Автореферат диссертации на соискание ученой степени icon

Автореферат диссертации на соискание ученой степени


Смотрите также:
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук. М., 2000...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание учёной степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4
скачать

На правах рукописи




БАРАНОВ Олег Вячеславович




ГИДРОТОПОНИМЫ В СИСТЕМЕ ИСКУССТВЕННЫХ

ОПОЗНОВАТЕЛЬНЫХ ЕДИНИЦ ЯЗЫКА И РЕЧИ


(На материале современного английского языка)


Специальность: 10.02.04 – германские языки


АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Москва – 2006


Работа выполнена на кафедре теории и практики преподавания

иностранных языков факультета европейских языков

Московского государственного открытого педагогического

университета имени М.А.Шолохова



^ Научный руководитель –

доктор филологических наук

Лариса Константиновна Свиридова






^

Официальные оппоненты –


доктор филологических наук,

профессор Елена Георгиевна Князева


кандидат филологических наук,

профессор Нина Александровна Мыльцева




Ведущая организация –


Коломенский государственный педагогический институт



Защита диссертации состоится «26» декабря 2006 г. в 14 часов на заседании диссертационного Совета К 212.136.02 по защите диссертаций на соискание учёной степени кандидата филологических наук при Московском государственном открытом педагогическом университете имени М.А.Шолохова по адресу: 109391, Москва, Рязанский проспект, дом 9

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МГОПУ им. М.А. Шолохова


Автореферат разослан «24» ноября 2006 г.


^
Ученый секретарь
диссертационного совета

кандидат исторических наук,

профессор А.С. Калякин




Реферируемое исследование посвящено анализу относительно открытой системы искусственно созданных языковых знаков, какой является группа гидротопонимов, функционирующая внутри системы топонимов. Эта система используется для обозначения конкретно названной акватории как точки или линии в водном пространстве и служит цели, которая позволяет человеку ориентироваться на местности в пределах водного резервуара. В курсе общего языкознания топонимы рассматриваются как та часть языковых знаков, которая входит в более широкую сферу так называемых «искусственных зна-ков-наименований». Эта общая сфера распадается, с одной стороны, на антро-понимы, или ономастические единицы, служащие для называния одушевлен-ных существ (людей и животных), а с другой стороны, - на топонимы или про-странственные индикаторы, служащие для обозначения конкретно названной географической точки, разделяясь при этом на земнотопонимы, гидротопо-нимы и астротопонимы (И.Г. Кошевая. Уровни языкового абстрагирования.-Киев,1973- С.176). Особенностью этих знаков является исходно договорной характер их введения в язык, когда общество как бы устанавливает «конвен-цию» для их называния и только после этого они попадают в речь. (Хотя само наименование может относиться к настолько отдаленной эпохе, что нужен специальный этимологический анализ для его понимания).Топонимы, можно сказать, представляют собой единственную систему языковых знаков, которая связана с пространственной характеристикой местности и, видимо, именно поэтому с незапамятных времен не перестает интересовать языковедов.То-понимы как конкретные выразители пространства неоднократно привлекали к себе внимание исследователей и описывались, по сути, всеми лингвистами - как теоретиками, так и практиками.Однако принципы описания и сам подход к анализу этих специфичных единиц вокабуляра как правило были весьма односторонними, что объясняется ограниченностью их исследования главным образом сферой языка, без выхода в речь. Поэтому раскрытие причин сочетае-мости обычно оставалось за рамками анализа. Такой подход характерен для большинства теоретических грамматик современного английского языка как у зарубежных ученых (см. М. Дойчбатн и О. Есперсен и Г. Свит и др.), так и у отечественных ученых (см. теорграмматика, авторами которых являются Б.А. Ильиш, И.П. Иванова и др.). Следует отметить, что на практическом уровне – в учебниках и учебных пособиях топонимы объясняются главным образом в языком плане, где фиксируется их возможность или невозможность сочетае-мости с артиклем. (Например, в «Грамматике английского языка» М. Ганши-ной и Н. Василевской). При этом причины этой сочетаемости или ее отсут-ствия в топонимах никак не объясняются. Перечисляется только огромное количество так называемых «исключений», которые необходимо заучивать на память без всяких объяснений (С.В. Перкас, И.Г. Табинова и др.).

В основе данной диссертации лежит концепция доктора филологических наук Л.К. Свиридовой о грамматической связи конкретно-пространственных ориентиров в языке и, главное, в речи. Согласно этой концепции в языке существует категория пространственной ориентации, определяемая действием закона качественного пространственного единства. Эта категория в речи начинает функционировать на основе другого закона, а именно закона качест-венного пространственного тождества (Свиридова Л.К. Грамматические связи в некоторых конкретно-пространственных существительных в языке и в речи (на материале современного английского языка): Дис. … кандид. филол. наук. – М.,1998. – 131 с.).

Исходя из общих закономерностей формирования и функционирования топонимов, сформулированных Л.К. Свиридовой, мы сделали попытку пос-мотреть на возможность их воспроизведения в такой частной сфере топони-мических единиц, какой являются гидротопонимы.Оказалось, что наложение исходных положений на эту сферу дает существенные сдвиги, которые гово-рят о том, что полная и абсолютная идентификация исходных положений не-возможна. Непосредственная трансформация общеограничительного значения в сфере гидротопонимов не работает. Происходит это несовпадение, на наш взгляд, из-за существенных сдвигов в репрезентации водных акваторий, где имеет место не только плоскостной план пространственного ограничения, но и линейный. По существу, любой водный бассейн оказывается результатом впадающих в него гидроартерий, чего не наблюдается в земнотопонимах и что, по-видимому, не может быть свойственно астротопонимам (хотя сфера последних в отдельном исследовании пока еще не проведена).

Актуальность темы исследования определяется связью топонима с фактором пространственной выделимости объекта, а именно в выяснении во-проса о том, как языковые знаки в их речевом развитии определяются объек-тивными, то есть независящими от нас пространственными отношениями.

Этот вопрос неразрывно связан с проблемой языкового отражения и потому включает в себя исследование следующих аспектов современного языкознания: 1.Разделения языковой материи на язык и речь при формирова-нии речевых ситуаций. 2. Создание художественного пространства в рамках авторского произведения.3.Пространственную лимитацию языковых катего-рий в их речевом функционировании.4. Характер языковой и речевой ориента-ции человека в пространстве.

Из этой актуальной проблемы, которой сейчас занимается лингвистика, мы останавливаемся на всех пунктах, кроме второго, так как анализ худо-жественного пространства в силу его субъективности является объектом дру-гого самостоятельного исследования.

Объектом исследования является проблема пространственной лимита-ции как одного из наиболее широких лингвистических явлений, охватываю-щих язык в целом и находящих разноуровневые формы своей речевой выра-женности.

Предметом исследования выступает класс гидротопонимов, являющих-ся средством репрезентации пространственного ограничения в пределах вод-ной дислокации, имеющей характер расширения и сужения своих границ в объемноплоскостном и линейном представлении.

Гипотезой исследования мы считаем положение о плоскостной и линейной природе гидротопонимов как системе средств гидропространствен-ной ориентации, синтаксическая сочетаемость которых зависит от простран-ственного, сущностного или квалификационного характера гидротопонима, а грамматические особенности определяются неравнозначностью восприятия гидропространства. При этом наблюдается процесс семантического поглоще-ния менее узкого пространства более объемным, при котором фиксация гидро-ориентира определяется на уровне языка действием закона гидропростран-ственного единства, а на уровне речи действием закона гидропростран-ственного равновесия.

В связи с этим исследование ведется по принципу оппозиции «земля (суша) - вода», когда в самом нахождении ядерного значения «вода» выделя-ются разноуровневые и равноуровневые понятия.

Как известно, пространство и время являются основными формами су-ществования материи. Не случайно крупнейшие лингвисты такие, как Ш. Бал-ли, А. Мейе, О. Есперсен, Б.А. Ильиш, И.Г. Кошевая, Л.Л. Нелюбин и др. неоднократно утверждали, что пространство является не только важнейшим, но и одним из самых необходимых факторов ориентации человека.

В ходе данного исследования нами выделен класс топонимов как одних из наиболее конкретизированных форм, входящих в общую систему аксиоло-гических средств. Внутри этой системы топонимы распадаются на три относи-тельно автономные группы со своими лексическими и грамматическими особенностями. К этим группам относятся земнотопонимы (или собственно топонимы), гидротопонимы (или воднотопонимы) и астротопонимы. При этом создается в принципе тройственная система отношений

Согласно определению В. Гумбольдта в таких случаях имеет место так называемое «царство смысла», которое диктуется не самим объектом действи-тельности и не названием этого объекта, а тем значением, которое лежит в основе названия и восходит к объекту.

Поэтому не случайно такая часть аксиологии, как топонимика в настоя-щее время становится объектом самого пристального внимания лингвистов и даже получила «права гражданства». Однако, как отмечают исследователи, топонимика все еще остается «вещью в себе», поскольку до сих пор не опреде-лены основные закономерности формирования таких аспектов топонимики, как грамматический, лексический и, в какой-то мере, даже фонетический аспект. И в еще меньшей степени выявлены особенности ее функционирова-ния в речи (Л.К.Свиридова. Грамматические связи некоторых конкретно-про-странственных существительных в языке и в речи (на материале современного английского языка).АД, М.,1998.–С.5). Поэтому предложенное Ф.де Соссюром разделение языкового материала на язык и речь, сделало первоочередной задачей языкознания необходимость детализированного исследования каждой из топонимических групп. Ведь топоним – это одна из тех наиболее частот-ных языковых единиц, связанных с пространственной ориентацией человека, которая отличается от других словарных единиц вокабуляра. В то же время анализ средств, с помощью которых в языке происходит отражение пространства, весьма уникален. Его особенность состоит в том, что отражение пространства в классе топонимов является как бы непосредственным. Известно, что язык характеризуется незеркальным отражением, в силу чего язык образует так называемую изоморфную систему языковых знаков, реализация которой осуществляется в каждом языке согласно принципам его функционирования. В классе топонимов эта универсальность языкового отражения явно нарушается, поскольку топонимы, непосредственно называя пространственные ориентиры, как бы выпадают из процесса триады языкового отражения. В топонимах можно говорить о диаде языкового отражения:

название



объект

Следовательно при такой диаде название, совмещаясь со значением, как бы непосредственно налагается на объект. Но пространство, в силу своей мно-госторонности, не может найти в языке однозначное выражение.

Выше мы отмечали, что изучением пространства занимались, по сущест-ву, все крупнейшие отечественные и зарубежные лингвисты. Их исследования убедительно показали, что в языке отражение пространства является в высшей степени многомерным. Оно включает в себя формы наиболее абстрактные (такие как лимитаторы) и формы наиболее конкретные (какими выступают все топонимы).

Цель и задачи исследования. Целью данного исследования является описание на уровне языка и выявление на уровне речи пространственных единиц, наделенных значением водных ориентиров (в сопоставлении с другими искусственными знаками языка).

Из поставленной цели вытекают следующие задачи:

1. Провести классификацию средств, с помощью которых оказывается возможным на уровне языка фиксирование гидропространственных указате-лей, а на уровне речи объединение гидротопонимов в словосочетания, переда-ющие такие гидропространственные дислокации, как: а) акваториальный бас-сейн, выступающий своего рода относительно замкнутым водным простран-ством; б) акваториальная линия как двусторонне замкнутое водное про-странство.

2. Установить иерархические связи, в силу которых оказывается возможным выделение доминантного положения одного из гидротопонимов, по отношению к которому определяется принцип речевой центробежности или речевой центростремительности остальных гидротопонимических единиц.

3. Выявить грамматические особенности гидротопонимов по отношению к следующим двум типам топонимических единиц – земнотопонимам и астро-топонимам, раскрыв по возможности те семантические закономерности, кото-рые на поверхностном уровне определяют закономерности их грамматической сочетаемости с различными видами артикля вплоть до его опущения.

Теоретическое значение исследования заключается в следующем.

В диссертации гидротопонимический знак рассматривается: во-первых, как искусственное наименование, во-вторых, как гидропространственная со-отнесенность наименования с определенным участком водной акватории, приближенным или отдаленным от говорящего, в-третьих, как система много-ярусных, зависимых друг от друга гидропространственных форм и отношений, в-четвертых, как гидротопонимическое наименование, связанное с фактором сужающегося представления о пространстве (то есть с той информацией о про-странстве, которая последовательно вводится в сознание коммуникантов) и частично существует уже в его сознании как пресуппозиция.

В ходе исследования классификация гидротопонимических наименова-ний проводится с учетом принципа их равноуровневого или разноуровневого соотнесения, в связи с чем наблюдается действие или принципа гидропро-странственного равенства или принципа гидропространственной диффе-ренциации.

Наша классификация гидротопонимов осуществлятся по схеме бинарной оппозиции: «земля-вода», исключающей сферу небесной топонимики, по-скольку, как отмечают исследователи, космическая номенклатура наимено-ваний (или иначе астротопонимы) из-за ее научной направленности имеет характер, близкий к терминологической системе, а не к системе повседневно употребительной общеязыковой лексики.

В ходе исследования гидротопонимов нами рассматривается роль марки-рованности, с одной стороны, на уровне языка, а с другой стороны, на уровне речи.

На уровне языка эта маркированность связана с существующей номен-клатурной системой искусственно созданных знаков – наименований, служа-щих для называний акваторий от максимально объемных (таких, как океаны) до минимальных (таких, как озера, заливы и т.д.).

Поэтому в языке при фиксации объекта гидропространственной едини-цей действует закон качественного пространственного единства. Он объеди-няет все гидротопонимы как языковые единицы с общим для них качеством – выражать гидропространственное значение.

В речи процесс гидропространственной ориентации реализуется на осно-ве действия другого закона, а именно закона качественного пространствен-ного тождества. Здесь соотносимость гидротопонима с местом его геогра-фического нахождения должна приводить к тождеству, то есть к однознач-ности понимания гидротопонима и того местонахождения, которое занимает называемый им объект на географической карте мира. Последнее, будучи ос-нованным на пресуппозиции, достигается путем инклюзивного введения одно-го гидротопонима в систему других топонимических знаков.

Оба эти закона формируют категорию гидропространственной ориен-тации, которая выражает себя в трехъярусной пирамиде пространственной конкретизации.Основу этой пирамиды составляет лексический пласт гидрото-понимов как система языковых единиц, без которой невозможна ориентация человека на местности. Эта система в своей искусственной сущности функци-онирует в речи как любое языковое слово. Но она имеет две отличительные черты.

Во-первых, она основана на пресуппозиции как на определенном мини-муме заранее известной человеку информации (типа: ^ Волга – река, проте-кающая в России).

Во-вторых, в речи эта система требует постоянного соотнесения с други-ми близлежащими и отдаленными от человека географическими объектами, которые уточняют дислокацию того объекта, о котором идет речь (типа: Волга впадает в Каспийское море).

Схема 4



^ Речевые формы соотнесения

пресуппозиции и лексической

единицы (гидротопонима) с

Тож- целью тождественного пред-

речь дество ставления о его географичес-

нахожде- ком положении в плане уда-

ния на мест- лености, совмещении или

ности приближенности к говоряще-

му

_______________ -------------------------------------------------------------------------

Вся система лексических

язык Лексический единиц как тех искусствен-

состав ных знаков, которая покры-

гидротопонима вает мировую акваторию

_____________________ ------------------------------------------------------------------

созна- Пресуппозиция Как изначальные знания, на

ние которые, расширяясь, накла-

дываются все новые сведения

Формой данной категории на уровне языка является весь класс гидро-топонимов. Содержанием же категории гидропространственной ориентации на этом уровне является разделение гидротопонимов на те подклассы, которые носят инклюзивно включающийся друг в друга, но объемно различный харак-тер.

На уровне речи формой категории гидропространственной ориентации являются различные сочетаемостные модели, в которых используется гидрото-поним. Содержанием же этой категории является синтез того, что имеется в пресуппозиции у каждого говорящего со значением, соотносящейся с гидрото-понимом какой-то другой точки – совмещенной, удаленной или приближенной к говорящему.

Исходным и ведущим положением анализа является следующее: гидро-топонимы в языке выступают средством передачи значения гидропростран-ственной выделительности. В речи это значение дополняется еще значением заранее оговоренного пространства, причем именно последнее значение основано на пресуппозиции. Степень такой пресуппозиции определяет размер гидропространственной конкретизации объекта.

Научная новизна исследования заключается в следующем.

Впервые система средств конкретно гидропространственной ориентации проведена в оппозиции двух уровней:

« + » « - »

уровень языка уровень речи

Впервые анализ гидротопонимических единиц основан на категории гидропространственной ориентации, форма и содержание которой имеют раз-личную наполняемость в языке и в речи.

Впервые гидропространственная оппозиция «земля – вода» раскрыта в плане их соотносимости с астротопонимом «земля».

Впервые по отношению к гидротопониму «вода» выделяются разноу-ровневые и равноуровневые отношения, строящиеся на использовании прин-ципа соотнесения от максимального гидропространства к минимальному гид-ропространству, при котором наблюдается факт семантического поглощения более узкого значения более широким, включающим в себя сему дополни-тельной гидропространственной локализации.

Впервые сочетаемость гидротопонимов с артиклем определяется в зави-симости от характера гидротопонима: пространственного, квалификационного или сущностного.

Впервые при рассмотрении грамматической особенности гидротопо-нимов введены принципы:1)принцип неравнозначности восприятия гидропро-странства (связанного с понятием пространственной статичности и простран-ственной динамики);2) принцип гидрооткрытости, с одной стороны, и гидро-замкнутости односторонней, двусторонней, трехсторонней или всесторонней, - с другой стороны.

Впервые раскрыто различие в значении уникальности, присущей гидро-топонимам и отличающее их от земнотопонимов и от астротопонимов. В результате этого значения уникальности наблюдается различная граммати-ческая оформленность гидротопонимов в языке и различная вариативность их употребления в речи.

Впервые выявлен принцип гидропространственной пресуппозиции, который проявляет себя на речевом уровне и позволяет по-иному раскрывать значение существительного с гидропространственным значением.

Впервые на основе выдвинутых положений были объяснены причины отсутствия определенного артикля в ряде синтаксических сочетаний совре-менного английского языка.

На защиту выносятся следующие положения: Во-первых, сформули-рованное нами в виде закона гидропространственного единства положение о том, что на уровне языка гидротопонимы отмечены общей для них константой водной ориентации (или гидролокальности –“CHL”); Во-вторых, сформули-рованное нами в виде закона гидропространственного тождества положение о том, что на уровне речи гидротопоним и его синтаксическая сочетаемость используются для преодоления неравнозначности восприятия гидропростран-ственных отрезков общего акваториального фонда

планета Земля

Методы исследования.

В диссертации при анализе гидротопонимов были применены следующие методы: метод комплексного анализа, метод контрастивного анализа, метод лингвистического описания, метод квантитативного анализа и др. Каждый из них позволил провести последовательное исследование большого фактичес-кого материала, результатом чего явилась специализированная картотека, сос-тавленная методом сплошной выписки примеров из более, чем 10000 страниц английских и американских источников:1.Художественной литературы.2.Пе-риодики. 3. Географических пособий и справочников. Материалом для иссле-дования послужили географические справочники и словари, в первую очередь, «Англо-русский и русско-английский словарь географических названий» (-М.: Рус. яз., 1994), а также монографии, статьи и журналы английских и американских географических обществ и книги художественной литературы.

Практическая ценность исследования.

Результаты данного исследования могут быть применены в процессе обучения конкретным пространственным репрезентаторам в языке и речи. Благодаря их исключительно высокой частотности употребления в речи возрастает необходимость в знании основных закономерностей их формирова-ния в языке, а их функционирование в речи является необходимым условием подготовки грамотного специалиста.

Материал исследования может быть использован для написания курсо-вых и дипломных работ, на семинарских и практических занятиях по курсам «Лексикологии», «Теоретической грамматики», «Истории языка», «Граммати-ки речи».

Структура диссертации.

Данная диссертация состоит из введения, двух глав с выводами к каж-дой из них, заключения и списка использованной литературы и первоисточ-ников.

Во Введении раскрывается актуальность выбора темы, высказывается отношение к имеющим место точкам зрения на сущность топонимических знаков, формулируется гипотеза исследования, описывается объект и предмет анализа, раскрывается ее теоретическая значимость, новизна, практическое значение, перечисляются методы анализа.

Глава I «К вопросу о сущности гидротопонимов», в которой описываются общие параметры поля пространственной ориентации, формули-руются требования, предъявляемые к составлению языкового атласа географи-ческих наименований и высказываются соображения о причинах и трудностях его создания, которые исходят, на наш взгляд, из недифференцированного разделения топонимов на два уровня: уровень их фиксации в языке и уровень их функционирования в речи. Раскрывается смысловая наполняемость гидро-топонимов в речи, определяется место гидротопонимов в общепростран-ственной классификации и проводится систематизация гидротопонимов на уровне языка и речи, при которой выводится семантическое ядро поля пространственных отношений и константа локальности.

Глава II «Система топонимических единиц современного английского языка» исследует как пространственную, так и связанную с ней социальную систему уникальной выделимости с целью определить общие и дифференциальные признаки, объединяющие, с одной стороны, все топоними-ческие единицы в один общий класс, а с другой стороны, выделяющие гидро-топонимы в отдельную классификационную рубрику.

В Заключении подводится общий итог проведенного исследования. Диссертация завершается Списком использованной литературы и первоис-точников, на основе которых был осуществлен анализ гидротопонимов.


^ Основное содержание работы

Отражение пространственных связей в силу их многомерности вытекает из многомерности их представления, благодаря чему языковые структуры объединяют в себе лексические (типа: река, земля, протоки, верховья, устье, дельта и т.д.) и грамматические (то есть и морфологические, и синтакси-ческие, типа: upstream, down water, etc), а в ряде случаев и лексико-граммати-ческие единицы (типа: the waves of the ocean, etc.), являющиеся репрезента-торами общепространственных связей.

Существующие в языке слова общепространственного значения также разделяются на три категории:

1 2 3

Имена существительные Имена существительные Имена существительные

нарицательные с обще- нарицательные с обще- нарицательные с общим

пространственным зна- пространственным зна- значением «космос», типа:

чением «суша», типа: чением «вода», типа: star, constellation, etc.

town, land, world, etc. river, ocean, spring, etc.

В речи список этих репрезентаторов значительно расширяется, поскольку, с одной стороны, они начинают сочетаться с топонимами.

Так появляются следующие словосочетания:

1 2 3

Словосочетание с про- Словосочетание с про- Словосочетание с про-

странственным значе- странственным значе- странственным значе-

нием «суша», типа: нием «вода», типа: нием «космос», типа:

Dead valley, the town of The river of Dnieper, the The constellation of Running

Bristol, etc. Strait of Dover, etc. Dogs, The planet of Venus, etc.


Но, с другой стороны, именно в речи многие нарицательные имена существительные, являющиеся изначально выразителями общепространствен-ного значения, могут утрачивать эту пространственную функцию. При этом, однако, они сочетают в себе это пространственное значение: 1) то ли с социальным (ср.,например, star как существительное с общепространственным значением и the star of the scene – звезда сцены как социальное явление); 2) то ли с психологическим (ср., например, river – как существительное с общепро-странственным значением и the river of suspicion как психологическое); 3) то ли с эмоциональным значением (ср., например, ocean как существительное с общепространственным значением и the ocean of emotions, где явно виден переход этого значения в эмоциональное или the storm of applause).

В связи с этим поле пространственных отношений неоднозначно. Если исходным в отражении пространства будем считать нарицательные существи-тельные с общепространственным значением, то следующими за ними - соче-тания этих существительных с топонимическими единицами.

Третьим пластом следует считать одиночные топонимы, то есть слова-наименования, соотносящие наше представление с определенной географи-ческой точкой и выражающие эту точку путем ее конкретного называния именем собственным.


1 2 3

Земнотопонимы, то есть Гидротопонимы, то есть Астротопонимы то есть

топонимы с точно про- топонимы с точно про- топонимы с точно про-

странственным называ- странственым называни- странственным называ-

нием «суша», типа: ем «вода», типа: нием «космос», типа:

Europe, Asia, Germany, The Thames, The Baltic, Venus, Sun, Moon, etc.

London, etc. The Pacific, etc.

Таким образом, поле пространственной ориентации можно по степени приобретения все большей конкретизации представить следующим обра-зом:1.Общепространственное значение.2.Сочетание слов с обобщенно-про-странственным значением со словом-называнием определенно закрепленной за ним пространственной точки.3.Слов с закрепленной за ним точно простран-ственной дислокации определенного географического объекта.

Однако общие параметры пространственной ориентации, очерченные четко в языке, начинают существенно сдвигаться, расширяться и трансформи-роваться в речи. Ученые, занимающиеся пространственной характеристикой языка и речи (такие как Э.Косериу и ряд таких видных представителей лингвистики, как С.Карцевский, Б.де Куртенэ и др.), справедливо отмечали необходимость создания своего рода атласа непосредственно языковых единиц пространственного значения. В основу создания такого атласа географических наименований хотели положить в первую очередь выявление структурных единиц языка, не отмеченных какой бы то ни было ущербностью (в нашем случае это значит – не имеющих пространственной «ущербности»), то есть способных выражать пространственную локализацию объекта и выступать в виде пространственного эталона для установления его местонахождения.Тем не менее, попытки создания такого атласа не увенча-лись успехом.Объясняется это не тем, что пространственные единицы должны были бы в таком атласе выступать компонентом категории пространствен-ных отношений. Эта функция за ними, безусловно, сохраняется. Однако ни Э.Косериу, ни Б.де Куртенэ не предлагали при таком подходе учитывать различия, имеющиеся между языком и речью. А при таком упущении атлас непосредственно языковых единиц пространственного значения был бы равным любому географическому справочнику. Он был бы идентичен для двух уровней: и для уровня языка и для уровня речи. Если атлас географических наименований механически перенести на язык и речь, то мы просто соединим оба уровня, не приняв во внимание специфику законов языкового отражения, с одной стороны, и речевого функционирования, с другой стороны. А это значит, что с самого начала дадим неправильный исходный импульс, который приведет к неверным выводам.

В настоящее время установлено, что фиксация пространственных коор-динат относительно местоположения объекта требует не только наименования определенной географической точки в ее языковой оформленности, то есть в морфологической маркированности, синтаксической сочетаемости и т.п. По мнению исследователей, это, собственно, и составляет сущность языкового аспекта.

Речевой же аспект обязательно подключает в этот перечень еще ряд сугубо коммуникативных моментов. К их числу Р.У. Мацаева отно-сит:1.Говорящего, наименовывающего объект. 2.Угол, определяющий про-странственную дистанцию, образованную между говорящими объектом. 3. Ли-нию, характеризующую направленность движения мысли: «от объекта» или «к объекту» (Структурно-функциональные особенности топонимов в современ-ном английском языке: Дис. … канд. филол.наук. М., 1994. –137 с.).

Мы полагаем, что в этих трех предложенных моментах наблюдается некоторый перегиб. Ведь ни один географический справочник или атлас не может установить угол, существующий между говорящим и пространственно фиксированной точкой на суше, в космосе или в водной стихии. Говорящий находится в состоянии постоянного движения и перемещения. Совершенно очевидно, что для установления такой фиксированной точки необходимы не угол и линия, а какие-то общие положения, которыми говорящий мог бы пользоваться в речи. Нельзя забывать, что вопрос пространственной ориентации в языке связан со спецификой процесса отражения, а не с фактом физического установления точных пространственных координат с помощью специальных технических средств. Таким образом, одно наименование само по себе еще не дает зацикленности в восприятии объекта на местности, типа: Some distance below the hairpin curve, the River Don comes to within 45 miles of the Volga.

Зацикленность в восприятии осуществляется только в случае простран-ственного соотнесения объекта с другими объектами и говорящим. Выражение направленности переводит, как отмечалось, план восприятия из статичного в динамичный. В связи с этим создается естественная «многоярусность» выражения и восприятия каждой конкретно наименованной пространственной единицы. А это означает, что пространственные наименования, в том числе, естественно, и гидропространственные, даются людьми, и поэтому в речи они не существуют сами по себе, хотя в языке они зависят в известной мере от воли людей, а потому могут появляться и исчезать. Например: «Днепр по-гречески именовался Борисфен, Дон – Танаис, Днестр – Тирас и т.д. Однако эти наименования были известны только в пределах античного мира. Они не получили своего распространения у племен, населявших южно-русские степи» (Кошевая И.Г.Типологическая фонетика как аспект общечеловеческой культуры. Человек в зеркале языка. Вопросы теории и практики./Сб., посвященный памяти Ивана Ивановича Мещанинова/Отв.ред: д.ф.н.,академик РАЕН А.П.Юдакин.-Кн.2.:РАН Институт языкознания. -М.,2005. - С. 281).

В связи с этим знание таких наименований определяется, как известно, первоначальной договоренностью, а местоположение же такого наименования связано с фактором сужающегося пространства, знание о котором последова-тельно вводится в наше сознание. Поэтому в топонимах (и в гидротопонимах, естественно, тоже) мы наблюдаем договорной характер их образования.

Введение же того или другого гидротопонима в речь связано с опреде-лением его географического положения по отношению к другому объекту или другим объектам, уже известным коммуникантам. Например:As the Gulf Stream continues north along the eastern of the United States, it takes a slight turn around the Carolinas and heads to the northeast. Soon it comes in contact with the waters of another great ocean river called the Labrador Current. (Boris Arnov, Jr., and Helen Mather-Smith Mindlin. Wonders of the Deep Sea, 2003. – P. 29).

Итак, определение местонахождения гидротопонима в речевой коммуни-кации идет не через нахождение пространственного угла, а через соотношение пространственных объектов, один из которых является известным, а другой становится известным благодаря соотношению с ним.

Функционирование гидропространственных названий в речи носит прин-ципиально иной характер, чем их фиксирование в языке, так как в рассмотре-ние включается несколько взаимосвязанных факторов. К их числу следует от-нести следующие: 1.Констатация объекта по его наименованию без указания географической точки его местонахождения.2.Описание объекта по его общим характеристикам.3.Описание объекта по его соположению с другими географическими объектами.4.Описание объекта по его отношению к сопричастной с ним личности.5.Описание должно быть по возможности дополнено историческими справками о гидротопониме.

Как показывает исследование, сочетание этих пяти взаимосвязанных моментов должно быть дополнено необходимостью описания и представления объекта в рамках постоянно меняющейся речевой ситуации, позволяющей дать относительно точную регистрацию языковых единиц гидропростран-ственного значения. Например: It is not difficult for a boat captain to tell when he is in this great current, for the waters of the Gulf Stream are a deep, indigo blue, and warmer than the surrounding waters. Besides this, the Gulf Stream flows fast enough through the ocean so that ripples are often seen along its edges. Also, when it passes through cool regions, its warm waters may steam as its surface area is chilled by the cold air above it (Там же. - С. 28).

В ходе анализа мы попытались вывести наиболее приближенную к действительности схему взаиморасположения гидротопонимов в языке и в речи на основе описанных выше принципов. При этом в языке нами были отмечены два таких основополагающих момента, как:1.Наименование объекта в плане его языковой фиксации земнотопонимом. 2. Местоположение объекта в плане его истинного, то есть глобально географического нахождения.

В речи основополагающими мы считали следующие моменты:1.Момент соотнесения с другим объектом или другими объектами, по принципу которых определяется местоположение объекта. 2. Момент выделения фиксированной точки в пределах речевой ситуации, на основе которой реализуется представ-ление об объекте в смысле его удаленности, совмещенности или приближен-ности к исходно фиксированному объекту, которым, естественно, может выступать и сам говорящий. Следовательно, в языке гидротопонимы, давая наименование объекту гидропространственного характера и называя его местонахождение, реализуют себя на основе закона гидропространственного единства. Этот закон объединяет все гидротопонимы в единый класс водных ориентиров в пределах имеющихся на планете водных резервуаров, где каждый гидрообъект является частью единого Мирового океана.

В речи гидротопоним, определяя местонахождение выделяемого им гидрообъекта по принципу его соотнесения с другим названным объектом (то ли в зависимости от местоположения последнего, то ли по его пространствен-ной дислокации, приближенной к нему или удаленной от него), реализует закон гидропространственного тождества, когда оба объекта должны быть тождественны тому географическому положению, которое определяется в си-лу их фиксированной взаимозависимости.

Нами выделяются два принципиально различных, но внутренне взаимосвязанных вида выразителей константы пространственных отношений (Сloc ): 1.Топонимы. 2. Адвербиалии.

Все словарные единицы, которые выражают пространственное значение, входят в поле общепространственной ориентации. Константным (то есть неиз-менным) значением этого поля и является само значение пространственного ориентира на местности.

Наиболее ярко константа пространственной ориентации или иначе константа локатива ( Сloc ) передается топонимами, которые распадаются на три внутренне взаимосвязанные класса.

Что касается второго вида пространственных выразителей, а именно адвербиалиев, то они также, по утвердившейся в науке классификации, вклю-чают в себя в основном четыре группы:1.Наречные элементы, выступающие как единицы вокабуляра, наиболее сохраняющие свой лексический характер, типа: here, there, up, behind, etc.2.Предлоги, также представляющие собой единицы словаря, близкие по своей лексической целостности к наречным эле-ментам, но выполняющие явно служебную функцию, типа: in, out, for, with, etc.3. Послеслоги, сохраняющие в языке статус раздельнооформленности и способности мигрировать в пределах предложения, но зависящие от глагола и семантически влияющие на его лексическое значение, типа: to come in, to put through, to run quickly out, etc.4. Приставки как грамматизованные и утратившие какую бы то ни было самостоятельность, а в связи с этим выполняющие явно служебную функцию в рамках таких частей речи, как существительное, глагол, прилагательное, типа: income, tobecome, outcome, withdraw, etc.

Положение этих групп, как показал проведенный нами анализ языковых фактов, в общем поле пространственных отношений не одинаково и зависит от степени конкретизации пространственного фактора, заключенного в каждой из групп. Естественно, что ядро семантического поля выражает константу локативности в ее максимально абстрактном виде. Периферия же данного поля, напротив, передает ее в максимально конкретизированном виде.

Гидротопонимы по степени пространственной конкретизации занимают шестое место в общей шкале пространственной дислокации после адвербиа-лиев и между астротопонимами и земнотопонимами. Это расположение в сфере топонимов, конечно, условно и основывается на большой употребитель-ности земнотопонимов и относительной мало представленной и мало разработанной классификации астротопонимов. В речи имеет место, как отмечают исследователи, их обязательный функциональный симбиоз, хотя сам факт этого симбиоза обычно только декларировался, но нигде не подвергался анализу.

Переходя к классификации гидротопонимических единиц, мы считаем нужным сказать о нашем отношении к предложенному рядом лингвистов разделению категории пространственных отношений на две катего-рии:1.Категория непосредственно пространственных отношений.2.Категория пространственной локализации. Мы полагаем, что такое разделение вряд ли правомерно: обе эти категории являются близкими категориями простран-ственного характера и обе имеют принципиально однозначную функциональ-ную значимость.

Категория пространственной локализации введена в область лингвисти-ческих исследований такими учеными, как М. Сводеш, О. Есперсен и В. Бадхен и др. При передаче пространственных отношений также, как и категория пространственных отношений, она предполагает соотносимость предметов на местности, то есть выделение точки (или линии), которая именуется пространственным ориентиром и в то же время называет определенные пространственные координаты предмета мысли. Таким пространственным ориентиром, по мнению этих ученых, может быть любое слово в предложении. Если исключить последнее уточнение, то никакого различия между двумя категориями не наблюдается. Поэтому, в отличие от точки зрения названных ученых, в диссертации под пространственным ориентиром понимается не любой член предложения и не любая часть речи, а топонимы, то есть строго определенные в семантическом отношении группы слов. Таким образом, пространственным ориентиром в диссертации называется та часть существительных, которая наделена конкретно названным значением пространственного указания по его соотносению с местностью.

Именно указание на соотнесение с местностью позволило нам выделить в категории пространственных отношений категорию гидропространственных отношений, которую мы именуем категорией гидропространственной ориентации.

Как известно, топонимы относят к сфере топонимики, которая, по определению «Словаря лингвистических терминов», представляет собой: 1)совокупность географических названий какой-либо местности; 2)раздел лексикологии, изучающий географические названия. Наше рассмотрение этого вопроса, как видно из определения, даже будучи ограниченным всего лишь одним классом гидротопонимов шире, чем то, которое существует в настоящее время в словарном определении, поскольку включает в себя анализ гидротопонимов как на уровне языка, так и на уровне речи.

Итак, в категории пространственных отношений нами выделяются: во-первых, такие ее выразители, как пространственные ограничители, представленные главным образом через систему адвербиалиев. Но мы к топо-нимическим адвербиалиям относим в первую очередь чисто пространственные указатели ориентировочного характера, типа: westward, to east, down north, etc.И лишь во вторую очередь рассматриваются нами все прочие адвербиа-лии, причем, если у них наблюдается устойчивая сочетаемость с гидротопони-мами, типа: the upper layers или over the ocean’s surface или down flows upwellings, etc. Во-вторых, к категории пространственных отношений мы относим пространственные ориентиры, представленные главным образом через систему существительных, непременно наделенных гидропростран-ственным значением соотнесения объекта на местности.

И те, и другие (то есть и гидропространственные ограничители, и адвер-биальные локативы) являются, как отмечалось, ничем иным, как простран-ственными детализаторами, сужающими объем пространства и служащими цели более точного определения местонахождения объекта на местности.

Итак, сужение их понятийного объема идет за счет расширения их сочетаемости. Когда в географическом справочнике человек знакомится с гидротопонимом, типа: The Tatar Strait или The Bab el-Mandeb, то для соотнесения с местом нахождения необходим еще дополнительный минимум знаний, а именно, что один находится на самом краю Азии, отделяя континент от острова Сахалин, а другой на выходе из Красного моря в Индийский океан. Все это требует еще больших пресуппозиционных знаний (в частности, о расположении всего бассейна Красного моря или острова Сахалин). Только в этом случае гидротопоним превращается в гидропространственный ориентир. Под гидропространственным ориентиром мы понимаем полнозначную лексическую единицу, не имеющую синонима в водном обозначении и соотносящую мысль говорящего с определенным участком акватории.

В ходе анализа фактического материала нами была унифицирована иерархическая схема соотношения гидротопонимических единиц, которая служит классификационной картой для исследования этого класса слов, представляя собой, на наш взгляд, весьма рациональный подход к изучению гидротопонимов в системе языковых связей и отношений.

Наиболее объемной единицей в классе гидротопонимов является, бесспорно, гидротопоним «М и р о в о й о к е а н». В этом гидротопониме имеет место обобщенный гидротопоним, который именуется «World ocean», то есть «мировой океан», как бы объемлющий всю водную поверхность земли. Последняя, как известно, во много раз превышает сушу, в связи с чем прежняя оппозиция «суша и вода» не является равнозначной, а приобретает следующий характер:

земля (суша) > вода (океан)



O к е а н ы. Отличительной чертой этого гидротопонима, как показывает анализ, является заложенная в нем необходимость приближать определенные участки акватории к говорящему, то есть детализировать общий объем водного пространства и делать его более конкретизированным в воспринимаемых координатах. Поэтому Мировой океан разделяется на огромные участки четырех океанов: Северного Ледовитого океана, Атланти-ческого океана, Тихого океана и Индийского океана, выступающих как части единого целого.

М о р я. От рубрики гидротопонима океаны (как конкретизированное выделение Мирового океана) отходит третья классификационная рубрика «моря». Она характеризует акватории, прилегающие к определенным участкам суши, а потому в их наименованиях, как правило, находит отражение данный чисто географический фактор. Однако наряду с этим географическим соотне-сением по приближению к суше в наименовании морей весьма распространен-ным оказывается фактор квалификационной оценки:1.По цвету или качеству. Например: (The Red Sea). 2. По имени исторической или мифологической личности: а) по мифологической личности (Эгейское море, где в основу положена легенда о древнегреческом царе Эгее (Aegean Sea); б) по реально существующей личности (типа Берингово море); в) по аналогии восприятия (ср., например, Мраморное море и т.д.); г) по утилизации и использованию моря в социальных нуждах (типа: Охотское море).

^ Заливы и бухты. Эта классификационная рубрика перечисляет заливы и бухты, образуемые морями, типа: The Bay of Biscay, The Baffin Bay, The Bay of Clyde, The Gulf of Mexico,etc. Сюда же можно отнести огромные морские омуты, которые даже обозначаются на картах, чтобы их обходили мореплаватели. Например: At Point Wilson, in Puget Sound, there is another treacherous whirlpool and the Inside Passage to Alaska has many of them that must be avoided by ships (Там же. - С. 38).

^ Проливы и каналы. За этой рубрикой следуют проливы и каналы, соединяющие акватории морей – The Bab-el-Mandeb, The Bering Strait, The Kara-Kum Canal, etc.

Р е к и. Следующей частью гидротопонимов являются реки, питающие моря, а следовательно, и океаны, поскольку все моря связаны с впадающими в них и наполняющими их водными артериями. The Amazon river, the Illinois river, the Yellow river, etc.

Все эти гидротопонимы относятся к внешним незамкнутым резервуарам и имеют свое как бы внетерриториальное расположение, которое различа-ется по степени:1.Их удаленности от суши.2.Приближенности к ней.3.Час-тичного вклинивания в нее при сохранении обязательного выхода в нестеснен-ное сушей водное пространство.

Итак, водные артерии всегда имеют свои гидротопонимические наимено-вания. Но не всегда они называются реками, очень часто в английском языке небольшая река называется stream. Например: Now, although my sister Annie came to keep me company when I went fishing down the Lynn stream, … yet it so happened that neither of us had even been up the Bagworthy stream (R.D. Blackmore.Lorna Doone, 2005. – L. – P. 32).

В этом отношении нельзя обойти вниманием и такие явления водной стихии, как приливы, отливы, которые обычно связаны не только с лунным притяжением, но и с поведением впадающих в море рек. Например:Tidal behavior in rivers. The incoming high tide advances up many rivers that empty into the sea. This is known as the tidal bore. Etc.

Замкнутые гидропространства.Эта рубрика представляет собой объе-динение гидротопонимов по принципу их территориальной замкнутости, то есть разделения водных ресурсов по тем водоемам, которые включают в себя наименование озер, прудов и прочие гидроединицы, имеющие внутритер-риториальное расположение (иными словами, гидроединицы, замкнутые внутри какой-то более или менее очерченной сухопутной территории). Например: The Lake of Chad, the Baikal Lake, the Victoria Lake. При этом кон-кретное наименование прудов как правило отсутствует. Оно не выходит за пределы той местности, где они расположены и для проживающих там людей вполне достаточно общего лексически полнозначного слова «pond» или «pool». Например: Now, though I was a good swimmer and deep water never frightened me, nevertheless I had no desire to do into this great pool, being tired and cold … ( R.D. Blackmore.Lorna Doone, 2005. P. 34). Водовороты обычно не имеют отдельного гидротопонима. Например: Whirlpools are nothing more than areas of the world ocean, usually around rocks, where swift currents cause a circular action in the water (Boris Arnov, Jr., and Helen Mather-Smith Mindlin. Wonders of the Deep Sea, 2003. – L. – P. 39).

Что же касается озер, то они, напротив, имеют свои гидротопоними-ческие названия, типа: the Lake of Geneva, the Lake of Ontario, etc. Что касается малых озер, то такие акватории приравниваются к прудам и поэтому самостоя-тельных гидротопонимов не имеют, а используют для своего называния адвербиалии типа «это озеро», «ближнее озеро», «дальнее озеро», «верхнее озеро», «нижнее озеро» и т.д., то есть входят в состав определенных тер-риторий, разделенные по признаку адвербиальной отнесенности.

Таким образом, если первой частью гидротопонимов являются наимено-вания, относящиеся к близлежащим с сушей резервуарам и из них заливы и водопады обычно имеют свое конкретное гидротопонимическое наимено-вание, то небольшие пруды, напротив, часто остаются гидротопонимически необозначенными и входят в рельеф местности. Их можно считать ступенью к гидротопонимам с внутритерриториальной дислокацией.

Реки не бывают безымянными. Все они, обычно даже самые маленькие, обозначаются через гидротопонимы, поскольку каждая из них выступает определенным рукавом в целой системе водного бассейна. Например, бассейн реки Енисей или бассейн реки Лены, бассейн реки Темзы, Ниагарский водопад и т.д. Следовательно, гидротопонимика рек связана с определенным земным пространством и зависит от его рельефа. Иначе говоря, если моря входят в акваторию океана непосредственно, а заливы и бухты соединены с океанами через моря, то есть опосредованным образом, то с реками, прудами и озерами дело обстоит принципиально иначе. Здесь первостепенное значение имеет соотнесенность не с гидротопонимикой, а с земнотопонимами. Иными словами, наблюдается прямая зависимость от той равнинной местности, на которой находится объект, названный гидроартерией. Например: The valleys of the San Joaquin and Sacramento rivers constitute the Great California Valley.Это первое условие понимания гидротопонима. Вторым условием является наличие горного рельефа, который служит водоразделом и отделяет один водный регион от другого. Итак, классификация в плане размещения гидротопонимов носит, с одной стороны, характер инклюзивности, то есть включения меньшей части в большую, когда восприятие гидропространства начинается от малой акватории и, постепенно расширяясь, доходит до максимально объемной, равной Мировому океану, или эксклюзивности при обратном восприятии. При этом соотнесение с сушей имеет место по существу во всех рубриках, но, естественно, все менее отчетливо и, наконец, в гидрото-пониме Мировой океан оно становится неощутимым.

Таким образом, сама инклюзивность (равно, как и эксклюзивность) в представлении гидротопонимов строится на принципе гипонимии, то есть в направлении от меньшего к все расширяющемуся большему. Именно инклю-зивная классификация, которую мы интуитивно или в практических целях используем в нашем восприятии географической карты мира, наиболее приближена к повседневному использованию в речи. Но существует и другая классификация, научная, которая имеет иную структуру своего выражения: не инклюзивную, а эксклюзивную. Она строится на обобщении имеющихся фактов в плане воссоздания общей картины географического распределения водного бассейна. В этом плане она начинается не от гипонимических, а от ги-пернимических явлений, соответственно используя гидротопонимы в обратном порядке их следования:

Учет водных ресурсов был бы неполным, если бы в эту общую схему не были включены подводные источники, бьющие то ли в виде ключей, то ли в виде гейзеров. Они питают реки. Например: The Nile, the Amazon, the Yangtze are all exciting at their source. Но поскольку нас интересует не сама гидросистема Планеты, а языковое отражение ее в гидротопонимах, то мы этот участок в своем исследовании особо не затрагиваем. Однако считаем нужным сказать, что источники обычно в силу особой насыщенности воды составом растворенных в ней микроэлементов оказываются либо губительными (не случайно существуют понятия «живая вода» и «мертвая»), либо очень целебными. Поэтому водам приписываются особые лечебные свойства (например, воды Баден-Бадена, Ессентуков, Железноводска, Кисловодска и др.). Или эти источники почитаются как святые источники. К ним начинается паломничество, и они получают свои гидротопонимические наименования. (Ср., например, святой источник в Киево-Печерской Лавре или в Дивеевском монастыре или святой источник Сергия Радонежского и т.д.).

Гейзеры как мощные потоки горячей воды, выбрасываемые на поверхность из-под земли, имеют наименование только по месту их географи-ческого извержения. Они общеизвестны как уникальные явления природы и, по сути, единичны. См., например, гейзеры Камчатки или гейзеры Исландии и др. Здесь наблюдается не инклюзивность, не эксклюзивность, а явная однорядность этих наименований, где гидротопоним связан с земнотопони-мом. Они однорядны и равнозначны по своей пространственной сущности. Но мы можем говорить о равнозначности и таких гидротопонимов, как, напри-мер, названия внутритерриториальных водных резервуаров и таких гидротопо-нимов, как внешнетерриториальные водные резервуары и т.д. Хотя по отношению друг к другу внешнетерриториальные и внутритерриториаль-ные являются разноуровневыми. При этом сохраняется принцип пространственной инклюзивности – включения меньшего в большее и выделение все более сужающихся пространственных сущностей.

К перечисленным водным резервуарам относятся и океанские реки (иначе – водные течения, имеющие свои наименования, такие, как Кура Сива, Лабра-дорское, Гольфстрим).

Итак, наблюдается следующая иерархическая соотнесенность гидротопо-нимов: Мировой океан наименование составляющих его океанов

наименование морей как составных частей океанов наиме-

нование заливов и проливов как неотъемлемых частей моря наиме -

нование рукавов рек как составных частей общей речной акватории единого гидробассейна и т.д.

Таким образом, при пространственной инклюзивности имеет место использование принципа гипонимии, а при пространственной эксклюзивности имеет место использование принципа гипернимии.При этом однорядные отношения заменяются на разнорядные, соотносящие род с видом, но не род с родом или вид с видом. Так, например, Темза и Северн выступают однорядны-ми гидротопонимами по отношению друг к другу, но они являются разноряд-ными по отношению к такому гидротопониму, как Ирландское море или Нор-вежское море. Два последних, соотносясь друг с другом как однорядные, оказываются субординированными и, следовательно, разнорядными по отно-шению к такому гидротопониму, как Атлантический океан и т.д. Следователь-но, гидротопонимы представляют собой лексические единицы, соотносящие мысль говорящего с определенным водным пространством в плане или все более значительного сужения последнего или, напротив, все более значитель-ного его расширения.

Мировой океан не имеет гидротопонимического называния. Причиной этого могут быть два обстоятельства: 1) его уникальность; 2) отсутствие видимых границ его перехода в составляющие его моря и океаны. Поэтому за ним закрепилось название «World ocean» - Мировой океан, которое отличается от любого гидротопонима отсутствием в его наименовании имени собствен-ного, типа: The Indian Ocean, The Atlantic Ocean или приравненного к имени собственному, типа: The Pacific Ocean. В этом смысле слово «world», будучи составной частью гидротопонима ocean, в силу уникальности последнего, может приравниваться к словам, образующим гидротопонимические единицы, поскольку оно передает пространственную индикацию такого всеобъемлю-щего водного пространства, каким по своей сути является Мировой океан. Топонимически Мировой океан не отличается таким образом от других гидротопонимов, имеющих в своем составе имя собственное (типа: «Atlantic») или имя нарицательное, но получившее в топонимическом использовании зна-чение гидропространственного индикатора.

Соотнося сказанное с предложенной выше общей схемой классификации гидротопонимов в английском языке, можно сказать, что указанная ранее про-странственная оппозиция, построенная по принципу «Вода» - «Суша», здесь существенно нарушается. Вода, несмотря на ее преобладающие размеры, оказывается замкнутой в пределах окружающей ее суши. И хотя Мировой океан как бы выходит за рамки суши, но каждой своей частью он оказывается связанным с ней.

Лексические единицы-топонимы, составляющие общепространственное понятие «суша», гораздо шире представлены в географических изданиях, чем лексические единицы-топонимы, составляющие вторую часть оппозиции «вода». И сама эта оппозиция, естественно, получает смещенный характер в сторону суши. Это обстоятельство объясняется, как мы отмечали, тем фактом, что топоним – это искусственно созданный знак. Его появление определяется жизненными потребностями общества. Поскольку жизнь человека проходит в основном в пределах суши, а не воды, то гидротопонимы: 1.Представлены в гораздо меньшем количестве. 2. Имеют свою иерархическую структуру, в центре которой находится не астротопоним “The Earth”, переосмысленный в значение «суша», а гидротопоним «Мировой океан». 3. Иерархическая градация внутри гидротопонимов идет не только по принципу гипонимии и гипернимии (хотя этот принцип также является одним из базисных), но главным принципом в гидроиерархическом разделении выступает большая или меньшая связь с сушей. 4. Самым объемным гидротопонимом является гидротопоним «Мировой океан», передающий значение неограниченного водного бассейна, который не имеет непосредственного соприкосновения с сушей. 5.Следующие иерархические рубрики строятся не просто по принципу уменьшающейся акватории, а по принципу их одностороннего обрамления землей, то есть по принципу частичного или полного опоясывания водного пространства окружающей его сушей. По одностороннему окружению выделяются моря, двустороннее окружение дает реки и каналы, трехстороннее окружение формирует бухты и заливы, а четырехстороннее образует пруды и озера. 6. Названия гидроемкостей, в отличие от названий земнотопонимов:а) более устойчиво – оно не допускает таких быстрых и произвольных пере-именований, как земнотопонимы (типа: Царицын – Сталинград – Волго-град); б) оно, будучи исторически устойчивым, отражает исторические собы-тия – жизнь разных народов на близлежащих землях или различное их назы-вание разными населявшими эти места народами (ср., Борисфен → Славу-тич → Днепр).

С этих позиций перейдем к выяснению места гидротопонимов в системе топонимических единиц.

Для определения тождественных и дифференциальных признаков гидротопонимов с другими топонимическими структурами обратимся к анали-зу всего класса топонимических единиц. Проведенный нами анализ позволяет выявить следующую схематическую взаимозависимость внутри астротопо-нимов.


Схема 18




Космос




Галактика

Отношения Отношения

гипонимии Млечный путь гипернимии

как как

распадения Созвездия включения

большего меньшего

на Звезды в

меньшее большее

Солнечная система

Планеты

Их спутники

Астероиды и метеориты


Таким образом, создается инклюзивная система, построенная по принципу от большего к меньшему, то есть гипонимия при рассмотрении сверху вниз или по принципу гипернимии при рассмотрении снизу вверх. Эти два момента, как нам кажется, объединяют астротопонимы и с земнотопони-мами и с гидротопонимами, потому что им всем присущи формы искусствен-ного называния, с одной стороны, и разделение по линии гипернимических и гипонимических отношений, с другой стороны. Но есть некоторые черты, которые явно не совпадают у астротопонимов с земнотопонимами и особенно отличают их от гидротопонимов:

Астротопонимам присуща также и равнозначность наименований (ср., например, The Constellation of Running Dogs, The Constellation of Persius and Andromeda или The planet of Venus, the planet of Earth, the planet of Uranus, etc.) Синонимия в этих случаях затрагивает не астротопоним, а слово общепространственного значения, типа: planets или Constellation или Galaxy. Сама же часть астротопонима или все слово, которое выступает астротопонимом, синонима не имеет, не может его иметь и синонимом не является, так как призвано назвать именно тот конкретно обозначенный объект космического пространства, который выделен как уникальный. Например: Once every three months the planet of Mercury gets 431/2 million miles away from the sun.

Если мы сопоставим астротопонимы с земнотопонимами, то, как отмечалось, первым дифференциальным признаком, разделяющим их в языке, является признак общеупотребительности земнотопонимов и терминологич-ности астротопонимов.Гидротопонимы в этом плане приближаются к земно-топонимам, но это приближение касается лишь основной массы гидрото-понимов, передающих названия океанов, ряда морей и крупнейших рек. Такой гидротопоним, как, например, Саргассово море или река Северн уже могут вызывать затруднение. Но даже незначительных дополнительных сведений уже оказывается достаточным для соотнесения гидротопонима с местом его дислокации. Например: Off the eastern coast of Australia is located the Coral Sea – a diver’s paradise.

В то же время земнотопоним в силу его возможного соотнесения с другим земнотопонимом тут же приобретает точный пространственный харак-тер и воспринимается как слово общеупотребительное.

В астротопонимах ничего подобного не происходит. Соотнесение с дру-гим астротопонимом, естественно, возможно, но оно не превращает астрото-поним в слово общеупотребительной лексики. Астротопоним не перестает от этого быть единицей терминологического характера.Исключения представ-ляют только некоторые наиболее приближенные к нам планеты и их спутники в пределах Солнечной системы, особенно Луна, Солнце, Венера, Марс, Юпи-тер, Сатурн, Земля и т.д. Эти небесные тела употребляются без специальных дополнительных разъяснений и в неспециальной литературе.

Интересным моментом нужно считать факт переосмысленных значений, широко бытующих в сфере астротопонимов и не свойственных гидротопони-мам. Такое переосмысление допустимо в астротопонимах, где Солнце может олицетворять прекрасную женщину, Луна сравниваться с юной красавицей. В астротопонимах широко используется переосмысление двенадцати созвездий (ср. Созвездие Тельца, Созвездие Девы, Созвездие Рыбы, Созвездие Стрельца, Созвездие Весов, Созвездие Овна, Созвездие Водолея, Созвездие Козе-рога, Созвездие Скорпиона, Созвездие Льва, Созвездие Рака, Созвездие Близнецов).

В английском языке многие из них имеют по два названия. Причем вто-рое, как правило, носит более разговорный характер и взято из повседневного языка. Но, поскольку астротопонимы не являются отдельной темой нашего исследования, то специально на данном вопросе в диссертации мы не останав-ливаемся. Следует отметить, что синтаксическая модель астротопонимов при их сочетании с именем нарицательным общекосмического значения бывает двух видов:

I.Свойственная земнотопониму и гидротопониму типа:


Схема 20


of

Blumber

Biscay

α
City bay + земнотопоним

гидротопоним











оставить комментарий
страница1/4
Дата11.09.2011
Размер0.69 Mb.
ТипАвтореферат диссертации, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх