Удк 811. 111 О семантическом содержании предлога icon

Удк 811. 111 О семантическом содержании предлога


Смотрите также:
Удк: 811. 111 Австралийская система образования...
Удк 811. 111 Система образования в Великобритании...
Удк 811. 111 Американский офисный сленг...
Удк 811. 111 формирование концептуального представления в образовательном дискурсе...
Удк 811. 111 формирование концептуального представления в образовательном дискурсе...
Удк 811. 111 К вопросу о понятии языковой картины мира в лингвистике...
Удк 811. 111 Концепт, стереотип, национальный характер: соотношение понятий...
Удк: 811. 111 Эбоникс как афроамериканский вариант английского языка...
Пособие рассчитано на учащихся средних школ, лицеев, гимназий...
Удк 811. 111'271. 12 Норма. Языковая норма...
Удк 811. 111’255 Основные характеристики искусствоведческого текста как об ъекта письменного...
Удк 811. 11 Британская и российская элиты в сравнении...



Загрузка...
скачать
УДК 811.111

О СЕМАНТИЧЕСКОМ СОДЕРЖАНИИ ПРЕДЛОГА


Н.А. Воронкина1

Национальный исследовательский Иркутский государственный технический университет, 664074, г. Иркутск, ул. Лермонтова, 83.

Данная статья содержит попытку рассмотреть предлоги не только как частицы соединяющие слова вместе, но и как частицы, имеющие свое лексическое значение. Существование предлогов с ускользающим лексическим значением, свидетельствует о нашей неспособности увидеть абстрактную концептуальную корреляцию.

Библиогр. 28 назв.

Ключевые слова: лексическое значение; знак; теория референции; унилатеральность; билатеральность; логическая семантика.


^ THE SEMANTIC CONTENT OF PREPOSITIONS.

N.Voronkina

National Research Irkutsk State Technical University,

83 Lermontov St., Irkutsk, 664074.

The present article contains an attempt on treating prepositions not only as elements used for joining words together, but also as elements that have their own lexical meaning. The existence of prepositions with the elusive lexical meaning testifies to our inability to distinguish abstract conceptual correlation.

28 sources.

^ Key words: lexical meaning, sigh, theory of reference, unilateralism, bilateralism, logical semantics.


Точное определение сущности лексического значения не только предлога, но и других слов, чья семантическая наполненность весьма ощутима, связано с большим количеством серьезных трудностей.

Неслучайно поэтому проблема значения слова интересовала не только лингвистов, но и философов и привела к созданию целого ряда теорий, пытающихся пролить свет на этот важный и сложный вопрос.

Поскольку проблема значения была предметом многократных обсуждений, для работы представляется достаточным избрать один из существующих подходов к решению рассматриваемого вопроса и в виде отправной точки рассуждения принять одну из существующих концепций.

При интерпретации знака логично различать, с одной стороны, обозначение некоторого нелингвистиче­ского объекта и с другой – способ связи имени с объектом, способ указания на объект. Однако вряд ли целесообразно вслед за Г. Фреге пользоваться термином «значение» для первого понятия и термином «смысл» для второго. Для русского языка это особенно неудобно, так как длительное употребление этих двух лексических единиц как синонимов вызовет добавочные трудности при анализе этого вопроса.

Поэтому как «значение», так и «смысл» применяются в данной работе недискриминированно и служат для обозначения понятийной отнесенности слова «в отвлечении ... от его предметной отнесенности, т. е. от конкретной направленности данного слова на данный единичный предмет «номинации».

Как отмечено в статье Е. Д. Смирновой и П. В. Таванца, обозначение (теория референции) и теория смысла (отноше­ние знака к выражаемому им содержанию) составляют разде­лы логической семантики. Другими словами, эти обе теории посвящены исследованию двух сторон одного вопроса.

Не останавливаясь на тонкостях сути лексического значения и тех случаев, когда слово имеет лексическое значение, но не имеет референта в экстралингвистике, т. е. является логи­чески пустым, удобно считать, что лексическое «значение слова можно определить посредством соотнесения с вне­языковыми объектами». Более того, представляется логичным принять, что к внеязыковым объектам следует относить не только реально существующие предметы, но и реально существующие отношения.

В современной отечественной лингвистике предлоги рассматриваются в основном как служебные слова. Однако в связи с неоднозначным толкованием этого класса слов, причисле­ние предлогов к данной категории не приводит к единообразной лексико-семантической характеристике предлогов у различных исследователей.

Некоторые лингвисты полностью отрицают существование самостоятельного лексического значения у этого класса слов. По мнению М. И. Стеблин-Каменского, отсутствие лексическо­го значения в предлоге одновременно классифицирует предлог как служебное слово; иначе, отнесение предлога к категории служебных слов автоматически определяет его лексическую опустошенность.

Косвенным доказательством этого М. И. Стеблин-Каменский считает отсутствие у предлога «двух различных по функции значений (основного и ему сопутствующего)», наличие которых характеризует знаменательное слово.

С этим положением трудно не согласиться. Однако наличие основного и сопутствующего значений у знаменательных слов и отсутствие подобной комбинации значений у предлога свидетельствуют только о своеобразии проявления лексического содержания у служебных единиц.

Даже сторонники классификации предлогов как элементов, предназначенных для связи слов в сочетаниях, не отказывали им полностью в известном лексическом содержании. Еще Ф. Ф. Фортунатов хотя и считал, что предлоги «выражают в самостоятельных предметах мысли данные отношения их к другим предметам», тем не менее, признавал, что предлоги «означают нечто ... в значениях полных слов как частей предложения».

Д. Н. Овсянико-Куликовский, определяя предлог как частицу, «служащую для связывания дополнений и обстоятельств с другими частями предложения», вместе с тем не отрицал, что предлоги «имеют и свои лексические значения», которые несколько схожи со значением наречий места, хотя и гораздо бледнее.

В. В. Виноградов также считал возможным признать наличие лексического значения у предлогов, одновременно подчер­чивая, что это лексическое значение может быть выражено в различной степени.

Е. В. Кротевич высказывается в более категорической форме и утверждает, что отказ от признания лексического значе­ния у служебных слов равносилен их исключению из частей речи.

Отечественные исследователи английского языка тоже склонны к признанию некоторого лексического значения у предлогов. А. И. Смирницкий полагает, что все служебные слова характеризуются ослабленным собственно лексическим зна­чением. Не отрицают существования лексического значения у предлогов и авторы теоретического курса английской грамматики, однако с оговоркой, что лексическое значение предло­гов подчинено его грамматическому значению.

Исследуя предлоги на материале английского языка, Б. А. Ильиш приходит к более определенному выводу и показывает, что предлогу действительно присуще собственное ле­ксическое значение.

Действительно, следуя предложенному Б. А. Ильишом приему проверки наличия лексического значения у предлога, можно убедиться, что в сочетаниях look at smthg, look after smthg, look iпto smthg, look through smthg; look to smthg изменяется только предлог, но вследствие этой замены меняется и значение всего высказывания. Обычное возражение, что само значение предлога выявляется только из его окружения, сути дела не меняет, так как значение любого слова, имеющего хотя бы только два значения, «автоматически превращает каждое из них в несвободное, контекстуально-связанное», и существование однозначных слов не изменяет общей закономерности. «В абсолютной изоляции ни один знак не имеет какого-либо значения; любое знаковое значение возникает в контексте» и нельзя считать будто «существительное более значимо, чем предлог».

Употребление предлогов в английском языке подтверждает приведенные высказывания и свидетельствует о том, что, кроме связующей функции, предлоги несут совершенно определенную семантическую нагрузку. Именно самостоятельное лексическое значение позволяет предлогам быть использованными в речевом потоке с односторонне направленной связью, т. е. унилатерально.

Так, Б. А. Ильиш при анализе рядом стоящих предлогов типа from under отметил, что первый из них служит для указа­ния движения от того места, которое обозначено словесной группой с другим предлогом. Однако Б. А. Ильиш не уточняет направление связей этих контактирующих предлогов и их взаимосоотнесенности. Он подчеркивает, что подобное употреб­ление предлогов нуждается в дальнейшем исследовании и допускает, что парное употребление предлогов может получить иную интерпретацию и квалифицироваться как предложное со­четание, эквивалентное одному предлогу.

В отечественной лингвистике более широкое признание по­лучила иная точка зрения, согласно которой парное функционирование предлогов расценивается как явление морфологиче­ского порядка и подобные биномы именуются составными предлогами.

Однако известно, что морфологизация словесных групп происходит только в тех случаях, когда наблюдается регулярно повторяющаяся закономерность, т. е. регулярное использо­вание одних и тех же составляющих для передачи определенных грамматических значений. В свете сказанного идентификация сочетания типа out of как составного предлога не может вызвать возражений по причине регулярности использования этого бинома как предложного эквивалента.

Однако оценка out of как сочетания двух предлогов вряд ли может быть безоговорочно принята.

В британском варианте английского языка элемент out как самостоятельный в списке предлогов не числится, а упоминается только в сочетании с другими предлогами. Возможность употребления структуры типа look out the window в американ­ском варианте английского языка не меняет данного положения, так как не является нормой.

Таким образом, не возражая против причисления out of к составным предлогам, трудно согласиться с идентификацией элемента out как предлога современного английского языка.

Следует особо подчеркнуть, что список составных предлогов для современного английского языка часто бывает неоправданно расширен и включает контактирующие пары, в употреб­лении которых не наблюдается ни установившейся закономерности, ни регулярного повторения тех же единиц, как это имеет место в истинно составном предлоге.

Даже в наиболее регулярно повторяющейся структуре «from + предлог места» только первый элементов постоянен, а второй не обладает этим свойством и характеризуется исклю­чительно только постоянством подкласса from under, from below, from beneath, from before, from behind и т. п. Иными словами, предложное сочетание не представляет собой устойчивой структуры, так как в нем отсутствует унификация составляющих.

Переменность второго элемента предложного бинома, как показывает материал, обусловлена требованиями контекста, т.е. необходимостью изменить значение, передаваемое пред­ложной группой. Так, например, сочетание from under, from below, from beneath передает иное значение, чем, скажем, fгоm behind или from before.

Как известно, предлог from в своем пространственном зна­чении служит указателем на движение от какого-то объекта, тогда как лексические единицы under и below передают пространственно нелинейные отношения, а отношения разны; плоскостей с указанием на более низкий уровень пространственного расположения, чем точка отсчета. Это лексическое значение указанных словесных форм ощущается особенно ясно, когда below и under фигурируют в тексте как наречия: go below!; the court below; and he's feeling his age, I hear. You, Lettie, mау yet see him under. We mау both see him under. Это же значение различия в расположении на пространственных плоскостях прослеживается у омонимичных лексических единиц, используемых как предлоги: The flat hopeless voice might really have соmе from beneath the heavy graveyard slab.

Для сохранения того же смыслового содержания предлог beneath допускает замену на один из элементов синонимичного ряда, как-то: below или under, но, например, предлог before в данной ситуации не допустим, ибо передаваемое им значение не соответствует лексическому смыслу переменной единицы бинома - bеnеаth, below, under. Аналогично и в следующем случае: I slid mу hand from under his. Не менее специфичны лексические значения переменных единиц предложного бинома с постоянной составляющей fгоm и в следующих примерах: Уou cannot stir from before the ominous door. The best retorts always соmе from bе­yond the grave. From behind the closed door of Sir H's study саmе the murmur of voices.

Как видно из приведенных примеров, предлог fгоm харак­теризует общую направленность действия прочь от какого-то объекта, который можно условно назвать «объектом-ориенти­ром», тогда как переменная составляющая используется для уточнения направленности действия по отношению к плоскости поверхности объекта-ориентира. Совершенно естественно, что как первый, так и второй предлог характеризуют направление действия не только по отношению объекта-ориентира, но и с учетом пространственного расположения субъекта действия. Таким образом, первый предлог связывает первый элемент с правой синтаксической группой, выраженной предложным сочетанием:





соmе fгоm beneath the slab, а второй – ограничен односторонней связью с именем существительным, расположенным справа от него: beneath the slab.


Предлог fгоm не является единственным предлогом, способным «управлять» предложными группами, и подобные структуры наблюдаются не только для передачи пространст­венных отношений, но и для других, в частности для темпоральных. Например:



I`ll keep it for аftег tea;




You must save that until after dinner, that younger Miss Brodie belonged to the prehistory of



before their birth.

Как видно из приведенных примеров, в темпоральных предложных биномах второй предлог также не несет связующей функции, а употреблен исключительно для передачи определенного лексического значения. Связи второго предлога тоже унилатеральны.

Унилатеральное использование предлогов характеризует нe только предлоги со значением места и времени, но наблюдается и в иных случаях: What the divil's that? Abdel-Kader head of. Здесь предлог of по передаваемому значению равнозначен притяжательному местоимению his, так как указывает на принадлежность предмета, обозначенного словом head, ранее названному лицу. Несмотря на значительную абстрактность передаваемого значения, именно определенное лексическое содержание, заключенное в предлоге of, допускает его дистантное положенне по отношению к тому элементу, принадлежность которому сигнифицирует предлог of.

Излишне доказывать, что аналогичное дистантное расположение чисто морфологических показателей синтаксических отношений, как, например, формы 's, недопустимо.

Унилатеральное функционирование предлога of наблюдается и в следующих случаях:.. .if he's rеаllу working? ог just brооding аnd rеmеmbеring It's awful to think of; And whеn I said the Bath, I mеаnt the order of, not the bathroomю. Если при предложных биномах унилатеральные связи второго предлога могут считаться в известной мере спорными, так как существует возможность рассматривать контактирующую предложную пару как составной предлог, то в некоторых структурах унилатеральная предложная связь гораздо более ярко выражена. В ряде моделей связующая функция предлога исключена и его появление в тексте обусловлено чисто смысловыми требованиями.

Из всех синтаксических позиций наиболее показательной в этом отношении является позиция подлежащего. Как известно, особенность этой синтаксической позиции заключается том, что она целиком соотнесена со сказуемым, и отдельны элементы, заполняющие эту позицию, не могут устанавливать самостоятельные синтаксические связи с отдельными элементами сказуемого. Например: In England is where I met him. Хотя Н. Хомский приводит этот пример для совершенно иных целей, использование предложной группы в функции подлежащего демонстрирует унилатеральное употребление предлога внутри группы подлежащего. Связь предлога in с именем England необходима для возникновения в группе требующегося содержания. В том виде, как в этом предложении представлена связь предлога in с глаголом meet существует только плане глубинной грамматики (deep grammar) или вернее плане «семантической функции», по определению Н. Хомского. Правда, при рассмотрении грамматических отношений, Хомский подчеркивает, что, определяя грамматические связи глубинной структуры, мы тем самым определяем семантическую интерпретацию предложения. Аналогично и в других синтаксических позициях: It's the boredom I object to.

Унилатеральные связи предлога наглядно проявляются при употреблении предложных групп в качестве заглавий. Имплицитное присутствие второго элемента в подобных случаях, упоминаемое Б. А. Ильишом, касается смысловой связи заглавия с последующим текстом и, таким образом, относится к глубинной грамматике. Например, заглавия романов: Оn the Beach, То the Lighthouse; газетные заголовки: Under Treaty, Before Election. Попытка убрать предлог из приведенных примеров во всех случаях изменяет значение заглавия: the Beach, the Lighthouse, Treaty; Election.

Унилатеральные предложные связи также проявляются болee определенно в тех случаях, когда предложная группа используется как односоставное предложение: Pretty girl, beautiful, in fact-rather а silly face. Оn the stage: Repertory соmpanies or some nonsense like that. Син­таксическая интерпретация предложной группы в приведенном отрезке как неполного предложения была бы неоправданной, ибо структура всего высказывания построена на последовательном нанизывании односоставных предложений.

Возможность унилатерального употребления предлога для передачи определенного лексического значения привела к образованию особого типа сложных слов, состоящих из комбинаций существительного с предлогом, глагола с предлогом и т. п. Участие предлога в словообразовательной структуре обусловлено чисто семантическими причинами, как следует из нижеприводимых примеров: The extension to surface structures of such funсtiоnаl notions as Subject-of is not аn entirely straight-fогwагd matter. Если попытаться опустить предлог из состава существительного – such functional nоtiоns as Subject is nоt аn entirely, то значение рассматриваемой лексической единицы существенным образом изменится.

Аналогично в глагольных и других образованиях: 1 couldn't by-pass that as un-get-at-able as N.V.

Третий из приведенных примеров un-get-art-able, пожалуй, можно считать более показательным, чем Subject-of и by-pass, так как отрицательный префикс иn- и словообразовательный суффикс аblе, сигнализирующие о принадлежности данной лексической единицы к классу имен прилагательных, оформляют ту часть слова, которая является передатчиком собственно лексического значения, т. е. понятийной отнесенности. Включение предлога именно в эту часть словообразовательной структуры свидетельствует об его лексической наполненности.

Унилатеральность связей предлога в структурах подобного типа самоочевидна.

Лексическая самостоятельность предлога как семантически наполненной единицы также проявляется в возможности его позиционного отрыва от одного из связуемых им элементов. Дистантное употребление предлога особенно характерно при использовании предложных сочетаний в позиции атрибутов: Не could not have too much to live оn. Примечательно, что второй соотнесенный с предлогом элемент высту­пает в качестве антецедента и поэтому также предшествует предлогу.

Дистантная предложная связь характеризует не только атрибутивные группы, но регулярно наблюдается у обстоятельственных сочетаний и несколько реже у объектных: Оn the mоrning of the 27th а сгу arose from No Man's Land. After tеа 1 went to look for Mrs. S. Таким образом, даже причисление предлогов к служебным словам не может лишить их собственного лексического значения, так как каждому слову (в отличие от морфемы) всегда присуще известное лексическое содержание.

Аналогично связочным глаголам, которые параллельно со связочной функцией выполняют смысловую нагрузку, предлоги используются не только как средство связи, но и как семанти­чески наполненные элементы.

Независимо от билатеральной или унилатеральной направленности предложных связей интересной особенностью лексического значения предлогов является их свойство раскрывать свое семантическое содержание с помощью какого-либо одного элемента контекста, расположенного либо справа, либо слева.

Иными словами, лексическое значение предлога идентифицируется с помощью контекста, «указательный минимум которого представлен одним ключевым словом, т. е. с помощью контекста 1-й степени». Ключевое слово или, пользуясь более кратким аналогом этого термина, «индикатор», в зависимости от местоположения может быть квалифицирован либо как «правый», либо как «левый». Примечательно, что в ряде случаев индикатор необходим не для раскрытия лексического значения предлога, а для сигнализации отсутствия его конкретно-определимой понятийной соотнесенности. Эти свойства предлогов позволяют их разбить на следующие группы: 1) предлоги, способные проявлять свое лексическое содержание с помощью индикаторов, и 2) предлоги, нуждающиеся в индикаторе для сигнализации отсутствия конкретно-определимого лексического значения. Первая группа предлогов распадается на три подгруппы:

а) предлоги, раскрывающие свое лексическое значение с помощью правого индикатора, б) предлоги, раскрывающие свое лексическое значение с помощью левого индикатора, и в) предлоги, способные проявить свое лексическое значение как при правом, так и при левом индикаторе.

Основную массу предлогов группы (а) составляют локаль­ные и темпоральные предлоги, как-то: оn the table, in the country, under the bridge, at the window или оn Sunday, at noon. Предлоги группы (б) также характеризуются одним из указанных значений, но локальное содержание обычно предлагает некоторую динамичность, что обеспечивается левым гла­гольным индикатором:, to (into) /out of - go, move, run, walk: from - соmе, drop, jump, walk. Группа (в) может быть проиллюстрирована хотя бы предлогом with, который одинаково хорошо проявляет свое лексическое содержание как при правом, так и при левом индикаторе: eat with; with а fork. Вторая группа предлогов, нуждающаяся в индикаторе ДJIЯ сигнализации отсутствия конкретно-определимого лексического значения, характеризуется преимущественно левым расположением индикатора; crave for, dream of/about, rely оn, object to. В тех случаях, когда левый индикатор выражен глаголом, его значение редко соответствует конкретно-физическому действию. Обычно это глаголы, передающие психические процессы. Кроме глаголов, в качестве левого индикатора предлогов второй группы могут выступать имена прилагательные и существительные: deficient in, reasons for.

Обычно при классификациях не все рассматриваемые элементы одинаково хорошо укладываются в предназначенные для них разряды, и, как правило, часть фактического материла, проявляет свойства, не присущие основной массе исследуемых единиц, и остается за пределами построенной схемы. К таким изолированным единицам с индивидуальными свойствами, отличающими их от других слов того же класса, отно­сятся те немногочисленные предлоги, которые способны проявить свое лексическое значение самостоятельно, вне каких-либо индикаторов. В первую очередь следует назвать предлог during, обладающий способностью раскрывать свою семантическую сущность без помощи контекста.

Кроме during, который для современного языкового сознания уже потерял свою генетическую связь с причастием I, к этой же группе предлогов следует отнести единицы, чьё вербальное происхождение продолжает ощущаться и в настоящее время: concerning, considering, regarding.

Таким образом, следует еще раз подчеркнуть, что предлоги не представляют собой лексически пустых единиц и что наряду со своей связующей функцией обладают самостоятельным семантическим содержанием. Существование предлогов с неуловимым лексическим значением не опровергает сказанного, а скорее свидетельствует о нашем неумении выделять абстрактную понятийную соотнесенность.

Библиографический список

  1. Амосова Н.Н. Основы английской фразеологии. Л.: Изд-во ЛГУ,1963, С. 20, 27, 37.

  2. Амосова Н.Н. Английская контекстология. Л.: Изд-во ЛГУ, 1968, С. 35.

  3. Апресян Ю.Д. Современные методы изучения значений и некоторые проблемы структурной лингвистики // Проблемы структурной линrвистики. М., 1963, С. 102–149.

  4. Апресян Ю.Д. Принципы семантического описания единиц языка // Семантика и представление знаний. Тарту: Изд-во Тарт. ГУ, 1980. Вып. 519. С. 3–24.

  5. Апресян Ю.Д. Отечественная теоретическая семантика в конце ХХ столетия // Известия АН. Сер. литературы и языка. 1999. Т. 58. №4. С. 39–53.

  6. Бурлакова В.В. К вопросу о лексическом значении предлога. В сб.: Исследования по английской филологии. Л.: Изд-во ЛГУ, 1971. С. 177–188.

  7. Бирюков Б.В. О взглядах Г. Фреге на роль знаков и исчисления в познании. В сб.: Логическая структура научного знания. М., 1965, с. 91–109.

  8. Виноградов В.В. Основные типы лексических значений слова // Вопросы языкознания.1953. №5. С. 12.

  9. Горский Д.П. Проблема значения (смысла) знаковых выражений как проблема их понимания // Логическая семантика и модальная логика. М. 1967. С. 54–82.

  10. Ельмслев Л. Пролегомены к теории языка // Новое в лингвистике. М. Вып. 1. 1960. С. 303–304.

11. Жирмунский И.М. О границах слова // Морфологическая структура в языках различных типов. М.-Л., 1963. С. 8.

12. Иванов В.В. Роль семиотики в кибернетическом исследовании человека и коллектива

// Логическая структура научного знания. М. 1965. С. 75.

13. Иванова И.П. Основные функциональные типы сложных существительных в английском языке: сб. докл. Республик. конф. по вопросам германской, романской и классической филологии. Вильнюс. 1968. С. 22.

14. Ильиш Б.А. Значение предлогов в современном английском языке: уч. записки ЛГПИ им. А.И. Герцена. Т. 157. 1958. С. 3–13.

15. Овсянико-Куликовский Д.Н. Руководство к изучению синтаксиса русского языка. Модальная логика. М. 1967. С. 3-48.

16. Смирнова Е.Д., Таванец П.В. Семантика в логике // Логическая семантика и модальная логика. М. 1967. С. 3-48.

17. Смирницкий А.И. Морфология английского языка. М.: Изд-во лит. на иностр. Яз, 1959, С. 362.

18. Стеблин-Каменский М.И. О предлоге и предложном словосочетании (на материале

норвежского языка) // Тр. ин-та языкознания АН СССР. Т. 9. 1959. С. 237–256.

19. Фортунатов Ф. Ф. Избранные труды. М. 1956. С. 170.

20. Швейцер А.Д. Очерк современного английского языка в США. М.: Высш. шк., 1963. С. 136.

21. Ярцева В.Н. Исторический синтаксис английского языка. М.-Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1961. С. 293.

22. Ярцева В.Н. Историческая морфология английского языка. М.: Изд-во Академии наук СССР, 1960. С. 123-124.

23. Chomsky N. Aspects of the thеоrу of syntax. N. У., 1965, р. 220.

24. Ilуish B.A. The Structure оf Modern English. M.-L., 1965, р. 155.

25. Jаkоbsоn R. Beitrag zur allgemeinen Kasuslehre­-Traveaux du Cercle lingulstique de Prague, 1936, Nr 6, S. 244, 252, 253.

26. Mc. Carthy M., O’Dell F. English Vocabulary in Use. Cambridge: Cambr. Univ. Press, 1994. 296 p.

27. Оgdеn C., Riсhаrds I. The Meaning оf Meaning. N. Y., 1927.

28. Russеl B. Аn inquiry into meaning and truth. London: Penguin Books, 1963. 333 p.

1 Воронкина Наталья Анатольевна, старший преподаватель кафедры иностранных языков для гуманитарных специальностей; e-mail: levi61@mail.,ru

Voronkina Nataliya, a senior lecturer of the Department of Foreign Languages for Humanities Specialties of the National Research Irkutsk State Technical University. E-mail: levi61@mail.,ru





Скачать 178,96 Kb.
оставить комментарий
Дата16.09.2011
Размер178,96 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх