имя собственное традиционно пере­водится двумя способами: Руфь и Рут. Рут – является современным вариантом перево­да данного имени, который зафиксирован в англо-русских словарях. Но в тоже время это имя имеет библейский прототип, который пе­реводится на русский язык вариантом Руфь. Наличие этих двух переводческих эквивален­тов также ставит перед переводчиком задачу выбора. Интересно отметить, что переводчик использует оба эти варианта. Для перевода имени главной героини он использует вари­ант Руфь. Этот выбор оправдан, так как все женщины семьи, жизнь которой находится в центре повествуемых в романе событий, но­сят библейские имена. А для перевода имени второстепенной героини ���������������������Winnie���������������Ruth����������Judd�����ис­пользуется закрепленный традицией вариант Уинни Рут Джад.

И хотя утверждается, что перевод имен собственных, как правило, не зависит от кон­текста, этот случай еще раз убедительно по­казывает, что это далеко не так. Более того, для правильного выбора переводческого эк­вивалента имени часто бывает необходимо знание широкого лингвистического и экстра­лингвистического контекстов.

Наличием библейского прототипа объяс­няется также выбор переводчиком вариантов Агарь и Магдалина для перевода имен Hagar и Magdalene. Переводчик мог бы предать первое из них с помощью современной фор­мы Хейгар. Но хорошее владение сюжетной линией и знание контекста не позволяют ему это сделать.

Еще одна героиня романа носит очень оригинальное имя. Полное имя звучит как First Corinthians. Сокращенная форма име­ни, также широко используемая в романе, – Corinthians. Для правильного перевода этого имени также оказывается необходимым хо­рошее знание текста Библии на английском языке и его перевод на русском. Известно, что в канон Нового Завета вошли два послания к жителям города Коринф. В английском тек­сте библии первое послание называется The First Epistle to the Corinthians. В английском языке при ссылке на эту часть Библии, слово «������������������������������������������epistle������������������������������������», как правило, опускается. И поэто­му данное послание часто называется First Corinthians. Именно такое имя получила одна из героинь романа. В русском переводе пол­ное имя героини звучит как, Первое послание Коринфянам. Обращает на себя внимание невозможность опущения русского слова «послание», эквивалентного слову «epistle». Сокращенное имя собственное звучит, как Коринфянам. При передаче данного имени собственного на русский язык переводчик не только передал комбинаторный состав ан­глийского имени словарными эквивалентами русского языка, но и воспроизвел его морфо­логическую структуру.

С точки зрения анализа проблем перевода имен собственных в романе Тони Моррисон необходимо выделить еще одну важную группу имен. Это так называемые «гово­рящие имена», то есть имена с живой вну­тренней формой. «Исходно живая семантика присуща любому личному имени, но в про­цессе функционирования и вхождения в си­стему языка она постепенно бледнеет, хотя и не полностью (ср.: Светлана, Владимир). Переводческую проблему, однако, представ­ляют не эти имена, а вымышленные, внутрен­няя форма которых используется автором для реализации коммуникативного задания через эстетическое воздействие»3. «Говорящие име­на» не существуют в языке в готовом виде, а создаются автором специально для достиже­ния определенных художественных целей. Как правило, они используются как средство создания юмористического или иронического тона, атмосферы эпизода или как средство ак­туализации характера персонажа. Через него автор показывает его основные, характерные черты.

Несколько главных персонажей рома­на имеют подобные вымышленные имена c живой внутренней формой: Milkman, Guitar, Macon Dead. Рассмотрим перевод каждого из них по отдельности. Главный герой романа – Milkman Dead. На самом деле Milkman это, конечно, прозвище, не имя героя. Прозвище Milkman имеет свою историю происхождения. Он получил ее от привратника дома, который подсмотрел, как его, шестилетнего малыша, мать кормит грудь. В дальнейшем герой так сросся с эти прозвищем, что никто никогда не называет его по имени. Создается впечатление, что другого имени у героя просто нет. Англо-русские словари дают следующие эквивален­ты этого слова в русском языке: продавец мо­лока, дояр, доильщик, молочник. Перед пере­водчиком, таким образом, встает проблема выбора: выбрать переводческий эквивалент 46 Л. В. Газизова из данного набора вариантов, или создать свой вариант перевода. Вероятно, первый вариант был сразу им отклонен. «Продавец молока» имеет ярко выраженный нарица­тельный, дескриптивный характер, к тому же состоит из двух компонентов, и поэтому не может употребляться как имя собственное. Переводческие соответствия «доильщик», «дояр» имеют в своей семантике дополни­тельные смыслы, такие как «имеющий отно­шение к сельскому хозяйству», «работающий на молочной ферме». Эти смыслы противоре­чат контексту произведения. Из контекста из­вестно, что герой не имеет никакого отноше­ния к молочной ферме и работе доильщика. Переводчик останавливает свой выбор на пе­реводческом соответствии «Молочник». Это обусловлено тем, что, во-первых, оно имеет определенное благозвучие, свойственное для любого имени собственного. Во-вторых, оно позволяет передать тот дополнительный, не­гативный экспрессивный компонент, который появляется у слова Milkman и который обы­грывается в следующем эпизоде, как наибо­лее коммуникативно-важный.

he guessed that this name was not clean. Milkman. It certainly didn’t sound like the hon­est job of a dairyman, or bring to his mind cold bright cans standing on the black porch, glit­tering like captains on guard. It sounded dirty, intimate and hot. В данном эпизоде использу­ются два слова со смежными денотативными значениями milkman и dairyman. Вне контек­ста оба этих слова не имеют отрицательного эмоционально-оценочного компонента. Но в данном контексте коммуникативная задача состоит в эмоциональном противопоставле­нии передаваемых ими понятий. При этом слово milkman приобретает отрицательную оценку, а слово dairyman – положительную оценку. Соответствующие переводческие со­ответствия молочник и доильщик позволяют сохранить в переводе аналогичное противо­поставление и решить поставленную перед переводчиком сложную задачу. Перевод зву­чит так:

«… в этом прозвище есть что-то нечи­стое. Молочник. Не добропорядочный доиль­щик, честный труженик молочной фермы, не сверкающие холодным блеском бидоны, кото­рые выстроились на заднем крыльце, словно почетный караул, нет, что-то совсем другое связывалось с этим словом. Что-то грязное, интимное и жаркое».

Переводное имя Guitar также является се­мантически наполненным и обладает живой внутренней формой. По внешней звуковой форме это имя собственное совпадает с на­званием музыкального инструмента. Вряд ли мы здесь мы имеем дело с явлением антоно­мазии, при котором имя нарицательное пере­ходит в разряд имени собственного, иденти­фицируя один объект из ряда ему подобных и приписывая этому объекту определенные ка­чества. На совпадении внешней формы двух слов, их обыгрывании основывается комму­никативный эффект сразу нескольких эпизо­дов романа. Вот один из них:

- What’s your name again, pretty?

- Guitar.-

- Guitar? You play any? – she asked

Перевод данного имени собственного не вызывает особых сложностей. Применив спо­соб калькирования, переводчик создает экви­валент, способный функционировать и как имя собственное, и как имя нарицательное, что позволяет сохранить смысловую игру, за­дающую определенное настроение эпизоду.

- Как тебя звать-то красавец?

- Гитара.

- Любишь, что-ли, на гитаре играть?

Сложность в переводе могла вызвать фами­лия одного из главных героев. В английском тексте его зовут Macon Dead. Опять это тот самый случай, когда переводчик встает перед проблемой выбора из множества вариантных соответствий. Имя нарицательное dead явля­ется очень многозначным и соответственно имеет много вариантных соответствий. Это имена прилагательные: 1) мертвый, умерший, дохлый 2) неодушевленный, неживой 3) не­подвижный и т. д. Для выбора актуального значения данного слова переводчик прибега­ет к широкому лингвистическому контексту. Вот что говорится об истории происхождения этого имени в оригинальном тексте. Papa was in his teens and went to sign up, but the man behind the desk was drunk. He asked Papa where hе was born. Papa said Macon. Then he asked him who his father was. Papa said, “He’s dead.” <…> Well, that Yankee wrote that all down, but in the wrong spaces <…> in the space for his name the fool wrote, “Dead” comma “Macon”. Контекст позволил несколь­ко уменьшить число вариантов перевода, но проблема выбора осталась. При этом про­блема заключается не только в выборе наи­более адекватного соответствия, но и в вы­боре грамматической формы: сохранить ли в переводе прилагательное или заменить его на слово другой части речи. Переводчик нашел необходимым использовать грамматическую трансформацию замены части речи. Имя Dead переводится им как Помер. Это, вероятнее всего, можно объяснить причинами благозву­чия. Вариант Помер больше отвечает нормам английского языка, чем другие русские экви­валенты, имеющие четкий морфологический показатель имени прилагательного.

Таким образом, анализ переводческих эквивалентов имен собственных показыва­ет, что передача этой группы имен с одного языка на другой может вызвать такие же про­блемы, что и передача любой другой груп­пы. При их переводе необходимо учитывать целый спектр разнообразных элементов смысла: прозрачную внутреннюю форму, историческую аллюзивность, эмоционально-оценочную


Заключение

Проблема передачи имен собственных в межъязыковой и межкультурной коммуникации стара, как и само общение между народами. Всевозможные связанные с ней сложности и ошибки и, скорее всего, будут возникать в силу как субъективных, так и объективных причин. Однако количество неточностей и ошибок зависит от того, насколько осознанно мы подходим к разрешению трудностей и анализу их причин. В данной дипломной работе автор попытался проанализировать эти причины и показать, каким образом они влияют на варианты передачи имен собственных и их усвоение иноязычной средой.

Главное объективное противоречие, с которым связаны трудности при передаче имен собственных, обусловлено внутренними свойствами имен собственных как словесных знаков. Другие объективные противоречия носят субъективный характер и определяются той языковой средой, которая пытается использовать и освоить имена собственные. Следует понимать, что любое использование иноязычного имени собственного в речи есть именно акт межъязыковой и межкультурной коммуникации и результатом его является взаимодействие двух языковых и речевых систем, двух культурно-психологических традиций.

Субъективные же причины, по которым в передаче имен собственных иногда возникают проблемы, в большинстве своем связаны с языковыми посредниками - прежде всего переводчиками, преподавателями иностранных языков и журналистами, которые не всегда видят глубину проблемы и не всегда вооружены осознанной стратегией решения практических задач языкового посредничества. Настоящая дипломная работа призвана помочь сформулировать эту стратегию.

Каждый переводчик должен и обязан знать об объективных диалектических противоречиях, связанных с функционированием имени в иной языковой среде. Только благодаря этому можно избежать субъективных ошибок и неточностей.

Теория перевода имен собственных еще не так глубоко изучена, чтобы утверждать, что какое-то имя или название передано неправильно. Остается надеяться, что в дальнейшем ей будет уделяться больше внимания со стороны лингвистов.

Автором настоящего исследования были анализированы имена собственные, использующиеся в ЦНИИМФ и был предложен их перевод. Во многих случаях имена и названия уже имели перевод в словарях и справочниках, но с течением времени менялись и сами названия, и их переводы.

В данной дипломной работе были рассмотрены основные принципы перевода имен собственных и следует сделать вывод, что наиболее часто применяемым способом передачи имен собственных является транскрипция.

Список литературы


1. Виноградов B.C. Введение в переводоведение - М.: 2001.

  1. Гиляревский Р.С., Старостин Б.А. Иностранные имена и названия в русском тексте - М.: 1985

  2. Ермолович Д.И. Имена собственные на стыке языков и культур. - М.: Р.Валент, 2001

  3. Залесский Е. География морского порта. - М.: Прогресс, 1971

  4. Казакова Т.А. Практические основы перевода. - СПБ.: Союз, 2002.

6. Лондон Д. Белый Клык. - М.: Гослитиздат, 1955 (перевод Н. Волжиной)

7. Магазаник Э.Б. Роль антропонима в построении художественного образа. -М.: 1969.

  1. Мерков Б.П. Перевод новых научных технических терминов. - Научно- техническая информация. - 2000. - № 1

  2. Попов С.В., Троицкий В.А., Борисов Л.А., Топонимика морей советской Арктики. - Л.: типография газеты Советский моряк, 1972

10. Реформаторский А.А. Введение в языкознание. - М.,1947

11.Справочник по корабельному составу иностранных флотов. - М.:

Воениздат, 1959.

12.Старостин Б. А. Транскрипция имен собственных. - М.: Книга, 1965.

13. Суперанская А.В. Общая теория имени собственного. - М.: 1973

14.Федоров А.В. Основы общей теории перевода. - М.: 2002.

15.Щерба Л.В. Спорные вопросы русской грамматики. Русский язык в школе, 1939, - №1

16.K.R. Mason. Lloyd's Maritime Atlas. The Corporation of Lloyds. - London.:1969

17.Hajime Yamaguchi. Experimental Voyage through Northern Sea Route. -Tokyo. SOF, 1995

ПРИЛОЖЕНИЕ 1


Таблицы практической транскрипции с английского языка на русский по Д.И.Ермоловичу

ПРИЛОЖЕНИЕ 2


Таблица практической транскрипции с русского языка на английский по Д.И.Ермоловичу

ПРИЛОЖЕНИЕ 3


Таблица практической транскрипции с русского языка на английский по Казаковой Т.А.







оставить комментарий
Дата16.09.2011
Размер0,52 Mb.
ТипДиплом, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх