Редакция космических исследований, астрономии- и геофизики icon

Редакция космических исследований, астрономии- и геофизики



Смотрите также:
На перекрёстке космических трасс...
Программа по астрономии для 8-го физико-математического класса...
Программа ломоносовских чтений 2011 г...
Конкурсе на лучший реферат по темам космических исследований «Мой Космос»...
[19, С. 564] раздел астрономии...
Отчет о научно-исследовательской работе проведение исследований в области рационального...
Г. Н. Застенкер Институт космических исследований ран одним из самых «геоэффективных»...
Отчет о научной и научно-организационной деятельности Института геофизики Уро ран...
Курс астрономии водном мгновенье видеть вечность, Огромный мир в зерне песка...
Всероссийский Интернет-конкурс на лучший реферат по темам космических исследований «Мой Космос»....
Доклада
Требования к оформлению текста доклада...



страницы:   1   2   3   4   5
скачать

УДК 523.4 2-6-1

Редакция космических исследований, астрономии- и геофизики


13 21 33 43 49 53 61 69 81 87 95 101

103

Предисловие к русскому изданию

Предисловие ....

1. На плечах гигантов

2. Требуется... планета

3. Двойные ключи

4. Найден: Нептун

5. Снова не по курсу

6. Персиваль Ловелл

7. Планета Икс ....

8. Клайд Томбо ....

9. Космический сыщик .

10. «Вот она1» ....

11. Плутон .....

12. За Плутоном

Словарь . - - - -


Г. Саймон ПОИСКИ ПЛАНЕТЫ ИКС

Редактор Р. Золина. Художник Г. Щетинин Художественный редактор Н. Фильчагина. Технич. редактор м. Грибова

Сдано в производство 4/1У 1966 г. Подписано к печати 20/УП1 19ввт. Бумага 84x108 -1,63 бум. л. 5,46 усл. печ. л„ Уч.-изд. л_5,в6. Изд.№27/ЗД49 Цена 42 коп. Зак. 388 (Темплан 1996 г. нзд-ва *МИР», пор. № 137) ИЗДАТЕЛЬСТВО «МИР*. Москва, 1-й Рижский пер., 2

Ярославский полиграфкомбинат Главполиграфпрома Комитета по печати при Совете Министров СССР. г, Ярославль, ул. Свободы. 7

Предисловие к русскому изданию

Современного читателя, а тем более молодого, уди­вить трудно. Он избалован ежегодными сенсациями, открытиями неожиданными и ожидавшимися. Он вос­питан на кибернетике, на ее действительных успехах, а еще больше на тех, которые обещают фантасты. Мощь научной теории для него дело почти само собой разу­меющееся. Открыта новая элементарная частица, и она оказалась именно такой, как ожидалось; синтезировано новое вещество с заранее предсказанными свойствами— ну что ж, иначе и быть не должно.

Хорошо, конечно, что мы живем в такой век. Но обидно, когда человек привыкает и перестает удивлять­ся. А удивляться подчас нужно не только самому от­крытию, но и тому, как оно было сделано, и тем людям, самозабвенными подвигами которых живет и движется наука.

Тони Саймон умеет удивляться и передает это чув­ство нам. Наверное, поэтому так легко и с увлечением читается его книжка.

Вы узнаете о том, как ученые искали и нашли таин­ственный Икс — планету, которой никто не видел, но которая должна была существовать: об этом говорило странное движение планеты Уран. Узнаете о том, как было сделано научное предсказание — первое, потряс­шее умы людей, и как астроном нашел таинственную планету точно там, где указал ее математик. Узнаете, как выяснилось, что планета Икс не может быть оди­нока, и как любитель астрономии добавил к нашей сол­нечной системе еще одну планету.

Драматическая история поисков планеты Икс тем и интересна для нас, что она типична для всякого научно­го поиска — в ней разочарования и радости, неудачи и находки, недоверие и признание. Разумеется, привыч­ный читатель кое в чем прав: розыск неизвестной плане­ты по возмущениям движения Урана для современного научного коллектива, вооруженного электронно-вычис­лительной машиной,— дело сравнительно не такое уж хитрое. Но зато и задачи перед современной наукой сто­ят куда сложнее. Существует великолепное по нагляд­ности сравнение: чем больше сфера нашего знания, тем обширнее граница ее соприкосновения с областью неизвестного.

Тони Саймон, пожалуй, немного приукрашивает, и в его изложении задача поисков планеты Икс выглядит более легкой, чем на самом деле. На деле же сравни­тельная быстрота успеха Адамса и Леверрье объясняет­ся счастливой случайностью. Оба они для оценки рас­стояния Нептуна от Солнца пользовались законом Бо-де, а Нептун как раз и является первым исключением из этого закона. Вычисленное положение Нептуна долж­но было отличаться от истинного не на 1—2 градуса, а на десятки. Но одновременно с ошибочным расстоя­нием был принят слишком большой эксцентриситет (вытянутость) орбиты и удачно выбрано положение пе­ригелия. Одно уравновесило другое, и в результате пред­сказание оказалось удивительно точным.

Это, конечно, не умаляет славы ни Адамса, ни Ле­веррье. Уже и точность 10—20 градусов была бы впол­не приемлемой для поисков. А окажись они неудачны­ми, и Адаме и Леверрье наверняка сели бы снова за вычисления и искали бы решение до победного конца. Что-что, а свою фантастическую работоспособность они доказали: Адаме, например, с 1843 по 1845 год нашел целых шесть решений этой задачи!

Если в этой истории кому-нибудь действительно по­везло, так это Галле, на долю которого выпало всего лишь найти Нептун в точно указанном месте и тем вой­ти в историю.

Хуже пришлось Клайду Томбо, хотя и здесь счаст­ливый случай сыграл свою роль. Мы сейчас знаем, что масса Плутона чрезвычайно мала, и его влияние на Нептун и Уран тонет в ошибках наблюдений. Вдохнови­тель поисков Персиваль Ловелл просто не мог предска­зать положение Плутона, и то, что Плутон оказался именно в созвездии Близнецов и недалеко от места, ука­занного Ловеллом, является чистой случайностью. Том­бо в чем-то напоминает великого археолога Генриха Шлимана. Шлиман безоговорочно поверил Гомеру, что древняя Троя существовала, и действительно нашел ее. Томбо поверил Ловеллу и тоже нашел свою Трою.

Так что же, Томбо повезло, как и Галле? Нет, разве что только в сроках, в том, что нужная область неба попалась ему всего лишь через год. Но не будь этого, Плутон все равно был бы открыт и, пожалуй, именно Томбо. С открытием Плутона он не почил на лаврах и не прекратил поисков. Он вел их еще 15 лет—до 1945 года, исследовав все небо, видимое с Ловелловской обсерватории! Он изучил около 90 миллионов изобра­жений 30 миллионов звезд. 90 миллионов! После этих цифр даже само слово'«везение» покажется неумест­ным.

Томбо не довелось сделать другого открытия, равно­го открытию Плутона. Его можно было бы назвать, как Стефан Цвейг назвал автора Марсельезы, «гением одной ночи...», если бы не многие сотни ночей, отданных им своему открытию. Знаменитый русский астрофизик академик А. А. Белопольский в свое время сказал: «На­блюдать—труднее, чем камни на мостовой бить». И каждый наблюдавший астроном согласится, что это вовсе не литературное преувеличение.

Тони Саймон писал свою книжку наверняка с на­деждой, что она поможет еще хотя бы одному Клайду найти свой путь. Издательство, выпуская ее на русском языке, тоже надеется на это, тем более что у нас в стра­не возможностей для этого гораздо больше. И о камнях на мостовой здесь говорится вовсе не для того, чтобы запугать юного астронома. Впрочем, тот, кого этим мож­но запугать, уже безнадежен: он никогда не откроет ни своей Трои, ни своего Плутона.

Разумеется, и тому, кто не из пугливых, открытие Плутона не гарантировано. Но он поймет кое-что, по­жалуй, гораздо более важное — радость и высокую ро­мантику научного поиска.

А Плутон? .. Ну что ж, во Вселенной еще столько неоткрытого. Кому-то ведь суждено эти открытия

сделать!

^ К. Любарский

Предисловие

В этой книге Тони Саймон увлекательно и со зна­нием дела рассказал об открытии планеты Плутон. Автор сумел передать дух поисков неуловимой девя­той планеты — споры и неудачи, настойчивый и упор­ный труд, которые привели к успеху.

История открытия Плутона во многом напоминает историю открытия Нептуна в 40-х годах прошлого сто­летия. В своих поисках Нептуна Джон Кауч Адаме встретился с жесточайшими препятствиями. Подобно этому, ранние попытки найти Плутон, предпринятые Персивалем Ловеллом и его помощниками на Ловеллов-ской обсерватории, сопровождались горькими разочаро­ваниями. Открыть Плутон оказалось гораздо труднее, чем Нептун. В окуляр блинк-микроскопа пришлось про­смотреть миллионы слабых звезд, прежде чем среди них удалось обнаружить Плутон. Более 100000 предпола­гаемых изображений планеты оказались на самом деле фотографическими дефектами, и каждое из этих лож­ных изображений надо было проверить на третьей пла­стинке.

Часто утверждалось, что открытием Плутона завер­шатся долгие поиски планет. В известном смысле это справедливо, но для меня это было только началом гораздо более широких планетных поисков, которые продолжались тринадцать с лишним лет. К 1943 году я тщательно исследовал на трех четвертях всей площа­ди неба все слабые звезды вплоть до 17-й величины (в 25 000 раз слабее, чем самые слабые звезды, видимые невооруженным глазом). В общей сложности я прос


^ Посвящается Рут, Регине и Сюзанне

мотрел в окуляр блинк-микроскопа около 90 миллио­нов звездных изображений.

Эти тщательные систематические поиски в значи­тельной мере, мне кажется, исключили возможность су­ществования еще одной планеты в пределах досягаемо­сти используемых инструментов и приборов. Программа наблюдений, запланированная на 13-дюймовом телеско­пе, позволила бы заметить любую планету, достаточно большую для того, чтобы оказать ощутимое возмущаю­щее действие на орбиту Плутона за последние несколь­ко сот лет. Вероятно, новые мощные телескопы системы Шмидта в состоянии обнаружить очень слабые новые планеты (если они существуют), но найти их можно только ценой просмотра в пять-десять раз большего количества звезд, чем пришлось на мою долю.

Возможно, в дальнейшем будут предложены совер­шенно новые методы, позволяющие исследовать сотни миллионов звезд менее трудоемким путем. Тогда шансы обнаружить еще одну далекую планету возрастут, и можно будет приступить к ее поискам.

^ Клайд Томбо











Так представляли себе мир древние египтяне.

как будто бы они нарисованы на куполе, вращающемся над головой. Древние наблюдатели объединили звезды в группы, назвав эти группы созвездиями.

Древние греки и римляне присвоили созвездиям с их причудливыми очертаниями имена мифических героев и священных животных, например Персей, Телец, Лев, Рыбы и т. д. Не все они видны одновременно: одни по­казываются только летом, другие — только зимой. Це­почку из 12 созвездий, опоясывающую небо, греки на­звали зодиаком, что означает круг зверей. В пределах этого пояса на небе движутся планеты.

Позднее астрономы заметили, что пять ярких светил на небе не перемещаются вместе с созвездиями. Они пе­реходят из одного созвездия в другое. За это греки на­звали их планетами, что означает «странники».

Пяти известным в те времена планетам дали имена богов: Меркурий, Венера, Марс, Юпитер и Сатурн.

Эти светила изрядно озадачивали ранних наблюда­телей звезд. Теперь-то мы знаем, что это не настоящие звезды; они, как и наша Земля, только отражают свет Солнца, но древние и не подозревали, что существуют другие тела, подобные Земле. Они думали, что Земля — неподвижный центр Вселенной, а все другие светила

14






Галилео Галилей и





Тихо Браге.

движутся вокруг нее. Однако им никак не удавалось точно рассчитать, по каким орбитам планеты движутся вокруг Земли.

Наконец, в XV веке польский астроном Николай Коперник разгадал эту тайну.

Земля, сказал он,— не центр Вселенной. Кажущееся вращение звезд и планет вокруг нее вызвано тем, что Земля сама находится в движении!

Во-первых, Земля вращается вокруг своей оси подоб­но волчку, делая один полный оборот за 24 часа. Вот чем объясняется суточное движение Солнца и созвездий вокруг нас.

Во-вторых, Земля также обращается вокруг Солнца. Длина периода, за который она проходит этот долгий путь в пространстве, равна нашему году. Коперник зая­вил, что с планетами Меркурий, Венера, Марс, Юпитер, Сатурн происходит то же самое — они также движутся

17






Иоганн Кеплер.

вокруг Солнца. Оттого, что они находятся на разных расстояниях от Солнца и движутся с разными скоростя­ми, их годичный путь длится различное время. Мерку­рий и Венера ближе к Солнцу, чем мы, и их год короче нашего. Марс, Юпитер и Сатурн дальше от Солнца, и их путешествие вокруг Солнца занимает больше времени, чем у Земли.

Картина мира по Копернику такова: Солнце — центр Вселенной. Вокруг него обращается семья планет, чле­ном которой является и наша Земля. В то время число известных планет, включая Землю, равнялось шести. Седьмая планета Уран была открыта более 200 лет спу­стя. Люди так привыкли к старой картине мира с Зем­лей в центре Вселенной, что с большим трудом прини­мали новую теорию. Но постепенно все сомнения были отброшены. Был изобретен телескоп, и с его помощью Галилей получил много новых сведений о движении небесных тел. Кропотливые наблюдатели, каким, напри-

18

мер, был датский астроном Тихо Браге, потратили мно­го лет на составление карт звездного неба. Немецкий ма­тематик Иоганн Кеплер вывел законы, которым подчи­няется движение планет вокруг Солнца. И, наконец, в XVII веке великий английский ученый Исаак Ньютон открыл закон всемирного тяготения, который объяснил движение и строение Вселенной.

В науке человек не действует в одиночку. Каждый изучает наблюдения и идеи своих предшественников. Нет сомнения, что Исаак Ньютон имел в виду Копер­ника, Тихо Браге, Галилея и Кеплера, когда писал:

«Если я видел несколько дальше других, то потому, что я стоял на плечах гигантов».

На плечах Ньютона в свою очередь стояли позднее многие ученые, которые все больше и больше узнавали о Вселенной. Они открывали один новый мир за дру­гим.

Человек, с которого начинается наша история, был Джон Кауч Адаме — молодой англичанин, ставший пер­вым охотником за планетами.

^ ТРЕБУЕТСЯ... ПЛАНЕТА

Джон Кауч Адаме сидел в своей комнате, согнув­шись над письменным столом. Снова и снова в тишине ночи он проверял столбцы цифр в своей тетради. Все, казалось, правильно — и тем не менее где-то что-то бы­ло не так.

Цифры Адамса описывали орбиту Урана, седьмой планеты. (Эту планету открыл в свой телескоп в 1781 го­ду английский астроном сэр Вильям Гершель.)

Адамса беспокоило то обстоятельство, что Уран на­ходился не там, где ему полагалось быть в заданный момент времени. Он слегка сместился с расчетного пу­ти. Больше того, оказалось, что планета никогда не сле­довала по тому пути, где астрономы ожидали ее найти.

Почему Уран сбился с пути?

Вот уже многие месяцы ломал голову над этим во­просом Адаме, 22-летний студент колледжа Св. Джона в английском городе Кембридже. Вновь и вновь изучал он цифры в своей тетради.

Решать трудную задачу было не в новинку Адамсу. В возрасте 10 лет он изучил алгебру и с тех пор при вся­ком удобном случае трудился над сложнейшими мате­матическими задачами.

Молодой Адаме заинтересовался также и астроно­мией. Ему нравилось применять математические мето­ды для определения положения звезд и планет. К 14 го­дам у него уже было несколько тетрадей, заполненных записями наблюдений и рисунками созвездий. Особенно интересовали его звезды зодиака, так как среди них он мог найти планеты, видимые невооруженным глазом:

Меркурий, Венеру, Марс, Юпитер и Сатурн.

Адаме научился прослеживать пути движения пла­нет, комет и Луны. Он даже начал предсказывать их по­ложения.

Джон Кауч Адаме.

21

В 16 лет, когда он еще ходил в школу, он поразил родных и друзей, предсказав момент затмения Солнца. Он описал обстоятельства предстоящего затмения в письме своему брату в Лидкот. Джон сделал точный рисунок, чтобы показать, как будет выглядеть Солнце, когда Луна пройдет между ним и Землей.

«Ежегодник дает время этого затмения только для Лондона,— писал он,— поэтому я немного потрудился, чтобы рассчитать его для тебя ».

Адаме просил брата наблюдать затмение, затем про­должал: «Кроме того, в следующий четверг, между ше­стью и семью часами вечера, произойдет замечательное покрытие планет Юпитера и Венеры Луной. Я хочу, чтобы ты наблюдал его.

Эти планеты сейчас приближаются одна к другой, и скоро они, а также и Луна подойдут очень близко друг к другу».

И это случилось в мае 1836 года точно так, как пред­сказывал Джон.

Три года спустя он поступил в колледж Св. Джона. Там он быстро зарекомендовал себя как лучший мате­матик. Свое свободное время он посвящал астрономии.

Однажды, в 1841 году, на второй год своего пребыва­ния в колледже, Адаме прочел доклад Королевского астронома сэра Джорджа Эри. В докладе говорилось о странностях орбиты Урана, но не давалось объяснения, почему планета уклонилась от предсказанного пути. Адаме решил выяснить это самостоятельно.

Вот как случилось, что он сидел в своей комнате, по­груженный в изучение цифр. Каждый вечер, после окон-




Затмение Солнца.

чания учебных занятий, он за письменным столом ра­ботал над своей задачей, забывая о сне и еде.

Порой далеко за полночь он тщательно проверял вычисления орбиты Урана.

И все же ничего не получалось. Его расчеты ни разу не соответствовали истинному положению планеты. Неужели он где-то допустил ошибку, удивлялся Адаме.

Наконец он решил, что неправильными были не его цифры, а сама орбита! И он пришел к выводу, что, ве­роятно, невидимая планета за Ураном вызывает откло­нения его траектории.

Адаме читал работы двух астрономов, которые были убеждены в этом. Один, Алекс Бувар, француз, выра­жал уверенность в том, что еще не известная планета смещала Уран с его орбиты. Другим был Фридрих Виль­гельм Бессель, немецкий астроном. Его слова произвели сильное впечатление на Адамса: «Я думаю, что придет день, когда тайна Урана будет раскрыта с помощью но­вой планеты, элементы орбиты которой будут найдены по ее воздействию на Уран».

Тот факт, что планета, находящаяся за Ураном, мо­жет влиять на его движение, следовал из ньютоновского закона всемирного тяготения.

Этот закон гласит, что каждое тело во Вселенной притягивает все другие тела, каких бы размеров и на­сколько бы далеки друг от друга они ни были.

Ньютон назвал это тяготением.

Солнце, например, своим притяжением удерживает планеты на их орбитах, а планеты притягивают друг

23


друга, причем влияние притяжения любой планеты на соседнюю достаточно сильно, чтобы заставить эту по­следнюю смещаться с ее пути вокруг Солнца.

Ньютон вывел формулу для определения величины силы тяготения. «Сила тяготения между двумя тела­ми,— сказал он,— зависит от масс тел и от расстояния между ними».

Понятие масса нелегко определить; мы часто пред­ставляем ее себе как вес. Чем тяжелее два тела, тем сильнее они притягивают друг друга. Солнце притягива­ет гораздо сильнее, чем любая планета, потому что оно куда более массивно. Но в расчет входят массы обоих тел.

Планета также притягивает Солнце, и поэтому сила притяжения между Солнцем и большой планетой боль­ше, чем между Солнцем и маленькой планетой, если расстояние от Солнца до планет в обоих случаях оди­наково.

Важно запомнить, что на самом деле масса не то же самое, что вес. Человек, который весит на Земле 80 ки­лограммов, на Луне не весил бы столько. Почему? Его масса останется той же, т. е. он будет состоять все из того же количества вещества. Однако, если бы на Луне он встал на пружинные весы, его вес оказался бы толь­ко 13 килограммов! Это происходит потому, что у Луны

24

масса гораздо меньше, чем у Земли. Поэтому притяже­ние между человеком и Луной оказалось бы гораздо меньше, чем между человеком и Землей. Действие Притяжения Луны на тело человека не было бы таким сильным, как притяжение Земли. Таким образом, на поверхности Луны человек весил бы всего 16% того, что он весит на поверхности Земли.

Итак, закон Ньютона гласит, что сила тяготения между двумя телами определяется массой одного из тел, умноженной на массу другого.

Кроме того, на силу притяжения влияет расстояние между телами. Если тела удаляются друг от друга, сила тяготения между ними ослабевает. Например, человек на расстояния 1600 километров от поверхности Земли будет притягиваться слабее, чем человек на поверхности Земли. При таком расстоянии от поверхности он будет находиться в 8000 километров от центра Земли. Если бы он удалился еще на 8000 километров, сила. .тяготе­ния составила бы всего четверть предыдущего ее зна­чения.

Иными словами, если два тела удаляются друг от друга таким образом, что расстояние между ними (от центра до центра) становится в ^два раза больше, их вза­имное притяжение уменьшается в четыре раза. Сила тяготения убывает пропорционально квадрату расстоя­ния между телами. (Возвести число в квадрат означает умножить его само на себя; например, 2 в квадрате бу­дет 2Х2=4.)



Исаак Ньютон и упавшее яблоко, которое навело его на мысль о тяготении.


Для Джона Кауча Адамса закон тяготения, от­крытый его кумиром Исааком Ньютоном, был великим математическим законом Вселенной.

Он объяснял движения любой песчинки на земле и самой удаленной звезды. Он объяснял траектории и орбиты всех небесных тел.

26

Он объяснял, почему планеты обращаются вокруг Солнца, а спутники — вокруг планет.

Тщательно изучив цифры в своей тетради, Адаме окончательно убедился в двух вещах: Уран находился не там, где ему следовало находиться, и двигался по орбите не с той скоростью, с какой ему следовало дви­гаться. Какая-то неизвестная сила возмущала его орби­ту. Адамса так привлекала эта проблема, что он запи­сал в своем блокноте:

«З июля 1841 года...

В начале этой недели я принял решение сразу же после того, как получу диплом, заняться исследованием неправильностей в движении Урана, которые еще никем не объяснены. Моя цель — выяснить, нельзя ли припи­сать эти неправильности действию еще не открытой планеты, находящейся за Ураном...»

Адаме на мгновение отложил перо. Он думал о за­коне тяготения. Ньютон был прав, сформулировав этот закон... Он должен быть прав. Адаме докажет, что это так! Он найдет неизвестную планету при помощи

Адаме за работой над загадкой Урана.





Вильям Гершель и его телескоп.

закона Ньютона. Адаме снова взял перо и продолжал писать:

«.. .и, если возможно, определить отсюда элементы ее орбиты и т. д., что, вероятно, приведет к ее откры­тию».

Впервые в истории астрономии кто-то ставил своей целью открыть на небе неизвестный новый мир. Гер­шель нашел Уран случайно, когда исследовал небо в свой телескоп.

Уран доставлял астрономам хлопоты с самого мо­мента его открытия. Им было известно, что он обходит вокруг Солнца один раз за 84 земных года, и они знали, как рассчитать всю его орбиту вокруг Солнца. Но беда была в том, что Уран все время отклонялся от ожидае­мой траектории. Говоря языком астрономов, его орби­та подвергалась возмущениям, которые невозможно бы­ло предсказать.

В начале 1800-х годов Уран перемещался слишком быстро, как будто его притягивало что-то, находящееся впереди него. После 1822 года Уран неожиданно начал замедлять движение, как будто что-то удерживало его сзади.

«Другая планета притягивает Уран и вызывает воз­мущения в его движении»,— говорили некоторые аст­рономы, и Адаме был согласен с ними. Они предполага­ли, что до 1822 года неизвестная планета находилась впереди Урана и притягивала его, а после 1822 года она оказалась позади Урана и начала тянуть его назад. По­скольку Уран обогнал эту планету в своем движении вокруг Солнца, это должно было означать, что неизвест­ной планете требуется больше времени, чтобы обойти вокруг Солнца. Поэтому она должна быть дальше от Солнца, чем Уран.

В 1843 году Адаме успешно окончил колледж Св. Джона с высшими наградами и начал исследова­тельскую работу для получения следующей ученой сте­пени. Он намеревался взяться за решение проблемы Урана, не теряя времени.

«В каком месте,— размышлял Адаме,— должна на­ходиться внешняя планета, чтобы смещать Уран с его орбиты?»

Руководствуясь законом Ньютона и опираясь на све­дения об Уране, Адаме начал свои расчеты.

29


Задача была такова:

Дано: известные изменения в движении Урана.

Требуется найти: массу, орбиту и положение внешней планеты, ответственной за эти изменения.

Задача была сложнее, чем это могло показаться. Кроме неизвестной планеты, было еще шесть известных планет, притягивающих Уран, каждая различной мас­сы и на различном расстоянии от него. К тому же сле­довало принять во внимание и действие Солнца, притя­гивающего все планеты.

Никто до сих пор не пытался разрешить столь слож­ную задачу методами высшей математики. Но мысль об этом только укрепляла в Адамсе решимость раскрыть тайну.

Он мечтал о том, как в один прекрасный день ска­жет астрономам: «Направьте телескоп в такую-то об­ласть неба, и там вы найдете восьмую планету солнеч­ной системы».

30

Подобное открытие послужило бы окончательным доказательством того, что ньютоновский закон тя­готения справедлив даже в самых отдаленных обла­стях солнечной системы.

Адаме был уверен, что он на правильном пути и что упорный труд приведет его к решению задачи. Но он не знал, что еще один человек близок к решению той же самой задачи.

Этим человеком был Урбан Жан Жозеф Леверрье, математик Парижской обсерватории. Он никогда не ви­дел Адамса, и Адаме ничего не знал о нем. Каждый ра­ботал независимо от другого. Но оба начали математи­ческие поиски неизвестной планеты за Ураном почти в одно и то же время.

^ ДВОЙНЫЕ КЛЮЧИ

Осенью 1843 года Адаме взялся за работу и скоро добился больших успехов.

Для начала ему нужно было знать, на каком рас­стоянии от Солнца находится неизвестная планета. В этом ему помогло удачное предположение. Оно не было сделано наугад. Адаме воспользовался так назы­ваемым




оставить комментарий
страница1/5
Дата16.09.2011
Размер0,75 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх