Написана эта книга icon

Написана эта книга



страницы: 1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   35
вернуться в начало
скачать

ны, принятый социальный идеал индивида, с другой, казалось бы,

объективно выявленное, экспериментально доказанное его реальное

существование.


Первые опыты по исследованию влияния группы на индивида

проводились уже более полувека назад. Несколько опытов были по-

ставлены Ф. Олпортом в 1924 г., Дженнесом в 1932 г., которые про-

демонстрировали, что люди в своем повседневном поведении подчи-


140 ___ ___ Опыт США: парадигма объяснения


няются требованиям, обычаям, принятым в группе [McDavid, et al.,

1974, р. 262-263].


В середине 30-х годов М. Шериф : [Sherif, 1946] фактически пер-

вый начал исследовать влияние групповых норм в условиях лабора-

торного эксперимента, используя так называемый автокинетический

эффект (оптическую иллюзию движения световой точки в совершенно

затемненном визуальном поле). Обычно человеку кажется, что точка

смещается (<прыгает>) на некоторое расстояние, отличающееся в

каждом отдельном случае. Наблюдая за точкой, испытуемые через

несколько экспозиций устанавливали примерное расстояние кажуще-

гося смещения.


На следующем этапе испытуемым сообщались результаты, полу-

ченные другими испытуемыми, и в итоге первоначальная оценка су-

щественно изменялась в сторону усреднения. Отсюда делается вывод

о том, что в условиях, когда ситуация неопределенна и двусмыслен-

на, индивид склонен соглашаться с мнением других людей, как пра-

вило, некоторого большинства. Впоследствии опыты Шерифа были

многократно повторены в самых разнообразных ситуациях, объеди-

ненных одной общей характеристикой - неопределенностью, необыч-

ностью стимула, что открывает возможность его многозначного толко-

вания.


В отличие от опытов Шерифа С. Аш [Asch, 1956] показал в 1956 г.

в своих опытах действие группового влияния в условиях, когда сти-

мул был хорошо структурирован^. <Наивного> испытуемого (как

правило, одного) помещали в подставную группу, которая единодуш-

но оценивала стимул иначе, и в итоге более половины испытуемых

склонялись к точке зрения большинства. Когда в этой группе кто-либо

(по указанию экспериментатора) поддерживал испытуемого, тот был

гораздо менее склонен соглашаться с группой. И, наконец, в обстанов-

ке, когда сообщник экспериментатора оказывался один в группе <наи-

вных> испытуемых, его заведомо неправильная оценка вызывала

удивление или ею просто пренебрегали.


Опыты Аша, так же как и опыты Шерифа, ставились в самых раз-

нообразных вариациях. С их интерпретацией (в том числе и в нашей

научной литературе) связаны оживленные дискуссии о природе кон-

формного поведения, конформизма как социального явления. Это не

удивительно, поскольку именно эти опыты пробивали путь давно

вызревавшей идее о зависимости человека от других людей. Эта идея

(еще раз повторим) до конца 50-х годов с трудом находила признание

не только в социальной психологии, но и социологии.


В исследованиях конформизма и его абсолютизации нашли свое

выражение глубокие изменения в общественном сознании, обуслов-


Американский вклад в развитие социальной психологии ... 141


ленные, в свою очередь, сдвигами в социальной структуре американ-

ского общества, положении в нем индивида. Как это убедительно

показал Ю. А. Замошкин [Замошкин, 1966], к началу 60-х годов бур-

жуазный индивидуализм в США вступил в полосу кризиса, на сцену

стали выдвигаться модели <человека - локатора> (Д. Рисмэн), ори-

ентированного на мнение других, <человека-организации>, хорошо

адаптированного, отшлифованного и подогнанного к требованиям

бюрократической машины.


Важно подчеркнуть, что сам Аш субъективно руководствовался

благородными побуждениями. По мнению М. Дойча, <его ориентация

представляет конструктивный противовес тем взглядам в психологии,

согласно которым человек предстает в своем худшем виде - как

иррациональное, своевольное, эгоцентричное животное> [Deutsch, et

а1., 1965, p. 28], <он протестовал против экстраполяции на психологию

человека данных о поведении биологических организмов> [Op.Cit., р.

23]. Сам Аш в качестве своей основной идеи считал мысль в том, что

<решающий психологический факт об обществе состоит в способности

индивидов понимать и реагировать на опыт и действия других. Этот

факт, который позволяет индивидам вступать во взаимные отношения,

становится основой любого социального процесса и большинства корен-

ных изменений, происходящих в людях> [Op.Cit., р. 23].


Не считал он удачным и сам термин <конформность>, полагая, что

им можно определять только отказ индивида от дорогих и значимых

для него взглядов ради того, чтобы оптимизировать процесс адапта-

ции к группе, а отнюдь не любое выравнивание мнений [Tajfel, 1968,

р. 332].


Критическая интерпретация Ашем своих опытов, а также сомне-

ние других исследователей в адекватности сложившихся представле-

ний о конформизме положили начало поискам причин выявленного

феномена. Почему индивид уступает группе, в каких условиях это

происходит, какова роль личностных свойств в податливости группо-

вому влиянию (каков <портрет конформиста>) - таковы вопросы,

вокруг которых концентрируется большинство исследований пробле-

мы отношения индивид - группа.


Разумеется, с самого начала большинство исследователей пони-

мали, что конформность - явление сложное, неоднозначное, в пер-

вую очередь потому, что сам факт уступки индивида далеко не все-

гда свидетельствует о действительном реальном изменении его вос-

приятия. Эта старая проблема соответствия вербальной реакции дей-

ствительному поведению. Она формулируется следующим образом:

изменяется ли мнение потому, что индивид убедился, т. е. произош-

ло ли изменение его когнитивной структуры или он лишь демонст-


142 Опыт США: парадигма объяснения


рирует изменение, будучи побуждаем иными мотивами (нежеланием

спорить, стремлением сохранить хорошие отношения с членами

группы, получить от этого какую-то выгоду и т. п.). Первый вариант

поведения получил название рационалистического, второй - моти-

вационного^.


Вокруг этого же деления сложилось предложенное Дойчем и Де-

рардом членение влияния группы на два типа: нормативное и инфор-

мационное [Deutsch, et а1., 1955]^. Как следует из самого определе-

ния, первый из этих типов связан с групповыми нормами.


Не имея возможности подробно останавливаться на этом чрезвы-

чайно важном и еще далеко не ясном для социальной психологии

объекте^, ограничимся лишь указанием на то, что в исследованиях

групповой динамики термином норма обычно обозначают стандарти-

зированные правила поведения, принимаемые членами группы как

<узаконенные спецификации ожидаемой функции группы как систе-

мы, а также функций каждого члена группы внутри этой системы.

Групповые нормы регулируют деятельность группы как организован-

ной единицы в ее движении к определенной цели> [McDavid, et а1.,

1974, р. 256].


Формы проявления и действия групповых норм исключительно

разнообразны и охватывают широкий диапазон: от внешних ритуалов

до морального и эстетического выбора. Особо следует подчеркнуть, что

функционирование норм непосредственно связано с социальным кон-

тролем над поведением индивида.


Существование норм обусловлено объективной необходимостью

организации деятельности групп, их выживания и воспроизводства.

В свою очередь, для индивида система групповых норм важна тем, что

она обеспечивает его системой ориентиров в окружающей действи-

тельности, <расставляя> для него (и за него) знаки оценок объектов

и явлений. Соблюдение групповых норм обеспечивается соответству-

ющими санкциями.


С самого раннего возраста человека учат групповым нормам, ува-

жению к ним, наконец, просто заставляют с ними считаться. Поэто-

му естественно, что, попадая в условия лабораторного эксперимента,

человек приносит туда и свое уважительное отношение к мнению дру-

гих людей.


Так же очевидно, что, будучи не в состоянии дать определенный

ответ относительно неизвестного объекта, человек сопоставляет свое

мнение с мнением других людей. К моменту эксперимента он, как

правило, неоднократно убеждался в том, что <ум хорошо, а два луч-

ше>. Именно такая ситуация и исследовалась в опытах Шерифа. Соб-


Американский вклад в развитие соииалънич психологии ... 14^


ственно, и основная задача, которую он перед собой ставил, заключа-

лась в изучении процесса формирования групповой нормы, конверген-

ции различных индивидуальных оценок в одну общепринятую.


Несмотря на трудность выделения <в чистом виде> нормативного

влияния, оно тем не менее изучалось. В этих исследованиях были

получены некоторые заслуживающие внимания данные. Так, Дойч и

Джерард показали, что анонимность ответа испытуемого положитель-

но коррелирует с его устойчивостью; что предварительно сформиро-

ванная как в групповой дискуссии, так и индивидуально убежден-

ность заметно уменьшает эффект влияния [Deutsch, et а1., 1955].


Поллис [Deutsch, 1968, p. 336] в своих экспериментах показал, что

оценка, которая формируется людьми, хорошо знающими друг друга,

гораздо более устойчива, нежели оценка, к которой пришли незнако-

мые до эксперимента испытуемые.


В ряде других экспериментов было показано значение эмоциональ-

ной связи для действенности нормативного влияния. Так потребность

быть принятым группой ведет к готовности с ней соглашаться

[Aronson, et а1., 1968].


Устойчивость индивида к действию нормативного влияния изуча-

лась также Т. Ньюкомом в его широко известном, одном из немногих

лонгитюдинальных исследований политических убеждений студенток

женского колледжа в Беннингтоне. Он показал, как консервативные

взгляды первокурсниц, прибывших из состоятельных семей, под дав-

лением общего увлечения либеральными идеями, принятыми в кол-

ледже, постепенно меняются по мере того, как студентки входят в

устоявшиеся группы своих старших подруг и принимают их как свои

референтные группы. Показательно, что и через 20 лет многие из них

сохранили свои убеждения [Newcomb, 1957].


В не менее известном исследовании действия групповых норм на

производстве Ретлисбергер и Диксон показали, как вокруг <особо

ретивого> рабочего складывается атмосфера, вынуждающая его сни-

зить темп работы [Roethlisberger, et а1., 1939].


Несмотря на известное внимание к нормативному влиянию (к его

некоторым аспектам мы еще вернемся), основное место в исследова-

нии конформности занимает все же информационное влияние, т. е.

такое, при котором позиция индивида изменяется относительно пози-

ции группы в связи с тем, что индивид обращается к ней как источ-

нику информации. Иначе говоря, нормативное влияние оказывает

система межличностных отношений, в то время как информационное

влияние детерминируется стремлением человека к более или менее

адекватной оценке объективной реальности.


144_____ Опыт США: парадигма объяснения


И если в ситуации нормативного влияния индивид чаще всего со-

знательно соглашается с точкой зрения группы, <про себя> думая

иначе, т. е. в его когнитивной структуре частное и общественно выра-

жаемое мнения до поры до времени могут сосуществовать, выполняя

свои функции (одно как декларация лояльности, другое- как инст-

рументальное личное знание), то в ситуации информационного вли-

яния индивид с самого начала испытывает конфликтное состояние в

связи с тем, что его сенсорная информация расходится с сообщения-

ми других людей, т. е. с социальной информацией.


Исследования информационного влияния группируются вокруг

изучения трех переменных: двусмысленности стимула, неуверенно-

сти, сомнений индивида в адекватности своей реакции и его сомнений

в адекватности точки зрения группы. Так же как и в случае с взаимо-

зависимостью нормативного и информационного влияния, все эти три

переменные тесно взаимосвязаны.


Было установлено, что мера двусмысленности стимула определя-

ет степень неуверенности как в социальной, так и несоциальной си-

туации, хотя эта зависимость варьирует, в свою очередь, будучи детер-

минируемой отношением: индивид - характер информации, предо-

ставляемой группой [Tajfel, 1968, р. 350-351]. Изучение этого отно-

шения ведется в трех аспектах: 1) исследуются характеристики груп-

пы, которые определяют уверенность индивида в адекватности груп-

повой оценки; 2) характеристики реакции группы, ведущие к умень-

шению или увеличению этой уверенности и 3) факторы, обусловлен-

ные прошлым опытом индивида, определяющие степень уверенности

в своем собственном суждении.


В этих исследованиях были получены некоторые заслуживающие

внимания данные. Так, в частности, была установлена зависимость

между эффективностью влияния, двусмысленностью стимула, неуве-

ренностью индивида и размером группы. В то время как в исследова-

ниях визуальных иллюзий, проведенных Шерифом [Sherif, 1936], по-

влиять на оценку стимула испытуемым мог даже один человек, в эк-

спериментах Аша размер группы было необходимо увеличивать.


При этом важно подчеркнуть, что эффективность влияния зависит

не только от количества <убеждающих>, но и от их единства. Так,

введение в группу хотя бы одного индивида, который поддерживает

(сбиваемого с толка) испытуемого, значительно затрудняет влияние

на него. Аш установил также, что увеличение размера группы свыше

трех человек мало влияет на повышение эффективности влияния^ .

Большое значение имеет вес источника влияния. В ряде эксперимен-

тов в том случае, если на сторону той или иной точки зрения становил-


Американский вклад в развитие социальной психологии ... 145


ся экспериментатор (фигура, заведомо пользующаяся авторитетом в

глазах испытуемых), она становилась заметно более влиятельной

[Luchins, 1961].


Большое внимание уделяется в исследованиях социального влияния

изучению отношения индивида к группе, степени признания ее способ-

ности давать объективную оценку. Здесь было установлено, что отно-

шение между уверенностью испытуемого в своем ответе и в ответах

группы зависит от большого количества переменных. С одной стороны,

чем больше, двусмысленность стимула, тем больше неуверенность ис-

пытуемого в своем ответе и тем сильнее тенденция соглашаться с соци-

альной информацией. С другой стороны, чем больше двусмысленность,

тем с большим основанием испытуемый может подозревать, что суж-

дения других вряд ли более точны, чем его собственные, а это ведет

соответственно к уменьшению влияния [Seaborne, 1962].


Достаточно много изучались переменные, обусловленные прошлым

опытом индивида^ или его сенсорными способностями. Так, испыту-

емые были значительно менее склонны уступать группе, если имели

возможность предварительно потренировать способность оценивать тот

или иной стимул или если их оценка каким-то образом подтверждалась.

Это было показано в опытах с суждениями о длине линий [Asch, 1956],

на аутокинетическом эффекте, тахистоскопическом определении поро-

гов [Sherif, 1936], визуальном определении количества объектов, визуаль-

ном распознавании пути в лабиринте [Tajfel В., 1968, р. 357] и т. п.


Вполне естественно, что в опытах с визуальным восприятием (а

таких большинство) люди с дефектами зрения больше и чаще уступа-

ли групповой оценке [Tuddenham, 1959(b)].


Было показано стремление индивидов конвергировать в оценке в

зависимости от степени стресса в экспериментальной ситуации. Именно

этот процесс, напомним, интересовал более всего Шерифа. В одном из

его опытов испытуемых (поодиночке, а потом группами) помещали в

маленькую комнату, давая (перед выключением света) лишь взглянуть

на нее, а затем в большом зале в темноте вели к своему месту, застав-

ляли на ощупь в темноте находить дорогу в лабиринте. По мере введе-

ния различных помех, осложняющих ситуацию, конвергенция к нор-

ме увеличивалась. Кроме того, вариативность оценки величины стиму-

ла была так же, как норма (медиана суждения), выше в ситуации мак-

симальной неопределенности [Sherif, et а1., 1952].


Приведенные факты, разумеется, лишь частично отражают дости-

жения в области исследования социального информационного влияния.

Вместе с тем они весьма красноречиво свидетельствуют об общем под-

ходе, который при внимательном рассмотрении обнаруживает уже


146 Опыт CIIIA: чар(1()и?.м(1 объяснения


упоминавшиеся выше черты. В первую очередь бросается в глаза тот

факт, что подавляющее большинство исследований ведется в лаборато-

рии. Можно согласиться с Г. Тэджфелом, когда он говорит: <Непосвя-

щенному человеку часто трудно заметить, каким образом раздроблен-

ные процедуры, происходящие в маленьких комнатках или кабинах,

которым подвергают подневольных студентов-старшекурсников, ста-

вя их в положение героев Каффки, лишенных возможности рациональ-

но объяснить странную последовательность действий, которые их за-

ставляют выполнять, - каким образом эти процедуры могут иметь что-

либо общее с богатством и сложностью происходящего там, <в жизни>.

Удивительно, почему социально-психологический эксперимент еще не

обрел своего Ионеско> [Tajfel, 1968, р. 355].


Однако искусственность экспериментальной ситуации - это еще

не самое важное. Она моделируется как нестабильная, неопределен-

ная, порождающая неуверенность и сомнения. Слов нет, в жизни

довольно часто возникают такие ситуации, но абсолютизировать их -

значит по меньшей мере искажать реальный процесс взаимодействия.

И главное - это то, что критерием объективности служит мнение

группы, которое противопоставляется мнению индивида.


В итоге получается, что индивидуальное мнение отражает одну

реальность, а групповое - другую. Индивид воспринимает объектив-

ную реальность и формирует представление о ней, группа же форми-

рует какую-то особую конвенциональную реальность, которая должна

быть принята (доказательству этой гипотезы посвящено большинство

экспериментов) только потому, что группа количественно больше

индивида. Дело представляется таким образом, что индивид всегда

неправ, группа, большинство, всегда правы, поскольку только за нею

признается способность выносить вердикт об истине, который прини-

мается как бы путем голосования.


В итоге в этой модели объективная истина (в лице ее носителя -

индивида) противопоставляется конвенциональной групповой истине

и ниспровергается последней <демократическим> (довольно своеобраз-

но представляемым) путем. По существу реальное положение вещей

неестественным образом переворачивается: мнению индивида припи-

сывается статус объективности, а не менее объективному групповому

мнению (так по крайней мере выглядит оно в эксперименте) - статус

субъективности. В результате же группового давления объективная

истина, персонифицируемая индивидом, <сдается> субъективной ис-

тине, которую олицетворяет группа.


Центральная идея этих экспериментов состоит в демонстрации

того, что индивид зависим от группы в своих контактах с окружаю-

щей действительностью, что он всегда (или в подавляющем большин-


Американский вклад в развитие социальной психологии ... 147


стве случаев) склонен уступать группе. Иллюстрация этого постула-

та на восприятии несоциальных стимульных объектов должна была

показать, что даже сенсорная (!) информация индивида может быть

искажена социальным давлением, не говоря уже об информации о

социальном мире, которая сплошь и рядом подвержена конвенцио-

нальной обработке, поскольку ее содержание зачастую не может быть

проверено на личном опыте. Тонко и завуалированно здесь проводится

мысль о всемогуществе и незыблемости принятых в обществе стандар-

тов. Индивиду остается только уступать, другого выхода у него нет.


Характерно, что в эксперименте индивид ставится в жесткие усло-

вия выбора между ограниченным количеством альтернатив, (их, как

правило, две), он лишен связи с остальным миром, все богатство его

реальных отношений искусственно ограничивается. Но даже в этом

искусственном мире его реакция изучается только как конфликт меж-

ду сенсорной и социальной информацией, хотя, бесспорно, больший

интерес представляет конфликт между социальной информацией,

усвоенной индивидом в иных переплетениях общественных связей, и

новой информацией, представленной групповым мнением. Ведь имен-

но этот накопленный ранее опыт, зафиксированный в субъективных

предпочтениях индивида, позволяет ему в реальной жизни при пере-

ходах из группы в группу сохранять индивидуальность, выдерживать

натиск социального давления. Однако, как ни парадоксально, эта

субъективность изучается менее всего, а между тем наиболее острые

конфликты возникают именно тогда, когда начинают <спорить о вку-

сах>, а не о длине линий или мигании лампочек.


Кроме того, абсолютно не поддающуюся изменению групповую

точку зрения трудно себе представить. Индивид и группа всегда изме-

няют друг друга взаимно, иначе говоря, индивид - не только объект,

но и субъект воздействия.


В целом в исследованиях социальных психологов США доминиру-




оставить комментарий
страница11/35
Дата16.09.2011
Размер8,32 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   35
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх