Дроздов Анатолий Федорович Интендантуррат Аннотация: Интендант Сентябрь 1943 года. Врасположении блокированной в лесах партизанской бригады появляется ст icon

Дроздов Анатолий Федорович Интендантуррат Аннотация: Интендант Сентябрь 1943 года. Врасположении блокированной в лесах партизанской бригады появляется ст


Смотрите также:
Дроздов Анатолий Федорович Кондотьер Богданов...
Жизнь замечательных людей – Денис Давыдов...
ЙĚпреç районěн администрацийě йышăНУ...
О боях-пожарищах, о друзьях-товарищах Салеев Сергей...
Светлой памяти неутомимого исследователя...
План введение Начало партизанского движения на Брянщине. Боевой путь партизанского отряда им...
Собибор миф и реальность...
К 100-летию Героя Советского Союза командира 2-й Ленинградской партизанской бригады Николая...
Шамаль Анатолий Андреевич, младший лейтенант, командир роты 119 сп 13 сд «В сарьянских лесах»...
Анатолий Федорович Кони. Петербург. Воспоминания старожила...
Программа элективного курса «Нацистский оккупационный режим и Холокост на Брянщине (август 1941...
Программа элективного курса «Нацистский оккупационный режим и Холокост на Брянщине (август 1941...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
вернуться в начало
скачать

2.

Молодой полицейский встрепенулся и вытянулся у бруствера из мешков с песком. - Кто там, Романчук? - спросил старший поста, мордатый полицейский в засаленной шинели. - Немцы, кажись. Мордатый подошел и встал рядом. Из-за недалекого поворота появилась странная процессия. Двое немцев в длинных шинелях, упираясь сапогами в раскисшую грунтовку, катили мотоцикл с коляской. - Заглохли! - сказал мордатый. - Эк, угораздило! Давно толкают. Мотоцикл трещит - за версту слышно, а было тихо. - Я окликну! - сказал Романчук и, не дожидаясь позволения, закричал: - Стой! Кто идет! Немцы не обратили на окрик ровно никакого внимания. Как упирались сапогами в грунтовку, так и продолжили. - Дурак ты, Романчук! - снисходительно сказал мордатый. - Чего разорался? На кого? Счас подойдут да как врежут прикладом! - У них автоматы. - У автомата тоже приклад, железный. Раз сунут - и зубы вон. Видел такое. А жаловаться не станешь: зачем кричал? - Вдруг партизаны переодетые? - Станут партизаны среди белого дня на мотоциклах раскатывать! Они в лесу затаились и картошку последнюю доедают. - Месяц назад пятерых в роте убили! - возразил Романчук. - Тебе, дурню, место освободили! - хмыкнул мордатый. - Сидел бы в деревне да клопов давил. А так корову дали, муки мешок, форма, вон, какая! Жених! Немца от партизана всегда распознать можно: сытые, справные. Передний немец, кативший мотоцикл за руль, словно в подтверждение слов старшего поста поднял голову, и полицейские увидели мокрое от пота, явно не худое лицо. - Второй тощенький, - сказал Романчук. - Люди, как коровы, разные бывают. Другую кормишь-кормишь, а у нее - рога да хвост, - философски заметил мордатый. Тем временем немцы подкатили мотоцикл к посту, передний достал из кармана носовой платок и вытер мокрое лицо. - Бензин? - сказал, указывая на мотоцикл. - У них горючка кончилась! - догадался мордатый. - Бензин у господина начальника, там! - он указал в сторону поселка. - По этой улице и сразу увидите! - Ком! - Чего? - не понял мордатый. - Шиб ан! - немец сделал руками движение будто толкает кого-то и указал на мотоцикл. - Ком! Мордатый понятливо закивал. - Романчук! Помоги господам офицерам! - Почему я? - насупился молодой полицейский. - Меньше орать будешь! - Один не справлюсь! Они вдвоем толкали! - Пилипенко поможет. Третий полицейский, все это время хранивший молчание, забросил винтовку за спину и взялся за ручки мотоцикла. - Покататься бы на таком! - вздохнул Романчук, пристраиваясь за седлом. - Рылом не вышел! - напутствовал мордатый. - Шнель! - поторопил немец, и процессия из четырех вооруженных мужчин и одного мотоцикла, направилась в поселок. Полицейские катили мотоцикл, немцы важно шагали позади. - Нам в субботу что-нибудь перепадет? - спросил Романчук, который, как видно, просто не умел молчать. - Именины начальника! - Тебя обязательно позовут! - сказал Пилипенко. - Место за столом подготовили. - Ты не смейся! - обиделся Романчук. - В Торфяной Завод поедет только наш командир, знаю. Но могли бы и нам поднести. - Дурак ты! - отозвался Пилипенко. - Не успел форму надеть, а губу раскатываешь! У начальника таких как ты три сотни, каждому наливать? К нему немцы приедут из района, с ними и выпьет. Вчера двух кабанов в Торфяной Завод повезли, Сымониха неделю самогон гнала да угольками чистила. Начальник сказал: не понравится немцам, спалит вместе с хатой! Они будут пить, а ты службу усиленную нести, чтоб партизаны не помешали! Романчук в ответ только вздохнул. Вдвоем они подкатили мотоцикл к большому дому в центре поселка. По всему видать, что до войны здесь располагался сельсовет: на бревенчатой стене светлел прямоугольник от содранной некогда вывески. Новой на здании не было, только над крыльцом жалкой тряпкой висел белый флаг с красной полосой вдоль полотнища. Навстречу гостям выскочил низкорослый человечек в полицейском мундире. - Что случилось? - Бензин! - сказал высокий немец, указывая на мотоцикл. - Айн момент! - залебезил полицейский начальник. - Новиченко! - крикнул он в распахнутую дверь. - Неси канистру! Спустя минуту появился полицейский с канистрой. Подойдя к мотоциклу, он свинтил пробку с бензобака и поднял канистру. - Найн! - остановил его высокий немец. - Курт! Худенький немец извлек из багажника за спинкой сиденья коляски жестянку, свинтил пробку и налил в мерный стаканчик густое машинное масло. Опустошил стаканчик в бензобак, забрал у Новиченко канистру и наполнил бензобак до горловины. Завинтил пробку и несколько раз качнул мотоцикл, перемешивая содержимое. - Видишь, как! - укоризненно сказал полицейский начальник Новиченко. - Культура! А ты хотел просто плеснуть. - Откуда мне знать? - пожал плечами полицейский. - Я на мотоциклах не ездил. - Ты и на тракторе ездил так, что не успевали ремонтировать! - хмыкнул начальник. - Выгнали из МТС, как собаку. Неси книгу! Новиченко забрал канистру и обратно появился с амбарного вида книгой. - Бите, герр офицер! - попросил начальник, раскрывая книгу. - Положено записывать, кому выдавали. Начальство требует. Отчетность. Орднунг по-вашему. Высокий немец молча взял книгу и карандаш, быстро написал что-то и поставил подпись. Тем временем худенький, покопавшись в свечах, завел мотоцикл. Высокий немец сел в коляску, худенький запрыгнул в седло, и мотоцикл, распространяя вонь от выхлопных газов, покатил по улице. - Хоть бы спасибо сказали! - заметил Новиченко. - За что? - рассердился начальник. - Твой бензин, что ли? Немцы дали, немцы взяли. Скажи спасибо, что расписались! Уперся бы фельдфебель, доказывай потом, что бензин не продал! - А сколько взяли, не написал! - заметил Новиченко, заглядывая через плечо начальника. - Можно самим поставить. Столько, сколько нужно. - Разберемся! - осадил его начальник. - Он поднес книгу к близоруким глазам. - Фельдфебель Штирлиц! Странная фамилия... - Нам что Штирлиц, что Мюллер! - сказал Новиченко. - Детей не крестить. Там Сымониха принесла продукцию на пробу. Пойдем, Иванович? - Тебе бы только пьянствовать! - укорил начальник. - При советской власти за это гоняли, при немцах захотел? - Так уехали! - махнул рукой Новиченко. - Бензина у них под завязку, не вернутся. Пойдем, Иванович! Там сальце свеженькое, яички вареные... - Ладно! - мотнул головой начальник. - А вы что стоите?! - набросился он на Романчука с Пилипенко. Марш на пост!.. Заправленный полицейскими мотоцикл выбрался с проселка на большак и остановился у перекрестка. Оба немца оставили машину и стали рядом на обочине. - Откуда знал про бензин? - спросил Саломатин, поправляя съехавший ремень. - Немецкая система снабжения на оккупированных территориях, ответил Крайнев. - В каждом населенном пункте, находящимся под их контролем, имеется запас на непредвиденный случай. Немцы порядок любят. - Умно! - похвалил Саломатин. - Только полицейские бензин могли пропить. Видал рожи! - Немцы за такое - к стенке! - Да им по боку. Маму родную пропьют! Родину продали, сволочи! - Саломатин плюнул. - Руки чесались... - Успеешь! - сказал Крайнев. - Не оказалось бы бензина в Петришках, послали бы полицаев в Торфяной Завод. Там наверняка есть. Сами тем временем культурно провели бы досуг. Опробовали продукцию бабки Сымонихи, сало с вареными яичками... - Не трави душу! - Саломатин снова сплюнул. - Живот к хребту прилип... Как действуем? - Как в сорок первом. Колонны пропускаем, одиночные грузовики останавливаем. - Не опасно повторяться? - Немцы - народ консервативный и не любят что-либо менять. Как останавливала грузовики фельжандармерия, так и останавливает. Никому не объясняя почему. - Ладно! - сказал Саломатин, поправляя на груди МП-40. До полудня они пропустили мимо пять колонн и остановили три грузовика. Все остановленные везли или запчасти к технике, или снаряды к пушкам. Напарники так освоились на дороге, что на короткое время смотались в недалекую деревню, где, изо все сил изображая не понимающих по-русски немцев, купили у молодки два ломтя хлеба и горлач молока. Молодка оказалась боевой, содрала с них три марки, да еще плюнула вслед. Крайнев с Саломатиным сделали вид, что не заметили. После обеда они повеселели и новым рвением стали тормозить грузовики. В одном из них оказалось продовольствие. Саломатин, забравшись в кузов, увидел мешки с мукой, штабеля ящиков с консервами, жестянки с маргарином и джемом. Крайнев, разглядел выражения лица напарника, когда тот спрыгнул на дорогу, и молча отдал документы ожидавшему их немцу. Тот радостно заскочил в кабину, и грузовик торопливо укатил. - Стоило брать! - сказал Саломатин, провожая грузовик взглядом. - Сам велел: патроны! - возразил Крайнев. - Умом понимаю, - вздохнул Саломатин, - но как увидел... В бригаде раненые и дети голодные. - Накормлю! - пообещал Крайнев. - В субботу. Если на дороге выгорит... Выгорело под самый вечер. Тяжелый "манн" нехотя притормозил перед поворотом. Из кабины выскочил офицер с гауптманскими нашивками. - В чем дело, фельдфебель? - спросил раздраженно. - Нас уже проверяли! Десяти километров не проехали... "Конкуренты завелись! - подумал Крайнев. - Причем, в отличие от нас, настоящие. Пора сматываться..." - Спасибо, что сообщили, господин гауптман, - сказал вежливо. - Наряд должен был сменить нас, но почему-то не доехал. Выясним. Ваши документы! - Так проверяли! - Мы на службе! - сурово сказал Крайнев. - И давно служите? - поинтересовался немец. - С сорок первого. - За это время могли научиться различать цвет петлиц и погон. Я не гауптман, а интендантуррат. - Я близорук, господин интендантуррат, - спокойно сказал Крайнев. - Папирен! Интендантуррат нехотя протянул бумаги. Крайнев, изображая близорукость, поднес их к самым глазам и стал рассматривать. - Оружие и боеприпасы, - сердито сказал немец. - Везу с армейского склада на дивизионный. - Почему ваш склад так далеко в тылу? - Тот, что был, близко разбомбили русские! Вы бывали на фронте, фельдфебель? - Я пояснил, почему я здесь! - сухо ответил Крайнев. - В кузове есть сопровождающие? - Нет. - Не порядок. - В интендантской службе за неделю погибли все рядовые! Налет, русские штурмовики... Понимаете, в интендантской! Некоторые думают, что интенданты отдыхают в тылу! Некому сопровождать. Мой водитель и тот русский, из вспомогательных войск. - В окрестностях орудуют большевистские бандиты, - наставительно сказал Крайнев. - Без сопровождения передвигаться опасно. Тем более с русским водителем. - Поэтому спешу доехать засветло. А нас останавливают на каждом перекрестке! - Я должен осмотреть груз, - сказал Крайнев. - Прошу, господин интендантуррат! Немец сердито сплюнул. Вызванный из кабины водитель расшнуровал тент и откинул борт со ступенькой над верхним краем, которая теперь оказалась внизу. Первым в кузов заскочил Саломатин. Через минуту его голова появилась в проеме тента. По блестящим глазам напарника Крайнев понял: то, что нужно. Воровато оглянулся по сторонам. Шоссе было пустынно. Другие немцы поспешили добраться засветло. - Господин интендантуррат! - строго сказал Саломатин. - Прошу сюда! - Что еще? - отозвался немец и поднялся в кузов. Спустя мгновение оттуда донесся вскрик и шум падающего тела. Водитель испуганно глянул на Крайнева. Тот молча приставил "люгер" к его виску и указал на кузов. - Фортвертс! - Господин фельдфебель! - заканючил водитель, но Крайнев схватил его за шиворот. Водитель, затравленно оглядываясь, заскочил в кузов и увидел худенького унтер-офицера. Тот держал в руке плоский винтовочный штык и хищно скалился. - Я свой, русский! - крикнул водитель, отшатываясь. - Ты был русский! - сказал Саломатин, выбрасывая руку со штыком. - Пока не продался за немецкие сосиски! - он повернул штык и выдернул лезвие из осевшего тела. Затем присел и вытер кровь о мундир убитого. ... Поздним вечером мордатый полицейский и Романчук ехали в телеге, когда их обогнал мотоцикл и кативший следом грузовик. - Гляди, дядя Сеня! - воскликнул Романчук, приподымаясь на телеге. - Немцы! Те самые! Только один на мотоцикле, а второй - в грузовике. - Ну и что? - лениво отозвался мордатый. - Странно как-то. Ехали на мотоцикле, возвращаются с грузовиком. - Твоего ума дело? Романчук соскочил с телеги и стал приглядываться к дороге. Затем присел и потрогал пальцем. - Дядь Сеня! Кровь! Из кузова накапала. - Забили кабана в деревне, теперь в часть везут. Обычное дело. У них специальная машина есть: сунут с одной стороны тушу, из другой сосиски выползают. - Ну? - Сам видел! - Вкусные? - Не пробовал. - Вот бы дали! - Рылом не вышел! - сердито сказал мордатый. - Что встал? Картошку начальнику свезти надо, потом домой ехать. Стемнеет скоро. Ночью партизаны шастают. Воевать захотелось? Лезь взад! Романчук послушно залез в телегу, и мордатый полицейский чмокнул губами, подгоняя коня. Стегать не стал. Чай не казенный конь, свой...

3.

Вернувшись из марта 1942-го, Крайнев прожил в Москве пять счастливых месяцев. Его договор с владельцем банка исполнялся неукоснительно: каждое утро Крайнев проникал в будущее на день и приносил точную финансовую информацию. Для обеспечения секретности, а также избавления Крайнева от возможности ежедневно видеть самого себя, склонившегося у компьютера, установку перенесли в банк. Утром Крайнев заходил в специально выделенный кабинет и спустя короткое время выходил. Информация, скаченная на диск, поступала в распоряжение владельца банка, а Крайнев шел домой. От прежней должности начальника внутреннего аудита он отказался, чему в банке только обрадовались. Как догадался Крайнев, опасались, что проболтается. Подаренные акции Крайнев вернул Дюжему, и владелец банка за них заплатил - по рыночной стоимости. По сравнению с летом цена акций упала вдвое, но Крайнев не расстроился: дареный конь... и так слава Богу!..

Дни напролет он проводил с Настей, помогая ей освоиться в новой жизни. Крайнев планировал сделать все по порядку: краткий курс истории, особенности современного общественного устройства, экономических взаимоотношений, технические устройства... План сломался в первый же день. Настя увидела телевизор, и Крайнев включил его. Настя до ночи просидела, не отрываясь от экрана, и уснула на диване под мягкий голос диктора. Утром она увидела мужа у компьютера и заинтересовалась... Так и пошло. Телевизор сменялся компьютером, стиральной машиной или печкой СВЧ, рассказ о денежной системе перебивался лекцией о стиральных порошках... Крайнев всерьез опасался, что от такого сумбура в голове у Насти будет каша, так оно поначалу и случилось. Но затем каша заполнила предназначенные для нее горшочки, и настал черед удивляться Крайневу. Как-то он застал жену за попыткой установить на компьютер медицинскую программу. Настя стучала по клавиатуре и рассерженно шипела.

- Код активации не принимает! - пожаловалась мужу. - Все делаю по инструкции, а он пишет: "неправильный"!

Крайнев достал из лотка диск.

- Откуда?

- Съездила на "Горбушку". Продавец сказал: "Работает без проблем!"

- Пиратское ломье! - Крайнев бросил диск в корзину. - Сказала, купил бы лицензию.

- Она дорогая!

- Ты дороже! - Крайнев обнял жену и зарылся лицом в пышные волосы. - Юзер ты мой!

- Хорошо, что не лузер! - фыркнула Настя. - Совестно жить за твой счет! Молодая, здоровая, пора работать!

- Успеешь! - не согласился Крайнев. - Тебе надо в институт! Учеба - тоже работа!

Настя пыталась возразить, но он закрыл ей рот поцелуем.

Крайнев боялся, что будущее окажется Насте не по плечу, но вышло ровно наоборот. Он недоумевал, но, поразмыслив, понял. Девочка, переезжающая из деревни в столицу, готова к чуду. В сороковые годы прошлого столетия Настя увидала бы в Москве высокие дома, метро, трамваи, кинотеатры. В двадцать первом веке добавились компьютер, телевизор и интернет. Суть не изменилась. Настя хотела освоить мир, где жил любимый, Крайнев изо всех сил помогал.

Наблюдая за юной женой, Крайнев поражался не только умению Насти адаптироваться в незнакомом мире. В свои девятнадцать Настя была по-житейски зрелой. Крайнев знал, что середине прошлого века люди взрослели быстрее, жизнь заставляла, но контраст между Настей и ее московскими ровесницами был разителен. Настя уступала своим сверстницам только в одном - отношению к интимной стороне любви. Спустя несколько месяцев после замужества она все еще стеснялась в постели, краснела, чем приводила мужа в совершеннейший восторг.

Трое братьев Нестеровичей, родившиеся через несколько лет после перемещения старшей сестры в будущее, отнеслись к ее возвращению со спокойной радостью. Никого не смутило, что старшая сестра годится им во внучки. Настю зацеловали, обласкали, задарили, а вместе с ней - и Крайнева. Как понял Крайнев, потому, что сестра выбрала его. Крайнев подозревал, окажись на его месте какой-либо марсианин с десятью щупальцами, Нестеровичи также радушно усадили бы его за стол, налили чарку и навалили тарелку вкусной снеди. Но не, дай Бог, Настя на него пожаловалась бы. Братья Нестеровичи, несмотря на годы, оставались крепкими мужиками и запросто могли навалять обидчику. Крайневу, рано потерявшему родителей и росшему с бабушкой, быть членом большого, дружного клана нравилось. Он больше не был одинок. Не только потому, что рядом была Настя. В любой миг он мог позвонить, а то и приехать к ранее незнакомому человеку, не сомневаясь, что тот примет, накормит, выслушает и искренне попытается помочь. Крайнев полюбил ходить в гости и принимать их у себя. Особенно он сдружился с младшим из Нестеровичей, Федором, директором кардиоцентра. Долгожданную старшую сестру Федор обожал. Крайнев искренне рассчитывал, что Федор, обвешанный дипломами, званиями и премиями, как новогодняя елка игрушками, поможет Насте с мединститутом, но вышло иначе. Однажды Настя объявила, что идет работать в кардиоцентр сиделкой. Крайнев пытался возражать, но Настя настояла. Крайнев слишком любил жену, чтоб затевать по такому поводу скандал, поэтому вначале покорно мирился с ее ночными сменами, смертельной усталостью после дежурств. Нередко приходилось на руках нести ее в дом, и Настя засыпала, припав щекой к его теплому плечу. Крайнев надеялся, что Насте скоро надоест, она возьмется за ум и станет готовиться к экзаменам. Не тут-то было. Крайнев решил поговорить с Федором. Шурин принял его в своем кардиоцентре и терпеливо выслушал взволнованную речь родственника.

- Зачем ей диплом? - спросил, когда Крайнев умолк.

- Как? - изумился Крайнев.

- Диплом требуется человеку для подтверждения нескольких лет пребывания в стенах учебного заведения, - сказал Федор. - И только. Встречаются люди, наивно считающие диплом подтверждением квалификации. Если б ты знал, сколько я видел дипломированных врачей, ничего не знающих и не умеющих, которым ручки надо отбивать, чтоб не прикасались к больному! Они выбрали профессию для престижа и денег, а вовсе не затем, чтоб лечить!

- Кстати, о деньгах! - не удержался Крайнев. - Считаешь, зарплата сиделки лучше?

Федор открыл ящик и выложил на стол толстый конверт.

- Забирай! Настя отказывается.

Крайнев взял конверт, заглянул. Денег было много.

- За что? - спросил, кладя конверт на стол.

- За это! - Федор похлопал себя по груди. - Когда человек здоров, деньги для него - главное. Затем возникает реальная перспектива лечь под мрамор и оградку, и приходит горькое понимание: деньги - хлам.

- Причем здесь Настя?!

- Идем! - Федор встал из-за стола. - Халат накинь...

Они шагали длинными, сверкающими коридорами центра, время от времени Федор открывал дверь, они входили. Крайнев видел людей, опутанных трубками и проводами, недвижимых, с бледно-серыми лицами. Возле некоторых хлопотали люди в форме кардиоцентра, некоторые лежали в одиночестве, возле кого-то дежурили сиделки. В одной из них Крайнев узнал Настю, хотел подойти, но Федор остановил. Они вернулись в кабинет, сняли халаты, и секретарь директора принесла чай.

- Любая операция, самая сложная, - полдела, - сказал Федор, размешивая сахар ложечкой. - Видел, в каком состоянии люди? Их следует выходить, иначе труд хирургов насмарку.

- Настя - сиделка, а не медсестра! - напомнил Крайнев.

- С тех пор, как она работает в центре, у нас нулевая летальность. Ясно! - Федор швырнул ложечку на стол. - Даже в самых лучших кардиоцентрах имеются летальные случаи. Специфика. У кого меньше, у кого больше, но есть везде. У меня нет. Это противоречит медицинской практике, но факт. Ничего особенного Настя не делает. Сидит возле больных, разговаривает, гладит по лбу, и они поправляются. Быстро! Причем, все больные чувствуют причину. Стоит Настю заменить - скандал! Это дар, у нас прабабушка так умела.

- Ты уработаешь ее до смерти!

- О чем ты! - обиделся Федор. - Гоню домой, не идет. Говорит: "Больные просят!"

- Она возле меня так сидела, - сказал Крайнев. - В январе сорок второго. Тоже гнал. Носом клевала, но не шла. На руках в постель относил.

- Чем болел? - заинтересовался Федор.

- Банальное воспаление легких. Зачем сиделка, когда есть антибиотик? Новейший, сильный.

- Что мне нравится в современных людях, - сказал Федор, - так это поголовная медицинская грамотность. Сами себе ставим диагноз, сами лечимся... Потом не знаем, как спасать. Новейший антибиотик рассчитан на подавление новейших возбудителей болезни. В сороковые годы их просто не существовало.

- В общем-то не помог, - согласился Крайнев.

- У тебя была ретро-инфекция, смертельная на современника. Людей сегодня убивает простой дифтерит, а тут крупозное воспаление легких...

- Хочешь сказать?..

- Тебя спасла Настя. Ее любовь, самоотверженность, дар, который послал ей Господь.

- Пусть так! - не стал спорить Крайнев. - Но я не хочу, чтоб Настя умирала на работе. Она моя жена, я ее люблю.

- Можно подумать, я - нет! - рассердился Федор. - У человека может быть несколько жен, другой сестры не появится. У самого сердце болит. Поговорим с ней! Строго! Упорядочим график дежурств, исключим самые легкие случаи...

- И отпуск! - потребовал Крайнев. - Месяц!

- Неделю!

- Я обещал Насте море. Недели мало!

- Десять дней. Придется перенести ряд операций.

- По рукам! - согласился Крайнев.

- Возьми! - протянул Федор конверт. - Не беспокойся, добровольно дали. Можно сказать, силком всунули. У меня в центре поборы запрещены. Вам на отпуск.

- Ладно! - согласился Крайнев...

На дворе стоял ноябрь 2008-го, мировой финансовый кризис был в разгаре, в банке ни за что не отпустили бы Крайнева в отпуск. Но незадолго до разговора с Федором, состоялся еще один. Крайневу позвонил Нестерович и пригласил в центр. Однако в кабинете директора родственника не оказалось. Из-за стола встал незнакомый мужчина лет сорока пяти, среднего роста, с заметной военной выправкой. Лицо его показалось Крайневу знакомым. В тоже время он мог поклясться, что не видел человека раньше.

- Федор Семенович любезно предоставил нам кабинет, - объяснил незнакомец, поздоровавшись. - Присаживайтесь, Виктор Иванович! Давайте знакомиться! Моя фамилия Гаркавин, Василий Петрович.

- Воинское звание? - спросил Крайнев.

- Подполковник.

- Не бог весть...

- В нашей системе возможности карьерного роста скромнее, чем в армии, - объяснил Гаркавин. - К пенсии обещали полковника.

- Пронюхали об установке?

- Нечего нюхать - пол-Москвы знает. Скоро в газетах напишут.

- Зачем она вам?

- По большому счету незачем. Будущее открывается максимум на двадцать четыре часа, прошлое государству не интересно. Тем более что отправить в прошлое можно единственного человека. Вас. Однако нельзя позволить обладание таким устройством частному лицу. Стране не требуются новые олигархи. Со старыми не разобрались.

- Дюжий так просто отдал установку?

- Он получит государственный кредит для поддержания ликвидности банка. Значительный и на льготных условиях.

- Значит, я безработный! - вздохнул Крайнев.

- Одним из условий договора была выплата вам годовой заработной платы. Вперед. Деньги зачислены на ваш картсчет, проверьте.

- Рассчитываете, буду работать на вас?

- Рассчитываю! - признался Гаркавин.

- Зря.

- Работа не трудная. Всего лишь написать подробный отчет. С вашей уникальной памятью не составит труда.




оставить комментарий
страница2/19
Дата10.09.2011
Размер2,74 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх