Учебное пособие Томск 2007 ббк ю25 я 73 icon

Учебное пособие Томск 2007 ббк ю25 я 73


Смотрите также:
Учебное пособие Томск 2007 ббк: Т3(2)4-2 я73...
Учебное пособие Томск 2007 ббк 65. 272...
Учебное пособие Томск 2007 ббк 65. 272...
Учебное пособие Томск 2007 Н. Н. Соколов История Франции на рубеже XVIII-XIX вв. Учебное пособие...
Учебное пособие Томск-2002 ббк 65. 272 Удк 36. 4001...
Учебное пособие Томск 2009 ббк 88. 37...
Учебное пособие Томск 2001 ббк 65. 272...
Учебное пособие Томск 2004 ббк 65. 272...
Учебное пособие Издательство тпу томск 2007...
Учебное пособие Издательство тпу томск 2007...
Учебное пособие Издательство Томского политехнического университета Томск 2007...
Учебное пособие Издательство тпу томск 2007...



страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ


А.А. Корниенко, И.Б. Ардашкин, А.Ю. Чмыхало


ФИЛОСОФИЯ НАУКИ




Учебное пособие


Томск 2007


ББК Ю25 Я 73


А.А. Корниенко, И.Б. Ардашкин, А.Ю. Чмыхало. Философия науки. Томск: Изд. ТПУ, 2007. - 164 с.


Эта учебное пособие состоит из пяти глав, посвященных существующей интерпретации в литературе основных моментов философии науки. Учебное пособие подготовлено на кафедре философии ТПУ и предназначено для магистров, обучающихся по всем специальностям. Учебное пособие подготовлено в соответствии с учебной программой.


Рецензенты:


Коробейникова Л.А. – проф., д.ф.н., профессор кафедры

культурологии ТГУ

Петрова Г.И. – проф., д.ф.н., зав. кафедрой философии

ТГУ


© Томский политехнический университет, 2007

СОДЕРЖАНИЕ





Предисловие

Раздел 1. Современные проблемы науки

1.1. Особенности современного развития науки и ее роль в развитии современной цивилизации;

1.2. Интеграционные тенденции современного развития науки.

Раздел 2. Виды наук.

Раздел 3. Уровни научного познания.

Раздел 4. Процесс формирования научного знания.

4.1. Научная проблема;

4.2. Научная гипотеза;

4.3. Научный факт и познание;

4.4. Научная теория;

4.5. Практическое использование научного знания.

Раздел 5. Особенность современных философских представлений об основаниях науки.


4

6


6


18

29

52

73

73

92

107

126

150


167



ПРЕДИСЛОВИЕ


Традиция философского осмысления науки нашла в ХХ веке свое логическое оформление в становлении особой философской дисциплины – философии науки. Большой вклад в дело становления данной дисциплины внесли не только крупнейшие отечественные и зарубежные философы, такие, как К. Поппер, И. Лакатос, Т. Кун, П. Фейерабенд, Ст. Тулмин, П.В. Копнин, Б.М. Кедров, В.С. Швырев, В.С. Степин и др., но и ученые – представители естественнонаучных дисциплин, чьи исследования в значительной степени повлияли на рост интереса к науке, научной деятельности, обусловили желание реконструировать логику ее развития со стороны философов. Среди этой когорты ученых можно упомянуть имена: А. Эйнштейна, Н. Бора, В. Гейзенберга, Л. де Бройля, И.Р. Пригожина, Г. Хакена, П.Л. Капицы и многих других.

В рамках философии науки рассматривается целый комплекс вопросов, связанных с процессом развития научного знания, с попыткой проанализировать и реконструировать логику научного познания, движения к научному открытию.

В настоящем пособии нашли свое отражение некоторые из наиболее основных и важных аспектов, характерных для современной философии науки. В содержательном плане пособие представляет собой следующее:

В первом разделе уделено внимание характеристике современного состояния науки, описанию проблем, на решение которых направлены основные усилия научного сообщества, рассматриваются особенности развития науки, и раскрывается ее роль в развитии современной цивилизации.

Во втором разделе пособия уделено внимание рассмотрению одной из характерных особенностей развития науки – дифференциации научного знания, проявляющейся в форме становления новых научных дисциплин. В этом разделе представлен целый ряд возможных классификаций науки и их анализ.

В третьем разделе анализируются особенности двух уровней научного познания – эмпирического и теоретического, их структура и специфика формирования.

Четвертый раздел пособия посвящен анализу процесса формирования научного знания через рассмотрение таких его аспектов, как формирование научной проблемы и ее влияние в становлении научного знания, гипотеза и ее роль в научном познании, научный факт, научная теория, взаимосвязь теории и практики, возможности практического использования научного знания, взаимосвязь науки и техники.

Пятый раздел рассматривает современные философские представления на характер и содержание научного познания. В разделе сделан акцент на два важнейших момента научного познания, играющих большое знание в современной философии научного познания: фактор иррациональности как основание инновационного творчества и аспект контекстуального обоснования познания.

Пособие ориентировано на существующий образовательных стандарт и предназначено для широкого круга читателей. Авторы пытались не только осветить вышеобозначенный круг проблем по философии науки, но и представить, как читатель сможет применить эти знания на практике, ибо вопросы, рассматриваемые в настоящем пособии, играют определяющую роль в развитии научного творчества.


^ Раздел 1. Современные проблемы науки

    1. Особенности современного развития науки и ее роль в развитии современной цивилизации.

^ Цикличность развития науки. Анализируя развитие человечества за последние полстолетия, множество исследователей отмечает глубокие качественные изменения современного общества и условий его существования, резко отличающих современность от предыдущих исторических эпох.

Установление этой новой качественной стадии в развитии человечества привело к формулированию целого ряда понятий, которые применяются для его характеристики: постиндустриальное общество, информационное общество, техногенная цивилизация и др. Эти понятия отражают глобальные количественные и качественные изменения всех сфер жизни общества и его структуры, произошедшие за указанный период. Они, в свою очередь, во многом связаны с ускорением темпов развития науки, изменением ее функций и роли в обществе.

В работах целого ряда исследователей, например, Н.Д. Кондратьева, А.Л. Чижевского и др. отмечался неравномерный, циклический процесс роста научных открытий и изобретений, а в работе русского философа И.И. Лапшина «Философия изобретения и изобретение в философии» (1921) было сформулировано утверждение об их ускоренном росте.

Количественный анализ темпов развития науки показывает, что за каждые 15 лет объем научной продукции возрастает в е раз, где е =2,72 – основание натуральных логарифмов. Это утверждение составляет сущность закономерности экспоненциального развития науки. Исходя из нее, можно сделать вывод о том, что за каждые 60 лет научная продукция увеличивается приблизительно в 50 раз, а за последние 30 лет ХХ века создано научной продукции приблизительно в 6,4 раза больше, чем за всю предыдущую историю человечества.

Большинство стран мира активно вкладывают финансовые, материальные и иные средства в развитие своего кадрового научно-технического потенциала. С середины 90-х гг. в европейских и азиатских странах быстро увеличивалось число научных степеней в области естественных и технических дисциплин. В Китае, Индии, Японии, Южной Корее, Сингапуре и Тайване численность имеющих первую университетскую научную степень за период с 1975 по 1995 гг. удвоилась, а специалистов технических наук утроилась. По данным на 1993 г. Япония имела 80 ученых и инженеров на 10 тыс. работающих, США - 74.

Экспоненциальное развитие науки не может являться бесконечным. Рост числа научных публикаций ведет к падению их качества, уменьшению количества по-настоящему ценной научной информации. Очевидно, что резервом экспоненциального роста науки является не экстенсивное увеличение числа научных сотрудников и числа производимых ими научных публикаций, а привлечение прогрессивных методов и технологий исследования, повышающих качество научной работы.

^ Наука и технология: особенности взаимодействия и совместного развития. Роль технологии в современной цивилизации.

Технология – это организация естественных процессов, направленная на создание искусственных объектов. В развитии технологии явно просматриваются крупные всплески.

Как уже отмечалось выше, целым рядом исследователей было установлено существование множества циклических процессов, например, экономических, солнечной активности и др., имеющих различную временную продолжительность. Среди указанного ряда ученых выделяется имя русского экономиста Н.Д. Кондратьева (1892-1938). Рассматривая статистику экономической конъюнктуры, начиная с конца ХVIII в., он установил существование циклов в ее развитии продолжительностью 48-55 лет. Анализ данных позволил ему установить четыре эмпирические правильности в развитии больших экономических циклов (циклов экономической конъюнктуры). Выведенная им первая эмпирическая правильность непосредственно затрагивает вопрос о закономерности в развитии технологии и науки в целом: «перед началом и в начале повышательной волны каждого большого цикла наблюдаются глубокие изменения в условиях экономической жизни общества. Эти изменения выражаются в значительных изменениях техники (чему предшествуют, в свою очередь, значительные технические открытия и изобретения), в вовлечении в мировые экономические связи новых стран…»1.

В работе Н.Д. Кондратьева хронологические рамки, последнего из обозначенных им циклов, соответствуют: повышательная волна III-го цикла с периода 1891-1896гг. до периода 1914-1920гг.- вероятная понижательная волна III-го цикла с периода 1914-1920гг. Опираясь на эти данные можно установить, что начало следующей повышательной волны падает приблизительно на время второй мировой войны и на послевоенные годы до конца 1960-х годов.

Действительно, все новые технологии, которые определяют «технологический портрет» конца ХХ века, родились почти одновременно в период с конца 1930-х по конец 50-х годов. Эти технологии основывались на всего нескольких открытиях. В одной из своих статей Нобелевский лауреат по физике Ж. Алферов2 отметил всего три, сугубо экспериментальных открытия, основанных на квантовой теории, которые не только определили научно-технический прогресс во второй половине ХХ века, по-новому объяснив многие вещи в физике, но и привели к масштабным социальным изменениям и во многом предопределили современное развитие как передовых стран, так и практически всего населения земного шара. Это:

1) Открытие деления урана под воздействием нейтронного облучения, сделанное О. Ганом и Ф. Штрассманом в 1938 г.;

2) Создание транзистора, осуществленное американскими физиками Д. Бардиным, У. Браттейном, У. Шокли в лаборатории компании «Белл телефон»;

3) открытие лазерно-мазерного принципа. Оно было сделано практически одновременно в 1954-1955гг. Ч. Таунсоном в США и Н.Г. Басовым и А.М. Прохоровым в Физическом институте АН СССР.

Кроме того, в это время появились ЭВМ, микроэлектроника, интегрально-групповой и планарный принципы синтеза, на которых основана микроэлектроника, ядерная энергетика, расшифровка генетического кода, первая искусственная белковая структура. В этот же период были разработаны принципы системного программирования, начаты разработки светопроводящих линий связи, начато освоение космического пространства и, тем самым, заложены основы будущей космической технологии.

На период новой понижательной волны, выпавшей на время с конца 60-х по конец 80-х – начало 90-х годов ХХ века приходится рождение прежде всего трех новых технологий: микропроцессорной, космической и генной, или генной инженерии, которые нашли свое дальнейшее развитие в последующие годы. С их совершенствованием, по всей видимости, связано дальнейшее развитие науки в ближайшие годы начала ХХI века. Все эти технологии являются совершенно различными по своему физическому содержанию.

Микропроцессорная технология имеет много назначений: создание персональных электронных партнеров для каждого человека, интеллектуализация всей техносферы, усиление и защита функций организма с помощью персональных медико-кибернетических устройств, в т.ч. вживляемых в организм.

Космическая технология, которая, в отличие от микропроцессорной, развивается относительно медленными темпами (что связано с более крупными финансовыми, материальными, интеллектуальными и т.д. затратами), имеет огромный потенциал в различных измерениях: она дополняет земную технологию, обещает в будущем разгрузить планету от нежелательных производств и раздвинуть границы обитания человечества далеко за пределы его эволюционной родины – планеты Земля и Солнечной системы.

Генная инженерия и, более широко, генная технология или биотехнология, имеет цель усовершенствовать биологию самого человека, обогатить биосферу новыми полезными видами, служит в качестве инструмента в производстве продуктов питания и небиологических изделий и др. Биотехнологическим способом производят генно-инженерные белки (интерфероны, инсулин, вакцины против гепатита и др.), ферменты для фармацевтической промышленности, диагностических средств для клинических исследований (тест-системы на наркотики, лекарства, гормоны и т.д.), витамины, биоразлагаемые пластмассы, антибиотики, биосовместимые материалы и др. Особая роль отводится сельскохозяйственной биотехнологии – это создание и культивация трансгенных растений, микробиологический синтез средств защиты растений, производство кормов и ферментов для кормопроизводства.

Все три технологии, зародившиеся в 70-е годы ХХ века, непосредственно связаны с глобальными условиями существования и эволюции человеческой популяции. Эти инновации явились одними из самых радикальных в истории человечества, ибо все предыдущие, такие, как огонь, каменные орудия, язык, письменность, электричество и т.д., не затрагивали ни природные возможности интеллекта человека, ни генетических основ биологической жизни, ни ареала ее распространения.

Задумываясь о перспективах эволюции технологий, на первый план выходит проблема, важность которой со всей остротой мир осознал в те же 70-80-е годы ХХ века – проблема взаимодействия техносферы с природной средой или проблема экологии.

Со времени выделения человека из животного мира он стал создавать свой собственный мир, сосуществующий с естественным миром живой и неживой природы. Технология, как инструмент создания искусственного мира, неизбежно оказывает экологическое давление на естественную среду обитания. Это давление может стать опасным, когда его интенсивность достигнет критического уровня, т.е. превысит уровень восстановительного потенциала природы. Особенно активно восстановительный потенциал природы подавляется в процессе урбанизации, интегрирующей почти все современные технологии. Урбанизация, формируя города, мегаполисы, агломерации городов-гигантов - территории почти сплошной урбанизации, подавляет естественный восстанавливающий потенциал природы. Земные насаждения и домашние растения не могут полностью восполнить его и радикально изменить картину. На рубеже ХХ-ХХI веков уже порядка четверти населения планеты проживает в мегаполисах.

С точки зрения глобальной экологии и дальнейшего развития технологии науки, такая концентрация населения имеет не только отрицательные последствия, но и играет роль положительного фактора, ибо ведет к поиску решений новых актуальных проблем и дальнейшему научному поиску. Интенсивный процесс урбанизации остро поставил перед наукой необходимость решения проблемы утилизации городских отходов и создания «экологически чистой» транспортной сети, формирования внутренней экосистемы городов, обеспечивающей не только бытовые удобства, но и восполняющей отсутствие прямого контакта человека с природой.

Дальнейшее развитие информационных технологий создает возможность решения некоторых проблем. Творческий обмен идеями и знаниями с помощью компьютерных сетей, развитие видеоинформационной техники, включая световодные линии связи, цветного и, вполне вероятно, далее голографического телевидения, преображают сферу коммуникаций, резко сокращают необходимость перемещения, переездов людей, оптимизируют грузовые перевозки, сохраняя транспорт только в той мере, в которой он действительно необходим.

Кроме того, экологическое давление создается и за счет использования сельскохозяйственной технологии, ведущей к опустыниванию плодородных земель из-за интенсивного скотоводства и земледелия. В этой связи перед наукой встают проблемы создания новых технологий защиты почвы от эрозии и обезвоживания, защиты гидросферы от стока химических удобрений и химикатов, минимизация химического и механического вмешательства в биосферный цикл.

Помимо решения этих проблем, имеется и проблема, связанная с тем, что целенаправленная технологическая деятельность всегда имела дело с резко ограниченным набором синтезируемых форм, в то время как «свободный поиск» дикой природы служит источником практически бесконечного их многообразия. Технологическое давление на естественную среду ведет к сужению многообразия форм жизни, что в эволюционной перспективе снижает степень выживаемости самого человека и биосферы в целом. Именно поэтому другим центром кристаллизации новой технологии и, соответственно, усилий науки, является создание безотходного производства, которое воплощает принцип предельной интеграции процессов синтеза, распада и циркуляции, сформировавшийся за миллиарды лет в живой природе.

В ракурсе экологических критериев весьма противоречивыми оказываются промышленные сооружения ХХ века – энергетические, металлургические, химические и др. С одной стороны, они могут служить основой создания новых технологических комплексов, а с другой – являются источником слишком сильного возмущения среды. В этой связи развитие сети электронных средств обработки информации – путь к дальнейшему повышению эффективности всех существующих технологических производств и их энергообеспечения. Коэффициент полезного действия подавляющего большинства технических устройств составляет единицы процентов. Чтобы индустрия давала нам много, мы берем у природы, растрачиваем и выбрасываем еще больше. Информационные технологии позволяют снизить удельное потребление массы и энергии, ибо обработка и хранение информации требует затрат энергии, вещества, пространства и времени, но они значительно меньше, чем отображаемые этими информационными процессами события реального мира. И, кроме того, информационная технология уже используется в направлении освобождения человека от всех видов рутинного труда, ставя перед человеком проблему использования освобождающихся творческих производительных сил, творческого потенциала.

^ Функции науки в современном обществе. Обстоятельства, связанные с технологическими изменениями, произошедшими за последние десятилетия ХХ века – начало ХХI века, обусловили изменение функций науки и, в первую очередь, естествознания. Раньше основная функция науки заключалась, прежде всего, в описании, систематизации и объяснении исследуемых объектов. Сейчас наука стала неотъемлемой частью производственной деятельности человека. Современное производство имеет наукоемкий характер, что определяет процесс сращивания научной и производственно-технической деятельности. Результатом этого является создание крупных научно-производственных объединений, межотраслевых научно-технических и производственных комплексов.

В связи с этим научно-технический потенциал передовых государств переживает структурные изменения и смену приоритетов. Прежде всего, заметно меняется структура финансирования науки и техники. Доля государства сокращается, а роль частного сектора в качестве источника средств на исследования и разработки возрастает. Так, например, в США национальные расходы на науку в 1997г. достигли 206 миллиардов долларов, при этом рост произошел, главным образом, за счет промышленного сектора. Соответственно возрастают расходы на прикладные исследования и разработки, их объемы по сравнению с объемами фундаментальных исследований и разработок. Расходы федерального правительства США в 1997г. были на 12% меньше расходов 1989 г. (с учетом инфляции). В общих национальных затратах на исследования и разработки доля правительства США сократилась с 46% в период 80-х гг. до 30% сейчас.

Наука сама становится мощной производительной силой, хотя и не производит непосредственно материальной продукции. Продукция науки – это научная информация, научные разработки, открытия, изобретения, которые лежат в основе производства любой продукции, в т.ч. и производства материальных ценностей.

Но стремление к росту производства материальных ценностей вступает в противоречие с необходимостью сохранения среды обитания человека. Информатизация общества и производственной деятельности, разработка и внедрение новых технологий, другие качественные изменения, произошедшие в обществе за последнее время, стимулировали и изменение роли самой науки.

Изменение роли науки в обществе связано с тем, что только правительства национальных государств, способны устанавливать законы, определяющие и регулирующие обязательные нормы поведения человека и отдельных социальных групп в рамках общества в целом. В современном, быстро меняющемся мире правительства государств не в силах проводить политику, которая бы не учитывала вопросы, касающиеся сохранения окружающей среды, материального обеспечения населения, решения демографических проблем, обеспечения ядерной безопасности и др. Наука активно вмешивается в сферу политики. Активизации этой роли способствовала тенденция и интеграции и глобализации современного мира.

^ Наука в условиях глобализации. Глобализация предполагает, что множество социальных, экономических, культурных, политических, научных и иных отношений и связей приобретают всемирный характер. В то же время она подразумевает возрастание уровней взаимодействия, как в пределах отдельных государств, так и между государствами. Новым для современных процессов глобализации является распространение социальных связей на такие сферы деятельности, как технологическая, организационная, научная, административная, правовая и другие, а также постоянная интенсификация тенденций к установлению взаимосвязей через многочисленные сети современных коммуникаций и разработки новой информационной технологии.

Процессы глобализации были, с одной стороны, обусловлены научно-техническим прогрессом, обеспечившим интенсивное развитие современного мира, с другой стороны, они повлияли на изменение роли самой науки, которое выразилось:

Во-первых, в появлении наступательных ядерных вооружений и средств доставки в любую точку земного шара, что по сути дела, элиминировало фактор неуязвимости той или иной страны в силу ее географической удаленности или изолированности акваторий, либо иной естественной преградой. В современных реальностях воздушное пространство и космос с военно-политической точки зрения играют не меньшую, если не большую роль, чем суша и море.

Ученые, занимавшиеся созданием ядерного оружия в лабораториях США и Англии, уже на стадии разработки осознавали глобальные разрушительные последствия его применения, а потому многие из них, одни активно, другие пассивно, способствовали тому, чтобы ликвидировать монополию США и Великобритании на обладание ядерным оружием. Р. Оппенгеймер, Э. Ферми, Н. Бор, Этель и Джулиус Розенберг, К. Фукс и многие другие ученые-физики способствовали ликвидации ядерной монополии США в конце 40-х ХХ в. и способствовали недопущению полномасштабной ядерной войны между СССР и США в 1940-е – 50-е годы.

Уже с конца 40-х годов деятели науки, прежде всего физики, активно включились в движение борцов за мир и ядерное разоружение. Так поступили, например, супруги Жолио-Кюри – Нобелевские лауреаты 1935г. по физике, открывшие в 1934г. явление искусственной радиоактивности.

Ф. Жолио-Кюри, с 1946 года руководивший комиссириатом по атомной энергии Франции, и И. Жолио-Кюри, также входившая в состав членов комиссариата, в 1950 году были выведены из него за активную деятельность, связанную с борьбой за мир и ядерное разоружение. С 1951 года Ф. Жолио-Кюри стал председателем Всемирного Совета Мира.

Здесь же можно отметить имя А.Д. Сахарова – одного из создателей водородной бомбы, в 60-80-е годы ставшего активным деятелем диссидентного и правозащитного движения в СССР, выступавшего за разоружение, ликвидацию опасности термоядерной войны. Его деятельность была отмечена Нобелевской премией мира (1975 год). Этот ряд имен можно продолжать и продолжать.

Активную роль в деле защиты мира, предотвращения распространения ядерного оружия, сохранения окружающей среды играют и многие формальные и неформальные организации ученых различных стран мира: ЮНЕП (организация по сохранению среды обитания), МАГАТЭ (международное агентство ООН по атомной энергии) и др.

Мнение ученых сыграло важную роль в деле запрещения испытания ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой, ограничении испытаний ядерного оружия, в запрещении химического и биологического оружия, в сокращении существующих ядерных арсеналов;

Во-вторых, наука сыграла и играет роль фактора, обеспечивающего функционирование механизма синхронизации современного мира. Электронные средства массовой информации, спутниковая связь, передовая тематика, обеспечивая практически мгновенную передачу информации во все уголки земного шара, создают состояние, ощущение одновременности. С развертыванием технологической и промышленной революций, индустриализации, а затем научно-технической революции второй половины ХХ века началось и интенсифицировалось убыстрение исторического и социального времени.

Выигрыш времени стал смыслом научно-технического и социального прогресса. Но стремление к выигрышу времени оборачивается проблемой растущей нехватки времени, которое как бы постоянно сжимается. Чтобы компенсировать его нехватку приходится постоянно ускорять темп жизни. Настоящее быстро устаревает, время теряет непрерывность, становится хаотическим чередованием не связанных между собой моментов, отрезков. На смену понятиям потока и длительности времени приходят категории сиюминутности и точности. Время больше не течет, оно извергается. Прошлое и будущее сливаются в настоящее, которое также быстро устаревает.

Для обозначения феномена убыстрения времени немецкий философ Г. Люббе ввел понятие «сокращение настоящего», обозначающее то, что в современной динамической цивилизации по мере возрастания количества инноваций в единицу времени уменьшается хронологическое расстояние до того прошлого, которое во многих отношениях уже устарело и поэтому для нас стало чуждым и даже непонятным. «Сокращение настоящего» связано с эффектом «темпорального сгущения инноваций», суть которого состоит в возрастании количества обновляющегося при одновременном возрастании количества устаревающего. В результате увеличения скорости устаревания науки растет число элементов, принадлежащих к настоящему и в то же время ставших достоянием вчерашнего и даже позавчерашнего дня. Этот феномен, описанный еще Ф. Шлегелем, Ф. Ницше, Г. Люббе назвал увеличением «неодновременности одновременного». Как отмечал Г. Люббе, вместе с динамикой науки и культуры растет степень ее музеефикации. Динамика цивилизации сопровождается прогрессирующей музеефикацией нашей цивилизации;

Третье. Развитие науки определяет тенденцию к преодолению пространственной разрозненности человеческого сообщества. Экспансия средств транспорта, коммуникации, массовой информации создает эффект «глобализации масс». Как указывал С. Московичи, разрыв социальных связей, быстрота передачи информации, беспрерывная миграция населения, ускоренный и раздражающий ритм городской жизни создают и разрушают человеческие сообщества. Будучи разрозненными, они воссоздаются в форме непостоянных и разрастающихся толп. Они связывают людей в громадные наднациональные сообщества с гигантскими ядрами городов и рынками в миллионы человек, которых побуждают жить и потреблять однотипным образом.

Новые глобальные системы коммуникации в значительной степени функционируют независимо от государственного контроля и не поддаются полному контролю со стороны государства. Охватывая социальную, политическую, экономическую, культурную и другие сферы деятельности по всему миру, они способствуют расширению горизонта жизни и общения для самых отсталых общин, коллективов, народов во всех уголках земного шара, позволяют преодолеть географические барьеры в получении доступа к социальному, культурному, научному опыту других народов, который был для них ранее недосягаем. Тем самым наука, посредством создания новых средств коммуникации, предоставила людям новые формы видения мира.

Особо важное значение, с этой точки зрения, имеет разработка и внедрение компьютерных сетей, которые еще теснее связывают народы и страны в единое целое, через создание единого информационного пространства. Наиболее известными и масштабными из них являются Интернет и всемирная сеть WWW (World wide web), созданные в США. Эти сети создали возможность для абонентов из всех стран мира связываться друг с другом, обмениваться необходимой информацией, действовать в любое время, в любом месте.

Рассмотрение данных тенденций, характеризующих изменение роли нации в современном динамическом мире, позволяет говорить, что наука, научное сообщество стали вполне самостоятельным фактором, определяющим лицо и судьбы современной динамической цивилизации.

Но, вместе с этим, бурное развитие науки, коррелируясь с иными тенденциями в развитии современного мира, обусловило постановку многих значительных и менее значительных проблем, от решения которых зависит дальнейшая судьба науки и мира в целом.

Глобализация науки, расширение коммуникационных сетей, способствующее распространению информации, обострили проблему нераспространения ядерного, бактериологического, химического и других видов оружия массового уничтожения. В конце 90-х годов ХХ века, помимо великих держав (США, России, Великобритании, Франции, Китая), технологией производства атомного оружия обладали Израиль, Пакистан, Индия, возможно, Северная Корея, Ирак, Иран.

Таким образом, глобализация науки, распространение научной информации не способствовали обеспечению большей безопасности стран и народов.

^ Актуальные проблемы корреляции общественного и научно-технологического развития на современном этапе. Дальнейшее усложнение технологий научных исследований и промышленного производства не позволяет странам «третьего мира» уменьшить отставание от высокотехнологичной экономики высокоразвитых стран и, наоборот, ведет к еще большему разрыву между ними. Можно отметить еще целый ряд проблем, актуальность которых обусловлена мощным воздействием науки на все сферы жизни человеческого сообщества. Среди них:

1. Проблема корреляции рационально обоснованных предложений со стороны научного сообщества с желанием и интересами населения тех или иных государств. Примеров взаимного негативного отношения столь много, что их можно без труда найти в любой стране:

  • В Германии в конце 90-х гг. был проведен референдум об ограничении скорости автотранспорта на магистралях, с целью уменьшить выбросы в атмосферу, исходящие от автомобильных выхлопов. Результат отрицательный;

  • В Норвегии и Японии до сих пор не запрещен китобойный промысел, несмотря на заключение ученых о резком сокращении численности китообразных и необходимости их охраны;

  • В России возникла двойственная ситуация, связанная с принятием 2001г. закона о ввозе в страну на переработку ядерных отходов. Очевиден вред, который принесет эта деятельность для населения и окружающей среды, но потребность в финансах превышает потребность в безопасности;

2. Проблема корреляции новых технологий, создаваемых наукой, с морально-этическими нормами жизни общества. Эта, можно сказать, вечная проблема сосуществования научной и морально-этической, культурной сфер жизни общества с особой остротой была обозначена в последнее десятилетие ХХ в. в связи с успешным осуществлением опытов по клонированию животных. В ответ целый ряд стран принял законы, запрещающие клонирование человека.

Далее можно указать не только те проблемы, которые возникли на пересечении науки и иных проявлений жизни общества, науки и природы, окружающей среды, но и чисто внутренние проблемы современной науки. Это:

1) проблема приоритета научных открытий, которая связана с тем, что сейчас наука – это не сфера деятельности отдельных ученых, а сфера работы больших коллективов, где сложно определить вклад каждого в производство того или иного открытия;

2) проблема разрыва между объемами фундаментальных и прикладных исследований. Увеличение численности людей, занятых в сфере научной деятельности, усложнение и дороговизна материального и технологического обеспечения экспериментальных исследований, невозможность осуществления резких прорывов в научном познании вследствие глобализации информации, коммуникационных сетей, создали предпосылки к росту теоретических исследований, производству теорий ради теорий, перспективы практического применения которых весьма туманны и неопределенны;

3) проблема роста антинаучных тенденций в развитии науки, связанная с размыванием критериев истинности знания, с разрушением детерминистских и установлением релятивистских взглядов на научное познание и его результаты – знание. Достижения современной постнеклассической науки, концепции постмодернистской философии, деморализация и демократизация общественной жизни создали дополнительные условия к росту антинаучных теорий, интересу к сверхъестественному, отрицанию завоеваний разума и ко множеству других проявлений иррационального и мистического. В данном случае можно лишь подчеркнуть, что наука и антинаучные тенденции сосуществуют с древних времен и, в значительной степени, именно диалектика их борьбы способствовала дальнейшему развитию научного знания. Так, например, химия как научная дисциплина использовала в своем становлении результаты алхимических опытов. Становление астрономии неразрывно связано с астрологией хотя бы тем, что крупнейшие представители этой науки были не менее известными астрологами. Это и Клавдий Птолемей, и Иоганн Кеплер, и Тихо Браге и многие другие.

Благодатная почва для околонаучных представлений возникает тогда, когда гипотеза принимается за истинную теорию, которая, якобы, легко доказывается экспериментом, пока еще никем не проведенным. Причем, часто просто пренебрегают экспериментальным доказательством, либо предполагается, что его должен провести кто-то другой. Но эта благодатная почва для антинаучных тенденций всякий раз разрушается самой же наукой, опирающейся на философски обоснованный вывод о невозможности абсолютно истинного знания.

Подводя итог рассмотрению тенденций, места и роли проблем науки в рамках современной цивилизации, необходимо подчеркнуть диссипативный (открытый) характер системы научного познания. Ее существование и становление взаимосвязано с существованием и развитием иных систем, к оценке и описанию которых практически невозможно подойти, оперируя строго детерминистскими моделями науки. В силу этого данное описание содержит в себе только наиболее общие и очевидные черты современного состояния науки, научного познания.


    1. ^ Интеграционные тенденции в развитии современной науки.

Онтологическая природа единства научного знания. Для развития научного знания всегда была характерна определенная степень единства, а также наличие многообразных междисциплинарных связей. Науки о природе оказывали свое воздействие на науки об общественных явлениях и наоборот. Единство научного знания базируется и является отражением материального единства мира. Единство научного знания – это неразделенность и соединенность знаний, их сторон, элементов, способов существования. Так, единство физики в ХIХ веке базировалось на механике. Механистическое мировоззрение утверждало, что «все физические явления могут быть полностью сведены к движениям материальных точек и материальных элементов»3. В начале ХХ века произошла переориентация способа объяснения физических явлений с механистического на электромагнитный, но, тем не менее, и этот способ базируется на понимании материального единства мира. И, если в классической физике вещество и поле рассматривались как не зависимые друг от друга реальности, то в квантовой механике, в физике микрочастиц вещество исследуется как противоречивое единство частиц, обладающих массой покоя и полей, квантами которого являются частицы. Метафизическая разобщенность вещества и поля уступила место их диалектическому единству, физическим выражением которого стала теория о корпускулярно-волновом дуализме свойств микрочастиц4.

^ Синтез и интеграция научного знания: общее и различное. Единство научного знания, опирающееся на материальное единство мира, в конечном итоге принимает форму синтеза, интеграции наук. Но в данном случае следует различать понятия «синтез» и «интеграция».

Понятие научной интеграции широко употребимо. Оно используется как в конкретных науках, так и в науковедении, философии науки. Именно широта его использования обуславливает те трудности, которые возникают в применении данного понятия при анализе тенденций развития научных знаний. Еще Ш. Фурье развивал идею о единстве законов движения, господствующих в физическом, животном и социальном мирах5. Такого рода теории, весьма распространенные в то время, основывались на положениях механики И. Ньютона, которая возводилась в ранг единой интегративной науки. Первый удар по подобным взглядам был осуществлен в результате создания теории электромагнетизма Д. Максвелла. Она продемонстрировала несводимость электромагнитных явлений к законам классической механики.

В настоящее время выделяется несколько подходов к пониманию того, что такое интеграция в науке.

Во-первых, научная интеграция понимается как особая гносеологическая акция, сторона процесса познания, путь истины в науке. Это гносеологическое ее понимание6.

Во-вторых, с точки зрения деятельностного подхода, интеграция в науке рассматривается как взаимодействия, происходящие в различных сферах научной деятельности. Интеграция всех аспектов науки представляется в качестве компонента или в качестве определенной стороны, характеристики общественной деятельности7.

В-третьих, с точки зрения системного анализа, интеграция научного знания мыслится как проникновение понятий и теорий одних и тех же или разных областей и отраслей знания в структуру друг друга. Интеграция представляется как взаимовлияние идей и теорий, образование особых интегративных наук, переплетение всех элементов научного знания и согласование их функций в рамках духовной культуры в целом8.

В-четвертых, согласно методологическому подходу интерпретация интегративных процессов в науке осуществляется посредством демонстрации проникновения и взаимопроникновения методов разных наук в сферы друг друга. Отмечается проникновение методов и принципов естественных и технических наук в методологию социально-гуманитарных наук, а также обратный процесс, когда методы и представления гуманитарного знания оказываются востребованными в науках о природе.

В-пятых, с точки зрения информационного подхода, интеграция науки мыслится как взаимообмен информацией, а интеграция научной информации как взаимоперенос, синтез, взаимопроникновение научной информации из одной отрасли науки в другую9.

В-шестых, можно обозначить частнонаучные и общие интерпретации интегративных процессов в науке. Задачи интеграции в частнонаучном масштабе решаются через создание, построение теорий, призванных отразить основные закономерности проявления тех или иных сторон окружающей нас реальности. Например, в биологии – это эволюционное учение, в физике – теория относительности и положения квантовой механики и т.д.

Сущность интеграции в целом, характеризуется как процесс обобщения, уплотнения научной информации, рост емкости, комплексности, системности знаний. Одновременно интеграция представляется не только как сближение, но и разделение знаний. В данном случае большое влияние на понимание интегративных процессов оказывают представления о самоорганизующихся процессах в природе. Именно поэтому интеграция сопровождается не только кумулятивными процессами, но и диссипативными, излучающими, разделяющими.

В науковедческой, философской литературе весьма часто понятие «интеграция знания» используется как синоним понятия «синтез знания». Разводя данные понятия необходимо указать на то, что они являются рядоположенными, но не тождественными в метафизическом плане. Интеграция более процессуальна, синтез – непосредственно предшествует единству знаний, прямо порождает и укрепляет его. Антиподом синтеза, его противоположностью является анализ, в то время как противоположностью интеграции выступает дифференциация знаний, сопровождаемая дроблением наук, специализацией языка, методов исследования и т.д. Следствием интеграции является дезинтеграция, которая понимается как многообразие явлений10.

Проявление интеграционных процессов в современной науке. Одним из наиболее очевидных проявлений интегративных тенденций в развитии научного знания стало появление «стыковых», «пограничных» наук (кибернетика, бионика, эргономика, молекулярная биология, экология, космонавтика и т.д.), характеризуемых наличием и применением междисциплинарных методов исследования, единым научно-понятийным аппаратом, являющимся синтезом понятий различных наук, единым стилем мышления и т.д.

Один из наиболее ярких примеров, отражающих в себе смысл интегративности знания, являет собой возникновение кибернетики – науки об оптимальном управлении. Она сформировалась на стыке многих наук и областей знания: математики, логики, семиотики, физиологии, теории связи, технической электроники. Кибернетика, имеющая свой собственный концептуальный аппарат, рассматривает процессы управления, осуществляющиеся на основе информационной связи, в самых различных системах – биологических, технических, социально-экономических, интеллектуальных и проч. Эти системы, отличаясь друг от друга своей качественной природой, идентичны в смысле общих закономерностей управления, которые действуют в них как в кибернетических системах, но проявляются различным, специфическим образом11.

Другое направление проявления интеграции научного знания состоит в формировании целого слоя общенаучных понятий, т.е. особого рода концептуального аппарата, который функционирует во всех или во многих областях знания: естествознании, обществоведении, науках о человеке и его мышлении. В данном случае можно указать на некоторые такие понятия: «система», «структура», «функция», «деградация», «управление», «знак», «информация», «энтропия», «модель» и т.д. Формирование общенаучного понятийного аппарата закрепляет в языке интеграционное развитие науки. Этот процесс обусловлен потребностями самой науки, поскольку снимает узкодисциплинарные барьеры, делает понятным, доступным то или иное знание для специалистов самых разных областей научного знания.

Кроме того, общеизвестны интегративные способности идей как формы научного знания. Как отмечал крупный отечественный философ П.В. Копнин, идея осуществляет объединяющую, интегрирующую функцию благодаря своей абстрактной природе12. Идеи интегрируют взгляды, представления, понятия и целые теории, на основе которых создаются концепции, учения, целостные картины мира. В этом случае фундаментальные идеи выступают, с одной стороны, как основа конкретизации миропонимания, а с другой – как форма обобщения итогов конкретно-научного познания «вплоть до уровня мировоззрения»13. Примером подобного рода идей выступает идея эволюционного развития, ставшая, если выражаться языком Т. Куна, «парадигмальной идеей», нормой научного мышления для целого ряда областей знания – биологии, астрофизики, астрономии, геологии и многих других наук.

Далее можно отметить значительные интегративные возможности и других форм научного знания: гипотез, законов и теорий.

В многочисленной философской литературе, в частности, отмечается, что гипотеза обладает мощным интеграционным потенциалом, ибо для нее характерно стремление к объединению в единое целое разнообразных экспериментальных и теоретических утверждений14.

Что касается законов науки, то интегрирующая сила этой формы научного знания заключается в обобщении, концентрации разнообразного эмпирического материала и в возможности осуществления прогноза развития реальной ситуации (т.е. фиксации тех или иных эмпирических фактов в будущем).

Подчеркивая большие возможности научных теорий в плане интеграции научного знания, следует отметить их всеобъемлющее объединяющее воздействие на весь комплекс как эмпирического, так и, собственно, теоретического знания. Создание той или иной научной теории, как правило, венчает собой интеграционные процессы в той или иной научной дисциплине и даже в науке в целом. Находясь на своеобразной вершине в иерархии научного знания, теория не только объединяет посредством объяснения, но и оказывает свое воздействие на весь последующий ход развития научного познания, в значительной степени определяя содержание будущих теорий или теорий смежных научных дисциплин. Здесь в качестве примера можно привести механику Ньютона, которая во многом определила систему построения научных теорий не только собственно в физике, но и в химии, биологии и др. Квантовая механика выступила в роли объединяющей теории, успешно интегрировав корпускулярные и волновые воззрения о свете и веществе; специальная теория относительности обобщила представления о массе и энергии, пространстве и времени, а общая теория относительности – об инерции и тяготении, метрике и гравитации. В свою очередь, совместно квантовая механика, специальная теория относительности и общая теория относительности выполняют интегрирующую функцию в отношении тех теорий, которые получили свое рождение в последующее время, причем не только в естественных науках: физике, химии, астрономии, но в гуманитарных науках: истории, философии, социологии и др.

Тенденция к интеграции научного знания реализуется и в таких процессах, как унификация методов исследования. С развитием науки происходит отбор наиболее результативных методов, которые, будучи выработаны в рамках той или иной научной дисциплины, с успехом начинают использоваться в различных областях знания, обретая статус общенаучных методов. Среди подобных методов можно отметить такие, как математические и логико-математические, кибернетические, системно-структурные и др. Причем, если многие из них сложились на основе достижений современной науки, то другие, как скажем математические, получили свое широкое применение в естественных науках (механике, физике, астрономии), начиная еще с ХVII века. Мощное развитие математические методы получили в ХХ веке, когда они стали применяться не только в естественнонаучных исследованиях, но и в гуманитарных. Значительное количество социологических, исторических, экономических, психологических исследований, осуществленных за последнее время, построено на основе использования математических методов, где также была предусмотрена необходимость построения математической модели изучаемых социальных, экономических и иных процессов.

К математическим методам тесно примыкают кибернетические методы исследования. Хотя кибернетика непосредственно имеет дело только с системами, связанными с жизнью (биологическими, социальными и техническими), тем не менее, любой предмет, включенный в сферу деятельности и познания человека, может рассматриваться как часть кибернетической системы. В комплекс кибернетических методов входят методы: теории информации, моделирования, «черного ящика», распознавания образов, классификации и др.15. Использование кибернетических методов исследования характерно для самых различных областей научного знания – от биологии и медицины до экономики, лингвистики, правоведения и искусствознания.

Такое же широкое развитие в современной науке получили системно-структурные методы. Методы анализа сложных систем находят свое использование как в сугубо исследовательском, так и в практическом плане. Большой эффект от их применения был получен в рамках естественных (физика, химия и др.) и гуманитарных (языкознание, литературоведение и др.) наук, но не меньший эффект они принесли и при проектировании производственных комплексов, в разработке программ социально-экономического развития.

Ярким проявлением интегративно-синтезирующих тенденций в современной науке является стратегия переключения на исследование сложных и сверхсложных систем, на решение глобальных комплексных проблем – устойчивого развития, энергетической, демографической и др., где применяются сразу многие методы, подходы, принципы исследования.

Воздействие человека на природу приобрело глобальный характер, ноосферный масштаб его деятельности вполне соизмерим с геологическими, геохимическими, космическими процессами, происходящими на Земле. В попытке упорядочить, оптимизировать взаимосвязи человека и природы, обеспечить дальнейшее развитие производства, социально-культурной сферы, при этом, сохраняя от разрушения, деградации окружающую среду, на первый план выдвигаются комплексные научные исследования, в которых важную роль играют не только сугубо научные, но и мировоззренческие, социально-политические, гуманистические и пр. установки ученых.

^ Классификация интеграционных процессов в науке. Знакомство с практикой структуризации интегративных процессов, захватывающих непосредственно научное познание, демонстрирует отсутствие единообразия в этой области. Например, выделяют горизонтальный (где связываются однородные элементы системы научного знания, например, естественнонаучные теории, дисциплины) и вертикальный (где связываются различные элементы системы научного знания, например, фундаментальные и прикладные науки, естествознание и обществоведение) уровни.

М.П. Петрову принадлежит введение в научный оборот представлений о горизонтально-эмпирической и вертикально-методологической интеграции16.

^ Процессы дифференциации и интеграции: проблема взаимодействия. Можно выделить классификацию проявлений интеграции научного знания на: а) эндогенную интеграцию, характеризуемую эпистемическими преобразованиями, происходящими внутри отдельных элементов научного знания и б) экзогенную, характеризуемую преобразованиями во внешней, межэлементной сфере, в роли которых выступают основные формы (способы существования) научных знаний17.

Современное состояние науки, характеризуемое данными интеграционными процессами, является звеном длинной цепи исторического развития науки, в которой тенденции дифференциации и интеграции связаны в диалектическом единстве.

В науковедческой, философской литературе нет единого мнения относительно сочетания интеграции и дифференциации на разных стадиях развития научного знания.

Значительное число отечественных и зарубежных исследователей развития науки (Э. Кассирер, Дж. Бернал, Б.М. Кедров, А.П. Огурцов и др.) сходятся на том, что наука возникает как недифференцированное (философское) знание, как единый взгляд на мир, выступая в роли недифференцированной, диффузной науки. Внутри этой единой науки формируются зачатки будущих частных наук – математики, астрономии, физики и др.

В эпоху Возрождения в науке начинает активно утверждаться тенденция к дифференциации, проявившаяся в обособлении целого ряда новых наук от первоначальной недифференцированной науки. В это время окончательно обособляются механика, математика, астрономия от философии, физика от химии и т.д.

Постоянное сочетание, наличие этих двух указанных тенденций можно наблюдать на протяжении всей последующей истории развития науки.

С середины и во второй половине ХIХ века в науке вновь отмечается всплеск интеграции. В связи со значительными открытиями, последовавшими в ХIХ веке практически во всех сферах научного знания, потребовались новые интегративные системы, обобщающего плана. Так, в конце 30-х годов ХIХ века появляется клеточная теория, создавшая условие для объединения ботаники и зоологии, а также ряда других наук биологического профиля – эмбриологии, гистологии, протистологии и др. в единое целое18. Создание механической теории теплоты, молекулярной теории газов, термодинамики в середине ХIХ века обеспечили объединение механики, молекулярной физики и учения о теплоте. Вместе с тем, культурное сознание того времени с большим трудом могло осваивать тот объем знания, который производился научным сообществом во все больших масштабах и властным образом проникал в жизнь человека в виде новых технологий и структур деятельности. В начале ХХ века эта пропасть между двумя системами ценностей: гуманитарной и сциентистской, научно-технической - оказалась настолько очевидной, что стало возможным говорить о «двух культурах», о качественных различиях культуры и цивилизации19.

На современном этапе процессы интеграции в рамках научного познания вышли на новый качественный уровень. Современный этап характеризуется не только интеграцией научного знания, но и методов, и способов его получения, возникновением и развитием новых средств достижения истины, накопления и переработки научной информации: гипотетико-дедуктивного, системно-структурного, аналитико-синтетического и других подходов к исследованию сложных объектов.

^ Критерии, объективные показатели интеграционных процессов. Отмечая широкий и интенсивный характер интеграционных процессов, происходящих в современной науке, встает вопрос о критериях, объективных показателях интеграции, в соответствии с которыми можно было бы подойти к анализу и оценке развития интеграции в рамках научного познания в настоящее время.

Наиболее простым выражением интеграции знаний можно считать логическую конъюнкцию определения, которая указывает на связь различных определений, их зависимость друг от друга.

На более высоких ступенях интегрированность знаний выражается в дополнительных, сложных понятиях, образующих разветвленные понятийно-категориальные системы, которые возникают на основе общих методологических принципов. К ним можно отнести понятия типа: «пространство – время», «структура – функция» и т.д.

Междисциплинарность выступает не только как один из критериев интеграции, но и в качестве одного из ее условий. Междисциплинарная интеграция характеризуется:

а) ассимиляцией технического и теоретического инструментария базовой науки науками, вовлеченными в процесс интеграции;

б) синтезом взаимодействующих наук на основе базовой науки;

в) формированием новой интегративной науки, имеющей собственный объект познания, но в то же время и обладающей возможностью методически экстраполироваться за пределы данной предметной области20.

Комплексные исследования представляют собой критерий, означающий то, что к изучаемому предмету подходят, учитывая всю его исходную целостность и конкретность, составленность из разнокачественных и относительно автономных компонентов21. Такой подход подразумевает наличие синтетического охвата и обобщения накапливаемого материала.

Кроме того, наличие общенаучных средств и методов познания, форм знания, также может выступать в качестве одного из критериев интеграции научного знания.

В целом все указанные критерии позволяют оценить достигнутый уровень интеграции, преодоления различий между элементами структуры науки, ибо этот процесс играет весьма существенную роль в деле дальнейшего развития научного познания и общественного прогресса в целом.

Интеграция общественных, естественных и технических наук играет роль создателя условий для приостановления роста разрушительного воздействия человека на биосферу, для создания более благоприятных условий жизни как самого человеку, так и окружающей среды.

^ Эвристическое и социокультурное значение интеграционных процессов. В силу видоизменения, внутреннего структурного преобразования науки, происходящего в процессе интеграции, осуществляется дальнейшее развитие научного знания. Это происходит за счет изменения стиля научного мышления, строя языка, логики и методологии научного исследования, расширения областей и направлений научного поиска, основой которых является интеграция.

Велико и социокультурное значение научно-интегративных процессов. Так, С.М. Эйзенштейн – один из крупнейших кинорежиссеров ХХ века, говоря о дальнейших перспективах кинематографии, подчеркивал необходимость единства, творческого союза науки и искусства. «Качественно дифференцированное и разобщенно индивидуализированное мы желаем вернуть в количественно соотносительное.

Науку и искусство мы не желаем далее качественно противопоставлять.

Мы хотим их количественно сравнивать и исходя из этого ввести их в единый новый вид социально воздействующего фактора22».

В данном случае следует заметить, что достижения науки и техники, реализованные в ХХ веке, позволили сформироваться такому понятию и такому феномену нашего времени, как «массовая культура», истоки зарождения которой во многом следует искать именно в резко прогрессирующем воздействии науки и техники на все стороны общественной и культурной жизни современного человека.

Но, говоря о значительности и масштабности интеграционных процессов в современной науке, не следует абсолютизировать значение и роль интеграции в развитии научного знания.

Интеграция неразрывно связана с продолжающейся и все более усиливающейся дифференциацией науки. Т.к. любой процесс реализуется через систему противоречий, взаимосвязей, поэтому ускорение, расширение интеграционных процессов вызывает ускорение дифференциации.

Данное утверждение еще более становится очевидным в том случае, если рассматривать науку как открытую систему. Для описания происходящих в таких системах самоорганизующихся процессов обращаются к качественной теории дифференциальных уравнений, к теории катастроф и бифуркаций. В этом случае процессы интеграции следует рассматривать, скорее, как один из факторов, управляющих параметров, оказывающих свое воздействие на процессы самоорганизации в науке, и обеспечивающих дифференциальное развитие научной системы23.

Таким образом, интеграция и дифференциация научного знания образуют неразрывное процессуальное единство, определяющее настоящее и будущее науки.






оставить комментарий
страница1/11
Дата10.09.2011
Размер2.59 Mb.
ТипУчебное пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх