Курс философии и философии Науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В. Ломоносова проф. М. В. Желнова февраль май, сентябрь декабрь 2007, январь 2008, Москва icon

Курс философии и философии Науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В. Ломоносова проф. М. В. Желнова февраль май, сентябрь декабрь 2007, январь 2008, Москва


Смотрите также:
Курс философии и философии Науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс философии и философии Науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс философии и философии науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс Философии и Философии Науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс Философии и Философии Науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс Философии и Философии Науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс философии и философии Науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс философии и философии науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс философии и философии науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс философии и философии науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс философии и философии науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...
Курс философии и философии науки ХХ iвека для студентов физического факультета мгу им. М. В...



Загрузка...



Студенты (07/02/Ч.1. Р.3) Понедельник, 30 апреля 2007 г.

Mark V. Zhelnov. Student’s Lectures.2007

Антонов Артём Александрович, гр№409.


Курс философии и философии Науки ХХI века

для СТУДЕНТОВ физического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

проф. М.В. Желнова

февраль - май, сентябрь - декабрь 2007, январь 2008, Москва

Часть первая.

Философия как история философии и история философии как философия.


Раздел третий.

Мировая философская мыль переходного периода, постмодернизма в интерпретации сегодняшнего дня.


Вводные замечания:


Мы слушаем курс философии и философии науки XXI века для студентов физического факультета. У нас уже было введение. Мы сейчас “грызём” первую часть, в ней у нас был первый раздел, посвященный философским идеям, которые существовали до Нового европейского времени, а второй раздел был посвящён уже вот тому длинному XIX веку, да ещё и с хвостиком, который закончился в XX веке. Коротко говоря, мы с вами подошли где-то к последней четверти XX века. И, собственно, даже к последнему десятилетию XX века. И перед нами возникла проблема рассмотрения того, что есть сейчас.

Ну, общее направление было какое? До Нового времени основная проблема была такая: рассмотрение отношения сознания бытия, там всё было постепенгно типа-типа бренности за субъективизм. Там оказалось в конце пространство и время, изобретение которое мы накладываем на действующую какую-то вещь, на себя, неизвестно, что из себя представляющую, а вроде от нас и не зависящую. А потом возникла необходимость объективизировать это. И вот, мы 3 лекции посвятили тому, что показывали, как в разных книгах, причём, кажется, речь идёт о другом. Идёт речь о духе, на самом деле – это объективизм у Гегеля, идёт речь о воле Ницше, на самом деле – это объективизация, потому что мы ищём причины мира в воле, а воля-то ещё складывается из тела, вылезает от туда. Сталкиваются люди, проявляют волю, а отсюда и идет и, и всё в таком духе.

Мы дошли даже до того, что вообще провозгласили, что существует знание без субъекта. Вроде, казалось бы, совершенно всё переобъективизировано, но мы-то с вами внутри знаем, что этот мир создан человеком! И так было много любопытных в том или ином виде объективизировать. Но у всякого процесса есть свой предел. И поэтому тот раздел, второй, который занимался мировой философской мыслью, в том периоде, о котором я говорил, как-то должен быть заменён другим.

^ И поэтому, сегодня, 30 апреля 2007 года мы переходим к разделу №3: “Мировая философская мысль в переходный период, так называемого, постмодернизма на начало XXI века интерпретации сегодняшнего дня и сегодня”. А если раскрыть идею, то она может формулировать следующую фразу. Часто это на слух не воспринимается, но потом можно с этим как-то легко разобраться. Итак, вот она. От крайнего объективизма самотворения, длившегося материального-идеального как реального к новому субъективизму самотворения некой субъективно-объективно виртуальной “настоящей” реальности как целого, теперь и здесь в этом человеке сегодня. Вот так она трудно формулируется. А если ещё более кратко, то можно записать: саморазвитие конкретности размытости субъективного и объективного. И, соответственно, речь пойдёт об установлении противоречий новой эпохи, и, чтобы не было каких-то затруднений, мы берём период очень жёсткий, сдвигаясь к нашему времени. 1997 – 2007 год.

^ Вот нас примерно, что интересует. А в этом разделе, у нас будет 1-ая лекция. По счёту она идёт под номером 12.

Вопросы:

1. Выход к XXI веку на первый план сущностного аспекта философии объективного в субъективном и субъективного в объективном Концепции нео-эпистемо-логического типа в XXI века об объективно-субъективно-виртуальной реальности. Озадачивание (восстание текстов, предметов и сознания) Новое видение субъектов на на основе, казазлось бы, преодоленного коллексизма: Юм и Решес.


Определённость Неопределённости.


2. Нео-эпистемо-логические концепции аналитического типа в XXI веке. Холмский и Девидсон.


Истинность Неистинного.


3. Концепции средней интенсивности нео-эпистемо-логическихконцепций натурализирующего вида.


Очевидность Неочевидного.


4. Слабые концепции нео-эпистемо-логического типа в XXI веке.


Рациональность Нерационального.


5. Неистинная мера свободы, а мера свободы – мера истинности. Размывание старого и ориентация в новом мире. Революционный переворот. Соотношение между истинной и свободой.


***

Литература:


Учебно-справочная:


1. Канке Виктор Андреевич. Философия. Исторический и систематический курс. Учебник для Вузов.-5-е Изд., доп. и перераб. М.: “Логос”.2005.-(Обнинский Институт Атомной Энергии).- Глава 30. Аналитическая философия. стр. 275-298.

2. Антология. Аналитическая философия: столкновение и развитие. Москва, “Дом интеллектуальной книги”, 1998 год.


Дополнительная:


1. Холмский. “О природе и языке”, Москва, 2002 год.

2. Девидсон. Истина и интерпретация”, Москва, 2003 год.

3. Данте Артур. “Аналитическая философия и история.”, “Идея-пресс”, Москва, 2002 г


Свеженькая:


4. Нагумнова Светлана Форвазовна. “Существует ли разрыв в материалистических объяснениях психики?”Проблемы философии”, 2007 год, №1, стр 90-105.

5. Васильев Вадим Валерьевич. “Мост и сознание: выход из лабиринта.” “Проблемы философии”, 2006 год, №1, стр 67-79.

Основная цель сегодняшней лекции

состоит, по крайней мере, в следующем:


Во-первых, я постараюсь показать, различные степени интенсивности концепций, которые относят к эпистемологическим, т.е. к тем, которые ставят как главное – это объяснение познавательного процесса. Как они меняются именно в XXI веке, в этом, как теперь говорят, вся фишка. Поэтому прошу обратить внимание именно на это! И главное 3-х типов. Вот это и есть такая аналитическая философия. К ней не отводится современная эпистемологическая концепция. Вот есть натурализированные, есть исторические. Вот на них мы и обратим внимание.


Во-вторых, я постараюсь подчеркнуть, вот такие же всё-таки основные идеи именно позволяют нам совершенно определённого утверждения, что это идеи сегодняшнего, нашего дня. Раскрыть вот эту странную фразу. Что же за восстание масс?.. Ну, это понятно. А вот что такое восстание вещей? Что такое восстание языка? Чот такое восстание текстов? Что такое восстание тела? И как эти проблемы могут и стараются решить названные нами концепции.


Первый вопрос


Ч
Аспекты философии.

Размытие концепций. Выход на проблему.
то это означает? Выход на первый план – сущность аспекта философии. А он-то что означает? У нас-то с Вами уже было выделено 2 аспекта. Первый – он принципиальный. Вопрос об отношении сознания и бытия. Принципиальный, зато обязательно должен быть самым примитивным. Помните, мы с Вами в самом начале делили все концепции? У нас был основной вопрос, как бы существующий один. Вот этот. И у него есть 2 стороны: одна состоит в том, что ещё произошло, там мы выделили концепции материализма, идеализма… И другая была сторона основного вопроса – постигаемости, познаваемости, а там мы тоже выделили 3 крупнейших концепции: эпистемологический оптимизм всё познавания или неоптимистический взгляд, ни что я не познаю, а 3-ий должен быть хитрым, как всегда… Какой? Скептицизм. Не знаю: то ли познаю, то ли нет.

Мы это рассматривали. Вот здесь это сложилось так. А потом эти концепции стали размываться в XIX-XX веке, и, в конце концов, если обобщить всё, что в это время происходило, то происходил, вот тот

ненравящийся Вам тезис о том, что вместо такого, казалось бы, ясного понятия бытия, вещества и сознания, возникло проблема материального и идеального, а в самом неприятном для нас виде, это когда мы говорим, что материально без грамма вещества и идеальное в веществе. Вот этим человечество разбиралось 2 века. Никак не могли понять… Как же это так?

С
Понятие центрального аспекта философии. Итог.
колько не о-внещ-няй невещественное, а мне сопротивляется, и для меня оно уже играет роль стенки, которую не пробьешь. А выясняется, что это мысль… Вот… Мир денег, рынка. Кто его создал? Мы! А мы уже вынуждены подчиняться ему. Я уж не говорю о всём остальном. И наоборот, вот это была проблема. Никак они не могли понять! Как же вот? Почему люди подумали и могут что-то реализовать. Как это? Мысль идеальная превращается в материальную идею. Потому что казалось, что это разные вещи. А оказывается, нет! То, что я называю идеальным, оно и есть отражение материального. Потому и существует.

И вот так вот все концепции и развивались. Это был так называемый центральный аспект. Вот он по серединке оказывается. А теперь мы переходим вот к чему. Да где же это самое просто “бытие” и “сознание”? Да нет их самих по себе. Это я придумал, а, на

самом деле, всё перемешалось. А уж это первый был такой запутанный вопрос. А потом во втором у нас аспекте появилось что? И материальное – это идеальное. Тоже оказалось, что ничего страшного нет. Оказывается, его можно понять, когда я вскрою то, что материальное – это я и есть.

В
^ Сущностный аспект философии.

Отношение к свободе. Восстание масс.
от когда Вы это вскрыли, возник там самый сущностный аспект, и он, как это Вам покажется странным, раскрылся только в конце XX века. Тогда, вот, что появилось? Когда вот это объективное, созданное, то, что мы с Вами называем овещнённое, начало бить меня по голове. Всё, что я создал, восстало! Вначале


Восстание вещей.
века XX разрушились монархи, старые структуры – массы восстали. Вдруг к деятельности прорвались массы. Смели господствующие слои. И попытались осуществить свои идеалы. Но кроме тоталитарных режимов под видом демократии ничего массы придумать не могут, потому что идеи у них другие. Каждый в отдельности не может влиять на целое, поэтому хочется, чтобы был порядок, чтобы было жёсткое что-то, установленные правила, в которых он должен жить. Не хочу я свободы! Я ненавижу свободу! Я просто люблю запустить в окошко камень, чтобы разбить – это, пожалуйста. А если мне надо всю жизнь определить, если каждый день я рискую и могу нищем остаться, не хочу! Вот это простая идея, она и господствовала!

Восстали массы. Это ещё ладно! Вдруг восстали вещи! А именно: Вы живёте в мире, потребляете. Вы бегаете за джинсами. Не

В
Восстание языка.
ы носите джинсы, а джинсы Вас носят. Не Вы водите машину, а машины вас возят. И Вы, глупенькие дурачки: “е машину, мне машину! Дорогую, хорошую!” А выпустили массы – и теперь, пожалуйста! Попробуйте проехать по Москве, правда, не 29 апреля, не 30 апреля, ну 1-ого и 2-ого мая тоже. Разве что в центре всё перекроют, а потом Вы будете, высунув язык, стоять в пробках. Выезжать как можно раньше. И смысл этой “великой” идеи “моя машина”? “Куда поеду – туда приеду” – становится идиотизмом! Туда когда хотите – не получится. Наоборот! Сядешь в метро – быстрей доедешь! Вот какая проблема возникает. Т.е. восстаёт всё против Вас.

А язык?.. Тоже восстаёт против Вас. Не понимаю я, что такое. Оказывается, он не просто мне служит, а сам творит! Он определяет

зависимость от того, что я знаю языки, у меня совершенно другие возможности. Он изменяется, я ему подчиняюсь. Я вынужден вдруг оценивать какое-то новое выражение и всё менять.

Т
Восстание текстов.
ексты восстали… Тексты! А как? А я их ловлю где-то там в Интернете, а они меня определяют! Один текст, другой текст. А что

такое текст? А это буквочки какие-то соединённые… А чего они означают?.. Не знаю. Всё идёт каким-то невероятным образом.

А
Восстание тела.
самое главное, в конце-то концов, родное тело восстало против меня! Болею я. Дебильность распространяется средняя. Не


Восстание природы.
отдельная, а средняя. Тело восстало – рожать перестали. Вопрос перед медициной встал какой теперь? Не помогать, чтобы больше родилось, как раньше было, ну немножко лечить, главное-то теперь продлить возраст стариков. Нового-то нету! Чего делать? Надо стареньких хоть как-то подчинить, немножко сделать.

А экология… Так это вообще! Природа против меня восстала! В Ленинграде, говорят, сегодня снег идёт. Лыжи можно доставать, чтоб


Сущностный аспект. Отношения субъективного и объективного.
кататься. Короче, вот что происходит. А вот что выясняется? Выясняется, что это я всё натворил. И все остальные загадки становятся очевидными. Если я всё натворил, моя деятельность, я – субъективное, не в смысле один, а субъективное всё, что я делаю. Вот это и есть самое главное!

И возник вот этот сущностный аспект. Ты и то, что тобою создано, тебе что-то противостоит. И вот ты должен вертеться, как ты хочешь. Вот это и есть такой

сущностный аспект. Объективное оказывается субъективным, а субъективное – объективным. Поэтому мы и начали с Вами провозгласить не обоснованно ту вот не нравящуюся Вам схемку метафизики или меры субъективного и объективного, где что-то переходит, какие-то там подразделения… А вот они-то и есть. Мы-то не придумали, они сейчас только раскрылись. И то мы не научились ими пользоваться. Вот в чём дело. Ну, а как естественно, с прежней точки зрения, занятые этими проблемами?

П
Концепция нео-эпистемо-логического типа.
режде всего, понятно, это концепции нео-эпистемо-логического типа. Поскольку Вы пытаетесь создать теории, как познать мир, Вы очень логично заявляете: “Извините, что Вы мне

говорите, каков мир? Я этого не знаю и знать не желаю до тех пор, пока я не выясню, что я получаю в процессе постижения мира, каковы методы, которыми я работаю, что они из себя представляют? Если я уберу процесс познания, тогда и ничего не хочу с Вами беседовать! Я хочу знать, что я хочу познать!” А это вот и есть концепции нео-эпистемо-логического типа. Идея простая. На первое место – познание. Никаких там других. А если это познание, что я могу сказать? Познаю субъективно-объективное, объективно-субъективное, то поскольку раньше бы я мог сказать, что вот это реальность, а вот это – нереальность, то теперь этого нет. Теперь я сказать этого не могу определённо, то поскольку это перепутано, то теперь всё субъективно-объективное, и я придумал для такого состояния термин. Называется он “виртуальное”. А что такое “виртуальное”? Ну, раньше такой термин вызывал недоумение, протесты: “Как это, есть или нет? Или есть, или нет!” Для Вас, я думаю, тем более занимающихся разными частицами, это вообще не проблема. Потому что, действительно, теоретически, чем Вы занимаетесь, это с одной стороны есть, а с другой стороны этого и нет. В этом вся и проблема. Потому для Вас

т
Понятие виртуального.
акое представление, что “виртуальное” – это что-то совершенно нереальное и неизвестно что, да это сложно, совершенно не ясно, как

постигать эту “реальность”. Но задача-то не в том, чтобы сказать, что вот у меня где-то там, как сказал Фейнман “там внизу места много”. Туда я и влез, у меня там, у-у-у-у, какая широта. Что я получаю? А ведь это же я переношу на всё! А оказывается, не только касаемо каких-то там частиц. Но и химии, биологии, геологии… Да и просто в нашей жизни выясняется, что всё, в той или иной степени, не ведомо…

Вот мы и живём с Вами в мире виртуальном. Вроде стипендия есть, а вообще-то её нет. Хотя, хочу Вам сказать, что видел приказ, не знаю, получили ли Вы или нет, но Вам по 600 рублей ректор выделил. Получили? А? Ну, вот! Я и говорю! Получили и забыли! Получили, и их уже нет. Вот поэтому по каждому вопросу возникают парадоксы такого типа. Нельзя жить на эту стипендию. Вы думаете, это только Вы знаете об этом? Нет! Теоретически об этом знают все. И говорят, и обещают. Но ужас-то, а точнее не ужас, а интерес состоит в том, что живёте же! Живёте? Вот! Живёте! Я могу Вам сказать совершенно точно, что были времена, когда создавался университет, и сама идея, аспирант имел отдельную комнату и получал по 700 рублей. На 700 рублей он мог жить даже с семьёй. Мог-мог! Но это другие совсем, это когда вот создавалась атомная промышленность, другие деньги… Ну, а на эту невозможно, но можно! Значит, виртуальное! А отсюда вытекает новое видение, получается, это какие-то идеи субъективизации, что же такое Ах, разве у меня всё субъективно? Нет! Везде меня вот такая виртуальность озадачивает. И перед людьми, которые любят точные выкладки и расчёты, как раз и возникает вот проблема решения вот этой трудной ситуации.

Мы здесь с Вами выделим 2 акта. Как всегда, при решении какой-то проблемы выясняется какие-то 2 очерчивающие фигуры. Это, конечно, наследники разных концепций, но есть такой вот представитель католической философии Григо Тюнф. Он представитель, так называемого, семантического прагматизма. В чём дело-то?.. Он католик. Идея такая. Всегда он рассматривал постижение 3-х ступенчатое. Есть интеллект, такой вот мир, Бог, который создал мир вещей, ну, а Вы познаёте эти вещи.

Значит, есть какое-то что-то вне Вас, существует какой-то мир, ну, а у Вас был промежуточный какой-то, потом референт, который что-то означает. Знаки какие-то появились. Он что-то означает у Вас. Т.е. есть объективное и Вы как-то через что-то, через знаки какие-то, что-то такое фиксируете.

А
^ Ноэмы.
согласно классике, Вы вот среднее звено, это так называемые ноэмы. Вот есть феномен, а есть ноэмы. Среднее звено. Вот что в мире есть,

ч
Методологический прагматизм
то идёт оттуда, но Вы смотрите непосредственно на что-то, отражаетесь, фиксируете знания, а вот средненькое звено, т.е. со стороны что-то поступающее, Вы потеряли. А отсюда выдвигается простая идея: современные концепции потеряли вот это средненькое звено, и вот такое вот нужно найти остриё стрелы, ну и между тем, что отражается и что отражено. Вот это и есть ноэмы. И пытаться создать новые концепции. Значит, Вы иногда рождаете смысл. Да какая разница? Что-то там глубинный смысл. Нет, вот есть и всё! Я фиксирую. Вот это был такой философ.

Другой представитель – наследник К. Поппера – это представитель, так называемого, уже методологического

прагматизма. Николас Решес. Ну, он американец. Ну, конечно, он говорит: “Надо создать чистую науку, но, не убрав всё субъективное, а как-то осмыслив, что не происходит.” Он утверждает, что все теории, если их рассматривать, никогда не достигали того, что они объявляли. Хотели точности – как раз раскрыли, что всё не точно, хотели ясности – как раз придём к тому, что всё не совсем ясно. Т.е. вот, запутались как бы. Ну, можно ли найти хотя бы одно серьёзное положение, которое бы нельзя было оспорить или хотя бы поспорить, по сути? Ну, как же? Живём – умираем, умираем – живём. Ну, как же? Всё каждый день двойственно у нас.

Вы же вот сейчас находитесь в этом процессе. Только Вы что-то такое осознали, выучили, как это тут же всё устарело, выбросили на помойку, а нового не появилось. А что я? А я должен в промежутке. Я должен и прошлое оценить и всё время выскакивать вперёд, куда-то стремиться. Отдельные постановки вопросов, это хорошо, если что-то сдвигается. А наука она хитрая. То она великие открытия даёт, то какие-то безумные идеи, а потом, а-а-а-а, и всё застопорилось. Вот поэтому Вы всё время находитесь в этом процессе озадачивания.

И что же делать в данной ситуации? Ну, ничего! Вот Вы и должны понять. Да, Вы субъективизируете мир, но это и есть в то же время объективизация процессов. Вы ставите что-то, опыты делаете, но если Вы не можете не делать этого, значит, у Вас какие-то есть объективные причины для этой деятельности. А отсюда вот эти все проблемы: выясняется то, что да, всё неопределённо, но я не могу жить с этим, среди сплошной неопределённости. Я всё-таки стремлюсь к какой-то определённости. Но только я что-то определю, и вот так, извините, оно уже то, что мне кажется совсем не определённым, чему я поставил предел, то, что я зафиксировал, чтобы определить, т.е. что-то выделить, оно оказалось неопределённым. Надо заново брать.

Плохо это или хорошо? Ужасно или замечательно?

Стоит Вам только зафиксировать одну сторону, значит, сказать что-то определённое, тогда Вы застываете. Но стоит Вам подчеркнуть неопределённое, - да, пошатнулся мой прошлый идеал, но зато открылось новое что-то…

Стоит уйти от этой одной части, и Вы окажитесь в очень тяжёлом состоянии. Ну, и как же реализовали вот эту общую постановку разные концепции, они делятся, как часто считается, на концепции, которые основную идею выделили наиболее резко, сильно; есть, конечно, средненькие, есть и слабо.


Второй вопрос


С
Сильные концепции.
ильные концепции. Мы с Вами зафиксировали, что это аналитические концепции. Аналитической философией часто называют это. Что тут можно сказать? Помимо того, что уже мы говорили, мы выделили с Вами те моменты, которые были у нас с Вами, они формулируются таким образом. На самом деле, не хочу я знать ни смысла, ничего. Я хочу знать мои предложения, как я пишу, мой текст, с которым я работаю. Вот это моя жизнь, цивилизация, компьютер, а, на самом деле, стало непонятно. Если это так, то появились какие-то научные мифы, игра, и вот – сочетание этих слов стало употребляться широко. Игра в научные мифы, а я и согласен! Да и меня и не интересует, что в действительности где-то есть. Вот да, вот мы так играем. А что? А где разница между наукой и мифом? Конечно, я что-то объективное изучаю. У меня есть возможность что-то подчеркнуть, но тоже не очень-то! И поэтому, не понятно, где там грани, и как дальше. Вот обсудить эти темы взялись 2 известных мыслителя. Всегда обнаруживаются 2 какие-то грани и т.д.

Н
Структурализм.
у, это концепции, вон, появились у нас с Вами… Холмский…

Вообще-то он такой. Идея его состоит в том, что он

п
Язык
ытается создать минималистские программы. Вообще он наследник структурализма. Идея структурализма она очень интересна. Не выдерживает критики, но очень интересна. Ну, что мне заниматься историей?! Я хочу взять срез сегодняшнего дня. Я выделю структуру: вот это так, так и так расположено, и я её изучаю. А история? Да если начну выдумывать, откуда это всё взялось, то в этом минусы есть. Другое дело, потом выясняется, что сама структура изменяется, но это очень важно и интересно.

В
Порождающая грамматика
от ещё наследник структурализма – Фернандо де Софюро. Был такой специалист в области языка. В чём идея всех нововведений в языке, которые возникли в XX веке, а вообще-то идут из XIX. Они состоят в том, что как раз идея, что язык – это нечто живое, он сам по себе живёт. И надо уметь им пользоваться. И поэтому, если вы научитесь изящно и экономно пользоваться языком и теми методами, которые Вы разработали, вот это и оказывается главной задачей. Там есть такие термины.

^ Порождающая грамматика. Ну, как Вы рассматриваете грамматику? Подумаешь. Соединение слов… Нет! А

вот из этого соединения неожиданно скрываете структуру, грамматику внутреннюю, и у вас получается что-то новое. И Вы можете в целом дать, в частности, в физике тоже, Вы можете раскрыть не только какие-то природные явления, вне Вас как бы, но и сознание своё! Язык как природный объект, как когнитивная способность, входящая в геологическое наследие нашего вида, физически представлено в человеческом мозге и доступно для изучения. Вот он там занимается, и показывает, что язык устроен экономно, и Вам тоже нужно экономить.

Тут деталей не будет, но в этом-то всё и дело. Он там пытается выделить ядро какое-то знание, удалить там всё, что не надо, но этим я с Вами заниматься не могу.

Наряду с этим, существует ещё один сильный представитель аналитической философии. Дональд Дери написал книгу “Знание научное и понимание”. Он наследник Уиллорда Вайна. Мне удалось в своё время, я был знаком с ним. Вайн – старнеький, если и помнит что-то, то что-то с трудом, а этот молодой. Ну, расскажу один случай.

Это был 1998 год… У-у-у-у, как много времени прошло уже…

Девидсон – он ученик Вайна, непосредственно. Дело в том, что в американских конгрессах, Вам нужно это учесть, если Вы делаете какой-нибудь доклад, Вы должны преследовать такой определённой стиль.

Во-первых, не надо никого перегружать никакими там фразами, надо легко говорить. И обязательно должна быть в Вашей речи какая-нибудь шутка. Простенькая. Или парочка смешных моментов. И надо говорить не долго, а коротко. Тут, мол, это не так и важно, а так найдёте потом в литературе, почитаете. Перегружать нельзя. И вот в качестве шутки, когда выступал сам Вайн, было следующее.

Вайн – лидер всего этого направления аналитической философии, а перед ним выступал Девидсон. Ну, и старик чего сказал: “Ду, ну я слушал тут, чего-то выступали, ну вот передо мной выступал этот мальчишка, мой ученик…” А этому “мальчишке” уж 64 года… Вот такая шутка. А Вайну было на тот момент под 90…

Т
Эмпиризм. Глупость эмпиризма.
ак вот, Вы не помните, Вайн выдвинул идею, 2 догмы эмпиризма.

В чём глупость эмпиризма? Во-первых, предполагается, что есть сами по себе, так называемые, данные. Вот Вы как думаете? Сижу в опыте – вот данные, потом обработка. Ничего этого нет! Всё идёт

по-другому. Ничего этого нет! А второе – всё сложное моно свести к простому, а выясняется, что простого-то тоже нет, и всё свести к простому нельзя. Это изначально примитивное движение…

Он показал, и мы с Вами говорили, что есть антологическая относительность.


Третий вопрос


С
Интерсубъективизм.
егодня – одно знание, завтра – другое, это детское, глупое представление, всё ошибочно и и относительно внутри, онтологически, что в самом главном, в существе содержатся уже ошибки. Это вот идеи Вайна. А Девидсон развернул это ещё более. Даже если это убрать, всё равно нельзя понять, потому что есть ещё некая тематика антологических обязательств.

Т.е. я понимаю, что нет ничего в мире, но моя

структура, моё мышление так устроено, всё моё представление о науке, что я должен выполнять вот эту глупость, которая называется антологическим обязательством. Я должен всё каким-то образом приврать. Вот мне удобно и я каким-то образом признаюсь, что вне меня существует мир. И вот это он создал стандарт. Композиционное значение интерсубъективизма. Понимание композиции. Целиком. Что же тогда объективно, если данных нет?..


И на самом интересном месте подвела техника… Вот как раз именно в этот момент диктофон решил отрубиться, не захотев меня об этом предупредить…




Скачать 170.04 Kb.
оставить комментарий
Дата10.09.2011
Размер170.04 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх