Сценарий полнометражного фильма icon

Сценарий полнометражного фильма



Смотрите также:
Сценарий полнометражного художественного фильма...
Сценарий игрового полнометражного фильма...
Сценарий полнометражного художественного фильма «потерянное детство»...
Сценарий полнометражного художественного фильма «проверенно мин нет»...
Сценарий полнометражного художественного фильма «феникс»...
Сценарий полнометражного фильма...
«Вест»
За сценарий фильма...
Оригинальный сценарий восьмисерийного художественного фильма...
Сценарий игрового фильма...
Светлой памяти Петра Дмитриевича Каволина посвящается эта книга. Полетдракон а...
Кинопроизводящих компаний...



страницы: 1   2   3   4   5
вернуться в начало
скачать

милаш

А что так?

Островский

Слово дал.

милаш

Хочешь жить – умей вертеться. У нас в Сербии так всё время. Вот мой кум Исайло пока ехал сюда из Ниша, три раза под обстрелом был, один раз от натовского солдата прикладом в спину получил, а ещё мотоцикл отобрали. Во как! Хотя, правда, машина осталась. А мотоцикл – ржавая железяка времён Тито. Я бы и не сел на такой. Сейчас домой приедем, и там нас никто не тронет. Когда цыгане вместе – их не победить.

Машины скрываются за поворотом.



  1. ext. Цыганский посёлок. вечер

«Кадиллак» с УАЗом въезжает в небольшое поселение цыган. Кругом автомобильные фургончики, фанерные домики, в окнах которых прозрачная клеёнка вместо стёкол, костры, куры и гуси, бегающие дети. Цыгане заняты обычными повседневными делами, многие вообще ничего не делают. Грязный мальчишка лет 15 сидит на крыше фургончика и играет на аккордеоне. Цыганка курит папиросу и кормит ребёнка грудью. Мальчишки бегут вслед за машиной.

Островский

Я вижу, тут рядом железная дорога. Не очень спокойное место.

Милаш

Самое спокойное, майор. Дорога заброшена, поезда здесь не ходят. Зато есть отличный тоннель, который служил нам во время обстрелов как бомбоубежище. Натовцы ведь всё подряд бомбили. Им всё равно – что стадо коров бомбами забросать, что завод какой-нибудь. Нас пока – тьфу, тьфу, тьфу – Бог миловал, но – пути Господни неисповедимы.

Милаш притормаживает, выходит из машины и начинает обниматься с друзьями и родственниками, встречающими его. То же делает и Исайло, выбравшийся из УАЗа. Наконец они почтительно здороваются с очень древним стариком с седыми длинными усами, у которого через плечо висит деревянная кобура для маузера. С первого взгляда понятно, что старик слеп.

Старик

А кого это вы привезли с собой, а, Милаш?

Милаш

Это друзья, дедушка. Русский майор и сербский монах (к Островскому и Брату Эриху). А это – дедушка Перхан. Ему сто лет. Он у нас самый старый.

Старик

Русский майор? О! Я в молодости тоже в России жил. Хорошие времена были.

Милаш

Он в Одессе жил во время вашей Гражданской войны.

Старик

Мы с Котовским так по уезду гуляли, что вам и не снилось. Шашки во-он! Рысью ма-арш! Эх, тащи сюда ракию, хочу выпить с русским!

Островский

Серьёзно? С самим Котовским? Ну, дела…


  1. ext.\int.

Все с громкими криками садятся за длинный стол под ветхим навесом, женщины приносят ракию и закуску, но по цыганскому обычаю держатся от мужчин немного в стороне.

Старик

(С наполненной рюмкой). Я хочу выпить за русских, которые никогда не оставляли сербов в трудную минуту…

Чей-то голос

Но они ушли!

Старик

Ушли?

Милаш

Ушли на рассвете.

Островский

Стыдно, дедушка, но это правда. Ушли.

Старик

Но ты же остался. За тебя, майор, хоть я тебя и не вижу (чокаются и пьют)! А что, как там теперь в Одессе, хорошо?

Островский

Не знаю, не был. Хорошо, наверное. Одесса теперь в другом государстве.

Старик

Да, Котовский… Странно, что не цыган... Помню, мы с ним так по Бессарабии гуляли – самому не верится. Такой мужик был… А теперь что? Э-эх, Гриша, за тебя! (Пьёт и едва не падает. Милаш поддерживает его).

Милаш

Осторожно, дедушка Перхан (К Островскому). Завтра я в город поеду, посмотрю как там и что. Вам со мной не нужно – чего зря светиться? Здесь останетесь.

Островский

Если это действительно Сефер, пусть просто отдаст икону – и все будут довольны. А не отдаст – пожалеет.

Милаш

Для наезда на такого человека, нужно быть уверенным на все 100%. Мы стараемся ни с кем зря не ссориться, хотя, если честно, то он нам насолил порядочно. Полгода назад его люди сожгли два наших фургона, а у тёти Дамиры сам Сефер на своём «Мерседесе» раздавил десяток гусей.

Исайло

Сволочь!

Милаш

Но самое главное – Сефер унизил моего младшего брата Гамиза, который влюбился в его племянницу и даже просил её руки.

Милаш поднимает рюмку с намерением выпить, но неожиданно звучит выстрел, и рюмка разлетается вдребезги, орошая Милаша, Островского и Брата Эриха ракией. Все поворачиваются и видят, что в руке у слепого Перхана дымится маузер.

Старик

Почему пьёшь, не спросив разрешения у старшего, паршивец? Сколько раз тебя нужно учить почтительности?

Милаш

Дедушка Перхан, ты бы бросал эти свои штучки, а то, не ровён час, ухлопаешь кого-нибудь (отряхиваясь). Дайте мне новую рюмку!

Островский

(тихо) Так он слепой, или нет?

Милаш

Абсолютно. Как это у него получается – сам не знаю.

Старик

Раньше только правый глаз у меня был зряч, и я выучился так хорошо стрелять, что мог семью пулями из нагана выбить крест на расстоянии 30-ти шагов. Мои глаза – это две птицы в клетке с двумя дверьми. Одна вылетала в день, другая – в ночь. Но постепенно и дневная птица всё чаще стала вылетать в ночь, и я ослеп полностью. Но взамен зрения Бог наградил меня таким слухом, что я иногда слышу, как в тишине бьётся сердце моего внука. Ну, давайте пить.

Милаш чокается с Перханом, выпивает и садится. Островский извлекает у него из-под пиджака пистолет Стечкина.

Островский

Милаш, ё-моё, это же мой пистолет. Ну, когда ты успел?

Милаш

У тебя там ещё есть.

Островский

Бери, мне не жалко. Но почему это вы всегда всё крадёте?

Милаш

Есть поверье, что когда распинали Иисуса Христа, мимо проходили цыгане и украли гвоздь. За это Бог разрешил цыганам немного воровать. Так что ничего страшного, майор.



  1. ext. Цыганский посёлок. утро.

Островский чистит оружие под навесом, Брат Эрих сидит рядом и читает Библию.

Островский

Такая вот, брат мой Эрих-Молотобоец, история. За один день меня дважды чуть не пристрелили, один раз чуть не раздавили грузовиком, и один раз чуть не повесили. Очень насыщенная программа даже для меня. А ведь у меня два высших образования. Первое – гуманитарное, между прочим. Так что ты не прав – я не болтун, я творчески реализуюсь. Тем более, что говорить мне приходится за двоих. У тебя-то, что за образование? Три класса церковно-приходской? (Монах протягивает ему телефон). Сорбонна (почёсывая затылок)! Да, Сорбонна – это нормально для попа с бицепсом с лошадиную ляжку и железной кувалдой.

Брат Эрих отобрал у него телефон, опять что-то набрал на дисплее и вернул телефон обратно.

Островский

Серебряным (уважительно щупая лежащий рядом молот)? Зачем же серебряный? Типа, вурдалаков чпокать? (Монах утвердительно кивает). Понятно. Мне всё больше и больше нравится ваше поповское подразделение. Как там оно называется? А, вспомнил: Братья Последнего дня. Гламурно звучит. Ёлки, я ноготь сломал! Преподобный, у тебя пилки для ногтей нет?

Брат Эрих тяжело вздохнул и достал из своего рюкзака маникюрный набор, состоящий из маленьких ножниц и пилки для ногтей.

Островский

Одно слово: Европа!

В цыганский посёлок въезжает «Кадиллак», за рулём которого Милаш. Он выходит из машины, разминает затекшую спину и подходит к Островскому и монаху.

Милаш

Ну, что – икона у Сефера.

Островский

Это точно?

Милаш

Тот, кто мне это сказал – его личный антиквар. И по срокам всё сходится.

Брат Эрих протягивает телефон Милашу.

Милаш

(прочитав) Какое изображение на иконе? Этого я не знаю. Знаю только, что ценная. Что думаете делать?

Островский

(сплёвывая) А чего тут думать? Отбирать.


  1. ext. Улицы города.

Островский едет с Милашем по городу. Они останавливают машину перед большим нежилым зданием, которое носит на себе следы недавних натовских бомбардировок.


  1. int. Нежилой дом.

Поднявшись по лестнице, они подходят к окну с выбитыми стёклами, откуда виднеется вывеска «Casino». У входа видны два охранника. Из другого окна Островскому и Милашу виден задний двор, в глубине которого какие-то люди выгружают небольшие мешки и заносят их в казино через задний вход. Островский опускает бинокль и многозначительно переглядывается с цыганом.


  1. ext. Улица.

Из ворот двухэтажного особняка выезжает белый «Мерседес» с позолоченными дисками. За ним с другой стороны улицы наблюдает Брат Эрих.



  1. ext. автомойка.

«Мерседес» стоит на мойке чистый и блестящий. Водитель заботливо протирает зеркала заднего вида. Брат Эрих наблюдает за этим с некоторого расстояния.


  1. ext. Окрестности нефтеперерабатывающего завода.

«Кадиллак» стоит на обочине дороги. Немного поодаль под прикрытием деревьев Островский, Брат Эрих и Милаш наблюдают за небольшим нефтеперерабатывающим заводом, передавая бинокль друг другу по очереди. В бинокль видны вооружённые люди, охраняющие завод.

Милаш

Вот смотрите, была война, все заводы разбомблены, а у Сефера всё в порядке: и заводик, и казино, и особнячок.

Островский

И охрана имеется. А если есть охрана, значит, есть что охранять. Я подумаю, что с этим делать…

Милаш

Сволочь! Вся страна в руинах, а он только богатеет и богатеет. У него в Европе (не знаю, где точно: может, в Германии, а может, в Италии) какая-то «крыша» есть.

Островский

Хорошая «крыша», надо полагать.

Милаш

Хорошая – это мягко сказано. Такая крутая, что нам с тобой и не снилось.

Островский

Ну, Милаш, тебе, может, и не снилась, а я и на яву много всяких «крыш» повидал. Только знаешь, нет такой крыши, которую нельзя продырявить.


  1. ext. Автомойка. Утро.

Белый «Мерседес-600», вымытый и красивый, стоит на автомойке. Водитель о чём-то разговаривает с работником. Неожиданно слышатся глухие удары и машину прошивают несколько пуль. Водитель и работник валятся на землю. «Мерседес» продолжает разносить невидимый стрелок: разлетаются окна и фары, отлетают позолоченные диски, по всему кузову появляются новые вмятины, автомобиль проседает на землю из-за пробитых колёс. Через минуту блестящая машина представляет собой груду искорёженного металла.


  1. int. Крыша.

Прячась за невысоким парапетом крыши, Островский выпускает последний патрон, из крупнокалиберной снайперской винтовки, меняет магазин и быстро спускается вниз.


  1. int. В машине

Внизу ждёт в машине Милаш. Островский садится рядом, и они трогаются.

Островский

Готово. В хлам (присмотревшись к Милашу). Чего это ты такой грустный?

Милаш

(вздыхая) Хороший «Мерседес» был. Жалко. Я, если честно, его украсть собирался. Неужели нельзя было как-нибудь по-другому?

Островский

(смеясь) Не печалься, цыган. Завтра, думаю, ты не останешься с пустыми руками.


  1. int. Крыша.

Вид сверху. На крышу взбирается Островский, на ходу натягивая на лицо вязаную маску. Он удобно располагается у самого края, прикладывает к плечу винторез и прицеливается.


  1. ext. Задний двор казино.

Внизу на заднем дворе казино человек пять вооружённых охранников выгружают из багажника машины какие-то сумки. Неожиданно гремят выстрелы и трое из них падают. Оставшиеся двое прячутся за машиной и пытаются отстреливаться, хотя не совсем понятно, откуда стреляли. Неподалёку в асфальте открывается канализационный люк, из него появляется Милаш, у которого на лице такая же вязаная маска, и расстреливает охранников в спины из Стечкина. Он выбирается на поверхность и бежит к разбросанным у машины сумкам. В это же время в дверях заднего входа появляются ещё двое охранников казино, привлечённые шумом на заднем дворе. Но они не успевают ничего сделать – Островский с крыши точными выстрелами кладёт обоих. Милаш хватает сумки и передаёт их Брату Эриху, наполовину высунувшемуся из люка. Через мгновение он и сам скрывается под землёй, и канализационная крышка снова закрывается.


  1. ext.\int.

Островский поспешно покидает крышу.


  1. int. в машине.

Внизу всех троих ждёт машина, за рулём которой сидит Исайло.

Милаш

Ходу, кум, ходу! (машина с визгом срывается с места) Так, посмотрим, что тут у нас… (расстёгивает сумку и видит пачки денег) Господи, мы богаты! Чёрт, сколько же здесь, а?

Островский

(снимая маску и вытирая пот со лба) Не нужно только их сейчас пересчитывать. Я бы сказал, что нам повезло. Хотя радоваться рановато.

Брат Эрих протягивает Островскому телефон, в котором написано: «Зачем это всё? Как Сефер узнает, что нам нужна икона?»

Островский

То есть, как Сефер на нас выйдет? Да есть у него люди. Есть. И они точно найдут. И вот тогда мы с Сефером нормально поговорим. А иначе у нас получится тупое мочилово и больше ничего. Что там, Милаш, много, да? Ты только не теряй головы. У нас ещё завтра дела.



  1. ext. Нефтебаза.

На подступах к нефтебазе останавливается машина с прицепом, из которой выходят Островский и Брат Эрих. Из прицепа они достают ракетную установку ПТУР.

Островский

У тебя, святой отец, свой молот вурдалаков мочить, а у меня – свой (поглаживает ракетную установку). Ну, как говориться, шоу начинается!

Он не спеша устанавливает оружие, наводит его на базу и выпускает ракету. Ракета самонаводящаяся, так что в цель она попадает точно. Гремит взрыв, и в небо поднимаются клубы огня и дыма.

Островский

Эх, хорошо пошла! Давай-ка ещё парочку, чтоб наверняка.

Островский выпускает по базе ещё две ракеты.

Островский

Будет теперь у нас этот Сефер бедный-пребедный. Ну, всё? Поехали дальше.

Брат Эрих и Островский садятся в машину и уезжают.


  1. int. в машине.

Теперь за рулём Островский. Брат Эрих поднимает к его глазам телефон, где на дисплее написано: «И долго мы так воевать будем?»

Островский

Пока икону не отдаст. А ты что, Брат Эрих, устал? Мы же только начали. У него много ещё всего попортить можно. Лично я другого выхода пока не вижу. Будем мочить.

Брат Эрих снова пишет в телефоне: «Боюсь, невинные пострадают».

Островский

Ну, не без этого. Лес рубят – щепки летят. Тут, преподобный, война: с неба бомбы падают, снизу мины рвутся, а меж ними люди друг в друга стреляют. А Бог твой видит, да ничего поделать не может.

Брат Эрих всё так же отвечает текстом в телефоне: «Война – это испытание за грехи наши, и тот, кто сострадание не утратит и сердцем не очерствеет – блажен будет».

Островский

Блажен, конечно – мертвяки все блаженные. Тут чтобы выжить – не то, что чёрствым нужно быть – гранитным. Тут не ты – так тебя.

Брат Эрих качает головой и пишет: «На всё божья воля».

Островский

И война от Бога? На войне Бога нет. Это уж я точно знаю.

Эрих пишет: «Бог везде. И во мне. И в тебе».

Островский

Да не верю я во всё это. В себя только верю. Аз есмь.

Брат Эрих возводит глаза к небу и крестится.



  1. int. Дом Сефера Красимирича.

Сефер в своём кабинете нервно вышагивает перед двумя своими советчиками. Он курит, пальцы его дрожат.

Первый

В казино их было четверо. Один сидел в машине. Сработали чётко, как в кино. Видно, что профессионалы.

Сефер

Твою мать, ты тут что – восхищаться ими будешь?! Полтора миллиона американских долларов! У меня до сих пор в голове не укладывается!

Первый

Я не восхищаюсь. Просто, судя по всему, их немного, но они отлично подготовлены.

Сефер

(кричит) Да мне плевать сколько их! Мне главное знать кто это, на кого они работают, и чего они вообще хотят! Полтора миллиона – это понятно. Но зачем взрывать завод и разносить мой любимый белый «Мерседес»!?

Второй

Мы пробили по всем каналам – ничего. Предположительно – это сербские националисты.

Сефер

(передразнивая) Предположительно? Мне не нужны ваши вонючие предположения! Я должен точно знать кто!

Второй

Я думаю, Сефер, пришла пора звонить в Италию нашим израильским друзьям. Промедление смерти подобно.

Сефер

Прикуси язык, дурак! (шумно вздыхая) Я тоже так думаю. Другого выхода нет. Неси трубу. (Первый приносит спутниковый телефон) Звони.

Второй берёт телефон, набирает номер и передаёт трубку Сеферу. Сефер поспешно разминает сигару в пепельнице.

Сефер

Алло, господин Гроссман? Вас беспокоит Красимирич из Джяковицы. Помните такого? Да. Да. Так вот, у меня проблемы, господин Гроссман. Большие. Нет, не как в прошлый раз. Боюсь, посерьёзнее. В том-то и дело, что я не знаю – кто. Они уже разнесли нефтебазу и казино. И мой любимый «Мерседес» с золотыми дисками. Я бы вас с вашим уважаемым братом просил бы разобраться, навести справки. О, конечно, за этим дело не станет. Да. Да. Когда вас ожидать? Хорошо. Спасибо. Гуд бай (кладёт трубку). Завтра днём поедем их встречать. И увеличьте охрану! Всё, свободны.

Подчинённые уходят. Сефер раскуривает новую сигару. Камера переходит на телевизор, по которому показывают бомбёжки Белграда.



  1. int. Цыганский посёлок. Вечер.

Брат Эрих молится в фургончике, стоя на коленях. Островский от нечего делать раскладывает за столом пасьянс, посматривая на широкую спину монаха. За окном пьют и веселятся цыгане. Когда Брат Эрих прошептал «аминь» и встал с колен, Островский кашлянул и смешал карты.

Островский

Давно хотел тебя спросить, Брат Эрих, а есть ли у тебя на свете кто-нибудь родной, близкий… ну, кроме братьев-монахов, конечно? (Брат Эрих отрицательно качает головой). У меня тоже никого. Жена была – сбежала с каким-то скульптором то ли в Бельгию, то ли во Францию. А в Сорбонну ты как попал?

Брат Эрих пишет в телефоне ответ и подаёт Свиридову.

Островский

(читает) Случайно? Да, святой отец, не многословен ты. Ну, не хочешь отвечать – не надо. Твоё право. А только в Сорбонну случайно не попадают.

Брат Эрих ещё раз крестится, прячет телефон и укладывается спать. Островский некоторое время сидит, прислушиваясь к звукам аккордеона и глядя в окно, где всё ещё пьют и веселятся цыгане. Потом взгляд его привлекает Библия Брата Эриха, он открывает её и начинает листать.


  1. ext. Аэродром на базе НАТО.

Приземляется частный самолёт. Недалеко от посадочной полосы стоит Сефер со своими людьми, позади них – два джипа. По трапу спускаются два слегка похожих друг на друга человека лет сорока еврейской наружности.

Сефер

Велкам, май френдз! Добро пожаловать на Косовскую землю! Мистер Альберт. Мистер Давид (жмёт им поочерёдно руки).

Альберт

Хай, Сефер. Что там у тебя случилось?

Сефер

Неприятности, мистер Альберт. Но об этом после. Не угодно ли сперва отобедать? Там всё и обсудим.

Альберт

Мы никуда отсюда не поедем. Можешь нас просто подвести к вон тому ангару.

Все рассаживаются по машинам. Два брата – сзади, Сефер – рядом с водителем.


  1. ext. в машине.

Давид

Время деньги, друг мой, так что выкладывай сразу, что там у тебя.

Сефер

Конечно, господа, я знаю, что вы очень занятые люди. Не угодно ли сигару?

Альберт

У нас есть свои.

Сефер

Хорошо. Значит так. Пять дней назад вечером кто-то разнёс мой бронированный Мерседес из крупнокалиберной снайперской винтовки. Его так обстреляли, что теперь это просто груда искорёженного железа. После этого какие-то люди в масках ограбили моё казино, застрелив несколько охранников. Всё это было очень неожиданно… видно, что профессионалы…

Давид

Денег много забрали?

Сефер

(Медлит с ответом, видно, что ему не хочется говорить) Порядочно.

Альберт

Перестань, Сефер. Раз уж мы стали партнёрами, то должны доверять друг другу. Сколько именно?

Сефер

Где-то полтора миллиона. (Альберт удовлетворённо кивает) А на следующий день по нефтебазе было выпущено три ракеты, и нефтебаза, естественно, теперь в руинах. Погибло два человека. Ещё четверо ранены. Мы пробовали их вычислить, но безуспешно. Есть предположение, что это сербские националисты, но это только предположение. Я обратился к вам, господа, потому что репутация братьев Гроссманов безупречна, и я надеюсь, что вы поможете мне в этом деле, как помогли когда-то однажды.

Давид

Конечно, отчего же не помочь хорошему человеку? (к Альберту) Что скажешь?

Альберт

Мне нужно сделать несколько звонков (достаёт телефон и набирает номер).

Давид

Ну, всё, приехали.


  1. int. Аэродром. Ангар.

Машина въезжает в ангар, у ворот которого американский солдат отдаёт ей честь. В ангаре стоят накрытые столы с аппетитными блюдами и бутылками хорошего спиртного. Несколько официантов стоят рядом, готовые оказать любую услугу. Красивые, но уже несколько выпившие девушки дополняют картину. Когда Давид выходит из машины, две из них нежно берут его под руки.

Давид

А-а, девочки, привет! Соскучились? А это наш друг Сефер. Познакомьтесь. (к Сеферу) Предлагаю тебе, Сефер, с нами выпить и закусить. У нас уж точно веселее, чем у тебя.



  1. ext. Цыганский посёлок.

Слепой старик Перхан и Островский сидят на ступенях фургончика. Островский рассматривает маузер Перхана и слушает его рассказы о Котовском.

Старик

Оружие – что надо. Сам Котовский подарил. Григория Ивановича все любили, потому что справедливым был. Богатых грабил – бедным отдавал.

Островский

Как Робин Гуд.

Старик

Называй как хочешь, а только за ним правда была. Он же себе ничего не оставлял. Человек был. Сейчас таких уже нет.

Островский

Котовского ведь застрелили? А за что? И уже, кажется, после Гражданской войны?

Старик

Э-э, не знаю. Тёмная там история была. Говорили – враги, контрреволюционеры, а мне думается, что свои. Его Фрунзе своим заместителем сделал, но в должность Котовский так и не вступил…

К ним подбегает Милаш.

Милаш

Дедушка Перхан, извини, дорогой, потом доскажешь. Нам с майором поговорить надо. Срочное дело.


  1. ext. в десяти метрах от фургончика.

Островский

(отходя с Милашем) Что такое?




оставить комментарий
страница2/5
Дата10.09.2011
Размер0,82 Mb.
ТипСценарий, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх