Дроздов Анатолий Федорович Интендантуррат Аннотация: Интендант Сентябрь 1943 года. Врасположении блокированной в лесах партизанской бригады появляется ст icon

Дроздов Анатолий Федорович Интендантуррат Аннотация: Интендант Сентябрь 1943 года. Врасположении блокированной в лесах партизанской бригады появляется ст


Смотрите также:
Дроздов Анатолий Федорович Кондотьер Богданов...
Жизнь замечательных людей – Денис Давыдов...
ЙĚпреç районěн администрацийě йышăНУ...
О боях-пожарищах, о друзьях-товарищах Салеев Сергей...
Светлой памяти неутомимого исследователя...
План введение Начало партизанского движения на Брянщине. Боевой путь партизанского отряда им...
Собибор миф и реальность...
К 100-летию Героя Советского Союза командира 2-й Ленинградской партизанской бригады Николая...
Шамаль Анатолий Андреевич, младший лейтенант, командир роты 119 сп 13 сд «В сарьянских лесах»...
Анатолий Федорович Кони. Петербург. Воспоминания старожила...
Программа элективного курса «Нацистский оккупационный режим и Холокост на Брянщине (август 1941...
Программа элективного курса «Нацистский оккупационный режим и Холокост на Брянщине (август 1941...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
вернуться в начало
скачать
- Бывает! - Крайнев заставил себя улыбнуться. - Вы меня тоже извините. Только с фронта. Там нужно реагировать мгновенно...

Лейтенант заулыбался в ответ.

- В отпуск?

- По ранению, - Крайнев ткнул в нашивку на груди.

- Надо же! - удивился лейтенант. - Интендант?

- Русские бомбы не разбирают.

Лейтенант смущенно умолк, видимо, опасаясь, что обидел старшего по званию.

- Чем вас заинтересовала виселица? - спросил, чтоб разрядить неловкое молчание. - Не приходилось видеть?

Крайнев кивнул.

- Обычное дело! - улыбнулся лейтенант. - Русские не оставляют нас в покое даже в тылу.

- Не похожи они на диверсантов, - с сомнением в голосе сказал Крайнев. - Совсем дети.

- Эти дети, отстреливаясь, убили шестерых! - обиженно сказал лейтенант.

- Немецких солдат? - удивился Крайнев.

- Приказ был взять живыми, - пояснил лейтенант.

- Удалось?

- Нет! - лейтенант вздохнул. - Действовали идиоты из СД. Когда в них стреляют, они палят в ответ. Никакого понятия о главном правиле разведки: сам погибай, но диверсанта бери живым. Вы не заметили: на трупах следы от пуль? Вешали мертвыми.

Крайнев сокрушенно покачал головой.

- Меня зовут Эрих, - сказал он. - Эрих Зонненфельд, интендантуррат, пехотная дивизия.

- Крюгер! - щелкнул каблуками лейтенант. - Абвер. Можно просто Пауль.

- Рад познакомится, Пауль, - сказал Крайнев, пожимая лейтенанту руку. - Есть предложение отметить нашу нечаянную встречу! Есть здесь местечко, где вкусно кормят и подают коньяк? Угощаю!

Лейтенант засмущался.

- Заодно расскажете, чем заняться в этом городе отпускнику, - присовокупил Крайнев. - Денег хватает! - он похлопал себя по боковому карману. - Идет?

Лейтенант согласно кивнул.

В гостиницу Крайнев вернулся ближе к вечеру. Портье за стойкой отсутствовал, горничной также было не видно. Крайнев различил звук топора, доносившийся со двора, и заинтересовался.

... Седых колол дрова. Вдохновенно. Подцепив лезвием топора очередной чурбан, он ставил его на колоду и ударом колуна разваливал надвое. Половинки не успевали распасться, как Седых подхватывал их, после чего тут же превращал каждую в груду поленьев. Он бил не с размаха, не вскидывал топор за плечо, а будто тесал. Топор мелькал в его руке, и от каждого движения в сторону отлетало полено. Груда их возвышалась в рост человека, но Седых будто не знал усталости. Казалось, он имеет дело не с тяжелым деревом, а с чем-то хрупким и не прочным. Седых разделся до пояса, на его спине, блестевшей от пота, перекатывались могучие мышцы. У двери, ведущей во двор, восхищенно застыли, портье, горничная, еще какие-то женщины в кухонных передниках. Крайнев и сам залюбовался. Он простоял так достаточно долго, как за спиной раздались шаги. Это было Полякова.

- Марш по местам! - прошипела она по-русски.

Работников гостиницы как ветром смело.

- Извините! - обратилась она к Крайневу. - За персоналом нужен глаз да глаз.

Крайнев пожал плечами - не его проблема.

- Можно познакомиться с меню? - спросил, чувствуя неловкость установившего молчания. - Собираюсь ужинать.

- В ресторане на столиках! - сказала Полякова.

- У вас есть блюда немецкой кухни?

- Разумеется! - Полякова, похоже, обиделась.

Крайнев сделал вид, что не заметил. Повернулся и пошел к гостинице. На пороге оглянулся: Полякова стояла там же и, как ее работники, зачарованно следила за Седых. "Сашу сегодня бесплатно покормят! - сделал вывод Крайнев. - А вот мне придется платить..."

Платить пришлось немало. Цены в ресторане соответствовали стоимости комнат. Зато блюда, перечисленные на листке желтоватой веленевой бумаги, являли собой классику немецкой кухни. Меню было написано от руки, разборчивым женским почерком, Крайнев сходу решил, что писала сама Полякова. При ее способности видеть все и всех, во все вникать и никому не доверять, это было логичным. Ресторан постепенно наполнялся постояльцами и гостями с улицы. Свободных столиков скоро совсем не осталось. Крайнев, пришедший первым, выбрал местечко в уголке, и теперь с любопытством разглядывал посетителей. Это были преимущественно офицеры в чинах от лейтенанта до полковника, пришло также трое штатских, даже по лицам их было заметно - немцы. В углу зала стояло пианино, когда ресторан заполнился, незаметно появилась пианистка, худенькая, почти прозрачная. Она незаметно шмыгнула к инструменту и заиграла Бетховена. "За еду здесь работает! - решил Крайнев. - Учительница музыки или выпускница филармонии. С такой специальностью в оккупации только помирать. Полякова наверняка воспользовалась, она не из тех, кто переплатит..."

Тут ему принесли шницель по-венски с жареной картошкой, и Крайнев набросился на еду. В заведении фрау Поляковой готовили вкусно, обилие посетителей в недешевом ресторане стало понятным. Крайнев заканчивал со шницелем, как к столику подошел офицер. Это был интендантуррат, как и Крайнев, только лет пятидесяти, лысый и с брюшком.

- Разрешите? - взялся он за спинку стула.

- Сделайте любезность! - отозвался Крайнев.

Немец присел, к нему мгновенно подлетел официант. Было видно, что гость - завсегдатай. Официант записал заказ и хотел убежать, но Крайнев остановил.

- Два бокала коньяка! Мне и господину офицеру! За мой счет!

- Что вы! - запротестовал интендатуррат, но, было видно, что не искренне.

Официант с коньяком вернулся почти сразу, Крайнев поднял свой бокал:

- Прозит!

Гость поддержал. Коньяк оказался хорош, как и шницель. Крайнев сделал большой глоток и вернулся к еде. Скоро к нему присоединился гость. Покончив с едой, оба отхлебнули из бокалов.

- Эрих Зонненфельд! - представился Крайнев. - Пехотная дивизия.

- Бюхнер! - отозвался гость. - Давно с фронта?

- Сегодня приехал.

- Как там?

- Бомбят! - Крайнев коснулся нашивки на груди.

- Нас тоже едва не разбомбили! - пожаловался Бюхнер. - Группа диверсантов собиралась навести на город самолеты большевиков. Слышали?

- Рассказали. Диверсантов обезвредили.

- Мой склад наверняка попал бы под бомбежку! - продолжил Бюхнер. - Такая цель! Обеспечиваем продовольствием целую армию и десятки тыловых частей! Во время бомбежки я мог находиться на складе! - Слава богу, все позади! - улыбнулся Крайнев. - Еще коньяку? Я угощаю! - Двадцать марок за бокал! - покачал головой Бюхнер. - На фронте много платят? - Или мы не интенданты! - хмыкнул Крайнев и подозвал официанта. После второго бокала Бюхнер размяк и стал жаловаться на дороговизну тыловой жизни. Крайнев внимательно слушал перечисление цен на самые востребованные товары (Бюхнер шпарил их как из автомата) и сочувственно кивал. - Господин Бюхнер!.. - вклинился он, наконец, в желчную речь интенданта. - Просто Рихард! - Мне странно слышать ваши жалобы, Рихард. Имея в своем распоряжении такой склад... - Фронтовым интендантам, проще! - возразил Бюхнер. - Можно списать на бомбежку или артналет русских. Знаю, что вы ежедневно оформляете получение продуктов на списочный состав дивизии, а после атаки русских или налета не вносите исправления, вычеркивая раненых и погибших. Прямой доход! Здесь так не сделаешь! Строгий учет, постоянный контроль. - Нет контроля и учета, который нельзя обмануть. - Это как? Крайнев положил перед собой две стопки тонко нарезанных ломтиков хлеба. - Смотрите! Здесь документы на полученный складом товар, здесь - на выданный. Это, - Крайнев придвинул к стопкам хлебницу, - товар остающийся на складе. Сумма должна сходиться. Теперь мы изымаем со склада машину продуктов - и одновременно убираем документ, на основании которого этот товар должен находиться на складе, - он взял один ломтик хлебницы, второй - из левой стопки и отложил их на край стола. - Все! Любая проверка обнаружит на складе строгий порядок. - А приходная книга? - заинтересовался Бюхнер. - Ее ведет подчиненный вам писарь, разве не так? Он может допустить ошибку и не занести одну машину в книгу. Обычное дело, в спешке и не такое бывает. - Есть встречные сверки! - Раз в полгода. Это не беда. К встречной сверке мы возвращаем документ, - Крайнев вернул ломтики на место. - Но изымаем самую последнюю поставку, - он вновь забрал хлеб. - Насколько я понимаю, продукты приходят к вам ежедневно, а сверка проводится на отчетное число. - Рано или поздно выплывет, - вздохнул Бюхнер. - После чего разжалуют - и на фронт! Рядовым. - Не забывайте про русские бомбардировщики! Война. Рано или поздно они долетят к вашему складу, и тогда можно списать все. - Мне нравится ход ваших мыслей, - сказал Бюхнер. - Сам об этом думал. Но есть одно обстоятельство. Черный рынок в N строго контролирует СД. Появление целой машины продуктов сразу заметят. Начнут расследование... - Надо продать в другом месте! - У меня нет такой возможности! - Могу помочь. Бюхнер внимательно глянул на коллегу. - Что? - Соль. Тонна. - Ого! Килограмм соли на черном рынке стоит десять марок! - Это в розницу. В нашем случае оптовая партия, которую надо сбыть немедленно. Пять марок за килограмм. - Итого пять тысяч, - сказал Бюхнер. - Заманчиво. Однако слишком опасно. Такая партия продуктов будет замечена в другом городе, у СД хороший контакт между территориальными управлениями и масса честолюбивых следователей. Не стоит хватать кусок, который не сможешь проглотить. Есть другой вариант. У вас случайно нет бланка заявки на получение продуктов для вашей дивизии? - Случайно есть. - Со всеми подписями и печатями, но незаполненными графами? - Разумеется. - Передайте ее мне и получите центнер соли. - Два. - Один. Большее количество в дивизионной заявке вызовет подозрение. - То, что моя дивизия в составе другой армии и должна получать продукты на своем складе, подозрения не вызовет? - Нет! - Бюхнер улыбнулся. - На вашем складе могло не оказаться нужных продуктов или в нужном количестве. В таких случаях получателя направляют на другой склад. Это никто никогда не проверяет. Крайневу стало стыдно. Его вывозили лицом о стол, причем, легко и изящно. Он строил сногсшибательные схемы, а здесь крадут просто и нагло. Нужна всего лишь бумажка, каковая оказалась среди документов убитого интендантуррата и не была выброшена по чистой случайности. Они договорились о времени обмена бумаги на соль, и Бюхнер заказал коньяку. Дела были завершены, они потягивали ароматный напиток, разглядывая посетителей. За полчаса Бюхнер рассказал о многих. Трое штатских в зале оказались офицерами Абвера (Бюхнер пояснил, что простых штатских, даже немцев, в ресторан не пускают). Были здесь коллеги Бюхнера - интенданты, офицеры тыловых частей, несколько приезжих, вроде Крайнева, о которых Бюхнер ничего не знал. Теперь Крайнев понимал, почему Бюхнер подсел именно к нему. Приезжий интендант представлял коммерческий интерес, и Бюхнер его удачно реализовал. Крайнев растопыривал перья, заказывал коньяк, а наливать должен был Бюхнер. Крайнев сэкономил ворюге марки... В ресторане появилась Полякова. Теперь она была одета в легкое шелковое платье до щиколоток. Туфельки были в тон платью. Крайнев мысленно свистнул, прикинув, сколько они могли стоить в оккупированном городе. Полякова подходила к столикам, здоровалась, улыбалась комплиментам и качала головой в ответ на приглашения присоединиться. Крайнев не мог оторвать от нее взгляда. Он при первой встрече оценил красоту хозяйки гостиницы, но сейчас, после трех бокалов коньяка, Полякова выглядела неотразимо. - Даже не надейтесь! - сказал Бюхнер, заметив его состояние. - Эта женщина не для вас! - Нет крепости, которую не смог бы взять интендант! - сказал Крайнев, вставая. - Сядьте! - прошипел Бюхнер. Крайнев невольно подчинился. - Смотрите! - кивнул Бюхнер. Крайнев увидел, как Полякова подошла к столику, где ужинали люди в штатском, и присела напротив высокого, с лошадиным лицом абверовца. Тот немедленно налил ей вина в бокал, Полякова подняла его и пригубила. - Видите! Это полковник фон Лютцов, начальник местного Абвера. Вы думаете, можно держать гостиницу для немецких офицеров без такого покровителя? "Крыша! - подумал Крайнев. - Да еще какая! Дамочка, скорее всего, не только спит с этой лошадью, но и шпионит за постояльцами". - Извините, что повысил голос, - сказал Бюхнер. - Это было необходимо. Вздумай вы приставать к Поляковой, немедленно оказались бы в тюрьме. А у нас вами сделка... "В тюрьме бы перетряхнули мои вещи, прощупали каждый шов и спросили, откуда у меня незаполненный бланк заявки, - понял Крайнев. - Надо меньше пить. Гусар, твою мать!" - Такое бывало? - спросил у Бюхнера. - Не раз. Приезжает какой-нибудь фронтовик, который считает, что раз он пролил кровь в борьбе с большевиками, то теперь все дозволено, и дает волю рукам. Впоследствии горько раскаивается... - Почему Абвер покровительствует русской? - Фрау Полякова немка. - С такой фамилией? - Это фамилия мужа. - А где муж? - Сгинул в большевистских застенках. А также отец, брат... Фрау Полякова пострадала от большевиков, поэтому пользуется доверием немецких властей. К тому же знает дело. Это гостиница, ресторан - уголок фатерланда, мы здесь отдыхаем душой и телом... Крайнев только сейчас заметил, деревянные панели, которыми в немецком стиле были обшиты стены ресторана. На стенах висели гравюры с видами немецких городов, большие тарелки с рисунками... Крайнев заново оценил мебель, сервировку, одежду официантов... Он не обратил на это внимания, поскольку много раз видел подобное во время командировок в Германию. Но это не Германия. 1943 год, оккупированная территория. Крайнев подозвал официанта, расплатился и попрощался с Бюхнером. Завтра предстояло рано вставать.

7.

Утром следующего дня Крайнев обменял у Бюхнера бланк заявки на два мешка соли и покинул N. К полудню бричка свернула с большака и скоро оказалась у глухого хутора. Здесь Крайнев и Седых сменили немецкую форму на гражданскую одежду и наскоро пообедали. Крайнев взял у хозяина хутора черпак для воды, сходил к бричке и вернулся с посудиной, полной соли. Глаза хозяина радостно сверкнули, он молча поклонился, забирая черпак.

В отряд ехали лесными дорогами, втроем. Впереди скакал ждавший их на хуторе связной, Крайнев с Седых трусили, отстав на сотню метров. На хуторе они сменили лошадь, застоявшийся жеребец резво тащил груженую бричку. Передовой дозор и смена одежды были жизненно важны. Партизан в местных лесах хватало, как своих, так пришлых, для них подстрелить немца, по дурости заехавшего не туда, было делом чести, доблести и славы. Кроме того, Ильин категорически запретил Крайневу показываться в бригаде в мундире интендантуррата. Среди партизан мог оказаться предатель. На задания бойцы Саломатина отправлялись постоянно, это было обычным делом, но ходили они в обычной полувоенной одежде, представлявшей собой причудливое сочетание советской и немецкой военной формы, а также и гражданского платья. Появление на базе переодетого немцем Крайнева могло побудить вражеского агента к вполне определенным выводам.

Сменив на хуторе одежду, Крайнев с Седых заодно и вооружились: автомат, пистолеты и даже пара гранат. Береженого Бог бережет... К счастью, оружие не понадобилось. К закату они были в деревне, где квартировал штаб бригады. Крайнева встретили сердечно: обнимали, тискали, повели кормить. Саломатин по такому случаю расщедрился даже на самогон (в обычные дни в бригаде с выпивкой было строго). Крайнев свой стакан только пригубил, а вот ел много - проголодался. Саломатин с Ильиным терпеливо ждали, после чего приступили к расспросам. Слушали, мрачнея лицом. Ильин все записывал в блокнот, после чего встал и убежал к себе - составлять и шифровать донесение в Центральный штаб партизанского движения. Саломатин после его ухода плеснул самогону в свой стакан.

- Помянем ребят! Настоящие герои! Не сдались...

Крайнев молча поддержал.

- Уверен, что их выдали? - спросил Саломатин, ставя пустой стакан.

- Какие сомнения? Никого из группы живым взять не удалось, тем не менее, немцы отлично осведомлены о задании.

- Кто предал? - спросил Саломатин, водя пальцем по столу.

- Тот, кто знал о группе.

- Никто не должен был знать! - вздохнул Саломатин. - Группе строго-настрого запретили контакты с местным подпольем. Да и подполья нет - немцы разгромили его в сорок втором. Поэтому послали группу. Но кто-то все же знал... Ладно! - Саломатин хлопнул рукой по столу. - Разберемся. Спасибо тебе за соль! Царский подарок.

Крайнев молча кивнул. С солью в оккупации была просто беда. За килограмм соли давали мешок картошки, за три - муки. Саломатин под угрозой расстрела запрещал бригаде отбирать у населения продукты, поэтому бойцы жили впроголодь. За соль можно было выменять все, но с Большой земли ее не возили, Сталин запретил.

- Пойдем в баню! - предложил Саломатин. - Истопили давно...

Парились они долго и всласть. Когда вернулись в избу, там ждал Ильин.

- Следующей ночью с Большой земли самолет! - сообщил он и посмотрел на Крайнева. - Тебе велели ждать и в N пока не возвращаться!

- Не больно-то хотелось! - сказал Крайнев, зевая. - Видеть эти рожи тевтонские...

Ночевать Крайневу определили штабной избе. Хозяев ее временно отселили к родственникам, Крайнев остался один. Он не стал раздеваться, терпеливо дождался полночи и жадно вдохнул воздух. Запахло прелью, и он оказался в Москве. Гаркавин немедленно набросился с вопросами, но Крайнев сослался усталость и пообещал назавтра представить подробный отчет. Его переодели и отвезли домой. Настя этой ночью дежурила, и Крайнев, смертельно уставший, завалился спать. Проснулся он затемно. Кто-то невидимый нежно целовал его в губы, щеки, шею...

- Настенька! - засмеялся Крайнев. - Милая! Я так по тебе скучал!

- Попробовал бы сказать, что нет! - хмыкнула Настя, скользнув под одеяло. - Сейчас проверим...

- Папу видел? - спросила она, когда Крайнев угомонился.

- Нет. Мы далеко от тех мест.

- Что там?

- Война...

- Под пули не лез?

- Не довелось.

- Врешь, наверное, - сказала Настя. - На душе тревожно было.

- Я тоже переживал, - сказал Крайнев. - За тебя.

- Суток не прошло, как расстались! - сказала Настя. - Забыл?

- Никто не заходил, не звонил, не писал?

- По электронной почте пришло письмо от Ефима Гольдмана. Откуда он знает твой адрес?

- Был на визитке, - сказал Крайнев, приподымаясь. - Оставлял ее Соне.

- Соня умерла.

Крайнев упал на подушку.

- Плачешь? - Настя погладила его по щеке. - Я тоже плакала. Хороший был человек.

- Что пишет Ефим?

- Рассказал, где похоронили, и просил выслать образец твоего ДНК. Зачем ему?

- Для коллекции.

- Опять врешь! - вздохнула Настя. - Родство установить хочет. Я бы не посылала. Из принципа. Как можно не верить матери! К тому же он - твоя копия.

- Откуда знаешь?

- Видела фотографию.

- Какую?

- Которую ты вечно бросаешь, где не попадя. Не бойся, я не ревную! - она прильнула щекой к его плечу. - Только забавно: у тебя, такого молодого, сын, внуки, правнуки...

- У некоторых тоже родни вагон! - сказал Крайнев, обнимая Настю. - Одних племянников восемь...

Когда Настя уснула, Крайнев тихонько встал и затворил за собой дверь. Включив компьютер, он прочел письмо Ефима. Затем пошел на кухню, взял бумажную салфетку и уколол палец кончиком ножа. Темно-красную капельку промокнул салфеткой, сложил ее и засунул в конверт. После чего отнес письмо в ближайшее отделение экспресс-почты. По возвращению засел за отчет. Через час он отправил его электронной почтой, после чего оделся и поехал к Гаркавину.

Подполковник встретил его неласково.

- Детский сад! - ругался он, потрясая распечатанным отчетом. - Как ты сходу не провалился, не понимаю! Фотографию в документах интендантуррата кто переклеивал?

- Ильин.

- Печать на фото яичком катал? От нее фальшивкой за версту тянет!

- Жандарм не заметил.

- Слепой, наверное. Зачем вы в спекуляцию полезли? Вас в N за солью посылали? Что, если Бюхнер - агент СД? Или Абвера?

Крайнев не ответил. Объяснять Гаркавину, что такое соль на оккупированной территории в 1943 году было бесполезно. Про жадный блеск в глазах Бюхнера тоже.

- Виктор Иванович! - сказал Гаркавин, заметив его состояние. - Прошу отнестись к моим словам серьезно.

- Подумаешь! - сказал Крайнев. - Даже если б меня арестовали! В полночь фьють - и я здесь. Была птичка - и улетела!

- Не подозревал, что вы так легкомысленны! - вздохнул Гаркавин. - До полночи дожить надо. Вы не подозреваете, какие в СД костоломы. Мы изучали. К полудню из птички сделали бы фарш, оставив нетронутыми голосовые связки, чтоб могла петь. Запела бы! Нормальный человек не в состоянии терпеть такую боль! Сколько людей из-за тебя погибло бы, думал?

Крайнев потупился, ему стало стыдно.

- Отправляя вас в прошлое, мы не предполагали, что вам придется стать разведчиком. Подготовка была другой. Ваше легкомыслие - это наша вина. В прошлое вы не пойдете.

- Как?! - Крайнев вскочил.

- Просто. Я не разрешу.

- Как же так?.. - забормотал Крайнев. - Меня там ждут.

- Две недели усиленных занятий.

- Две?

- Людей к такой работе готовят годами.

- Это в современном мире, где опытные разведки, совершенные технические средства.

- Зато в военное время чрезмерная подозрительность. Шпиона видят в каждом.

- Я не могу ждать две недели! Меня там ждут!

- Операцию можно совсем свернуть. Эксперимент проведен, результат получен.

- Доказательств нет.

- То есть?

- Чем вы докажете, что эксперимент удался? Мой отчет? Я мог написать его, не выходя из квартиры.

- Дюжий говорил: умеете торговаться, - покачал головой Гаркавин. - Ладно, неделя. При условии двенадцатичасовых занятий.

- Хоть сутки напролет!

- Документы вам исправим.

- Не забудьте бланки на получение продуктов.

- Что вас так тянет в спекуляцию?

- Потому что я интендант. Какой бы секретной не была воинская часть, продукты она получает на армейском складе. По документам легко установить численный состав, причем количество офицеров и рядовых по отдельности; по нормам отпуска продуктов - род войск; по форме заявленных продуктов - находится часть в обороне или готовится к наступлению...

- Не то вы училище выбрали! - сказал Гаркавин. - Здесь стали бы полковником. Будут вам бланки! Хоть вагон! Ничего сложного: обычная бумага, синяя печать... Не паспорт биометрический.

За учебой неделя пролетела быстро, Крайнев попрощался с Настей и отправился воевать. Гаркавин не только заново изготовил для него документы интендантуррата, но и подготовил полдесятка других. Теперь Крайнев при случае мог выдать себя за пехотного офицера, летчика, танкиста и даже гауптштурмфюрера СС. Ему не пришлось надевать соответствующую форму для снимка - фотошоп творил чудеса. Документы получились что надо: в меру потертые, но легко читаемые. К ним Гаркавин приложил стопку сопутствующих: командировочные удостоверения, отпускные свидетельства, справки о нахождении в госпитале. По справкам выходило, что Крайнев в госпиталях загорал исключительно по болезни: Гаркавин учел отсутствие следов ранений на теле фальшивого офицера вермахта. Листая бумаги, Крайнев видел разные номера частей, населенные пункты, где они располагались, и понял, какую колоссальную работу проделали незнакомые ему люди. Им пришлось поднять архивные документы, установить, где в какой период находилась та или иная немецкая часть, найти образцы подписей и печатей, поставить штампы комендатур...

По возвращению в прошлое Крайнев тщательно припрятал свое богатство, оставив один комплект. Ночью ему не спалось - отдохнул дома, поэтому, валяясь на жесткой лавке, он до утра мысленно повторял преподанную в эту неделю науку. Гаркавин относился к своей работе с редким тщанием, Крайнев такое уважал и старался следовать. На заре появился Ильин и сходу запретил Крайневу ходить деревне.




оставить комментарий
страница6/19
Дата10.09.2011
Размер2,74 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх