Написана эта книга icon

Написана эта книга



страницы: 1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   35
вернуться в начало
скачать
ГЛАВА 9


^ НОВЫЕ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМ ТЕОРИИ И

МЕТОДОЛОГИИ. ЭТОГЕНИКА: ОБЩАЯ ТЕОРИЯ

СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ. ПОПЫТКИ

СИНТЕЗИРОВАТЬ ТЕОРИИ ФРЕЙДА И МАРКСА:

^ МАРГИНАЛЬНАЯ ПАРАДИГМА РАСКРЫТИЯ


9.1. Проблема предмета


Что изучать?


В какой мере западноевропейцам удалось найти специфику социаль-

ной психологии как самостоятельной науки, что нового они внесли в

понимание ее предмета?


Как уже отмечалось выше, отвергая американскую парадигму и

вместе с ней принцип методологического индивидуализма, западно-

европейская социальная психология оказалась перед выбором между

методологическим холизмом и системным анализом.


Системный подход завоевывает все большее число сторонников в

западноевропейской социальной психологии. Это объясняется его по-

пулярностью в науке в целом. В настоящее время почти единодушно

принята точка зрения, согласно которой общество есть система отно-

шений между социальными субъектами разного масштаба. Однако да-

леко не все социальные психологи последовательны в реализации си-

стемного подхода. Кроме того, мнения существенно расходятся по

вопросу о том, какие именно субъекты и отношения должны исследо-

ваться.


Реальная ситуация такова. Большинство социальных психологов

придерживается в основном традиционной американской парадигмы

и лишь декларирует свою приверженность системному подходу. Дру-

гая группа пытается сформировать альтернативный подход, который

условно можно назвать культурологическим. Его представители стре-

мятся теоретически обосновать необходимость и возможность приме-

нения системного анализа в социальной психологии. В этой последо-

вательности мы и рассмотрим имеющиеся представления о предмете

социальной психологии.


200 ___ ___ Опыт Западной Европы: парадигма понимания


Мысль К. Маркса о том, что общество есть не сумма индивидов, а

система общественных отношений, получила широкое распростране-

ние в западноевропейской социальной психологии, хотя и без соответ-

ствующей ссылки на источник этой идеи. Так, в коллективной моно-

графии Гессе с соавторами (ФРГ) мы читаем: <...общество есть абст-

рактное понятие для описания отношений между индивидами и груп-

пами> [Bornewasser, 1976, р. 12]. Однако вопрос о том, какие именно

отношения должна изучать социальная психология, решается ими с

позиций методологического индивидуализма. С точки зрения Гессе и

соавторов, социальная психология - это отрасль психологической

науки, предназначенная для изучения социального поведения, т. е.

взаимодействия между двумя и более индивидами [Bintig, 1976, с.

12]. <Предметом социально-психологического исследования, - пи-

шут они, - являются в первую очередь поведение и переживания ин-

дивидов, детерминированные процессом взаимодействия общества,

групп и индивидов> [Op.Cit., р. 13].


Аналогичную позицию занимает другой немецкий социальный

психолог - Р. Бергиус. С одной стороны, он называет социальную

психологию наукой о социальных отношениях, с другой - указывает,

что в центре ее внимания находятся отношения между индивидами

[Bergius R., 1976, р. 20].


Один из ведущих социальных психологов ФРГ - М. Ирле убежден

в том, что психологией социальная психология может остаться в том

случае, если исходным пунктом для нее будет психология индивида.

Социальная психология для него, как и для американского социаль-

ного психолога Р. Зайонца, - это <наука о поведенческой взаимоза-

висимости> [lrle, 1975, р. 17]. В своей исследовательской деятельно-

сти М. Ирле последовательно реализует эту точку зрения и выступа-

ет как типичный представитель когнитивистской ориентации амери-

канской социальной психологии.


Становясь на позиции методологического индивидуализма, сторон-

ники традиционного подхода соответствующим образом решают и

проблему специфики социального, и саму проблему предмета. Так,

Гессе и соавторы считают проблему социального абстрактной пробле-

мой, поскольку, по их мнению, социальное - это всего лишь преди-

кат от слова <общество> [Op.Cit., р. 12]. Они различают социальное в

узком и широком смысле. В первом случае - это другие люди, группы

или социальные институты как факторы социальной среды [Op.Cit.,

р. 16]. Во втором - это весь окружающий мир, так как всякий объект,

данный индивиду, так или иначе связан через свое значение с другими

людьми, опосредован обществом как культурно-исторической систе-

мой [Op.Cit. с. 12]. В этом действительно максимально широком по-


Новые решения проблем теории и методологии. Этогеникп ... 201


нимании социального не выделяется собственно социально-психоло-

гический аспект. Не решив эту задачу и отмежевавшись от социоло-

гии по масштабу социального субъекта, представители традиционного

подхода неизбежно вынуждены двигаться в системе понятий общей

психологии. Но тогда возникает другая проблема - нахождение сво-

его предмета внутри предмета общей психологии.


Анализ типичных точек зрения по этому поводу показывает, что

социальная психология фактически теряет свою самостоятельность

и становится вспомогательной отраслью общей психологии. В соот-

ветствии с этой позицией социальный психолог должен исследовать

влияние социальной среды на взаимодействия людей [Bintig, 1976,

р. 19]. Такую же вспомогательную роль социальная психология

призвана выполнять и по отношению к другим наукам, выступая

как бы в роли представителя психологии в междисциплинарном ис-

следовании. Социальная психология определяется как дисципли-

на, <которая применяет в социальной действительности знания из

общей, дифференциальной психологии и психологии развития>

[Op.Cit.,p. 30].


При таком статусе социальной психологии проблема ее предмета

может решаться только эмпирически. Например, западногерманские

социальные психологи Бинтиг и соавторы пишут: <...социальная

психология есть эмпирическая наука, которая занимается такими

объектами, как группы, установки и общение> [Op.Cit., р. 30]. М.

Ирле считает даже, что предмет социальной психологии в принципе

может быть определен лишь операционально [lrle, 1975, р. 16]. В итоге

социальная психология оказывается наукой, которой занимаются

социальные психологи. По словам М. Ирле, <то, что в социальной

психологии считают предметом, определяется через теории, которые,

в свою очередь, называются социально-психологическими> [Op.Cit.,

р. 16]. Определение предмета, таким образом, оказывается в замкну-

том логическом круге. В похожей ситуации, как известно, оказались

в свое время и американские социальные психологи, которые, по су-

ществу, отказались от определения своего предмета.


Отличие западноевропейских сторонников американской парадиг-

мы состоит в том, что они предлагают решать эту проблему практичес-

ким путем, исследуя некоторые объекты совместно с представителя-

ми других наук п ставя новые проблемы. Показательно в этом плане

суждение цитированных выше Гессе и соавторов: <Социальная пси-

хология, если только она стремится избежать индивидуализма и пси-

хологизма, не продвинется ни на шаг без междисциплинарного со-

трудничества. В постановке проблем должны участвовать такие смеж-

ные с социальной психологией дисциплины, как социология, социо-


202 Опыт Западной Европы: парадигма понимания


логия науки, математика, кибернетика, политология, а также, в ка-

честве метадисциплины, философия> [BornewasserM., 1976, с. 18].


При такой междисциплинарной ориентации вопрос о предмете

социальной психологии будет решен практическим путем, а не как

чисто научная задача [Muller Н., 1977, р. 21]^.


В повороте социальной психологии к практике усматривает выход

и Р. Бергиус, по мнению которого <центральной проблемой социаль-

ной психологии должны стать практические вопросы совместной

жизни людей>. Он предлагает даже сделать ее наукой о временной

перспективе человечества, исследующей такие глобальные проблемы,

как воспитание чувства гражданина Земли, справедливое распределе-

ние природных ресурсов и т. п. [Bergius, 1976, р. 23].


Из истории социальной психологии известно, что наиболее инте-

ресные глубокие проблемы перед социальными психологами действи-

тельно ставила сама жизнь, особенно когда предпринимаются попыт-

ки изменить привычный ход событий, рутину социального процесса.

Подтверждение этому - известные <действующие исследования> К.

Левина, снискавшие в 40-50-е годы столь высокий авторитет амери-

канской социальной психологии. Однако обращение к практическим

задачам вряд ли можно считать главным способом решения теорети-

ческих проблем. В сущности, здесь проявляется позитивистская ло-

гика с той лишь разницей, что место лабораторного эксперимента

теперь занимает социальная практика. Возможно, такая перестройка

и оправдана как неотложная мера по выводу социальной психологии

из узких академических рамок, но спрашивается: какие вопросы

практике будет задавать социальный психолог? Чем они будут отли-

чаться от вопросов социолога, политолога, экономиста, наконец, про-

сто умудренного житейским опытом практика? Функция теории в том

и состоит, чтобы, используя силу абстракции, вычленить вначале те-

оретически, пусть хотя бы в виде рабочей гипотезы, свой предмет, а

уж потом корректировать исходное представление в эксперименталь-

ном практическом исследовании^.


Разумеется, рано или поздно социально-психологический аспект

социального процесса выявится настолько, что станет очевидным

даже для обыденного сознания. Однако наука именно для того и су-

ществует, чтобы теоретически предсказать эту перспективу и тем са-

мым указать практические проблемы, в решении которых социальная

психология сможет эффективно участвовать.


Западноевропейский опыт еще раз убеждает в том, что ключевые

теоретические проблемы социальной психологии нельзя решить с

позиций методологического индивидуализма, в каких бы модифика-

циях он ни выступал.


Новые решения проблем теории и методологии. Этогеника ... 203


Гораздо более плодотворными оказываются те концепции, авторы

которых преодолевают ограничения методологического индивидуа-

лизма, стремятся к системному анализу, более четко раскрывают со-

циально-психологический аспект социального. К их числу относятся

концепции С. Московичи и Г. Тэджфела. В них сочетаются и теорети-

ческая новизна и практическая ориентация. Дополнительную значи-

мость им придает то обстоятельство, что оба автора - известные эк-

спериментаторы, которых нельзя упрекнуть в увлечении кабинетным

теоретизированием. Вместе с тем и С. Московичи и Г. Тэджфел явно

стремятся преодолеть инерцию эмпиризма, предрасполагающую в

социальной психологии к методологическому индивидуализму. Мож-

но без преувеличения сказать, что концепция французского социаль-

ного психолога С. Московичи занимает на сегодняшний день особое

место в западноевропейской социальной психологии благодаря трак-

товке предмета социальной психологии с позиций системного анали-

за. Общество, по Московичи, - это <система связей между социальны-

ми субъектами, групповыми и индивидуальными, которые самоопре-

деляются через отношения друг к другу> [Moscovici, 1972, р. 59].


Московичи справедливо отмечает, что когда социальное изучается

как проявление присутствия других индивидов или как множествен-

ность, то на самом деле изучаются не фундаментальные характеристи-

ки общества, определяющие суть социальности, а всего лишь одна из

подсистем общества - подсистема межиндивидуальных отношений.

Социальное качество, по мнению С. Московичи, детерминировано внут-

ренними свойствами системы более высокого уровня - общества. Оно

имеет свою структуру, которая не определима через характеристики

индивидов; эта структура детерминирована процессами производства

и потребления, ритуалами, символами, институтами, нормами и цен-

ностями. Это организация со своей историей и своими законами, кото-

рые нельзя вывести из законов других систем [Op.Cit., р. 55].


Призывая к пересмотру отношения социальных психологов к

проблеме общения, к культуре в целом, С. Московичи пишет:

<Культура создается в общении и через его посредство; организу-

ющие принципы общения отражают общественные отношения, ко-

торые в них имплицитно содержатся... Социальная жизнь являет-

ся основой и общения и идеологии. Изучение этих явлений - имен-

но та задача, для решения которой предназначена социальная психо-

логия> [Op.Cit., р. 57].


Говоря о том, какие именно процессы и явления должна исследо-

вать социальная психология, С. Московичи делает следующее важ-

ное заявление: <Центральным и психологическим объектом соци-

альной психологии должно быть изучение всего, что относится к


204 Опыт Западной Енропы: парадигма понимания


идеологии и общению, их структуре, генезису и (функциям. Соб-

ственной сферой нашей дисциплины является изучение культурных

процессов, которые ответственны за организацию знания в обществе,

за установление межиндивидуальных отношений в социальной и фи-

зической среде, за формирование социальных движений (групп,

партий, институтов), посредством которых и в которых люди дей-

ствуют и взаимодействуют, за кодификацию межиндивидуального и

межгруппового поведения, которое создает общую социальную ре-

альность с ее нормами и ценностями, причины происхождения ко-

торых опять же следует искать в социальном контексте> [Op.Cit., р.

60]. Подводя итог своим рассуждениям о предмете социальной пси-

хологии, С. Московичи резюмирует: <Итак, область исследования

социальной психологии - это группы и индивиды, которые созда-

ют свою реальность (она, по существу, есть их единственная реаль-

ность)^, управляют друг другом и создают как связи, объединяющие

их, так и разделяющие их различия. Идеологии - это их товары, от-

ношения - средство обмена и потребления, а язык - деньги>

[Op.Cit., р. 60]^.Такое понимание предмета социальной психоло-

гии - логичное следствие понимания социального как символичес-

ки выраженного, а самого социального поведения как особой семи-

отической системы. Отсюда вывод о специфике социальной психо-

логии: <Социальная психология есть наука о поведении, если при

этом подразумевается, что она занимается весьма специфическим

типом этого поведения - символическим. Именно это резко отлича-

ет ее предмет от предмета общей психологии> [Op.Cit., р. 61].


С. Московичи, таким образом, противопоставляет свое понимание

социальной психологии традиционному индивидуалистическому, со-

гласно которому последняя есть отрасль общей психологии. Его кон-

цепция обнаруживает гораздо большее сходство с социологической

социальной психологией (или психологической ветвью <понимаю-

щей> социологии), представленной символическим интеракциониз-

мом (например, концепцией Мида).


Однако между концепцией С. Московичи и символическим инте-

ракционизмом есть весьма существенное различие. Для С. Москови-

чи основу социального процесса составляют отношения производ-

ства, обмена и потребления, складывающиеся между социальными

субъектами (социальными группами в том числе), а общество высту-

пает как система с особыми качествами, не выводимыми из системы

межиндивидуальных отношений, оторванных от их предметной

опосредованности. Если в символическом интеракционизме взаимо-

действие анализируется как самодостаточный процесс обмена сим-

волами, то у Московичи он предстает существенно иначе. Это видно


Новые решения проблем теории и методологии. Этог.еника ... 205


из его тезиса о необходимости построения системной социальной

психологии, в которой изучается взаимодействие двух или более

субъектов, опосредованное объектом. Тем самым восстанавливается

утраченная символическим интеракционизмом связь символичес-

ких, культурных процессов с предметным миром. Тэджфел также

одним из первых сформулировал представление о предмете социаль-

ной психологии в системных динамических и реляционных поняти-

ях. Он рассматривал социальную психологию как дисциплину, изу-

чающую <взаимодействие между социальным изменением и выбо-

ром> [Tajfel, 1972, р. 116], а ее центральной проблемой считал отно-

шения междучеловеком и изменением социальной среды [Op.Cit., р.

108]°. Г. Тэджфел подчеркивал, что взаимодействие человека со сре-

дой - процесс коллективный, что даже индивидуальное решение

опосредуется системой социального взаимодействия. Как согласо-

ванное действие оно становится возможным благодаря координации

оценок, даваемых разными индивидами некоторой ситуации. Ре-

зультатом этой координации выступает система коллективно разде-

ляемых и одобряемых представлений и оценок. Возникновение но-

вой проблемы неизбежно сопряжено с конфликтом оценок - новых

и старых. Процесс взаимодействия оценок, лежащий в основе при-

нятия нового решения, формирования новой, коллективно разделя-

емой оценки, и составляет, по Тэджфелу, суть психологического ас-

пекта социального изменения на всех уровнях социальной системы

[Tajfel, 1972, р. 115]. Его и надлежит исследовать социальной пси-

хологии.


Пожалуй, самая важная особенность подхода Тэджфела состоит в

том, что в его работах эта центральная проблема рассматривалась не

как проблема индивида (в приведенной цитате речь идет о родовом

человеке), а как проблема общества, изменяющегося через взаимодей-

ствие групп. Тэджфел подчеркивал, что в бесконечном разнообразии

ситуаций, через которые проходит в своей жизни индивид, он дума-

ет, чувствует и ведет себя в соответствии с социальной характеристи-

кой, создаваемой различными группами, в которые входит. Эта харак-

теристика поддерживается во взаимодействии с представителями

других групп.


<Социальное поведение в значительной степени определяется от-

ношениями между группами, характер этих отношений, в свою оче-

редь, обусловлен преимущественно принятыми правилами межгруп-

пового поведения> [Op.Cit., р. 94].


Эта принципиально важная позиция Тэджфела основана на убежде-

нии, что преодоление методологического индивидуализма - принци-

па анализа поведения индивида как генотипа социального действия, и


206 Опыт Западной Европы: парадигма понимания


развитие логики собственно социально-психологического исследова-

ния, т. е. переход от изучения межиндивидуальных отношений к меж-

групповым, помогут избежать биологического, социологического и

психологического редукционизмов.


Сам по себе призыв к исследованию отношений между групповы-

ми субъектами социального действия нельзя не приветствовать. Од-

нако в этом случае возникает существенный вопрос о том, каков мак-

симальный масштаб той общности, которую можно рассматривать в

рамках социальной психологии. Не приведет ли логика, по которой

движется представление о предмете у Г. Тэджфела, к чрезмерной со-

циологизации предмета социальной психологии и, следовательно, к

его потере? Ведь пример подобной трансформации можно наблюдать в

социологии, которая в попытке дойти до минимальной единицы анали-

за социальной системы неразличимо сливается с социальной психоло-

гией. Это слияние выглядит почти неизбежным, однако случается оно

не потому, что на уровне межличностного взаимодействия роль субъек-

тивного фактора часто оказывается определяющей: люди действитель-

но поступают так, как им кажется целесообразным, желаемым и т. п.


Поэтому процесс <социологизации> социальной психологии, равно

как и процесс <социализации> общей психологии, столь очевидный

в последние десятилетия, можно рассматривать как встречную, урав-

новешивающую тенденцию. Она стимулируется не столько развити-

ем теории, сколько объективными запросами практики, все большей

необходимостью учета человеческого, субъективного фактора при

решении общественных проблем. Подавляющее большинство уже

существующих и вновь возникающих отраслей прикладной психоло-

гии суть не что иное, как варианты исследования этого фактора в

практической сфере. И до тех пор, пока социальная психология будет

держать в фокусе субъективность, пристрастность отражения соци-

ального процесса, его преломление в системе ценностей социального

субъекта, ей не грозит утрата своего предмета.


Г. Тэджфел решает проблему содержания предмета социальной пси-

хологии, опираясь на свое понимание социального процесса как совме-

стного изменения людьми общества. Суть социального для него состо-

ит в соучастии с другими в восприятии мира и воздействии на него. В

свою очередь, центральная характеристика соучастия состоит в том,

что, будучи включенным в этот коллективный процесс, человек мыс-

лит децентрированно, т. е. с точки зрения норм и ценностей той общ-

ности, в которую он включен^. Важно также подчеркнуть, что процесс

соучастия Г. Тэджфел определяет через понятия ожидания и оценки

поведения другого человека. Ожидания и оценки являются индивиду-

альной стороной норм и ценностей. Без взаимных ожиданий и оценок


Новые решения проблем теории и методологии. Этогеника ... 207


социальное взаимодействие невозможно [Op.Cit., р. III]. Логика рассуж-




оставить комментарий
страница15/35
Дата16.09.2011
Размер8,32 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   35
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх