Концепты эмоциональных состояний в лингвокогнитивном и лингвокультурном аспектах (на материале английского языка) icon

Концепты эмоциональных состояний в лингвокогнитивном и лингвокультурном аспектах (на материале английского языка)



Смотрите также:
Концепты «счастье» «НЕсчастье» в лингвокультурном содержании русских пословиц...
Александрова О. В...
Терминосистема предметно-специального языка «Банковское дело» в лингвокогнитивном аспекте (на...
Культурные сценарии реализации эмоциональных концептов в художественном дискурсе...
Средства выражения морально-этической составляющей категории девиации (на материале английского...
Конструктивная роль фреймов прагматической связности реплик в диалогической речи (на материале...
Система языкового образования в неязыковых специализированных вузах (на материале английского...
Исследование на тему «Динамика эмоциональных состояний личности в условиях кросс-культурной...
Программа вступительного экзамена в аспирантуру По специальности 10. 02. 04 германские языки...
Лексикология и фразеология современного английского языка...
Учебная программа Дисциплина История английского языка Специальность 033200 Иностранный язык...
Речевые средства выражения инвективных смыслов в жанре комментария публицистического дискурса (...



скачать


На правах рукописи


Подлесова Ольга Александровна


КОНЦЕПТЫ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЙ В ЛИНГВОКОГНИТИВНОМ И ЛИНГВОКУЛЬТУРНОМ АСПЕКТАХ

(на материале английского языка)


Специальность 10.02.04 – германские языки


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Самара 2009

Работа выполнена на кафедре английской филологии

Государственного образовательного учреждения

высшего профессионального образования

«Поволжская государственная социально-гуманитарная академия»


^ Научный руководитель: доктор филологических наук,

профессор кафедры английской филологии

Савицкий Владимир Михайлович

ГОУ ВПО «Поволжская государственная

социально-гуманитарная академия»


^ Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор,

зав. кафедрой английской филологии

Ощепкова Виктория Владимировна

ГОУ ВПО «Московский государственный

областной университет»

Институт лингвистики и межкультурной

коммуникации


кандидат филологических наук,

доцент кафедры иностранных языков

^ Фурер Ольга Вениаминовна

ГОУ ВПО «Поволжский государственный

университет телекоммуникаций

и информатики»


Ведущая организация: ГОУ ВПО «Пензенский государственный

педагогический университет

им. В.Г. Белинского»

кафедра перевода и переводоведения


Защита состоится «28» мая 2009 г. в «14.00» часов на заседании диссерта- ционного совета Д 212.216.03 ГОУ ВПО «Поволжская государственная социально-гуманитарная академия» по адресу 443099, г. Самара, ул. М. Горького 65/67, корпус 1, ауд. 9.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Поволжской государственной социально-гуманитарной академии по адресу: 443099, г. Самара, ул. М. Горького 65/67. Текст автореферата размещен на сайте www.pgsga.ru


Автореферат разослан «15» апреля 2009 г.


Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат филологических наук, доцент Е.Б. Борисова

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Лингвистика эмоций – успешно развивающееся в настоящее время направление языковедческих изысканий. В этой области работают В.И.Шаховский, Н.А.Красавский, Н.В.Думанова, С.В.Зайкина, С.Г.Воркачев, Е.Ю.Балашова, Е.Ю.Мягкова, Ю.В.Казачкова, И.Г.Заяц и ряд других исследователей. Отражение эмоционального мира человека языковыми средствами и речевыми способами изучено в денотативном аспекте (обозначение эмоций в естественном языке), в сигнификативном аспекте (десигнация эмотивных концептов лексическими и фразеологическими единицами) и в коннотативном аспекте (выражение эмоций в системе языка и речевой деятельности). Проанализированы психолингвистическая и социолингвистическая грани проблемы. В несколько меньшей степени исследована лингвокультурная сторона вопроса (национально-культурная специфика отражения эмоций в этноязыке и речи на данном этноязыке) и его лингвокогнитивная сторона (эмотивные концепты как форма отражения действительности).

Актуальность настоящего диссертационного исследования обусловлена, с одной стороны, необходимостью дальнейшего развития лингвистики эмоций в денотативном, сигнификативном и коннотативном аспектах, а с другой стороны, недостаточной разработанностью данного научного направления в лингвокогнитивном и лингвокультурологическом направлениях.


Объектом диссертационного исследования являются английские лингвокультурные концепты тех эмоциональных состояний, которые отражены в семантике лексических и фразеологических единиц, входящих в состав соответствующего лексико-фразеологического поля английского языка.


Предметом исследования является когнитивная структура вышеозначенных английских лингвокультурных концептов и строение упомянутого поля.


В работе ставится цель описать систему английских лингвокультурных концептов эмоциональных состояний и их языковых десигнаторов в когнитивном аспекте.


Поставленная цель обусловила необходимость решения ряда задач:


  • разработать формализованный метаязык описания вышеупомянутых концептов;

  • построить на его основе сценарии типовых социокультурных ситуаций, в которых возникают рассматриваемые эмоциональные состояния;

  • путем сопоставления сценариев установить сходство и различия анализируемых концептов в когнитивном аспекте;

  • выявить систему английских эмотивных концептов в указанном аспекте;

  • описать национально-лингвистическую специфику отражения эмоций в семантике английского лексико-фразеологического поля «Эмоциональные состояния».


^ Научная новизна проведенного исследования состоит в том, что в его рамках


  • создан искусственный семантический метаязык AFFECT для формализованного описания эмотивных концептов в когнитивном аспекте;

  • разработана система сценариев эмоциогенных ситуаций, входящих в состав английской лингвокультуры;

  • английские эмотивные концепты системно описаны в когнитивном плане;

  • установлена связь между английской концептосферой эмоций и английским лексико-фразеологическим полем «Эмоциональные состояния»;

  • выявлен ряд черт национально-лингвистического своеобразия отражения эмоциональных состояний в семантике английских языковых единиц.


^ Теоретическая значимость проделанной работы заключается в том, что полученные результаты могут быть использованы для дальнейшего продвижения в разработке принципов лингвокогнитивного исследования этнически маркированных концептов и их языковых десигнаторов.


^ Практическая ценность диссертации обусловлена тем, что собранные материалы и сделанные выводы могут лечь в основу написания учебного пособия по лингвокогнитивистике, а также применяться при разработке лекционных курсов и спецкурсов по общему языкознанию, лексикологии и фразеологии английского языка, лингвокультурологии, при руководстве подготовкой курсовых и дипломных работ, докладов и рефератов в рамках НИРС.


^ Теоретической и методологической базой исследования послужили труды отечественных и зарубежных ученых в области лингвоконцептологии, когнитивной семантики, теории фреймов и сценариев, лексикологии и фразеологии английского языка.


Материалом исследования является корпус английских лексических имен эмотивных концептов общим объемом 240 единиц; корпус английских фразеологизмов и иных устойчивых словосочетаний, обозначающих эмоции, общим объемом свыше 180 единиц; корпус русских лексических и фразеологических номинаторов эмоциональных состояний в количестве 220 единиц; корпус англоязычных примеров речевого употребления вышеозначенных имен общим количеством 80 текстовых фрагментов; корпус англоязычных словарных дефиниций и этимологических справок общим числом 950 единиц.


В качестве инструментов исследования нами используются следующие методы и методики: ситуационно-семантический метод; метод анализа словарных дефиниций; метод компонентного анализа; пóлевый метод; элементы этимологического анализа; методика лексико-комбинаторного анализа.


^ На защиту выносятся следующие положения:


  1. Английские лингвокультурные эмотивные концепты зафиксированы в семантике языковых единиц, входящих в лексико-фразеологическое поле “Эмоциональные состояния”. Они выявляются из семантики их языковых десигнаторов, отражают так называемые наивно-житейские представления о внутреннем мире человека и не во всем совпадают с теоретическими (научно-психологическими) представлениями об эмоциях.

  2. Во внутренней форме английских языковых номинаторов эмоций зафиксированы некоторые категориальные признаки соответствующих эмотивных концептов.

  3. Английские концепты базальных эмоций, содержащиеся в семантике единиц лексико-фразеологического микрополя, образуют систему, складывающуюся на пересечении оппозиций [положительные – отрицательные эмоции], [стенические – астенические эмоции], [прогностические – эпигностические эмоции].

  4. Английские концепты социальных эмоций, содержащиеся в семантике единиц лексико-фразеологического микрополя, образуют систему, складывающуюся на пересечении оппозиций [положительные – отрицательные эмоции], [аутоориентация – гетероориентация], [свой – чужой].

  5. Языковая десигнация английских эмотивных концептов характеризуется этнолингвистической спецификой по сравнению с десигнацией аналогичных концептов в других языках.


^ Апробация работы. Результаты диссертационного исследования излагались в докладах на Всероссийской научно-практической конференции (Воронеж, 2006) и на VI Всероссийской научно-практической конференции (Пенза, 2008). По теме диссертации опубликовано шесть работ, в том числе одна – в сборнике, рекомендованном ВАК РФ.


^ Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка. Список включает 191 наименование, в том числе 51 – на иностранных языках. Общий объем диссертации составляет 180 страниц.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во Введении обосновывается актуальность исследования, формулируются его цель и задачи, указываются методы исследования, а также научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность полученных результатов, приводятся положения, выносимые на защиту.

^ В Главе I «Общие принципы описания лингвоконцептосферы эмоциональных состояний» излагается теоретическая основа исследования.

Представить лексико-фразеологический фонд языка как целостный комплекс во всей его полноте стало возможным лишь с созданием пóлевого метода, который позволил структурировать его, разбить его на участки, установить их иерархию (поля, субполя, микрополя, лексические ряды), вычленить ядро и периферию поля, выявить семантические расстояния между членами поля и в конечном счете определить уникальность отдельно взятых значений во всем богатстве их граней. Каждая языковая единица на этой основе может быть представлена как «автономный и неповторимо своеобразный мир» (Ю.Д.Апресян). Именно рассмотрение семантики языка на гиперлексическом уровне дало возможность более детально проанализировать ее на уровне собственно лексическом; макро- и микроуровень анализа оказались тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены. В этой связи большое значение приобретает категория гиперо-гипонимии. Поле образует иерархию уровней абстракции внутри себя и, в свою очередь, вписывается в иерархию гиперполей. В идеале так устроен весь лексико-фразеологический фонд языка, хотя на практике наблюдается ряд отступлений от этой стройной схемы.

Поле в лингвистике определяется как «совокупность языковых (гл. обр. лексических) единиц, объединенных общностью содержания (иногда также общностью формальных показателей) и отражающих понятийное, предметное или функциональное сходство обозначаемых явлений» (А.М.Кузнецов). Поле может отражать искусственный или естественный класс объектов. Что касается наименований эмоций, они, на наш взгляд, отражают естественный класс, так как характеризуются наличием комплекса существенных интегральных признаков: 1) они являются единицами языка; 2) они относятся к числу номинаторов смысла (по классификации М.В.Никитина); 3) они обозначают эмоциональные состояния; 4) в своей совокупности они покрывают четко очерченную предметную область; 5) их значения состоят в системной взаимосвязи и взаимообусловленности, образуя семантическую «сетку» (структуру поля); 6) их значения объединены когнитивным субстратом – фреймом “Эмоциональное состояние”; 7) поле наименований эмоций системно связано с концептосферой “Эмоции”; 8) их значения построены по одной и той же схеме; 9) по данным ассоциативного теста, в языковой памяти индивидуума они сгруппированы в единый кластер. Всё это дает основание считать, что поле наименований эмоций – не исследовательский конструкт, а естественным образом существующая конкреция в составе лексико-фразеологического фонда.

«… поля характеризуются связью слов или их отдельных значений, системным характером этих связей, взаимозависимостью и взаимоопределяемостью лексических единиц, относительной автономностью поля, непрерывностью смыслового пространства, обозримостью и психологической реальностью для среднего носителя языка» (А.М.Кузнецов). Как мы убедились, перечисленные свойства присущи английскому лексико-фразеологическому полю наименований эмоций. Члены этого поля связаны между собой не только общими семантическими и не только общими функциональными характеристиками; прежде всего они связаны общностью знакового строения, охватывающего оба плана (план содержания и план выражения), то есть характеристиками структурно-семантическими. Поэтому применительно к полю наименований эмоций мы не используем термины семантическое поле и функциональное поле. За основу выделения поля мы приняли его члены – языковые единицы, а именно слова и фразеологизмы. Это лексико-фразеологическое поле.

Поле имеет свою структуру: оно состоит из ядра и периферии и граничит со смежными полями, входит в состав гиперполя и подразделяется на субполя, микрополя и лексические ряды. Внутри поля наблюдаются системные связи – грамматические, словообразовательные, семантические, лексико-комбинаторные и др., в том числе связи взаимодействия (термин А.В.Кунина): синонимия, омонимия, антонимия, гиперо-гипонимия, семантическая конверсия, семантическая градуальность. Граница поля размыта: между смежными полями имеются промежуточные зоны, куда входят единицы, которые разными своими свойствами входят в два поля. Как будет показано ниже, поле английских наименований эмоций организовано именно так.

Члены поля объединяются в систему не только в силу соседства и взаимовлияния, в результате которого предметная область распределяется между их значениями национально-специфическим способом (об этом писал Э.Сепир: “Every language slices the pie of reality in its own whimsical way”). Помимо этого, они объединены еще и общим когнитивным субстратом. Анализируя поле наименований эмоций, мы учитываем оба вышеупомянутых принципа организации лексических и фразеологических значений: их взаимовлияние в результате соседства и их единую когнитивную основу.

В процессе познания реальности человек создает совокупность способов ее идеального отражения. Познавательная деятельность приводит к возникновению когнитивной картины мира, которая закрепляется в этноязыке и обретает статус языковой картины мира. Если когнитивная картина мира неустанно развивается по мере научно-технического прогресса, то языковая картина мира, будучи более консервативной, закрепляется в языковых формах и существует веками. Значение языковой единицы претерпевает исторические изменения, а ее внутренняя форма, однажды зафиксированная средствами плана выражения, остается неизменной. Во внутренней форме языка (и в языковой картине мира) отражены результаты непосредственного чувственного восприятия действительности.

Значение и образная основа знака состоят в сложном отношении, демонстрируя взаимодействие и взаимосвязь когнитивной и языковой картин мира. Выявлением характера этой взаимосвязи занимается, в числе прочих задач, когнитивная лингвистика.

В нашей работе мы трактуем этот вопрос применительно к наименованиям эмоций.

Установление параллелей между эмоциями и смежными явлениями (физическими ощущениями, чувственным восприятием и др.) дает возможность понять, как и из чего в той или иной лингвокультуре постепенно формировались концепты эмоциональных состояний.

Другая задача, решаемая в русле лингвокогнитивного подхода к эмотивным концептам, – это описание когнитивного содержания эмоций, то есть знания о структуре того класса ситуаций, в которых возникает та или иная эмоция. Например, чтобы уяснить, в каких ситуациях человек испытывает гнев или огорчение, нужно смоделировать ролевую структуру этого класса ситуаций: человек стремится к некоей ценности, но на пути к ней обнаруживает препятствие. Если он убеждается, что препятствие (пусть и с трудом) преодолимо, у него возникает стеническая эмоция гнева по отношению к препятствию, стимулирующая мобилизацию сил на его преодоление. Если же субъект полагает, что препятствие непреодолимо, он испытывает астеническую эмоцию огорчения (душевной подавленности), демобилизующего энергию действия. Выявлению того, как в семантике языковых знаков отражается когнитивное содержание эмоций, посвящена часть лингвокогнитивных исследований в этой области.

В рамках когнитивной лингвистики выработан ряд методов (в том числе формализованных) обнаружения и описания структуры значений языковых единиц с точки зрения представления в них знаний о мире. Истоки этого направления исследований восходят к трудам Гегеля, который, в противовес античным философам, показал несостоятельность противопоставления содержания знака и его формы.

Как структуру значения, так и внутреннюю форму языковых знаков в их взаимосвязи можно анализировать, сопоставлять и репрезентировать методами когнитивной лингвистики.

Описанию лексических значений способствовали и труды по логической когнитивистике. В них анализируется когнитивное содержание эмоций, и результаты этого анализа могут с успехом применяться при исследовании структуры лексико-фразеологического поля эмоциональных состояний.

Чтобы описать когнитивное содержание эмоции, а значит, и семантику наименования эмоции, нужно выявить и схематически представить структуру класса ситуаций, в которых эта эмоция возникает. «Наименовать ситуацию (событие, факт), — отметил И.П.Распопов, — это значит назвать и соединить в одно структурное целое, соотносимое в нашем сознании с логической пропозицией, действие (состояние, свойство, отношение) и его участников» [Распопов 1981:24]. Описание ситуации осуществляется с помощью системы пропозиций. В центре пропозиции находится семантический предикат, к которому присоединены аргументы (актанты и сирконстанты).

Наиболее систематически выверенной и последовательной нам представляется парадигма семантических ролей, представленная в работах В.М.Савицкого, А.В.Варгуниной, С.А.Загриценко, Л.Ю.Стойкович и др. В этих трудах проведена дифференцированная квалификация семантических ролей и установлено, какими семантическими признаками каждая роль отличается от каждой. Это не простой набор, а именно система (исчисление) ролей. На теоретической основе трудов В.М.Савицкого мы разработали метаязык описания семантики наименований эмоциональных состояний, получивший название AFFECT (Artificial Formalized Frame-generating Emotion-presenting Cognitive Technique). С его помощью значение слова или фразеологизма репрезентируется как фрейм, который представляет собой текст, состоящий из ряда пропозиций. Каждая из них в общем виде описывает элементарное событие, входящее в состав ситуации. Пространственные и временные параметры (сирконстанты) ситуации в своей совокупности составляют ее хронотоп. Этот метаязык позволяет представлять ситуации не только чисто физического действия (The wind is raising dust) и предметно-практического действия (John is cutting wood), но и события, происходящие в когнитивном мире индивида, в том числе связанные с возникновением эмоций (John foresees dangerand fears it›). Это расширяет круг ситуаций, поддающихся описанию, то есть мощность модели.

Детали строения эмоциогенной ситуации отражаются в семантике наименований эмоций. В качестве иллюстрации приведем ряд английских глаголов со значением “жалеть”. Глагол to regret обозначает актантно-ненаправленную эмоцию. Он определяется как “be sorry for loss of, be distressed or sorry for event / fact, be sorry to say, etc. or that” (Concise Oxford Dictionary). Из дефиниции видно, что сожаление направлено не на актант, а на обстоятельство (event / fact). Оборот to be sorry может обозначать эмоцию как актантно-направленную (I am sorry for Tom), так и актантно-ненаправленную (I am sorry I cant accept your invitation). Глагол to pity обозначает только актантно-направленную эмоцию (I pity you if you think that), причем актант бывает только одушевленным. Глагол to grudge тоже обозначает только актантно-направленную эмоцию (I grudged the money), но актант при этом бывает только неодушевленным. Путем таких сопоставлений выявляется структура лексического ряда, микрополя и всего поля в целом.

Человеческая личность включает в себя интенциональную сферу (сферу желаний, стремлений, намерений), рациональную сферу (сферу мышления) и эмоциональную сферу (сферу чувств, эмоций, аффектов, страстей, настроений и т. п.). «Ядром» личности является первая из вышеперечисленных сфер, называемая также интенциалом. Содержанием желаний являются ценности, а содержанием намерений – цели. Мышление, с одной стороны, и переживания, с другой, в той или иной мере определяются содержанием интенциала личности. Все три упомянутые сферы связаны с отражением действительности, составляющим их когнитивный аспект. Таким образом, когнитивный мир личности имеет интенциональную, эмоциональную и рациональную грани. Нас в первую очередь интересует когнитивное содержание эмоций. В нашей работе моделируются не эмоции как таковые (это вряд ли осуществимо на данном этапе развития науки), а их когнитивное содержание.

Чувства определяются с когнитивных позиций как «устойчивые … психические образования (структуры, схемы), которые характеризуются прежде всего содержанием (любовь к Родине, привязанность к домашнему очагу, боязнь воды), то есть могут быть представлены как описания» (А.Т.Ишмуратов). Эмоции же суть «проявления чувств в определенных ситуациях» [Ишмуратов 1987:53,54]. «Эмоции возникают в зависимости от того, в каком отношении находится… сенсорное воздействие… к актуальным (ситуативным) установкам субъекта …; в какой мере деятельность сохраняет свое направление; как актуальное сенсорное воздействие относится к стабильным установкам субъекта» [Рейковский 1979:116]. Иначе говоря, возникновение той или иной эмоции определяется соответствующим чувством, а также «когнитивным окружением» субъекта эмоции. Для того чтобы возникла определенная эмоция, необходимо, чтобы чувство и когнитивное окружение вступили в отношение друг с другом. Например, если человек любит кого-то, то в ситуации нанесения обиды любимому человеку он испытывает эмоцию гнева по отношению к обидчику.

Итак, эмоция возникает в ситуации определенного класса и детерминируется ее структурой. Эта структура и есть когнитивное содержание эмоции, подлежащее анализу и описанию. Так, страх возникает в ситуации, в которой субъект прогнозирует высокую вероятность ущерба для себя или близких ему людей.

Эмоции тесно связаны с желаниями, содержанием которых являются ценности. Этим обусловлено фундаментальное деление эмоций на положительные и отрицательные. Если воспринимаемое субъектом положение дел совпадает с содержанием его интенции, он испытывает положительную эмоцию. Например, если желание быть вместе с любимым человеком наконец-то осуществляется, субъект испытывает радость. Если же наблюдаемое положение дел рассогласовано с содержанием интенции, субъект переживает отрицательную эмоцию. Например, если некто хочет быть вместе с любимым человеком, но вынужден с ним расстаться, он испытывает огорчение.

При описании когнитивного содержания эмоций мы использовали следующие инструментальные категории [Шаховский 1996], [Красавский 2001:


субъект эмоции – человек, пребывающий в том или ином эмоциональном состоянии;

объект эмоции – тот, на кого (или то, на что) направлено эмоциональное отношение субъекта;

ситуационный контекст эмоции – отдельно взятая ситуация, в которой субъект испытывает соответствующую эмоцию;

когнитивное содержание эмоции – инвариантная структура класса ситуаций, в которых возникает та или иная эмоция.


Таким образом, в ситуации, в которой человек испытывает эмоцию, оказываются задействованными все три сферы личности: интенциональная (субъект стремится обрести или сберечь некую ценность), рациональная (субъект осознает, какими потенциями он располагает для того, чтобы его стремление реализовалось) и эмоциональная (взаимодействуя, стремление и понимание обусловливают возникновение соответствующей эмоции, побуждающей субъекта к действию).

Для того чтобы описать семантику английского лексико-фразеологического поля эмоциональных состояний с когнитивно-лингвистических позиций, представляется необходимым предварительно проанализировать структуру тех когнитивных состояний, в которых пребывает субъект эмоции и которые либо сами являются эмоциональными состояниями, либо обусловливают их возникновение.

В логике практических рассуждений используется понятие “когнитивное состояние” [Ишмуратов 1987]. Имеется в виду спектр ментальных состояний, связанных с отражением действительности в когнитивном мире человека. Когнитивные состояния делятся на интенциональные, эпистемические и эмотивные.

Интенциональные состояния бывают двух видов: желание и намерение. У них имеется общий признак: они направлены на объект, прагматически важный для субъекта, и являются по своей природе волевыми. Различие же между желанием и намерением заключается в том, что желание представляет собой иррациональное, глубинное внутреннее побуждение, обусловленное потребностью (по существу, это субъективное переживание потребности). Используя глагол хотеть (англ. want, wish, desire, lust), люди имеют в виду стремление приобщиться к ценности и сохранить ее за собой, будь то базальные ценности (пища, удовлетворение половой потребности, физический комфорт и безопасность, здоровье и др.) или социокультурные ценности (информация, процесс общения, социальная значимость индивида, почет и слава и т. п.). Намерение же представляет собой рациональное, сознательное побуждение, содержанием которого является цель. Человек, движимый желанием или иным мотивом, принимает осознанное решение совершить действие или ряд действий для достижения какой-либо цели. Желание и намерение связаны не жестко: они могут существовать отдельно одно от другого.

В целом, положительные эмоции сопровождают интенциональные состояния в тех случаях, когда отсутствуют препятствия к реализации желаний и соответствующих им намерений. Отрицательные же эмоции возникают тогда, когда имеющееся препятствие непреодолимо или преодолимо с большим трудом.


Эпистемические состояния связаны с рациональной оценкой истинности / ложности тех или иных сведений. При этом важна не объективная истинность или ложность сведений, а субъективные представления о них. Истинность расценивается как полностью или почти детерминированная (знание, убеждение), высоковероятная (уверенность), средневероятная (полагание), низковероятная (сомнение), неопределенно-вероятная (допущение), невероятная (знание или убеждение в ложности сведений, недопущение их истинности). Эпистемические состояния причинно связаны с эмоциями. В той или иной ситуации интенциональное и эпистемическое состояния, сочетаясь, приводят к возникновению определенного эмоционального состояния. Так, если субъект хочет чего-либо (интенциональное состояние), но понимает невозможность реализации своего желания (эпистемическое состояние), то он испытывает душевную подавленность (эмоциональное состояние).


Эмоциональные состояния тоже могут быть представлены под когнитивным углом зрения. Помимо деления эмоций на положительные и отрицательные, их можно классифицировать и по другому основанию: базальные и социальные. Базальные эмоции обусловлены биогенетически, они являются общими для человека и животных и унаследованы человеком от животных предков. К числу базальных эмоций относятся удовлетворение, удовольствие и радость (положительные эмоции); страх, ярость и огорчение (отрицательные эмоции). Положительное эмоциональное состояние возникает в тех случаях, когда интенция (желание, намерение) субъекта совпадает с тем реальным положением дел, которое он воспринимает.

По временнóму параметру эмоции делятся на прогностические и эпигностические. Первые переживаются до того, как произойдет значимое для субъекта событие, а вторые – после того, как оно произошло. К числу первых относятся надежда и предвкушение (положительные эмоции), а также страх и отчаяние (отрицательные эмоции). К числу вторых принадлежат удовлетворение и радость (положительные эмоции), а также недовольство и разочарование (отрицательные эмоции).

Таким образом, эмоции можно классифицировать по следующим параметрам:


  1. По отношению субъекта к объекту они подразделяются на положительные и отрицательные.

  2. По параметру активности / пассивности эмоции делятся на стенические и астенические.

  3. По интенсивности эмоции бывают сильные и слабые.

  4. По временнóму параметру эмоции делятся на прогностические и эпигностические.

  5. По стохастическому параметру эмоции бывают вероятностными и детерминированными.

  6. По характеру возникновения эмоции подразделяются на внезапные (взрывные) и плавные.

  7. По составу эмоции бывают чистые и смешанные.

  8. По происхождению эмоции делятся на базальные и социальные.


Та или иная комбинация значений этих параметров в основных чертах определяет соответствующую эмоцию. Например, испуг (англ. fright) – это отрицательная, астеническая, сильная или слабая, априорная, вероятностная, внезапная, чистая (односоставная), базальная эмоция.

Исходя из системы вышеперечисленных параметров, мы проводим компонентный анализ значений наименований эмоций и структурируем анализируемое лексико-фразеологическое поле.

Члены английского лексико-фразеологического поля наименований эмоциональных состояний можно разделить на три группы: единицы, обозначающие эмоции; единицы, выражающие эмоции; единицы, выполняющие обе названные функции.

Обращаясь к семантическому измерению семиозиса, отметим, что в этом измерении эмотивные единицы связаны с лингвокультурными концептами соответствующих эмоций; лексические или фразеологические значения эмотивов содержат в себе концепт, выступающий в качестве их сигнификата. Эта грань семантики эмотивов актуализируется не тогда, когда эмоция обозначается или выражается, а тогда, когда она осмысливается и обсуждается. В таких случаях, используя имена эмоций, люди оперируют концептами эмоциональных состояний в мыслительном и коммуникативном процессе в целях достижения более глубокого понимания и адекватного оценивания тех или иных эмоций. Например: Familiarity breeds contempt. В этой пословице, имеющей обобщающий смысл, презрение осмысливается абстрактно, как концепт. Здесь доминирует сигнификативный аспект номинации. Ср.: He felt contempt to the coward. В этой фразе с конкретным ситуативным содержанием презрение представлено не как концепт вообще, а как сиюминутное эмоциональное состояние индивида в отдельно взятой ситуации. Здесь преобладает денотативный аспект номинации.

Эмоции обозначаются языковыми единицами – членами рассматриваемого лексико-фразеологического поля – с помощью их (эмоций) прямого упоминания. При этом внутренняя форма соответствующих знаков в основном иррелевантна, так как неизвестна большинству носителей языка.

Эмоции выражаются лишь теми языковыми единицами, которые обладают живой, нестершейся внутренней формой, благодаря которой значение языковой единицы содержит экспрессивные, эмотивно-оценочные, нормативно- и функционально-стилистические коннотации.

На основе общетеоретических положений, изложенных в Главе I, в последующих главах анализируется конкретный эмпирический материал.


^ В Главе II «Концептосфера базальных эмоций в английской лингвокультуре» рассматриваются наименования фундаментальных эмоций, то есть тех аффективных состояний, которые унаследованы человеком биогенетически от животных предков и в равной мере присущи человеку и высшим животным. В качестве инструмента описания структуры концептов эмоций в ее когнитивном аспекте мы избрали ситуационно-семантический метод. Наше обращение к этому методу продиктовано тем, что он апробирован, усовершенствован и отработан на практике в применении к лексической и фразеологической семантике, что делает его удобным для использования в наших исследовательских целях.

Применительно к нашему языковому материалу сущность упомянутого метода заключалась в том, чтобы разработать искусственный формализованный метаязык, на котором затем составлялись тексты, представляющие собой сценарии (когнитивные схемы) типовых ситуаций, в рамках которых обычно возникают те или иные эмоциональные состояния. Актанты (участники) ситуаций, одушевленные и неодушевленные, а также сирконстанты (пространственные и временные характеристики) ситуаций обозначаются в сценариях в виде так называемых термов и операторов, которые на конечном этапе описания подвергаются семантической интерпретации, то есть соотносятся, с одной стороны, с реальными участниками денотатных ситуаций, а с другой – с их языковыми десигнаторами. Так выявляется структура лексических значений наименований эмоций в ее когнитивном аспекте.

Как и всякая формализованная знаковая система, метаязык AFFECT состоит из информационного компонента – набора единиц (глосс), называемого глоссарием, и процедурного компонента – совокупности правил оперирования единицами при составлении текстов (сценариев). Аппарат метаязыка заимствован из логики высказываний и логики предикатов. Глоссарий метаязыка AFFECT содержит следующие виды единиц: термы, событийные переменные, операторы, кванторы и логические связки. Из единиц метаязыка составляются формулы – «высказывания» на нем, называемые пропозициями. Например, пропозиция ХОЧЕТ х (ИМЕЕТ х, v) переводится на естественный язык как «Некий субъект испытывает желание завладеть некоей ценностью» и в приложении к конкретным ситуациям может интерпретироваться как «Макбет жаждет власти», «Винни-Пуху хочется меду», «Ребекке Шарп замуж невтерпёж» и т. п.

Из пропозиций конструируется текст – сценарий, который, с некоторыми вариациями, состоит из узлов ИСХОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДЕЛ, ИНТЕНЦИЯ и ПОТЕНЦИЯ субъекта, его ДЕЙСТВИЕ (или последовательность действий), а также СЛЕДСТВИЕ (или прогноз следствия) и ОЦЕНКА действия по той или иной шкале (шкалам). Нумерация узлов сценария символизирует чередование временных фаз развертывания ситуации. Скобки означают, что выражение находится под действием оператора. Оно называется подоператорным.

На конечных узлах сценария, называемых терминалами, располагаются “задания отсутствия” – переменные сведения, касающиеся конкретных, отдельно взятых ситуаций. Каждый терминал содержит ряд слотов (пунктов), относящихся к единичным ситуациям.

В порядке иллюстрации приведем сценарий “ВРЕДИТЕЛЬСТВО”, в рамках которого, в зависимости от его модификаций, участники испытывают такие эмоции, как злоба (spite), злорадство (malignant joy), возмущение (indignation), страх (fear), огорчение (affliction), отчаяние (despair), обида (resentment). Вредительство определяется в толковых словарях как “злонамеренное нанесение ущерба” (“malicious harm-doing”) (Concise Oxford Dictionary).


^ СЦЕНАРИЙ “ВРЕДИТЕЛЬСТВО”


1) ИСХОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДЕЛ: СУЩЕСТВУЕТ х. СУЩЕСТВУЕТ

z. ЕСЛИ (СОВЕРШАЕТ х, А) ТО (ТЕРПИТ УЩЕРБ z).

2) ИНТЕНЦИЯ х: ХОЧЕТ х (ТЕРПИТ УЩЕРБ z).

3) ДЕЙСТВИЕ х: СОВЕРШАЕТ х, А.

4) СЛЕДСТВИЕ: ТЕРПИТ УЩЕРБ z.

5) ОЦЕНКА: АМОРАЛЬНО (ДЕЙСТВИЕ х).


Терминальная интерпретация переменных представлена в таблице 1:


Таблица 1


терми-

налы



x

(вредитель)

^ СОВЕРШАЕТ А



z

(жертва)



ТЕРПИТ

УЩЕРБ


источник

слоты

1

Мерлин

доносит королю на Янки

Янки

теряет репутацию в глазах короля

М.Твен. Янки при дворе короля Артура

2

Белла Таниос

перегораживает

ступеньки

Эмили Аранделл

падает с лестницы

А.Кристи. Безмолвный свидетель

3

Стэплтон

натравливает собаку на сэра Генри

сэр Генри

пугается и едва не погибает

А.Конан Дойл. Собака Баскервилей


Концепты эмоций, будучи многогранными явлениями, систематизируются по разным основаниям: помимо деления на базальные и социальные, они делятся на негативные и позитивные, менее интенсивные и более интенсивные, стенические и астенические, прогностические и эпигностические. Негативные (отрицательные) и позитивные (положительные) эмоции возникли в ходе биологической эволюции у животных и человека как стимуляторы поведения. Помимо стимулирующей функции, ощущения выполняют сигнальную функцию. Таким образом, негативные и позитивные ощущения, будучи, с одной стороны, регуляторами поведения, а с другой – средствами информирования, подпадают под определение знаковых феноменов и, следовательно, имеют семиотический аспект. Совокупность физических (соматических) и психических (эмоциональных) ощущений является одновременно “кодексом”, регулирующим поведение, и “кодом”, передающим сообщения. В английском языке значения “код” и “кодекс” соединены в семантической структуре одного и того же слова code. К числу кодов относится эмотивный код, который понимается здесь как совокупность эмоций человека, рассматриваемых как знаковые феномены, выполняющие информативную и регулятивную функции.

С точки зрения семиотики эмоции могут трактоваться как знаки-признаки (индексы, указатели), знаки-сигналы и знаки-стимулы – в зависимости от того, какая из их функций подвергается анализу. Этот психический механизм эмоций отражен в нашей работе в структуре сценариев, описывающих эмоциональные состояния в когнитивном аспекте.

По А.Т.Ишмуратову, отрицательные эмоции вызываются рассогласованностью интенциала личности с наличным положением дел. Отрицательная эмоция обозначается абстрактным оператором ПЕРЕЖИВАЕТ, который снабжен индексом ¯ (минус). Общая формула отрицательной эмоции имеет следующий вид:


^ ПЕРЕЖИВАЕТ ¯ х (ХОЧЕТ х, А И ВОСПРИНИМАЕТ х, НЕ А),


где х – субъект, А – положение дел.


В переводе на естественный язык это означает: «Субъект икс испытывает отрицательную эмоцию по поводу того, что желаемое положение дел не имеет места».

Положительные эмоции обозначаются абстрактным оператором ПЕРЕЖИВАЕТ с индексом + (плюс). Общая формула положительной эмоции имеет вид:


ПЕРЕЖИВАЕТ + х (ХОЧЕТ х, А И ВОСПРИНИМАЕТ х, А).


Иными словами, содержание интенциала личности (то, чего желает индивид) согласовано с наличным положением дел. Например, человек испытывает удовлетворение в связи с тем, что ему очень хотелось пить и вот наконец он вволю напился.

Деление концептов эмоций по признакам менее интенсивные и более интенсивные связано не столько с различием между самими эмоциями по данному признаку, сколько с различиями в семантике их языковых наименований. Так, слово annoyance “раздражение” обозначает слабую степень гнева (anger); слово terror “ужас” – высокую степень страха (fear); слово upset [′Λpset] (устар.) “огорчение” – слабую степень подавленности (depression); слово despair “отчаяние” – ее высшую степень и т.д.

Деление концептов эмоций на стенические и астенические связано с тем, что одни эмоции обусловливают подъем жизненных сил и мобилизуют субъекта к действию, а другие обессиливают и демобилизуют его. Так, радость вызывает прилив сил, проявляется в двигательной активности, что выражается, в частности, во внутренней форме английских слов и оборотов to leap in the air “ликовать”, to jubilate “бурно радоваться” (< лат. jubilare “кричать, орать”), to exult (< лат. ex-saltare “подпрыгивать”), to fly off the handle “разъяриться”, to go up in the air “прийти в ярость” и т. п. Астенические эмоции выражаются словами и оборотами depression (< лат. depressio “подавленность”), grief (< лат. gravis “тяжкий”), distress (< to distrain < лат. di-stringere “сжимать”), to be upset (букв. “быть опрокинутым”) и т. д. Внутренняя форма этих языковых единиц выражает состояние пассивное и беспомощное, что соответствует их значениям.

Деление концептов эмоций на прогностические и эпигностические связано с тем, что одни эмоции прогнозируют то или иное положение дел, а другие являются ответом на уже состоявшееся событие. Например, страх предвосхищает возможную утрату ценности (это прогностическая эмоция), а раздражение является реакцией на уже сложившееся неблагоприятное положение дел (это эпигностическая эмоция).

Всё сказанное выше дает возможность разработать типологию концептов эмоций по вышеперечисленным основаниям. Эту типологию можно представить в виде таблицы (см. табл. 2):


^ Таблица 2. Типология концептов базальных эмоций








отрицательные

положительные

менее интенсивные

более интенсивные

менее интенсивные

более интенсивные

астенические

прогностические

fear

(страх)

1

terror

(ужас)

2

anticipation

(предвкушение)

3

keen anticipation

(острое предвкушение)

4

эпигностические

affliction

(огорчение)

5

despair

(отчаяние)

6

satisfaction

(удовлетворение)

7

deep satisfaction

(глубокое удовлетворение)


8

стенические

прогностические

caution

(опасение)

9

alarm

(тревога)

10

daring

(удаль)

11

combat ecstasy

(упоение опасностью)


12

эпигностические

annoyance

(раздражение)

13

anger

(злость, гнев)

14

joy

(радость)

15

exultation

(ликование)

16


Имена концептов, вписанные в ячейки таблицы 2, представляют собой доминанты тематических групп. Так, например, в ячейку “огорчение” попадают грусть, печаль, собственно огорчение, разочарование, ностальгия, угрюмое / мрачное настроение (англ. sadness, tristesse, upset, disappointment, nostalgia, gloom, moroseness, sulkiness, sullenness); в ячейку “страх”, помимо собственно страха, – испуг, боязнь (англ. fear, fright, scare) и т. д. В эту таблицу можно вписать многообразные эмотивные концепты, относящиеся к числу базальных, хотя эти эмоции охарактеризованы в ней не по всем признакам.

Далее в Главе II рассматриваются отдельные подгруппы концептов эмоций, противопоставленные по знаку (+ / –), но сходные по остальным признакам в когнитивном аспекте. Лексические доминанты: а) fearanticipanion; b) afflictionsatisfaction; c) angerjoy.

В порядке иллюстрации приведем результаты компонентного анализа синонимического ряда с доминантой fear (см. табл. 3).


^ Таблица 3. Английский синонимический ряд с доминантой fear


название

эмоции

основная

сема

дополнительные семы

рус. лексический эквивалент

fear

[страх]



страх

terror

[страх]

[высокая интенсивность]

ужас

horror

[страх]

[высокая интенсивность],

[омерзение]




awe

[страх]

[высокая интенсивность], [изумление], [преклонение]


__

dread

[страх]

[таинственность]

жуть

fright

[страх]

[внезапность]

испуг

scare

[страх]

[внезапность],

[безотчетность]

__

apprehension

[страх]

[понимание (опасности)]



panic

[страх]

[высокая интенсивность], [неподконтрольность], [«заразность»]


паника


Аналогичные матрицы компонентного анализа лексических значений разработаны нами для остальных подгрупп наименований эмоций.

Помимо специфики лексических значений наименований вышеперечисленных эмоций, в Главе II рассмотрены особенности их внутренней формы, которая в определенной мере влияет на значения в сигнификативном и коннотативном аспектах, а также значения и образные основы фразеологизмов, в чей состав входят упомянутые наименования.


^ В Главе III «Концептосфера социальных эмоций в английской лингвокультуре» проанализирована семантика наименований тех эмоций, которые возникают в процессе формирования общества как специфически человеческой формы коллективной организации; они не присущи животным в натуральной среде. Как универсальные, так и специфические черты социальных эмоций отражены в соответствующих английских лингвокультурных концептах, которые, в свою очередь, преломляются в значениях и внутренней форме английских слов и фразеологизмов. В Главе III рассмотрены подгруппы наименований со следующими лексическими доминантами: a) shamepride; b) offencegratitude; c) dislikeaffection.

Нами проанализированы не только лексические значения соответствующих наименований, но и их внутренняя форма, а также семантика фразеологизмов, включающих эти наименования в свой состав.

Социальные эмоции неразрывно связаны с социокультурными оценками, которые А.Т.Ишмуратов определяет как мнения о ценностях. По В.М.Савицкому, существуют четыре шкалы социокультурных оценок: пиететная, этическая, эстетическая и функциональная. Подгруппа наименований shamepride связана прежде всего с пиететной оценочной шкалой. Невозможно понять, что такое стыд, гордость, презрение, уважение, не осмыслив того социокультурного формата человеческих взаимоотношений, в основе которого лежит такое явление, как пиетет. Пиетет (англ. piety) определяется как “the quality of being pious”, а слово pious, в свою очередь, как “showing respect and dutifulness (towards God, one’s parents, etc.)” (Concise Oxford Dictionary). Чувство почтения – в высокой степени социокультурно «заряженная» эмоция. Ее испытывают (или, по крайней мере, проявляют ее внешне согласно правилам этикета) по отношению к тому, кто обладает социально апробированной (утвержденной, одобряемой) ценностью – имуществом, статусом, личностным свойством, заслугой. В качестве субъекта этой эмоции выступает референтная группа – не обязательно весь социум, но, по крайней мере, контингент, выделяемый по социальному, культурному (в частности, религиозному), профессиональному, возрастному или иному признаку. Обладание (пользование) пиететом (почтением, уважением, авторитетом) со стороны окружающих называется репутацией (англ. reputation). Это не свойство личности, а отношение к личности, проявляемое группой, но приравненное к свойству личности.

Ценность (имущество, ранг, личностное свойство, заслуга), вызывающая пиетет со стороны группы, является фактором престижа. В англосаксонской социокультуре престижными являются богатство, высокий социальный статус, слава / популярность, различные свидетельства общественных заслуг (ордена и медали, спортивные кубки, премии, лауреатские значки и т. п.), высокое образование, высокий профессионализм.

В рамках этого формата отношений, эмоций и оценок существуют такие негативные и позитивные переживания, как стыд (shame), гордость (pride), презрение (contempt), уважение (respect). Они выстраиваются в конверсивные пары: стыд – презрение; гордость – уважение. Гордость и стыд испытываются по отношению к собственным, а уважение и презрение – по отношению к чужим достоинствам / недостаткам, то есть соответствию / несоответствию нормам престижа. Последние выражаются в знаковой форме, образуя, в рамках данной культуры, пиететный код.

Поскольку социальные эмоции неразрывно связаны с оценкой, для их формализованного описания требуются оценочные операторы. Для описания рассматриваемой в этом разделе группы эмоций мы ввели операторы ОДОБРЯЕТ и ПОРИЦАЕТ. Отсюда ряд формул социальных эмоций:


^ УВАЖАЕТ z, x = ПЕРЕЖИВАЕТ+ z (ОДОБРЯЕТ z (ИМЕЕТ x, f И ПРЕСТИЖНО f)), где f – бытийный признак, х – обладающий им субъект, z – субъект оценочной эмоции (в одних случаях это индивид, а в других – группа, так называемый коллективный субъект).


^ ГОРДИТСЯ x, f = ПЕРЕЖИВАЕТ+ x (ОДОБРЯЕТ z (ИМЕЕТ x, f И ПРЕСТИЖНО f)). Бывает, что субъект гордится чем-либо перед самим собой; тогда х и z выступают в одном лице. Этот случай можно описать сокращенно: ПЕРЕЖИВАЕТ+ x (ИМЕЕТ x, f И ПРЕСТИЖНО f). Когда субъект гордится другим субъектом (например, сын – отцом), это обусловлено тем, что между субъектами существует то или иное взаимоотношение, позволяющее одному субъекту говорить о другом «мой» (мой отец, мой командир, мой наставник и т. п.). В таких случаях субъект гордится, в сущности, своим социальным отношением с другим субъектом, своей сопричастностью ему; в этих случаях символ f интерпретируется как отношение между субъектами х и z.

^ ПРЕЗИРАЕТ z, x = ПЕРЕЖИВАЕТ¯ х (ПОРИЦАЕТ z (ИМЕЕТ x, f И НЕПРЕСТИЖНО f)). Как видим, оно отличается от формулы уважения только знаком (минус вместо плюса). Как и в предыдущем случае, это не всегда чисто отрицательная эмоция: так, презрение к сопернику, оказавшемуся в чем-то ниже меня, может вызвать у меня радость по поводу моего превосходства.


^ СТЫДИТСЯ x, f = ПЕРЕЖИВАЕТ¯ х (ИМЕЕТ x, f И НЕПРЕСТИЖНО f). Если субъект стыдится не собственного бытийного признака, а другого субъекта, это означает, что он, в силу своей сопричастности другому субъекту, невольно принимает на себя часть его позора. Если же субъект не имеет к позорнику никакого отношения, он может порицать и презирать его, но вряд ли – стыдиться им.


Это не закон, а лишь тенденция социокультуры. Люди, воспитанные в традициях христианского смирения и милосердия, не презирают падших, а «милость к падшим призывают». Это связано с неразрывным диалектическим единством презрения и гордости: кто презирает других, тот проявляет гордыню, а она в христианстве считается смертным грехом. Существует моральная сентенция, которая направлена на то, чтобы осадить гордеца: “He who sees a mote in his neighbour’s eye, does not see a beam in his own” (Matthew 8: 3). Рус. «Зрит сломицу в оке ближнего, а не зрит бревна в оке своем» (Матфей 8: 3).

В качестве примера приведем один из сценариев:


^ СЦЕНАРИЙ “УВАЖЕНИЕ / ГОРДОСТЬ”


1) ИСХОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДЕЛ: СУЩЕСТВУЕТ х. СУЩЕСТВУЕТ

z. ИМЕЕТ х, f; ПРЕСТИЖНО f.

2) ЭМОЦИОНАЛЬНО-ОЦЕНОЧНОЕ СОСТОЯНИЕ z: УВАЖАЕТ z, x.

3) ЭМОЦИОНАЛЬНО-ОЦЕНОЧНОЕ СОСТОЯНИЕ x: ГОРДИТСЯ x, f.


Обе эти оценочные эмоции возникают в ситуациях одного итого же типа, но они испытываются разными их участниками: субъект z уважает субъекта x, а субъект х гордится самим собой. Гордость – это, в сущности, то же, что самоуважение (за исключением некоторых нюансов).

Несмотря на частичное пересечение дефиниций, можно выявить ряд специфических признаков отдельных эмотивных концептов. Так, respect – наименее специфический, обобщающий концепт, что делает его наименование доминантой синонимического ряда. Значения слов admiration, honour, worship, reverence, veneration характеризуется наличием семы [высокая интенсивность эмоции]. Значения слов worship, reverence, veneration, homage включают в свой состав сему [сакральное (или близкое к нему) отношение к объекту]. Слова deference, honour(ing) в своих значениях содержат сему [ритуальность]. Ср. рус.: уважение, почтение, почитание, преклонение, боготворение, почет, которые семантически не во всем совпадают с их английскими эквивалентами.

Формализованное описание показывает структурное сходство концептов: с одной стороны, уважения и презрения, а с другой – гордости и стыда; при этом они различаются, с одной стороны, знаком (+ / –), а с другой стороны, направленностью (на другого / на себя).

Из дефиниций следует, что стыд – это социальная, негативная, оценочная эмоция, возникающая под давлением общественных предписаний касательно правил социального поведения и свидетельствующая о социокультурном конформизме субъекта, признающего неадекватность своего поведения вышеупомянутым предписаниям. Если субъект социально не конформен, то есть если он игнорирует или восстает против этих предписаний, его поведение характеризуется окружающими как бесстыдство (англ. shamelessness).

Несмотря на значительное пересечение состава дефиниций, можно установить некоторые специфические черты в значениях членов этой тематической группы. Слова contempt, despising и scorn наименее специфичны и наиболее общи в смысловом отношении, вследствие чего они чаще других повторяются в определениях. В значениях слов contemning, disdain, neglect имеется сема [невнимание / игнорирование], отражающая одно из проявлений презрения. В значениях слов despising, disdain, condescension имеется сема [взгляд свысока], то есть отношение к кому-либо как к нижестоящему на лестнице престижа, а следовательно, ощущение собственного превосходства, что тоже служит проявлением презрения. Но слово condescension выражает мягкое, вежливое (affable) проявление этой эмоции (ср. рус. снисходительность).

Внутренняя форма вышеперечисленных лексических наименований эмоций, а также устойчивых словесных оборотов, обозначающих эти эмоции, фиксирует как их сущность, так и их внешние проявления. Так, слово ignominy восходит к лат. отрицательному префиксу in- + (g)nomen “имя”; имеется в виду потеря (доброго, честного, славного) имени, то есть репутации. В переводе с латыни это слово буквально означает “отсутствие (доброго) имени”.

Аналогичным образом в Главе III описываются и другие подгруппы концептов.

Эмотивные концепты, описанные выше, различаются по знаку (положительные – отрицательные), по направленности выражаемой эмоции (на другого – на себя), по ее интенсивности, по плавности – внезапности ее возникновения, а также по характеру образной составляющей и по лингвистическим (в частности, сочетаемостным) характеристикам их лексических и фразеологических десигнаторов. Эти оппозиции в своей совокупности образуют структуру данного фрагмента концептосферы, рассматриваемой в нашей работе.


^ В Заключении подводятся итоги проделанной работы и намечаются

некоторые дальнейшие перспективы изысканий в избранном направлении:


  • анализ когнитивной структуры концептов эмоциональных состояний, не вошедших в число описанных в настоящей работе;

  • дальнейшее совершенствование и пополнение метаязыка описания эмотивных концептов;

  • распространение разработанного метода описания на смежные концептосферы английской и иных лингвокультур;

  • сопоставительное изучение эмотивных концептов английской и русской лингвокультур на основе сценарного метода;

  • прикладное использование полученных результатов в области лексикографии, перевода, преподавания языков, представления знаний в системах искусственного интеллекта.



^ ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ

ИЗЛОЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:


а) научные статьи, опубликованные в ведущем российском периодическом издании ВАК РФ:


1. Подлесова, О.А. Полевый метод в исследовании лексико-фразеологического фонда языка [Текст] / О.А.Подлесова // Вестник Самарского государственного университета. – Самара, 2008. № 1 (60), с. 190-197. (0,5 п.л.).


б) научные статьи, опубликованные в других изданиях:


  1. Подлесова, О.А. Когнитивный подход к анализу лексической и гиперлексической семантики [Текст] / О.А.Подлесова // Современные технологии в Российской системе образования. Сб. ст. VI Всероссийской научно-практической конференции. – Пенза: РИО ПГСХА, 2008, с. 50-53. (0,4 п.л.).

  2. ^ Подлесова, О.А. Семантические метаязыки описания семантики языковых единиц [Текст] / О.А.Подлесова // Проблемы языковой подготовки студентов: подходы и перспективы. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Воронеж, 2006, с. 114-117. (0,4 п.л.).

  3. Подлесова, О.А. Специфика эмоций как вида когнитивных состояний [Текст] / О.А.Подлесова // Психологические исследования. Вып. 6. – Самара: Универс групп, 2008, с. 62-68. (0,5 п.л.).

  4. Подлесова, О.А. Специфика эмоций как вида когнитивных состояний [Текст] / О.А.Подлесова // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота, 2008, с.139-141. (0,5 п.л.).

  5. Подлесова, О.А. Способы языкового обозначения и выражения эмоциональных состояний [Текст] / О.А.Подлесова // Альманах современной науки и образования. Часть 1. – Тамбов, 2008, с. 159-161. (0,5 п.л.).






Скачать 471,13 Kb.
оставить комментарий
Подлесова Ольга Александровна
Дата10.09.2011
Размер471,13 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх