Факультет лингвистики и межкультурной коммуникации кафедра немецкой филологии курсовая работа «слова-реалии как средство выражения исторического колорита в романе л. Фейхтвангера «еврейка из толедо» icon

Факультет лингвистики и межкультурной коммуникации кафедра немецкой филологии курсовая работа «слова-реалии как средство выражения исторического колорита в романе л. Фейхтвангера «еврейка из толедо»


Смотрите также:
Лакуна как феномен межкультурной коммуникации (на примере бурятско-русского взаимодействия)...
Концепт dream в идиостиле эдгара аллана по...
Интерпретация персонажных субтекстов: основы теории (на материале художественной прозы)...
Филистова Наталья Юрьевна кандидат филологических наук...
Социопрагматика оценки в дискурсе качественной прессы США ( на материале современных...
Факультет филологии и межкультурной коммуникации...
Институт лингвистики и межкультурной коммуникации...
5-я Международная научно-практическая конференция «Актуальные задачи лингвистики...
Факультет романо-германской филологии...
Основные типы синкретизма в системе сложноподчиненного предложения (на материале современного...
Михайловна Межкультурная коммуникация как проявление лингвистического и культурного опыта...
Концептосфера «война» в английской и русской лингвокультурах 10. 02...



Загрузка...
скачать

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. И.КАНТА


ФАКУЛЬТЕТ ЛИНГВИСТИКИ И МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ

КАФЕДРА НЕМЕЦКОЙ ФИЛОЛОГИИ


КУРСОВАЯ РАБОТА




«СЛОВА-РЕАЛИИ КАК СРЕДСТВО ВЫРАЖЕНИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО КОЛОРИТА В РОМАНЕ

Л. ФЕЙХТВАНГЕРА «ЕВРЕЙКА ИЗ ТОЛЕДО»


Работу выполнила:

студентка 4 курса, 7 НП гр.

Андрис Ирина


Научный руководитель:

канд. фил. наук, доцент

Бондарева Л.М.



Калининград


2006


ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение_____________________________________________________c.3


Глава I – ТЕОРИЯ РЕАЛИИ

1.1. Понятие реалии____________________________________________c.5

1.2 Место реалии среди других классов лексики____________________с.11

1.3 Проблема классификации реалий_____________________________c.18


Выводы к главе I ___________________________________________c.29


Глава II – РЕАЛИИ КАК СРЕДСТВО ПЕРЕДАЧИ ИСТОРИЧЕСКОГО КОЛОРИТА

2.1 Особенности употребления реалий в текстах произведений Л.Фейхтвангера_______________________________________________c.32

2.2 Лингвостилистический анализ слов-реалий в тексте романа Л.Фейхтвангера “Die Judin aus Toledo”____________________________с.35


Выводы к главе II ___________________________________________c.48


Заключение___________________________________________________c. 50


Список использованной литературы______________________________c.51

Список словарей______________________________________________c.54

Список источников примеров___________________________________c.55


ВВЕДЕНИЕ


Объектом данного исследования является произведение Л. Фейхтвангера «Die Judin von Toledo».

Предметом данного исследования являются слова-реалии как способ передачи фоновой информации. Выбор слов-реалий в качестве предмета исследования обусловлен рядом причин. Вопрос о реалиях, являющихся составной частью текста художественного произведения представляет особый интерес. По данной проблеме имеется лишь несколько публикаций (В.С.Виноградов, Э.Медникова, Н.И.Паморозская), и вопрос остается неразрешенным, поскольку до сих пор реалии рассматривались как лингвистические единицы вне художественного текста, не учитывались функции этих слов в контексте самого произведения

Актуальность исследования заключается во все увеличивающимся интересе к изучению слов-реалий как составной части текста художественного произведения с точки зрения их роли в художественном тексте. Слова-реалии представляют особенный интерес в межкультурной коммуникации, поскольку являются носителем лингвокультурологического компонента.

Научная новизна определяется осуществлением попытки комплексного исследования слов-реалий в произведении Л. Фейхтвангера «Die Judin von Toledo» с позиции лингвостилистики.

Цель данной работы заключается в систематизации, классификации и лингвостилистическом исследовании слов-реалий, представленных в произведении Л. Фейхтвангера «Die Judin von Toledo».


Задачи работы:

  1. Обратиться к историческому экскурсу вопроса о понятии реалии.

  2. Рассмотреть слова-реалии в сопоставлении с другими классами лексики и дать определение.

  3. Изучить основные классификации данной категории.

  4. Исследовать представленные в романе Л. Фейхтвангера «Die Judin von Toledo» лексические единицы, содержащие фоновую информацию для передачи исторического колорита.

  5. Выделить типы представленных лексических единиц и дать лингвостилистический анализ.



Методами и приемами данного исследования являются:

метод лингвостилистического анализа;

метод контекстуального анализа;

метод лингвокультурологического анализа.


Материалом исследования послужил роман Л. Фейхтвангера «Die Judin von Toledo».


Структура работы:

Данная работа состоит из введения, двух глав, поглавных выводов, заключения, списка использованной литературы, насчитывающего 31 источник, списка словарей и списка источников примеров.

В первой главе «Теория реалии» рассматривается реалия как лингвистическое явление, определяется ее место среди других классов лексики и дается основная классификация.

Во второй главе «Реалии как средство передачи исторического колорита» представлена классификация слов-реалий, представленных в романе, и освещаются результаты исследовательской работы, посвященной рассмотрению слов-реалий в произведении Л. Фейхтвангера «Die Judin von Toledo».

В заключении обобщаются результаты исследования и подводятся итоги.


Глава I – ТЕОРИЯ РЕАЛИИ

1.1 Понятие реалии.

Слово "реалия" берёт начало от латинского прилагательного realia –
"вещественный", "действительный". Согласно словарю лингвистических
терминов, реалии – это "предметы материальной культуры, а также в
классической грамматике разнообразные факторы, изучаемые внешней
лингвистикой, такие как государственное устройство данной страны, история
и культура данного народа, языковые контакты носителей данного языка и
т.п. с точки зрения их отражения в данном языке". (Ахманова 1966: 381)

О реалиях как о носителях своеобразного колорита лингвисты
заговорили в начале 50-х годов. С самого начала среди учёных существовали
значительные расхождения в вопросе об определении понятия реалии. Это
обусловлено тем, что в работах многих авторов реалии не занимают
центрального места. Анализ литературы позволяет отметить два
основных подхода к определению сущности слов-реалий: переводческий и
страноведческий. Некоторые учёные, затрагивая тему реалий, дают неточные, неполные определения этого понятия, отмечают одни признаки этих лексических единиц и упускают другие, используют неодинаковые термины для их обозначения. Поэтому, прежде чем пытаться сформулировать определение понятия реалии, следует привести дефиниции некоторых авторов, в разное время обращавшихся к этой теме.
Так, например, М. Л. Вайсбурд, рассматривая реалии с точки зрения
страноведения, толкует их следующим образом: "Это события общественной
и культурной жизни страны, общественные организации и учреждения,
обычаи и традиции, предметы обихода, имена исторических личностей и т.
д., а также множество разрозненных фактов, не поддающихся классификации". (Вайсбурд 1972:98) Этот учёный отмечает, что в качестве реалии может выступать факт, что в Советском Союзе рыжий цвет волос встречается довольно редко. Такое понимание исследуемого явления слишком сильно расширяет границы реалий и делает данный пласт лексики необъятным. При выборе определения понятия реалии нам бы не хотелось пересекать границы лингвистической терминологии.

У Л. Н. Соболева реалии – это "бытовые и специфические
национальные слова и обороты, не имеющие эквивалентов в быту, а,
следовательно, и в языках других стран". (Соболев 1952:281) Но такое определение не учитывает тот факт, что международные связи и взаимодействия в современном обществе развиваются очень динамично, и некоторые понятия, явления, предметы, получившие широкое распространение в одной стране, могут заимствоваться другой страной (или рядом стран). Соответственно, слова, обозначающие эти явления и понятия, тоже могут переходить в языки других стран. В качестве примера можно привести реалию "спутник", которая, появившись в СССР, получила затем международное употребление.

Согласно В. М. Россельсу, реалии – "иноязычные слова, которые
обозначают понятия, предметы, явления…, не бытующие в обиходе того
народа, на язык которого произведение переводится". (Россельс 1955:169)

В Краткой литературной энциклопедии даётся развёрнутое
определение понятия реалии: "Реалия – это предмет, понятие, явление,
характерное для истории, культуры, быта, уклада того или иного народа,
страны и не встречающееся у других народов; Реалия – также слово,
обозначающее такой предмет, понятие, явление; также словосочетание
(обычно фразеологизм, пословица, поговорка), включающее такие слова". (КЛЭ 1962:227-228)

Л. С. Бархударов приводит довольно сжатое определение реалий:
"…это слова, обозначающие предметы, понятия и ситуации, не
существующие в практическом опыте людей, говорящих на другом языке". (Бархударов 1975:95)

А. В. Фёдоров критикует эту формулировку Л. С. Бархударова и
предлагает считать, что реалии – это не слова, а те предметы, ситуации и
прочее, которые словами обозначаются. Этот учёный предлагает говорить не
о реалиях, а о "названиях реалий". (Федоров 1983:123)

Некоторые учёные, среди которых В. Г. Гак, предлагают говорить о "словах-
реалиях". (Гак 1997:205)

Правильному пониманию реалии препятствуют не только расхождения
в терминологии, но также и отождествление реалий с другими классами
лексики. Так, Л. И. Сапогова определяет слова-реалии "как вид
заимствований, сохраняющих максимальное звуковое сходство с
иноязычным словом, функция которых в заимствующем языке сводится к
обозначению при помощи пояснительной дефиниции специфических
понятий и явлений иноязычной действительности". (Сапогова 1979:54-60) Но заимствования фиксируются в словарях, а значит, являются уже элементами лексики данного языка. Реалии при многократном употреблении также могут
заноситься в словари, но среди них есть немало слов, употребляемых
однократно (например, в прессе), которые не фиксируются в словарях,
следовательно, такие реалии можно назвать заимствованиями лишь условно.
Кроме того, не всегда реалии сопровождаются "пояснительной
дефиницией"; это и степень звукового сходства с исконным словом также
зависит от способа передачи реалий.

В определении понятия реалии нам близок подход С. Влахова и С.
Флорина, которые выделяют реалии в особую категорию средств выражения:
"Реалии – это слова и словосочетания, называющие предметы, явления,
объекты, характерные для жизни, быта, культуры, социального развития
одного народа и малознакомые либо чуждые другому народу, выражающие
национальный и (или) временной колорит ". (Влахов, Флорин 1986:48)

В плане содержания отличительной чертой реалий является ха­рактер их предметного содержания, то есть тесная связь, обозначае­мого реалией предмета, понятия, явления с народом или страной с од­ной стороны и историческим отрезком времени - с другой. Следова­тельно, реалиям присущ соответствующий национальный или исто­рический колорит (Влахов, Флорин 1986: 39).

Понятие «колорит» имеет значение «совокупность особенностей (эпохи и местности), своеобразия чего-либо». Это та окрашенность слова, которую оно приобретает благодаря принадлежности его дено­тата к данному народу, определённой стране, конкретной историче­ской эпохи (Томахин 1988:21). Реалиям присущ и временной колорит. Как языковое яв­ление, наиболее тесно связанное с культурой, эти лексические едини­цы быстро реагируют на все изменения в развитии общества; среди них всегда можно выделить реалии - неологизмы, историзмы, арха­измы. Неологизмы - слова, обозначающие возникшие в данный пери­од реалии. Историзмы - слова, обозначающие мертвые реалии. К реа­лиям относят также цитаты, крылатые слова и выражения (реалии афористического уровня) и различного рода обращения.

Следует отметить, что в подавляющем большинстве своем реалии - имена существительные. Среди реалий почти не встречаются отглагольные существительные, что объясняется отсутствием содержания реалий определённого действия. Но существуют производные от реалий. Особую группу таких производных составляют отыменные прилагательные. Например: вершковый, аршинный, саженный, копеечный, рублевый. Значение их связано со значением реалии, от которой они произошли. В прямом значении - это относительные прилагательные, большей частью не имеющие эквивалентов-прилагательных в других языках. Прилагательное может приобретать как прямое, так и переносное значение. (Томахин 1986:44)

Из выше изложенного вырисовывается облик реалий как особой категории средств выражения: слова (словосочетания), называющие объекты, характерные для жизни (быта, культуры, социального и исторического развития) одного народа и чуждые другому; будучи носителями национального и/или исторического колорита.


1.2 Место реалии среди других классов лексики


Для уточнения смысла понятия реалии С. Влахов и С. Флорин
предлагают обратиться к терминам, которые употребляются иногда для
обозначения реалий, но которые уже были использованы в лингвистике в
других значениях, а также рассмотреть те классы лексики, с которыми
реалии тесно связаны, а потому и часто отождествляются. Чаще всего в
научной литературе встречаются следующие термины: "безэквивалентная лексика", "экзотизмы", "варваризмы", "локализмы", "этнографизмы", "коннотативные слова", "пробелы", "бытовые слова" и некоторые другие. Мы предлагаем рассмотреть различия и сходства между упомянутыми понятиями и реалиями.


^ Реалия и варваризм

Термин "варваризм" также по-разному определяется в литературе. Так,
А. А. Реформатский определяет их как "иноязычные слова, пригодные для
колористического использования при описании чуждых реалий и обычаев". (Реформатский 1967:137) Варваризм определяют также как слово, образованное неправильно, чуждое языку по своей структуре, не полностью или совсем не освоенное заимствующим языком из-за особенностей его звучания и (или) написания, и как слово, употребляемое для создания местного колорита. Но реалия может быть варваризмом только в качестве исключения, поскольку, в отличие от варваризмов, реалии могут быть и исконными, не заимствованными словами, они не обязательно чужды языку по своей структуре и многие реалии зафиксированы в словарях.


^ Реалия и экзотизм

В специальной литературе термин "экзотизм" является, по мнению
С.Влахова и С. Флорина, наиболее серьёзным "конкурентом" термина
"реалия". (Влахов, Флорин 1986:50) Согласно словарю лингвистических терминов, экзотизмы – это слова и выражения, заимствованные из малоизвестных языков, обычно неиндоевропейских, и употребляемое для придания речи особого местного колорита. (Ахманова 1966:214) Но в значении термина "экзотизм" часто употребляют термин "варваризм". Варваризмы не включены в словари, а экзотизмы – это слова,
уже вошедшие в лексику соответствующего языка. Реалии же, в отличие от
экзотизмов, могут употребляться окказионально, о чём говорилось выше, в
этом случае реалии не фиксируются в словарях. В русском языке термин
"экзотизм" не может служить синонимом для обозначения реалий, это
следует из семантики самого термина: в русском языке слово "экзотический"
воспринимается чаще не в его прямом значении("иноземный",
"иностранный"), а в переносном – "причудливый", "диковинный",
"странный". Поэтому "экзотизм" отличается по значению от понятия реалии.


^ Реалия и локализм

Что касается термина "локализм" (также нижесказанное можно будет
отнести к понятиям "бытовое слово" и "этнографизм", поскольку границы
этих понятий очень размыты), то, обозначая этим термином реалии, можно
сместить лексическое значение реалии и приблизить её к обозначению
стилистической характеристики. "Локализм – слово или выражение,
употребление которого ограничено такой-то областью, таким-то городом и
которое неизвестно в литературном образце данного языка". (Влахов, Флорин 1986:44) Мы видим из определения локализмов, что отождествление их с реалиями сузило бы содержание понятия реалии; поскольку в этом случае понятие реалии относилось бы лишь к очень незначительной группе предметов, обозначающих "местные" предметы. Мы же употребляем понятие "реалия" в более широком смысле.


^ Реалия – пробел – неологизм

Некоторые учёные употребляют понятие "пробел"(lacune) по
отношению к ситуации, являющейся обычной для культуры одного народа и
отсутствующей в другой культуре. То есть под пробелом понимают
отсутствие эквивалента в другом языке. Также некоторые авторы
употребляют термин "неологизм" в том же смысле, что и "реалия", но в
лексикографическом плане.


^ Реалия и коннотация

По определению О.С. Ахмановой, "коннотация – это дополнительное
содержание выражения, его сопутствующие семантические и стилистические
оттенки, которые накладываются на его основное значение, служат для
выражения экспрессивно-эмоционально-оценочных обертонов…". (Ахманова 1966:222) Следовательно, если исходить из такого определения коннотаций, то реалии в некоторой степени являются выразителями коннотативных значений.


^ Реалия в рамках безэквивалентной лексики

Понятие безэквивалентной лексики является довольно широким по
своему содержанию. Согласно С. Влахову, безэквивалентная лексика – это
лексические единицы, которые не имеют переводческих эквивалентов в
языке перевода. (Влахов, Флорин 1986:44) Но статус реалии и безэквивалентной лексики различен, понятие безэквивалентной лексики нам представляется более широким, чем понятие реалии. Реалии входят в рамки безэквивалентной лексики. Кроме того, если какое-либо слово является реалией, то оно будет реалией независимо от языка, а безэквивалентность устанавливается в рамках данной пары языков. Это доказывается фактом, что разные пары языков имеют для каждого языка разные словари безэквивалентной лексики.


^ Реалия и термин

На первый взгляд реалия и термин очень похожи. Термины
обозначают строго определённые понятия, предметы, явления, в основном
это однозначные, лишённые синонимов слова и словосочетания, часто они
бывают иноязычного происхождения, среди терминов есть и исторически
ограниченные понятия. Всё это можно сказать и о реалиях. Границы реалий
не определены строго. Есть немало таких лексических единиц, которые
можно отнести одновременно и к терминам, и к реалиям. Некоторые
лингвисты даже использовали в своих работах понятие "термин – реалия". (Швейцер 1973:253) Но смешивать эти понятия нельзя, термины в основном принадлежат к тем немногим языковым единицам, которые имеют точные эквиваленты в языке перевода, реалии же входят в класс безэквивалентной лексики, как мы показали выше. Термины в основном лишены национального своеобразия, так как они – элементы специальных языков науки. Реалия чаще всего связана с художественной литературой и газетной публицистикой. Изредка реалии играют роль терминов в случае их употребления в научном тексте. Реалия принадлежит народу, в языке которого она была образована, а термин является достоянием всего человечества. Реалия, в отличие от термина, проникает в другие языки независимо от степени знакомства данного народа с обозначаемым ею явлением или предметом, чаще из художественной литературы или по каналам средств массовой информации. Бывает, что реалии превращаются в заимствованные слова, в случае широкого распространения обозначаемых ими явлений, предметов в культуре другого народа. Реалии, получившие международное распространение, укрепившиеся в различных культурах, употребляются также широко, как и термины. Но и в этом случае от терминов их отличает, прежде всего, сфера применения, а также национально - исторический оттенок.

Термины могут создаваться искусственно для наименования
предметов, тогда как реалии в основном – слова, принадлежащие народу и
обществу, создавшему их, связанные с мировоззрением данного народа.
Согласно Г. В. Чернову, "важной чертой реалий является их
общеупотребительность, популярность, знакомость всем или большинству
носителей исходного языка и, наоборот, незнакомость носителям языка
перевода". (Чернов 1958:223-224) С. Влахов и С. Флорин приводят в своей работе "Непереводимое в переводе" яркий пример, помогающий отличить реалию от термина: пример с наименованием племён и растений, которые являются группами, близкими к терминам: анади, панья, муллукурумба – все эти наименования выглядят типичными реалиями. Но это впечатление авторы считают обусловленным только непривычностью этих слов. Можно в таком случае сделать вывод, что, если "муллукурумба" – реалия, то и "французы" – тоже. Но и то, и другое – наименования этнических общностей. Поэтому для отличения реалий от терминов показатель "знакомости" нельзя считать надёжным. Если учесть кроме вышесказанного лёгкий переход реалий в термины и наоборот, то наиболее надёжным средством отличения реалии от термина следует считать местную и временную окраску, тип литературы, где встретилось слово, и, конечно, контекст. (Влахов, Флорин 1986:52)


^ Реалия и ксенизм

Ксенизмы – это слова и выражения, которые автор даёт на
иностранном языке в их исконном написании или в транслитерации, без
изменения морфологических признаков. Согласно другому определению,
ксенизмы (иноязычные вкрапления) – это заимствованные слова,
сохранившие свой фонетический аспект. Таким образом, некоторые ксенизмы являются реалиями. Например, когда русский, живший во Франции, употребляет в речи названия предметов,
характерных для быта французов (boutique, bistro), то здесь речь идёт о
реалиях в их обычной функции. В качестве типичного иноязычного
вкрапления, которое некоторые учёные называют ещё цитированием. (Сапогова 1979:58)


^ Реалия и заимствование

Следуя за У. Вайнрахом, можно отнести реалии к заимствованиям в
момент их использования в данном языке. В этом случае слову достаточно
быть употреблённым однократно, чтобы оно уже считалось заимствованием. (Вайнрах 1972:42) Но такое понимание реалии представляется слишком неопределённым в силу широты включённых в это понятие явлений. Выше уже затрагивался вопрос о заимствовании реалий, но представляется целесообразным остановиться на нём подробнее. Заимствование реалий происходит по-разному: бывает, что в иноязычную среду переносится вещь и название (джинсы), в другом случае заимствуется только название для придания колорита (izba). Возможно, также перенесение только вещи, явления, понятия, а название образуется из ресурсов заимствующего языка, например, с помощью кальки (gratte – ciel – небоскрёб). При перенесении реалий, обозначающих абстрактные понятия, возможно перенесение, как слова, так и понятия (рэкет, путч), а также перенесение понятия, которое называется исконным словом, например: software (англ.) –logiciel (фр.). Среди лингвистов бытует мнение, что, превращаясь в заимствованное слово при многократном повторении, включаясь в словари заимствующего языка, реалия теряет свой статус. Чтобы утратить свой статус, реалия должна лишиться свойства, отличающего её от других слов – т. е. национального либо временного колорита. В таком случае, данное утверждение можно отнести к реалиям, получившим международное распространение – интернациональным реалиям (денежные единицы, блюда, реалии, связанные с государственным устройством). Но, превращаясь в заимствованное слово, реалия не утрачивает национального своеобразия. Например, такие денежные единицы, как марки, доллары имеют хождение во всём мире, не утрачивая при этом своего колорита: мы всегда помним, что доллар – это денежная единица США. "Брокер", "менеджер" – понятия, получившие широкое распространение в постсоветский период, но, произнося эти слова, мы ощущаем их "западный" колорит.


^ Реалия и имя собственное

У этих двух категорий очень много общего. Некоторые авторы (В. С.
Виноградов, М. Л. Вайсбурд) включают имена собственные в категорию
реалий, другие же (С. Влахов, С. Флорин) рассматривают реалии как класс
безэквивалентной лексики. Некоторые авторы утверждают, что названия
праздников, сказочных существ могут быть в разных условиях, как реалиями,
так и именами собственными. Они предлагают относить такие слова к той
или иной группе, опираясь на орфографию: так, сказочный персонаж Дед
Мороз следовало бы отнести к категории имён собственных, а, например,
ёлочная игрушка дед-мороз будет реалией. Но можно отметить, что
подобные орфографические правила не устоялись, разные словари
предлагают различные варианты написания этой разновидности имён
собственных, поэтому мы склоняемся к тому, чтобы отнести данную группу
имён собственных (сказочные персонажи и названия праздников) к категории
реалий.



    1. Проблема классификации реалий.


На сегодняшний день нет единой классификации культурно - маркированных единиц и исследователи предлагают различные классификации реалий, основываясь на тех или иных принципах.

Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров, взяв за основу материал русского языка, прокомментировали семь групп слов, наделенных национально-культурной семантикой: (здесь и далее см.: Верещагин, Костомаров 1983:60-64)

1. Советизмы, т.е. слова, выражающие те понятия, которые появились в результате перестройки общественной жизни в Росси после Октябрьской революции (например: Верховный Совет, депутат).

2. Слова нового быта тесно примыкают к советизмам (например: парк культуры, субботник, загс, зачетка).

3. Наименования предметов и явлений традиционного быта (например: щи, бублик, валенки, гармошка).

4. Историзмы, т.е. слова, обозначающие предметы и явления предшествующих исторических периодов (например: сажень, фут, верста, кафтан, уезд).

5. Лексика фразеологических единиц (например: бить челом, узнать всю подноготную).

6. Слова из фольклора (например: добрый молодец; не по дням, а по часам; суженый (-ая); чудо-юдо; жар-птица, домовой).

7. Слова нерусского происхождения, так называемые тюркизмы, монголизмы, украинизмы и т.д. (например: тайга, базар, аркан, халат, изюм, плов и др.).

Судя по вышеперечисленным группам, Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров характеризуют реалии как лексику, содержащую фоновую информацию.

В ряде работ исследователей культурно–маркированной лексики слова- реалии представляют собой отдельный разряд безэквивалентной лексики. Так Л.С. Бархударов выделяет следующие категории безэквивалентной лексики:

«1. Имена собственные, географические наименования, названия учреждений, организаций, газет и пр., не имеющие постоянного соответствия в лексике другого языка.

2. Реалии–слова, обозначающие предметы, понятия и ситуации, не существующие в практическом опыте людей, говорящих на другом языке.

3. Случайные лакуны – единицы словаря одного из языков, которым по каким-то причинам нет соответствий в лексическом составе другого языка».

(Бархударов 1975:94)

Наиболее развернутая классификация слов–реалий предложена в монографии С.Влахова и С. Флорина: (здесь и далее см.: Влахов, Флорин 1986:59-88)

^ ПРЕДМЕТНОЕ ДЕЛЕНИЕ

А. Географические реалии:

  1. Названия объектов физической географии, в том числе и метеорологии;

  2. Названия географических объектов, связанных с человеческой деятельностью;

  3. Названия эндемиков (названия животных и растений);



Б. Этнографические реалии:

  1. Быт:

а) Пища, напитки;

б) Одежда;

в) Жилье, мебель, посуда;

г) Транспорт;

д) Другие;

  1. Труд:

а) Люди труда;

б) Орудие труда;

в) Организация труда;

Искусство и культура:

а) Музыка и танцы;

б) Музыкальные инструменты;

в) Фольклор;

г) Театр;

д) Другие искусства и предметы искусства

е) Исполнители;

ж) Обычаи, ритуалы;

з) Праздники, игры;

и) Мифология;

к) Культы-служители и последователи;

л) Календарь

  1. Этнические объекты:

а) Этнонимы;

б) Клички;

в) Названия лиц по месту жительства;

  1. Меры и деньги:

а) Единицы мер;

б) Денежные единицы;

В. Общественно-политические реалии

  1. Административно-территориальное устройство:

а) Административно-территориальные единицы;

б) Населенные пункты;

в) Части населенного пункта;

  1. Органы и носители власти:

а) Органы власти;

б) Носители власти;

3. Общественно-политическая жизнь:

а) Политические организации и политические деятели;

б) Патриотические и общественные движения;

в) Социальные явления и движения;

г) Звания, степени и т.п.;

д) Учреждения;

е) Учебные заведения и культурные учреждения;

ж) Сословия и касты;

з) Сословные знаки и символы;

4. Военные реалии:

а) Подразделения;

б) Оружие;

в) Обмундирование;

г) Военнослужащие;

^ МЕСТНОЕ ДЕЛЕНИЕ

А. В плоскости одного языка:

  1. Свои реалии – это большей частью исконные слова данного языка:

а) Национальные реалии – называют объекты, принадлежащие данному народу, данной нации, но чужие за пределами страны;

б) Локальные – принадлежат не языку соответствующего народа, а либо диалекту, его наречию, либо языку менее значительной социальной группы;

в) Микролокальные – реалии, социальная или территориальная основа которых уже даже самых узколокальных: слово может быть характерным для одного города или села, не теряя своих особенностей и, следовательно, требуя такого же подхода при переводе;

2. Чужие реалии - это либо заимствования, либо транскрибированные реалии другого языка:

а) Интернациональные – это реалии, которые фигурируют в лексике многих языков и вошли в соответствующие словари и обычно сохраняют вместе с тем исходную национальную окраску;

б) Региональные – те, которые перешагнули границы одной страны или распространились среди нескольких народов (необязательно соседних), обычно с референтом, являясь, таким образом, составной частью лексики нескольких языков;

^ Б. В плоскости пары языков – реалии рассматриваются с точки зрения перевода:

  1. Внешние реалии – одинаково чужды обоим языкам;

  2. Внутренние реалии – слова, принадлежащие одному из пары языков, и, следовательно, чужие для другого;

  3. «Здесь необходимо отметить, что все деления условно, в том смысле, что нередко одну и ту же единицу можно с одинаковым основанием отнести к разным рубрикам».


^ ВРЕМЕННОЕ ДЕЛЕНИЕ

А. Современные

Б. Исторические - в зависимости от степени освоенности делятся на:

  1. Знакомые (словарные);

  2. Незнакомые (внесловарные);

Тесно связаны с историческими модные и эпизодические реалии. «Модные – нежданно-негаданно они врываются в язык, завладевают вниманием широких кругов общества, в первую очередь молодежи, и обычно скоро забываются. Эпизодические реалии – это внесловарные реалии. Авторы и переводчики вводят их в зависимости от требований контекста однократно или несколько раз, одним словом, эпизодически, но они не получают распространения, не закрепляются в языке».

Итак, предложенная болгарскими учеными классификация базируется на нескольких принципах. С. Влахов и С. Флорин учитывают не только тематический принцип, но и рассматривают также принцип местного деления (в плоскости одного или нескольких языков) и принципы временного деления.

Взяв за основу вышеизложенную классификацию, В.Н. Крупнов создает свою классификацию национально-маркированных слов. Она практически во всем совпадает с разобранной выше и дополнена лишь одной группой – группой рекламных реалий. Как отмечает сам В.Н. Крупнов, «не случайно считается, что существует особый «язык рекламы». (Крупнов 1976:152)

Г.Д. Томахин рассматривал проблему реалий на основе американского материала и, следовательно, предложенная им классификация, отражает реалии американской действительности: (здесь и далее см.: Томахин 1982:46-197)

I. Этнографические реалии. Реалии быта. Речевой этикет и нормы поведения

  1. Реалии быта. Жилище;

  2. Одежда;

  3. Пища, напитки;

  4. Бытовые заведения;

  5. Реалии транспорта;

  6. Связь: почта, телеграф, телефон;

  7. Отдых, времяпрепровождение;

  8. Обычаи и традиции, праздники;

  9. Меры, деньги;

  10. Рутинное поведение;

  11. Речевой этикет;

II. Географические реалии

Классификация географических реалий (названия особенностей береговой линии, названия особенностей рельефа, гидрографические названия и др.);

Флора;

Фауна;

Культурные растения

Природные ресурсы и особенности их освоения;


III. Общественно-политические реалии

  1. Государственные символы и символы штатов;

  2. Реалии, связанные с конституцией США;

  3. Реалии законодательной власти;

  4. Президент и аппарат Белого Дома;

  5. Исполнительные ведомства;

  6. Агентство;

  7. Государственные служащие;

  8. Судебная система;

  9. Правительство штатов и местное самоуправление;

  10. Выборы;

  11. Политические партии и общественные организации;


IV. Реалии системы образования, религии и культуры

  1. Система образования;

  2. Религия;

  3. Литература;

  4. Театр и кино;

  5. Средства массовой информации;

  6. Изобразительное искусство;

  7. Музыкальная культура;


V. Ономастические реалии.


Таким образом, рассмотрев различные точки зрения по проблемам классификации слов-реалий, можно сделать вывод о том, что в литературе по данному вопросу прочно утвердился способ группировки реалий по тематическому принципу. В целях систематизации реалий необходимо основываться на экстралингвистическом факторе – тематических ассоциациях, так как основным критерием их выделения является фактор семантический, выявляемый в сопоставлении с лексико-семантической системой другого языка. (Томахин 1982:38)


Классификация, предложенная В.С.Виноградовым, представляет для нас наибольший интерес, поскольку согласно автору, содержание фоновой информации охватывает, прежде всего, специфические факты истории и государственного устройства национальной общности, особенности географической среды, характерные предметы материальной культуры прошлого и настоящего, этнографические и фольклорные понятия и т.п. (Виноградов 1978:87)

Запас лексических единиц, передающих исследуемую фоновую информацию, этот ученый подразделяет на ряд тематических групп: (здесь и далее см.: Виноградов 1978:91-97)

  1. Лексика, называющая бытовые реалии

а) Жилище, имущество;

б) Одежда, уборы;

в) Пища, напитки;

г) Виды труда и занятия;

д) Денежные знаки, единицы меры;

е) Музыкальные инструменты, народные танцы и песни, исполнители;

ж) Народные праздники, игры;

з) Обращения;

  1. Лексика, называющая этнографические и мифологические реалии

а) Этнические и социальные общности и их представители;

б) Божества, сказочные существа, легендарные места;

  1. Лексика, называющие реалии мира природы

а) Животные;

б) Растения;

в) Ландшафт, пейзаж;

4. Лексика, называющая реалии государственно-административного устройства и общественной жизни (актуальные и исторические)

а) Административные единицы и государственные институты;

б) Общественные организации, партии и т.п., их функционеры и участники;

в) Промышленные и аграрные предприятия, торговые заведения;

г) Основные воинские и полицейские подразделения и чины;

д) Гражданские должности и профессии, титулы и звания;

5. Лексика, называющая ономастические реалии

а) Антропонимы;

б) Топонимы;

в) Имена литературных героев;

г) Названия компаний, музеев, театров, ресторанов, магазинов, пляжей, аэропортов и т.п.

6. Лексика, отражающая ассоциативные реалии

а) Вегетативные символы (например: мадроньо-поэтический символ Мадрида);

б) Анималистские символы (например: кабуре – хищная птица, перья которой, согласно поверью, обладают магической силой);

в) Цветовая символика (например: зеленый – цвет надежды (Панама, Чили), символ будущего; желтый - цвет траура (Испания, сред. века);

г) Фольклорные, исторические и литературно-книжные аллюзии. В них содержатся намеки на образ жизни, поведение, черты характера, деяния и т.п. исторических, фольклорных и литературных героев, на исторические события, на мифы, предания и т.п.

д) Языковые аллюзии. Они обычно содержат намек на какой-либо фразеологизм, пословицу, поговорку, крылатую фразу или ходячее выражение.

Ассоциативные реалии связаны с самыми различными национальными историко-культурными явлениями и своеобразно воплощены в языке. Такие реалии не нашли свое отражение в специальных словах, в безэквивалентной лексике, а «закрепились» в словах самых обычных (например: цвета, символы). Г.Д. Томахин также выделяет этот же тип реалий, но называет их коннотативными реалиями – «лексические единицы, которые, обозначая самые обычные понятия, выражают вместе с тем смысловые и эмоциональные «фоновые оттенки». (Томахин 1982:41) Коннотативные реалии противопоставлены денотативным – лексическим единицам, семантическая структура которых целиком заполнена фоновой лексической информацией. (Томахин 1982:41)

Коннотативные реалии находят свое материализованное выражение в компонентах значений слов, в оттенках значений слов, в эмоционально – экспрессивных обертонах, во внутренней форме слова и т.п., обнаруживая информационные несовпадения понятийно сходных слов в сравниваемых языках. Таким образом, словам «солнце», «луна», «море», «красный» и т.п., воплощающим в себе общечеловеческие фоновые знания, сопутствуют в художественных текстах того или иного языка страноведческие фоновые знания, фоновая информация, обусловленная ассоциативными реалиями. (Томахин 1982:42)

Итак, В.С. Виноградов рассматривает и систематизирует запас лексических единиц, передающих фоновую информацию, и отмечает, что «предлагаемая и, видимо, неполная классификация таких единиц неопровержимо свидетельствует, сколь глубоко уходят в народный язык и сколь широко разветвляются в нем корни национальной культуры». (Виноградов 1978:99)


^ ВЫВОДЫ К ГЛАВЕ I



  1. Слова-реалии являются своеобразной и вместе с тем довольно сложной и неоднозначной категорией лексической системы языка. По определению Влахова и Флорина реалиями являются слова и словосочетания, называющие предметы, явления, объекты, характерные для жизни, быта, культуры, социального развития одного народа и малознакомые либо чуждые другому народу, выражающие национальный и (или) временной колорит. Как особая категория средств выражения лова-реалии являются носителями национального и/или исторического колорита. Отличительной чертой реалий является ха­рактер их предметного содержания, то есть тесная связь, обозначае­мого реалией предмета, понятия, явления с народом или страной с од­ной стороны и историческим отрезком времени - с другой.

  2. Следует разграничивать реалии, имена собственные, термины и другие классы лексики, с которыми реалии тесно связаны, а поэтому и часто отождествляются. Реалии являются одним из классов безэквивалентной лексики. Реалии характеризуются гибкостью: не теряя своего статуса, они могут одновременно относиться к нескольким лексическим категориям, то есть, одна и та же реалия может быть и термином, и ксенизмом и т.д., оставаясь при этом реалией. Многие реалии являются выразителями коннотативных значений. Основным критерием отличия реалии от других классов
    лексических единиц является её национальная и (или) временная
    окраска.

  3. В современной лингвистике не выработано единой классификации реалий. Некоторые исследователи не употребляют термин реалия, предпочитая термин безэквивалентная лексика или фоновая информация, другие выделяют реалии как отдельный пласт безэквивалентной лексики и предлагают собственную классификацию.

Верещагин и Костомаров характеризуют реалии как лексику, содержащую фоновую информацию. Они выделяют семь групп слов, наделенных национально-культурной семантикой: советизмы, слова нового быта, слова традиционного быта, историзмы, фразеологизмы, слова из фольклора и слова нерусского происхождения.

Бархадуров представляет реалии как отдельный разряд безэквивалентной лексики и выделяет следующие категории: имена собственные, географические наименования, названия учреждений, организаций, газет и пр.; реалии–слова, обозначающие предметы, понятия и ситуации, не существующие в практическом опыте людей, говорящих на другом языке; случайные лакуны – единицы словаря одного из языков, которым по каким-то причинам нет соответствий в лексическом составе другого языка.

Классификация Влахова и Флорина базируется на нескольких принципах. Авторы учитывают и тематический принцип, и принцип местного деления (в плоскости одного или нескольких языков) и принципы временного деления.

Крупнов создает свою классификацию национально-маркированных слов, основываясь на вышеизложенную классификацию, дополнив ее лишь одной группой рекламных реалий.

Классификация Томахина отражает реалии американской действительности по тематическому принципу: этнографические реалии; географические реалии; общественно-политические реалии; реалии системы образования, религии и культуры и ономастические реалии.

Классификация, предложенная В.С.Виноградовым, охватывает специфические факты истории и государственного устройства национальной общности, особенности географической среды, характерные предметы материальной культуры прошлого и настоящего, этнографические и фольклорные понятия и т.п.

Главный принцип всех имеющихся классификаций реалий – это способ группировки реалий по тематическому принципу.


ГЛАВА II

^ РЕАЛИИ КАК СРЕДСТВО ВЫРАЖЕНИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО КОЛОРИТА


2.1 Особенности употребления реалий в текстах произведений Л. Фейхтвангера


Немецкий писатель 20-го века Лион Фейхтвангер признан мастером исторического романа в мировой литературе. Объясняя свою приверженность жанру исторического романа, Фейхтвангер говорил, что, изображая современные события, всегда испытывает "чувство неловкости оттого, что границы их еще не очерчены. Вино выдыхается, теряет аромат, потому что мы не в силах закупорить бутылку". И если он и "предпочел исторические одежды, то лишь потому, что ему хотелось поднять изображаемую картину над сферой личного, частного, возвысить над окружающим, поставить на подмостки, показать в перспективе". (Фейхтвангер)

Его эпический исторический роман, панорамно охватывающий масштабные события и отдельные судьбы, выявляет закономерности и тенденции изображаемой эпохи через пеструю мозаику субъективного человеческого опыта. Сюжеты романов Фейхтвангера, охватывающих тысячелетние периоды человеческой истории, неизменно развертываются вокруг нескольких "трансисторических констант": война и мир; интеллект и власть; действие и созерцание; национальная идентичность и "всемирное гражданство"; стремление к изменению, совершенствованию человеческого общества - и воля к сохранению вековечного жизненного уклада.

“Гойя, или Тяжкий путь познания”, написанный в 1951году, роман о поисках истины художником, о преодолении им соблазнов славы, почестей, страха перед инквизицией ради великой истины искусства. Писатель воссоздает панораму исторической эпохи времен крушения монархии: французская революция, придворные во главе с алчной Марией-Луизой и недалеким королем предают интересы страны, инквизиция, подавляющая в стране все прогрессивное, крепнущий капитализм. На этом фоне Гойя не сразу приходит к пониманию истинного назначения искусства. И все же ни опасения за свою карьеру, ни страх перед инквизицией не останавливают его, и он создает серию “Капричос” - издевательскую сатиру на королевский деспотизм, на церковь и ее служителей. Это вершина творчества художника.

"Иудейская война" является жемчужиной мирового исторического романа.
Увлекательная и удивительно точная хроника одного из самых сложных и неоднозначных периодов истории Римской империи. Изначально обреченной на поражение отчаянной борьбе за независимость народов Иудеи противостояла вся сила римского оружия.

"Безобразная герцогиня Маргарита Маульташ".
Тонкий, ироничный и забавно-пикантный исторический роман об удивительной судьбе образованнейшей и экстравагантнейшей женщины позднего Средневековья - герцогини Маргариты по прозвищу Маульташ (Большеротая) - и о многолетней войне двух женщин - жены и фаворитки, в которой оружием одной были красота и очарование, а оружием другой - блестящий ум и поистине божественный талант плести изощренные интриги.

Трагедия страны, отражаемая через трагедию семьи, описана в романе "Семья Опперман". Страшные годы времен фашистской Германии воссоздает автор на примере одной семьи -
кто-то предаст, постарается приблизиться к "новому режиму", кто-то замрет в бездействии или уйдет в личные чувства и переживания, но кто-то поймет, что необходимо действовать.

"Лисы в винограднике" - масштабное и удивительно цельное полотно, в котором эпоха предреволюционной Франции XVIII в. и пылающей в пламени Войны за независимость Америки прорисована до мельчайших, увлекательнейших деталей, а великие государственные деятели и политики, блистательные женщины и знаменитые философы и писатели предстают живыми, бесконечно интересными людьми.

“Еврейка из Толедо” (1955) переносит нас в Кастильское королевство времен Реконкисты (12 век). История любви католического короля Альфонсо VIII и еврейки Ракели (исторический факт, засвидетельствованный хрониками) проходит на фоне крестовых походов, феодальных войн, борьбой мусульманских государств Пиренейского полуострова с христианскими королевствами. Экономика страны подорвана, страна опустошена, но сильны воинственные голоса рыцарствующего начала, которое хотело бы силой оружия укрепить пошатнувшуюся мощь страны (королева Ленор, Бертран де Борн). Этим силам противостоят сторонники мирного пути развития: философ Муса, каноник Родриго, министр дон Иегуда. Король - рыцарь, война - его стихия, если бы не влияние Ракель, рыцарствующее начало толкнуло бы его на гибельный для страны путь войн и насилия. Пылкая, глубокая любовь восторжествовала вопреки религиозной нетерпимости, но трагический конец был предопределен.

Во всех своих произведениях Фейхтвангер прибегает к использованию слов-реалиий для воссоздания более полной яркой картины описываемой исторической эпохи. «Наряду с задачей создания национально–исторического колорита они способствуют более полному воплощению художественного замысла автора». (Паморозская 1990:62)


2.2 Лингвостилистический анализ слов-реалий в тексте романа Л.Фейхтвангера “Die Judin aus Toledo”


В результате проведенного нами исследования были выделены примеры лексических единиц, содержащих в своем значении исторический компонент. Основой для систематизации выявленных слов–реалий послужил тематический принцип, лежащий в основе классификаций реалий, разработанных В.В. Виноградовым. Исходя из конкретного, имеющегося в нашем распоряжении материала, можно классифицировать слова–реалии следующим образом:

^ Бытовые реалии

Этнографические реалии

Реалии государственно-административного устройства и общественной жизни

Географические реалии


Выделенные группы слов–реалий имеют достаточно сложный состав:

    1. ^ Бытовые реалии



а) Жилище, имущество;

“und dieses Gebaeude hier, das Castillo de Castro… Seine schnelle, starke Phantasie zeigte ihm das Haus… Schon sprangen die Fontaene wieder, stilles, dunkles Bluehen war im Hofe, … der Fuss trat dicke Teppiche…, und die Waende liefen Inschriften, hebraeische undarabische, Verse des Grossen Buches und der moslemischen Dichter…”

- Автор, используя бытовые реалии, передает атмосферу уюта, детально описывает внутреннее устройство здания, служащего жилищем для испанской знати описываемой эпохи. Читатель видит перед собой журчащие фонтаны, расписанные стены и мягкие ковры, покрывающие пол.

“Ueberall daempften Teppiche den Laerm, die Stille des Hauses wurde durch die plaetschernden Wasser noch stiller.”

“Das Festmahl … fand in der Koenigsburg statt, in jenem Castillo… Man hatte die Boeden dick mit Teppichen belegt und die Treppen mit Rosen bestreut. Die Waende waren mit Gobelins behangen…” –

В королевском замке убранство еще роскошнее: стены украшены гобеленами, пол покрыт коврами, лестницы усыпаны розами. Все это создает атмосферу востока, чье влияние на испанский мир проявляется в деталях быта.

Diwans liefen die Waende entlang, Gobelins hingen von kleineren Galerien, schoene Teppiche deckten die Boeden… ”

“Die Steinboeden… waren mit sanften, dicken Teppichen belegt. Sofas zogen sich an den Waenden hin mit bequemen Polstern und Kissen. Friese rot, blau und golden, liefen um den Raum; verwebt in kunstvolle OrnamenteKleine Fontaene … gaben Kuehlung.” –

Одной из важнейшей деталью убранства помещений той эпохи является диваны с мягкими подушками, стоящие вдоль стен и приглашающие на отдых в комнате, украшенной цветными фресками. В эпоху средневековья роспись стен была распространена для украшения жилища испанской знати.


“Und da war der Patio… Das dichte dunkle Laub der Baeume vertiefte die Stille; durch das Laub aber schauten sattgelb Orangen und mattgelb Zitronen.” - Описание испанского сада переносит читателя в жаркую Испанию, в которой сад с его деревьями служит для укрытия от солнца. Наличие апельсиновых деревьев и деревьев лимона свидетельствует лишний раз о месте описываемых событий.

“Raquel… war in der Saenfte, Jehuda ritt neben ihr. Baldauch, obwohl eine gute Reiterin, befahl sie ihre Saenfte.” –

Средством передвижения людей той эпохи служили лошади и паланкин, или носилки.

“… in dem ^ Kriegszelt des Koenigs. Es glaenzte praechtig rot und golden, mit Wimpeln und Standarten; auch das Innere war kostbar geschmueckt mit Teppichen und Wandbehaengen.”

В романе есть так же и описание королевской военной палатки, пышно убранной военными регалиями и мягкими коврами.


б) Одежда, уборы;

Временной колорит передается с помощью реалий, обозначающих одежду. В определенные времена существует мода на ту или иную одежду.


“Alfonso hingegen war haeuslich angezogen… er trug eine Art Wams mit breiten, losen Aermeln und bequeme Schuhe.” –

Главный герой романа король Альфонсо одет у автора в камзол, так называемую куртку, которую носили обычно мужчины той эпохи.

“Lang und wohlgeschnitten fiel ihm von den Schultern der blaue Mantel des Geleites.”

“Er trug denn auch die Kleidung des islamischen Spaniens und darueber den blauen, gefuetterten Mantel des Wuedentraegers…” –

Голубой стеганый плащ, который носят на плечах, свидетельствует так же об описываемой исторической эпохе.

“…verheirateten Damen trugen Schleier, sehr duenne, kostbare, mehr Schmuck als Verhuellung…”

“… islamische Frauen trugen die Schleier lang und dicht und immer…” –

В гардеробе женщины описываемой исторической эпохи неотъемлемой частью является наличие вуали. Но исламские женщины носили паранджу, закрывающую лицо женщины полностью, в то время как для христианских женщин вуаль являлась лишь украшением.

“Auch waren die Spitzen ihres Mieders und der gruene Damast des Kleides zu kostbar fuer ein junges Maedchen.” –

Одежда того времени шилась из дамастовой ткани и украшалась кружевами.

“Die … Panzerritter… waren unverwundbar, solange sie im Sattel sassen; denn sie waren von Kopf zu Fuss geschuetzt von ihren aus Eisenmaschen gewobenen Hemden.”

“Er hatte erzaehlt von Ruestungen, deren Visier in allen Teilen beweglich war, so dass der Eisenschutz der Augen, der Nase, des Mundes nach Belieben verstellt werden konnte…” –

Описываемые события происходят в Испании рыцарских времен. Именно поэтому автор прибегает к реалиям, обозначающие рыцарские доспехи. В первую очередь, это железная кольчуга, а так же забрало, защищающее лицо.

“… dazu die Gala-Kleider, welche die Calatrava-Ritter bei der Siegesfeier hatten tragen wollen.” –

Согласно рыцарскому обычаю, во время празднования победы в битве рыцари носили так называемые праздничные доспехи.


“Don Manrique war in Amtstracht; er trug, befestigt an goldener Halskette, das Zeichen des Familiars, des Geheimrats des Koenigs, die Brustplatte mit dem Wappen Kastiliens, den drei Tuermen des “Burgenlandes”.” –

Немалое место занимает в романе описание аудиенции и описание костюма королевского служителя. Дон Манрик одет в костюм чиновника, поверх которого висит символ королевского советника, пластина с изображением герба Кастилии.


в) Оружие;

В романе ведутся войны, поэтому автор обращается к реалиям, связанными с оружием.

“Er genosses, mit seinem guten Schwerte Fulmen Dei zuzuschlagen…”

“… bis dieser junge Koenig … durch einen ^ Bolzen den Tod fand.” –

Автор описывает здесь активное использование меча и палицы.

Degen, Dolche wurden erzeugt, schaerfer und schooner als die der nichtmoslemischen Voelker…”

“… sie waren elegant und gefaehrlich wie scharfe cordovanische Degen.” – Испанская знать хорошо владеет острыми шпагами, типичным оружием того времени.

“Von den Zinnen der Koenigsburg sah Alfonso die Mauerbrecher und Belagerungs-Tuerme naeherruecken.”

“Auch war viel Gemunkel… von riesigen ^ Angriffs-Tuermen, Geschuetzen, die gewaltige Felsen within schleudern koennten, von verderblichem Griechischem Feuer.” -

Во времена средневековья города являли собой настоящие крепости и для взятия города использовались тараны, греческий огонь и приспособления для осады города.

г) Виды труда и занятия;

“Sie foederten den Bergbau durch eine neue hochentwickelte Technik. Ihre Weber stellten kostbare Teppiche her underlesene Tuche, ihre Zimmerleute und Bildhauer delikate Holzkunst, ihre Kuerschner jede Art Pelzwerk. Ihre Schmiede schufen Gegenstaende hoechster Vollendung…” -

С помощью слов-реалий автор передает читателю, чем занимались люди описываемой исторической эпохи. Они занимались горным делом, производством ковров, изделий из дерева, меховых и кованых изделий.


д) Денежные знаки;

“Er will es kaufen. Fuer tausend Goldmaravedi. … und drei Kruege wurden mitgefuehrt, gefuellt mit Goldmaravedi.”

“Er nahm die Goldmuenze, wog sie, beschaute sie.”

“Ich habe ihm schliesslich die Grafschaft Evreux ablassen muessen und das Vexin…, dazu dreissigtausend Dukaten.” –

Денежными знаками описываемой исторической эпохи являлись золотой мараведи, дукат и золотая монета, которые использовались в товарно-денежных отношениях того времени.


е) Народные исполнители;

В эпоху средневековья народные исполнители были особо любимы как при дворе, так и народом.

“Es sangen aber die Jogiares, seine Spielleute, kastilisch.”

“Dann, unvermittelt und zum Erstaunen Don Alfonsos, stimmte er ein Loblied an auf den Joglar Juan Velazquez. Gewoehnlich hatte die Kirche nur Worte des Tadels fuer die zweideutige Kunst dieser volkstuemlichen Saenger.”

“Wie sie Gelehrte an ihren Hof zog, … und ^ Troubadours, Trouvers und Conteurs ohne Zahl.”

“Und unbestritten war ihr Urteil, wenn die Damen die Dichtungen der Troubadours und Conteurs zu werten hatten.”

“Nun hatte der grosse Dichter Chretien de Troyes eine ganze Reihe von schoenen, wunderlichen und vieldeutigen Versromanen geschrieben.”

“Dieser trat vor, kuehn und jugendlich, klimperte auf der kleinen ^ Harfe und sang das Lied vom Vilain, vom Lumpigen Buerger und Bauern.”

– При дворе можно было встретить большое количество трубадуров, певцов, сочинителей, исполняющих оды в честь короля и развлекающих его и придворных своим исполнением. Сочинители читали свои романы в стихах о прекрасной любви. Так же они играли на арфах и пели песни о бедных гражданах и крестьянах.


ж) Обычаи, праздники;

Для передачи исторического колорита автор использует описание различных обычаев, характеризующих описываемую эпоху.

Alboroque nannte man das uebliche Hoeflichkeitsgeschenk, das den Abschluss eines Vertrages begleitete.” –

После заключения договора было принято обмениваться подарками для закрепления договоренностей.

“Es war aber der Handschuh das Symbol eines wichtigen Auftrags, den der Ritter dem Ritter gab; der Handschuh sollte nach gluecklich vollbrachtem Auftrag zurueckgegeben werden.” –

В рыцарском мире существовало большое количество различных церемоний и обрядов. Один из обрядов известен как возвращение перчатки ее хозяину по завершении возложенного им дела на другого рыцаря.

“Der grosse Tag war da, der Tag des ^ Adoubements, der Schwertleite, der Tag, an dem Don Pedro den Ritterschlag erhalten sollte.” –

Центральным событием в жизни рыцаря являлась церемония посвящения в рыцари, обставленная с большой пышностью.

“Der ritterlichen Liebe, der Minne, konnte er keinen Geschmack abgewinnen. … Da man die unverheirateten Toechter des Adels selten… zu Gesicht bekam, schrieb die Courtoisie vor, sich in verheiratete Damen zu verlieben und gekuenstelte, gefrorene Liebesgedichte an sie zu richten.” –

Широко известным фактом в истории является рыцарская любовь, которая отражалась в любовных сочинениях, посвященных замужней даме из высшего света.


з) Обращения;

Особое место занимают обращения в романе, ярко свидетельствующие об описываемой исторической эпохе.

Friede sei mit dir, Ibrahim von Sevilla!” –

Герои романа приветствуют друг друга необычным для сегодняшнего читателя образом - они желают друг другу мира.

^ Salve, Domine Ibrahim, gruesste er brummig.” –

Во времена средневековья латинский язык существовал наряду с местными диалектами, и обращение на латинском языке была нормой в кругах испанской знати.

“Es ehrt mich hoch, Herr Koenig, antwortete Ibrahim.” –

Как показали наблюдения, обращение «господин» было возможным лишь по отношению к королевской личности, что совершенно незнакомо современному читателю, привыкшему к такому обращению.

“Du bist schnell gekraenkt, ^ Don Jehuda Ibn Esra, sagte er.”

Dona Leonor!” –

Дополнительная приставка перед именем героев романа свидетельствует о том, что действие романа разворачивается в Испании. При обращении к женщине употребляется приставка «Дона», а при обращении к мужчине «Дон».



    1. ^ Этнографические реалии


В своем романе автор использует большое количество слов-реалий, обозначающих этнические и социальные общности и их представителей.


“Fuer ihre Christen uebertrugen sie das Evangelium ins Arabische.”

“Fuehrer des Widerstandes gegen Don Jehuda war der Erzbischof von Toledo…” -

В основу сюжета романа легли события, происходившие в средневековой Испании во времена правления христианского короля Альфонсо.


“Den zahlreichen Juden … raeumten sie buergerliche Gleichheit ein.”

“Bevor Jehuda die Stadt Toledo verliess…., suchte er Don Ephraim Bar Abba auf, den ^ Vorstand der juedischen Gemeinde, der Aljama. …Die judische Gemeinde … hatte ihre eigene Gerichtsbarkeit, …sie understand niemand, nur ihrem “Parnas” Don Ephraim und dem Koenig.” –

Среди народов, населявших в Средние века Испанию, одним из са­мых многочисленных были евреи. Евреи служили в христианских войсках, работали врача­ми, преподавателями, могли занимать любые должности. В Толедо, например, жили 12 тыс. евреев, живущих по своим законам и имеющих свои синагоги.

“Achtzig Jahre nach dem Tod ihres ^ Propheten Mohammed hatten die Moslems ein Weltreich aufgebaut…”

“…der afrikanische Kalif Jussuf ergriff die Herrschaft auch im Andalus” – Соседствующие с Испанией государства были мусульманскими, что рождало частые конфликты между соседями.



    1. ^ Реалии государственно-административного устройства и общественной жизни


а) Административные единицы и государственные институты;


“Ich habe nichts gegen einen judischen ^ Alfakim, aber euern Juden zum Escrivano Mayor zu machen, dass mir das widerstrebt, mueusst ihr doch begreifen.” – Национально-исторический колорит автор передает при использовании наименования государственных должностей. Управляющего называет альхакимом, а должность, соответствующую современному министру финансов, называет эскривано майор.


“Deine Granden und Ricoshombres sind schwierige, gewalttaetige Herren.” - Высшая испанская знать той эпохи носит название рикос-омбрес.


“Seine Repositarii, seine Rechtskundigen, waren dabei…” – Использование автором испанского наименования законоведев репозитариями переносит читателя в средневековую Испанию.


б) Промышленные и аграрные предприятия;


“Einhundertunddreissig Sachverstaendigen waren ins Land gerufen, …die Landwirtschaft, den Bergbau, das Gewerbe, das Strassennetz zu verbessern.”

“Jehuda konnte ferner berichten von elf neuen Musterguetern, von einer Versuchsanstalt fuer Seidenzucht in der Naehe von Talavera.”

“Jehuda hatte in seinen zahlreichen Memoranden ein einziges Mal die Verbesserung der Pferdezucht, ein einziges Mal die Errichtung von Goldschmiedewerkstaetten erwaehnt.”

“Der Bergbau war uebel heruntergekommen, die Tuchmanufakturen, die Don Jehuda zu solcher Bluete gebracht hatte, waren zerstoert oder zerruettet, die Viehherden weggetrieben, die Schafzucht…gaenzlich verwahrlost.” –


Воссоздание исторического колорита осуществляется автором с помощью слов-реалий, обозначающих промышленные предприятия. Перед читателем воссоздается картина того, как развивалась экономика государства: сельское хозяйство, горное дело, ремесло, инфраструктура, шелководство, коневодство, скотоводство, мануфактуры и ювелирное дело.


в) Основные воинские подразделения и чины;


“Zu dem uebertrug dieser den Oberbefehl der gesamten ^ Armee einem Andalusier, dem bewaehrten General Abdullah Ben Senanid.”

“Don Alfonso beriet mit seinen Offizieren.

“Alfonso konnte nicht laenger warten, er musste seinen Raeten und Feldhauptleuten seinen Plan eroeffnen. Er berief den Kriegsrat.” –

Как и любое другое государство Кастилия имела армию с ее воинскими подразделениями и чинами, такими как генералы, офицеры и прочие чины.


“Da war etwa der Calatrava-Orden. Diese Kerntruppe Kastiliens understand dem Koenig nur in Kriegszeiten… ^ Der Ordensmeister von Calatrava verlangte Audienz.”

“… dazu die Gala-Kleider, welche die Calatrava-Ritter bei der Siegesfeier hatten tragen wollen.”

“Er liess die Ritter vordringen… Auf beiden Flanken aber liess ermohadische Regimenter vorruecken … Die mohadischen Soldaten, beruehmt als ausgezeichnete Armbrustschuetzen, schlossen sich…” –

В средневековой Испании рыцарство занимало особое место в ряду защитников государства. Испанские рыцари являлись членами рыцарского ордена, например Калатравского ордена, во главе которого стоял наставник.


г) Гражданские должности и профессии;


“Du hast mir dein Missvergnuegen darueber ausgesprochen, dass ich dir noch keine ^ Goldschmiede und Muenzmeister ins Land gebracht hatte.”

“Bedient von ihrer Amme Saad und der Zofe Fatima, badete Dona Raquel.”

“Ihre Weber stellten kostbare Teppiche her und erlesene Tuche, ihre Zimmerleute und Bildhauer delicate Holzkunst, ihre Kuerschner jede Art Pelzwerk. Ihre Schmiede schufen Gegenstaende hoechster Vollendung… ”

“Erwar der groesste Buchhaendler der westlichen Welt, er beschaeftigte vierzig Schreiber…”

“Mit dem Geschenk ueberbrachte der Verleger Chakam dem Jehuda eine vertrauliche, muendliche Botschaft des Emirs.” –

Гражданские должности средневекового общества автор передает такими реалиями как мастер золотых дел и чеканщик монет, ткач и столяр, скорняк и кузнец. Такие профессии как книготорговец, издатель и писец свидетельствуют об образованном обществе той эпохи.


    1. ^ Географические реалии


Cuerdova, die Residenz des westlichen Kalifen, galt als Hauptstadt des gesamten Abendlands.” – Описываемые события разворачиваются в западном мире, а именно в южной части Европы, являющейся в средние века центром цивилизации. Об этом свидетельствует тот факт, что город Кордова считался столицей всего западного мира.

“Der Kaufmann Ibrahim aus dem moslemischen Koenigreich Sevilla hatte mit christlichen Fuersten Spaniens Geschaefte getaetigt.” –

Мусульманское королевство Сивилла было одним из самых сильных и развитых государств того времени.

“… sie hatten Tausende aus der Sklaverei der Heiden losgekauft und Tausenden Zuflucht geschafft in Sepharad und in der Prevence.” –

Испанию евреи называли Сефардом, и до сих пор «сефардами» именуют южных и восточных евреев.

“Dieser Jehuda … hatte die Grenzfestung Calatrava gegen die Moslems gehalten…”

“… und so war Toledo die groesste Stadt des christlichen Spaniens, auch grosser als ^ Paris und sehr viel grosser als London.” –

Город Толедо был самым большим и развитым городом средневековой Испании, в то время как Париж и Лондон находились лишь на пути своего расцвета.

“Man versuchte dann auch in anderen christlichen Reichen Spaniens, in ^ Aragon, Navarra, Leon, Buerger und Bauern gegen die Granden zu unterstuetzen.” –

Средневековая Испания была разрозненным государством, о чем свидетельствует наличие других испанских государств, упоминаемых в романе, таких как Арагон, Наварра и Леония.


^

ВЫВОДЫ К ГЛАВЕ II





  1. Слова-реалии служат для передачи исторического колорита в произведениях Л.Фейхтвангера и способствуют наиболее полному воплощению замысла автора.




  1. Анализ проведенного исследования показал, что мы имеем дело с большим количеством слов-реалий в тексте романа “Die Judin von Toledo”.




  1. В основу классификации реалий в романе “Die Judin von Toledo” нами был положен тематический принцип; этот принцип, выработанный на основе классификаций реалий, применим и для реалий в художественных произведениях.




  1. В романе Л.Фейхтвангера “Die Judin von Toledo” встречаются бытовые реалии, этнографические реалии, реалии государственно-административного устройства и общественной жизни и географические реалии. Бытовые реалии имеют сложный состав и подразделяются на жилище и имущество, одежда и уборы, оружие, виды труда и занятия, денежные знаки, народные исполнители и обращения. Этнографические реалии отражают этнические и социальные общности и их представителей. Реалии государственно-административного устройства и общественной жизни имеют так же сложный состав и состоят из административных единиц и государственных институтов, промышленных и аграрных предприятий, основных воинских подразделений и чинов и гражданских должностей и профессий. Географические реалии отражают топонимы.

  1. Автор использует слова-реалии для воссоздания исторического колорита, этнографических особенностей повествования, а также обращается к специфическим бытовым и географическим реалиям.



ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Проблема художественного освоения конкретно-исторического содержания той или иной эпохи неразрывно связана с проблемой передачи ее неповторимого облика и колорита. Эта проблема приобретает особый характер, когда речь идет о жанре исторического романа, в котором ставится цель воссоздать человеческую жизнь прошедших времен. В этом случае писатель неизбежно сталкивается с требованием воссоздания исторического колорита и сознательно стремится его осуществить.

Задача художника состоит не в том, чтобы сформулировать закономерности исторического развития, а в том, чтобы запечатлеть тончайшие отражения общего хода истории в поведении и сознании людей.

Подлинно художественное произведение, начиная с древнейших эпопей, всегда передает исторический смысл своего времени. Вместе с тем, почти вся литература до 18 в. основывается на преданиях предшествующих эпох. Но это не значит, что они могут быть поняты как исторические жанры в современном смысле этого слова. Человечество не обладало в ту пору подлинно историческим мышлением и знанием.

Большую роль в становлении исторического жанра сыграла литература романтизма, остро поставившая проблемы национального своеобразия исторического развития. Начинается интенсивное развитие действительно исторической литературы; создаются исторические повествования, воссоздающие прошлое и в его историческом содержании, и в его неповторимом облике.

Становление исторического жанра имело значение для литературы в целом, так как привело к осознанию самого понятия исторического колорита. Совокупность особенностей конкретной исторической эпохи и принято называть историческим колоритом.


^ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:


1. Амусин М. Фейхтвангер в меняющемся мире. www.teena.org.il

2. Бархударов Л.С. Язык и перевод. М.: Международные отношения, 1975 – 240 с.

3. Брандес М. П. Стилистика немецкого языка: Учебник – М.: Высш. шк., 1983 - 324 с.

4. Вайнрах У. Одноязычие и многоязычие. //Новое в лингвистике.№6 М.: 1972-215с.

5. Вайсбурд М.Л. Реалии как элемент страноведения. Русский язык за
рубежом. № 3 М.:1972 – 156 с.

6. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура: лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного. М.: Русский язык, 1983 -269 с.

7. Виноградов В.С. Лексические вопросы перевода художественной прозы. М.: Издательство Московского университета, 1978 - 172 с.

8. Винокур Г.О. О языке художественной литературы. М: Высшая школа, 1991 – 448 с.

9. Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. М.: Международные отношения, 1986 – 416 с.

10. Гак В.Г. Теория и практика перевода. М.: Международные отношения, 1997 – 348 с.

11. Гуляев Н.А. Теория литературы М: Высшая школа, 1985 – 271 с.

12.Крупнов В.Н. В творческой лаборатории переводчика. М.:Международные отношения, 1976 - 192 с.

13.Медникова Э. Послесловие. Комментарий//Capote T. The Grass Harp. Breakfast at Tiffany’s. Moscow: Progress publishers, 1974. – 223 с.

14. Нарумов Б.П. Испанский язык.//Языки мира: Романские языки. М.:Academia 2001 – 717 c.

15. Паморозская Н.И. Роль слов-реалий в создании культурного фона художественного произведения//Лексика и культура. Тверь:1990. – 439 с.

16. Реформатский А.А. Введение в языкознание. М.: Просвещение, 1967 - 365 с.

17. Россельс В.М. Перевод и национальное своеобразие подлинника.
Вопросы художественного перевода М.: Международные отношения, 1955 – 467 с.

18.Сапогова Л.И. Реалии: фактор времени. Сб. вопросы
лингвистической семантики. Тула:1979 – 394 с.

19.Соболев Л.Н. Пособие по переводу с русского языка на французский.
М.: Просвещение, 1952 – 289 с.

20. Томахин Г. Д. Реалии американизмы. - М: Высшая школа, 1988 – 239 с.

21. Томахин Г.Д. Америка через американизмы. М: Высшая школа, 1982 - 256 с.

22. Томахин Г. Д. Лингвистические аспекты лингвострановедения // Вопросы языкознания. - 1986

23. Томахин Г. Д. Теоретические основы лингвострановедения. - М.: Просвещение, 1990 – 324 с.

24. Федоров А.В. Основы общей теории перевода. М: Высшая школа, 1983 - 303 с.

25. Фейхтвангер Л. Автобиография. www.lib.ru

26. Фирсова Н.М. //Филологические науки. М.:Министерство образования РФ, 2004 – 127 с.

27. Хализев В.Е. Художественный мир писателя и бытовая культура М: Высшая школа, 1982 – 356 с.

28. Хализев В.Е. Теория литературы. М.: Высшая школа, 2002 – 437 с.

29. Чернов Г.В. К вопросу о передаче безэквивалентной лексики при
переводе советской публицистики на английский язык. М: Высшая школа, 1958 – 345 с.

30. Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика. М.: Воениздат, 1973 -
354 с.

31. Шумагер Е.И. Фоновая лексика, ее своеобразие и связь с культурой//Лексика и культура. Тверь: ТГУ, 1990 – 456 с.


СПИСОК СЛОВАРЕЙ:


1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов, М.: Советская энциклопедия, 1966 – 608 с.

2. Краткая литературная энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1962 – 1040 с.

3.Литературная энциклопедия терминов и понятий М.: Советская энциклопедия, 2001 – 956 с.

4. Сомов В.П. Словарь редких и забытых слов М.: Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС, 1996 – 764 с.


СПИСОК ИСТОЧНИКОВ ПРИМЕРОВ:

1. L. Feuchtwanger Die Judin von Toledo – СПб:КАРО, 2001 – 480 с.





Скачать 465.23 Kb.
оставить комментарий
Бондарева Л.М
Дата11.09.2011
Размер465.23 Kb.
ТипКурсовая, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх