Сценарий полнометражного фильма icon

Сценарий полнометражного фильма



Смотрите также:
Сценарий полнометражного художественного фильма...
Сценарий игрового полнометражного фильма...
Сценарий полнометражного художественного фильма «потерянное детство»...
Сценарий полнометражного художественного фильма «проверенно мин нет»...
Сценарий полнометражного художественного фильма «феникс»...
Сценарий полнометражного фильма...
«Вест»
За сценарий фильма...
Оригинальный сценарий восьмисерийного художественного фильма...
Сценарий игрового фильма...
Светлой памяти Петра Дмитриевича Каволина посвящается эта книга. Полетдракон а...
Кинопроизводящих компаний...



страницы: 1   2   3   4   5
вернуться в начало
скачать

Молчание.

Милаш

Включите мне какую-нибудь музыку. Есть у этих грёбаных американцев какая-нибудь музыка?

Брат Эрих включает автомагнитоллу. Из динамиков льётся старенький «Битлз».

Островский

(видя, что навстречу едет автобус) Брат Эрих, станови. Я сейчас.


  1. ext. Дорога.

Островский выходит из машины и становится посреди дороги с автоматом на плече. Автобус тормозит. Через лобовое стекло видно, что водитель поднял руки.

Островский

Эй, чего уставился? Вылезай!

Водитель послушно выходит с поднятыми руками.

Островский

(указывая на «Хаммер») Машина нравится? (Водитель робко кивает). А мне твоя нравится. Давай меняться. Ты руки-то опусти. Только у нас тут раненый. Поможешь перенести?

Водитель и Брат Эрих переносят стонущего Милаша в автобус. Островский забирает из «Хаммера» два бронежилета, три автомата, пулемёт и боеприпасы. Брат Эрих снова садится за руль, Островский удобнее укладывает Милаша, и они уезжают, оставляя на дороге в полном недоумении водителя, который смотрит то на «Хаммер», то на исчезающий в пыли автобус. Играет «Битлз».



  1. int. Дом тёти Азры.

Вечер. Идёт дождь. Возле дома стоит автобус. Брат Эрих молится у изголовья Милаша, который спит на низкой кровати. Рядом сидит старая цыганка и что-то толчёт деревянной ступкой в кружке. Островсий в соседней комнате курит у приоткрытой двери и гладит собаку. Входит Брат Эрих.

Островский

Заснул? (Брат Эрих кивает). Ну, и хорошо. Теперь нужно подумать, что дальше делать. Сдаётся мне, что заказали нас. Либо Сефер, либо эти евреи, либо и Сефер и евреи вместе. Таким образом, мы с тобой, преподобный, из кошек резко превратились в мышек. А от иконы, кажется, мы всё дальше и дальше. (Выбрасывает сигару). А я мышкой быть не хочу! Одного только не пойму, как они нас так быстро вычислили?

Появляется старая цыганка Азра.

Азра

Бинты нужны. Аптека через два квартала на углу.

Брат Эрих вызывается сходить.

Островский

Иди, только одень вот этот плащ и шляпу на всякий случай.

Брат Эрих, переодевшись, и прихватив с собой сумку с молотом, уходит.



  1. ext.\int. Аптека.

Брат Эрих покупает бинты, кивает в знак благодарности и выходит. Но в дверях он сталкивается с тремя довольно крупными мужчинами, один из которых с бородавкой возле носа грубо отталкивает монаха и говорит с лёгким восточным акцентом: «Куда прёшь, дерьмо подзаборное»! Бинты рассыпаются.

Рука Брата Эриха невольно дёрнулась к молоту, но взгляд его привлёк полуприкрытый глаз и шрам на лице грубияна.


  1. int. Ювелирный магазин (Flashback)

Островский прижимает ствол к лысой голове ювелира.

Островский

Кто эти люди?

Ювелир

Я не знаю. Не местные. Говорили с акцентом. У одного глаз полуприкрыт из-за шрама.


  1. int. аптека.

Брат Эрих смиренно собирает бинты в пакет и выходит из аптеки.


  1. ext. Улица.

Дождь кончился. Он оглядывается по сторонам, а затем смотрит в окно, наблюдая за незнакомцами. Когда они выходят, он прячется за углом. Троица не спеша отправляется пешком вдоль по улице, и Брат Эрих на почтительном расстоянии следует вслед за ними.


  1. ext. Перед публичным домом.

За всё время слежки монах остаётся незамеченным. Незнакомцы входят в публичный дом, возле которого припаркована их машина. Брат Эрих прячется за деревьями на противоположной стороне улицы и следит за выходом. Долго ему ждать не приходится. Из дверей появляются всё те же трое, ведя с собой двух проституток. Вся компания садится в машину и уезжает. Брат Эрих кутается в плащ и идёт обратно.



  1. ext. Там же через некоторое время.

Возле публичного дома останавливается автобус, в котором сидят Островский и Брат Эрих.

Островский

Ты говоришь, это здесь? (усмехаясь) А ведь я знаю эту дыру! И хорошо знаю. Если не ошибаюсь, притон этот держит один хохол Петро Головатюк. Бывший прапорщик. Он тут ещё с советских времён остался. Ладно, отче. Негоже тебе ходить по таким подлым местам, поэтому я возьму грех на душу – осквернюсь общением с блудницами.

Островский покидает автобус, подходит к дверям публичного дома и звонит. Ему не сразу, но открывают. Он входит внутрь.


  1. int. Публичный дом.

Внутри его встречает толстый мужик в тельняшке с красным одутловатым лицом, на котором красуются усы подковкой густо измазанные сметаной.

Прапор (говорит с украинским акцентом)

Ёма-ё, кого я бачу? Майор Островский собственной персоной! А шо, разве русские не ушли из Приштины?

Островский

Ушли. Но не все. Здорово, Петро. Как бизнес?

Прапор

И вам не хворіти, товарищ майор. Потихеньку. (Впускает Островского внутрь, садится за стол и продолжает жадно поедать вареники со сметаной). Сідайте. Будете варенички? Правда вони вже холодні, та я ж не знав, що до мене такий гість прийде.

Островский

Всё жрёшь, я смотрю? Толстеешь и бабами торгуешь? Вот это жизнь!

Прапор

Як кажуть, кожному своє. Дівчинка треба, земляк? Чи, може, дві?

Островский

Девочка пока не нужна, земляк. Две тем более. Ты лучше скажи, заходили к тебе три таких урода. У одного шрам на роже и глаз от этого полуприкрыт.

Прапор

(жуя) Ну, заходили.

Островский

Девок брали с собой?

Прапор

Ну да.

Островский

У девок твоих мобильные есть?

Прапор

У одной є.

Островский

Позвони, пожалуйста, и спроси, где они. (Прапор делает кислую рожу, как бы говоря: «А зачем мне всё это нужно»?) Звони. Звони. Я тебе заплачу. Вот (отсчитывает деньги). Хватит?

Прапор вытирает рот вышитым рушником, кладёт деньги в карман и набирает своих девочек.

Прапор

Миліца? А, Наташа, ти? Як там у вас? Нормально? А скажи де ви. Десь біля Дворца молодёжи? Ага, ну давайте. Покедова. (Островскому). Кажуть, десь біля Дворца молодёжи в 24-м будинку на першому поверсі. А що трапилось?

Островский

Знаешь такую пословицу: «Меньше знаешь – крепче спишь»?

Прапор

Ну, ти, земляче, тоеж зрозумій – там же дівчата мої.

Островский

Твои девчата? А чего ж ты их чёрт знает с кем, и куда попало отпускаешь? Небось, хорошо заплатили?

Прапор

Ну, заплатили.

Островский

То-то же. А что, Головатюк, за родиной не скучаешь?

Прапор

Та ні. Була колись в мене радянська Батьківщина, а зараз в мене тут Батьківщина. Ти заходь, не соромся, в мене самогонка є, сало, огірки. Вип’єм, побалакаєм. Чи тебе хтось на вулиці чекає?

Островский

Нет, спасибо, в другой раз. А прапорщик Непейвода тебе случайно не родственник?

Прапор

Хто? Не знаю такого.

Островский

Ну, ладно, бывай.

Прапор

На добраніч. Ти, майор, заходь, якщо будеш десь поблизу. Вип’ємо, закусимо по-людськи.

Островский уходит. Прапор, поглядев ему вслед через окно, задёргивает занавески и продолжает свой поздний ужин.



  1. ext. Дом недалеко от Дворца молодёжи.

Ночь. Только в нескольких окнах первого этажа горит свет. Из автобуса выходят Брат Эрих и Островский. Оба в бронежилетах. Островский вооружён до зубов, у монаха в руках только молот. Они заглядывают в окно. В комнате накрыт стол, играет музыка. Один из пьяных мужчин тискает на диване полураздетую проститутку. Ещё один сидит перед телевизором и пьёт. Островский знаками показывает Брату Эриху, что, видимо, ещё один пользует проститутку в соседней комнате.

Островский

(шепчет) В общем, как договорились. Я мочу их из входной двери, а ты – под окнами.

Брат Эрих кивает и уходит за дом. Островский заходит в подъезд.


  1. int. Внутри дома.

Островский жмёт на кнопку звонка. Когда за дверью слышатся шаги, и кто-то вплотную подходит к ней, Островский приставляет автомат к глазку и стреляет. Затем он стреляет в замок и ногой вышибает дверь. Он переступает тело с разлетевшейся от пуль головой и видит, что тот мужчина, который тискал проститутку, успевает выхватить пистолет из висящей на стуле кобуры. Острвский немедленно прошивает его короткой очередью. Мужчина падает на стол и опрокидывает его. В соседней комнате слышится звон разбитого стекла, который перекрывают своим визгом напуганные проститутки.

В это же время выпрыгнувшего из окна третьего мужика Брат Эрих укладывает своим молотом наповал. Проститутка, которая хотела выпрыгнуть вслед за своим клиентом, видя, как молот с противным звуком падающего в грязь камня сносит ему череп, отшатывается вглубь комнаты и дико кричит. Но она видит ещё более страшную картину: огромный бородатый мужик в рясе и бронежилете с окровавленным молотом влезает в окно, крестится, и прикладывает палец к губам. От этого проститутка умолкает и замирает, словно парализованная.

В другой комнате Островский выплёскивает в лицо проститутке стакан воды, чтобы она успокоилась.

Островский

Да заткнись ты, сука! Как там тебя: Милица, или Наташа? (Услышав своё имя, она затихает). Наташа?

милица

(всхлипывая) Ми-милица…

Островский

Не угадал. Милица, ты не кричи. Я крика не выношу. Криком тут уже не поможешь. Пошли в ту комнату (берёт её за руку и тащит). Ну, как тут у тебя, святой отец, порядок? О, моё почтение, мадам. Но вы совсем не одеты. Не гоже смущать монаха. Накиньте что-нибудь. Сядьте здесь рядом и сидите тихо. Преподобный, обыщи-ка этих уродов, а я пока поговорю с дамами. Первое: бояться нас не надо. Мы вас не тронем. Второе: расскажите мне всё, что вы знаете об этих людях.

Милица

Они не местные. Я думала, что наёмники, а оказалось – нет: сами по себе. Но не наши, а откуда-то издалека. С акцентом говорят. На самом деле они меня первый раз взяли. Наташу брали два раза.

Островский

Ну, а ты что скажешь?

Наташа

Звери они, но платили хорошо. Правда, я с ними такого страха натерпелась, что уже думала: всё, ничего не надо, только бы живой остаться.

Островский

Они тебя всегда на квартиру возили?

Наташа

Нет, это первый раз. Два раза на окраину города возили. Там склады такие большие… У них там всё очень хорошо оборудовано, и ванна с горячей водой есть, и приличные комнаты.

Островский

Их всегда было трое?

Наташа

Нет, их там было много. Я человек двадцать видела, а может быть, их там ещё больше. Но брали меня только эти. Другие других брали.

Островский

А что они на этих складах делали?

Наташа

Не знаю. Ну, это у них что-то вроде перевалочной базы. Что-то привозили, что-то увозили…

Островский

Ясно. Одевайтесь и катитесь к своему Головатюку. Только о том, что здесь было, трепаться не нужно. Это, я надеюсь, понятно?

Проститутки кивают, быстро одеваются и исчезают. Островский входит в соседнюю комнату. Брат Эрих прячет какие-то бумаги в свою сумку. Потом подаёт Островскому свой телефон и вместе с ним золотой крест.

Островский

(читает) «Это крест настоятеля монастыря Святого Георгия. Я узнал его. Когда я был в ограбленной церкви, с трупа крест был снят. Это они». Да уже и так понятно, что они. Давай-ка, брат Эрих, уходить, а то мы здесь и так уже порядочно задержались. А сейчас главное, чтобы не засекли. К цыганке не поедем. И автобус нужно бросить. Знаю я тут одно местечко… Там всё и обдумаем (уходят).



  1. ext. Склады. Перевалочная база террористов.

Островский сидит на дереве и наблюдает за воротами в бинокль.

Островский

(сам себе) Серьёзная организация… Как пить дать – террористы какие-нибудь. Охрана грамотная… Не подступиться… Чёрт, что же у них там внутри?

(достаёт телефон) Алло, Милаш?

Как самочувствие? Слушай, мне

нужно всё оставшееся оружие,

которое спрятано у вас. Устроишь?

Ну, спасибо.

  1. int. Заброшенный дом.

Два дня спустя. День. Окна в доме разбиты, стены в следах от пуль и осколков. Оставшаяся мебель перевёрнута. У окна стоит пулемёт. Брат Эрих сидит в сломанном кресле и читает бумаги, которые он нашёл на химическом заводе и у убитых террористов. Островский в одной майке сидит на ящике и ест с ножа тушёнку из консервной банки. Его куртка, в которой радиомаяк, висит рядом на гвозде.

Островский

М-м-м, вкус родины! Не желаешь, преподобный? Напрасно. Нам силы понадобятся. У тебя что, пост?

Брат Эрих протягивает ему телефон, в котором написано: «Я из души силы черпаю, а не из тушёнки».

Островский

А я и из души, и из тушёнки. Значит так. Судя по предварительным наблюдениям, склады эти охраняются хорошо. Но зато каждый день оттуда выезжает и туда приезжает маленький грузовичок, который, вероятно, привозит продовольствие. Теоретически мы можем, захватив грузовичок, попасть на территорию базы. А затем – дело техники. И этих уродов там как будто не так много, как сказала нам проститутка Наташа. Я насчитал где-то десяток. Может, они где-то внутри прячутся? Но, в любом случае, внезапность – великое дело.

После этих слов шквал огня обрушивается на дом. Островский и Брат Эрих падают на пол, прикрывая руками головы. Их забрасывает щепками, штукатуркой и осколками кирпичей. Островский отползает к пулемёту и открывает ответный огонь. Брат Эрих, замечая в проёме двоих с автоматами, бросает гранату.

Островский

Ай, батюшка! Ай, молодец! А интересно, кто на этот раз? Вроде не америкосы. По-моему, это наши новые друзья с перевалочной базы. Суки! Но как они нас вычислили?

Перестрелка длится недолго и резко стихает. Островский высовывается из укрытия и видит двух людей с гранатомётами, которые целятся в их сторону.

Островский

Это уже серьёзно. (кричит ) А ну быстро за мной!

Островский хватает автомат и боеприпасы и тащит Брата Эриха за собой в соседнее помещение. Там он отодвигает старый потрескавшийся шкаф, под которым обнаруживается небольшой люк.


  1. ext. заброшенный дом.

Гранатомётчики стреляют. Дом разлетается во все стороны. Осколки и пыль медленно оседают. На разорванную куртку Островского, к которой всё ещё прикреплён радиомаяк, падает кусок стены.



  1. int. Дом тёти Азры.

Вечер. Милаш лежит на кровати. Старуха сидит у окна и вяжет носок. Слышно, как к дому подъезжает машина. Раздаётся собачий лай.

Азра

Кого это черти принесли в такую пору? Пойду, посмотрю. (Она выходит. В двери стучат). Кто там?

Голос из-за двери

Армия освобождения Косова! Открывай!

Милаш, слыша всё это, достаёт из-под кровати пистолет и взводит курок.

Азра

А чего вам у меня нужно?

Голос из-за двери

Тётя Азра, открывай, я пошутил. Это я – Исайло.

Азра

Совсем, что ли, с ума сошёл так пугать? Заходи.

Исайло

(входя в комнату, где лежит Милаш) Эй! Эй! Убери пистолет! Свои. Свои. Здоров, кум. Приехал забрать тебя из города. Весь наш табор уходит из Косова в Сербию. Так что и ты, тётя Азра, собирайся. Здесь нам жизни не дадут.

МИЛАШ

Ты оружие майору передал?


ИСАЙЛО

Конечно передал. Тётя Азра, ну что ты стоишь? Собирайся. Чем быстрее мы отсюда уйдём, тем лучше.

Милаш

(ставя пистолет на предохранитель) А была когда-то такая страна Югославия, и жить можно было, где хочешь…



  1. int. Подвал.

Вспыхивает «Zippo». В её тусклом свете из тьмы появляются лица Островского и Брата Эриха. Островский зажигает керосиновую лампу. Свет делается ярче, и становится видно небольшое помещение, где стоит что-то наподобие стола, ящики с тушёнкой и совершенно неожиданно – советский магнитофон «Весна».

Островский

(смеётся) Добро пожаловать в секретный схрон, который вырыли ещё в 1987 году доблестные бойцы Советской Армии. Я же говорил тебе, брат Эрих, что знаю отличное местечко. Здесь ни артобстрел, ни танки не страшны. И тушёнки нам тут на два года хватит.

Брат Эрих тоже смеётся и подаёт Островскому телефон.

Островский

(прочитав) Много ли у нас таких подвалов? Да хватает. Восточная Европа большая. И ты посмотри, как всё хорошо получилось. Они-то уверены, что мы мертвы, а мы – оп – и опять живые. Воскреснем, брат, как Иисус Христос на третий день.

Островский ходит по подвалу и читает настенные надписи типа «ДМБ», «Сержант Прокопенко - лох» и т. д. Подходит к магнитофону и щёлкает кнопками.

Островский

Ты-то как тут очутился, приятель? Вот это техника! Были бы батарейки – точно бы работал. У меня вот точно такой же был когда-то.

Неожиданно он замечает в углу под потолком маленькую иконку и долго на неё смотрит. Затем отходит и садится напротив монаха. Брат Эрих подаёт ему телефон, в котором написано: «Бог тебя любит».

Островский

Бог меня любит? А за что ему меня любить? Я ведь большой грешник.

Брат Эрих снова пишет в телефоне: «Бог знает за что. Праведное дело ты делаешь, ибо сказано: «Кто любит брата своего, тот пребывает во свете и нет в нём соблазна; а кто ненавидит брата своего, тот находится во тьме, и во тьме ходит, и не знает, куда идёт, потому что тьма ослепила ему глаза».

Островский

Ну, это да, это конечно. Богоугодное дело делаем. Только не ясно, чем всё это закончится.

Брат Эрих снова в телефоне: «Мы все эти дни на волосок от смерти, а на нас ни царапины. Разве это не чудо Божье»?

Островский

(почесав затылок) Ну… не знаю… чудо, наверное. Молишься ты, значит, хорошо. Слышат тебя на небе.

Брат Эрих снова в телефоне: «Помолись и ты со мною, брат».

Островский

Да ты что, преподобный? Я никогда этим не занимался. И не умею я.

Брат Эрих: «Тут уметь не надо. Главное, чтоб от сердца»

Островский

Я вот Библию твою читал немного. Новый Завет, Ветхий Завет… Так мы ничему и не научились. Ничему. Всё лжём да убиваем без конца.

Брат Эрих: «Этот мир не совершенен. Мы сами себе воздвигаем здесь ад. А заповеди соблюдать не сложно. Сказано: «И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божью пребывает вовек».

Островский

(прочитав) Если бы ты говорил, святой отец… Если бы говорил. А то по телефону это как-то не то. Голос твой хочу слышать.

Брат Эрих открывает рот, как будто хочет что-то сказать, но останавливается и пишет в телефоне: «Может, ещё услышишь. На всё воля Божья».

Островский

Помолись, брат Эрих, и давай спать. Завтра тяжёлый нам предстоит день.



  1. ext. Развалины заброшенного дома. Ночь.

Лают собаки. Где-то вдали слышится звук канонады. Островский и монах выбираются из-под обломков. Островский садится на груду кирпичей и с наслаждением вдыхает свежий ночной воздух. Брат Эрих смотрит в звёздное небо и крестится.

Островский

(тихо) Вот и воскресли мы с тобой, батюшка, пошли теперь безбожников наказывать (взвалив на плечи оружие и боеприпасы, скрываются в тени деревьев).



  1. ext.\int. Перевалочная база террористов.

К воротам подъезжает небольшой фургончик. Охрана весело здоровается с водителем, который почему-то не очень весел, и пропускает машину. Она заезжает внутрь склада и останавливается. Камера переходит в салон и становится видно, что в фургоне сидят, прикрытые мешками, Островский и Брат Эрих. Автомат Островского нацелен в спину водителя. Они, выйдя из машины, связывают водителя, затыкают кляпом рот и идут по коридору вглубь здания.


  1. int. Перевалочная база террористов.

По пути Островский ставит несколько мин. Навстречу им попадаются двое, которые немедленно скашиваются очередью из автомата Островского.


  1. int. ОФИС.

Напарники попадают в просторную комнату, похожую на обыкновенный офис, где стоят несколько компьютеров и висят жалюзи. Там находятся пять человек, которые не успевают ничего предпринять: Брат Эрих убивает двоих молотом, ещё троих кладёт Островский. Один раненый судорожно пытается дотянуться до выпавшего пистолета. Островский наступает ему на руку ботинком.

Островский

Ты русский понимаешь? (Раненый стонет и кивает головой). Ты знаешь, кто мы?

Раненый

Знаю.

Островский

Нам нужна икона.

Раненый

(смеётся) Помолиться хочешь? Помолись. Вам всё равно отсюда не выйти.

Островский

Всё понятно (стреляет ему в голову). Фанатики чёртовы. Давай искать, батюшка.

Напарники начинают делать обыск. В коридоре гремит взрыв.

Островский

О, слышишь, отче, кто-то нашёл мой подарочек. Пойду, посмотрю как там.

Он уходит и вскоре раздаётся стрельба. Брат Эрих тем временем находит икону в сейфе рядом с грудой каких-то бумаг. В комнату снова вбегает Островский. Он на ходу меняет магазин и вытирает вспотевшее лицо.

Островский

А я, оказывается, ошибался, преподобный. Их там целая куча. Там, слава Богу, дверь такая бронированная, так мне удалось её закрыть. Какое-то время на подготовку у нас есть. Икону нашёл?

Брат Эрих задумчиво кивает головой и смотрит на сейф с бумагами. Островский тем временем вытаскивает из соседнего помещения пулемёт и пару автоматов.

Островский

А неплохой у них тут арсенал. Ну что ты там стоишь, батюшка? Может, поможешь мне?

Брат Эрих бережно упаковывает икону и прячет её в нагрудный мешочек. Перекрестившись, он подходит к распахнутому сейфу, достаёт из него папку и начинает её быстро перелистывать.

Островский

Эрих, харэ, уносим ноги, через десять минут тут будут все эти гоблины, а лимит везения у нас уже исчерпался. Дались тебе эти бумаги!

Монах как будто не слышит Островского, он читает бумаги, затем садится за стол, на котором лежит труп террориста, и обхватывает голову руками. Подходит Островский, ногой спихивает со стола труп, берёт в руки голову Брата Эриха, разворачивает и практически утыкается в его нос своим.

Островский

Эрих, прекращай тупить. Что-то не то с иконой?

Монах достаёт из кармана бумаги, которые он находил в местах последних перестрелок, разложил их одна под одной, а в конце положил папку, которую только что достал из сейфа, и ткнул в неё пальцем.

Островский

Так, Эрих, ты меня волнуешь. Тут одни химические формулы, и всё на английском. Ну, хорошо. Тебе признаюсь. Спал я с нашей начмедсанчасти, но она меня всему этому научить не успела. Ну, давай, Сорбонна, давай, дорогой!




оставить комментарий
страница4/5
Дата10.09.2011
Размер0,82 Mb.
ТипСценарий, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх