Сценарий полнометражного фильма icon

Сценарий полнометражного фильма


Смотрите также:
Сценарий игрового полнометражного фильма...
Сценарий полнометражного художественного фильма...
Сценарий полнометражного художественного фильма «потерянное детство»...
Сценарий полнометражного художественного фильма «проверенно мин нет»...
Сценарий полнометражного художественного фильма «феникс»...
Сценарий полнометражного фильма...
«Вест»
За сценарий фильма...
Оригинальный сценарий восьмисерийного художественного фильма...
Сценарий игрового фильма...
Светлой памяти Петра Дмитриевича Каволина посвящается эта книга. Полетдракон а...
Кинопроизводящих компаний...



страницы:   1   2   3   4   5


“Единоверец”

Сценарий полнометражного фильма


Written by


[Сергей Бадюк]



























"Единоверец"



  1. ext. Разорённая церковь. раннее Утро.

Монах Брат Эрих вышел к сожжённому поселению на рассвете. Обойдя дымящиеся на обочине остатки автобуса, он спустился по тропинке к храму. У ручья ему пришлось перешагнуть через мёртвое тело мужчины. Брат Эрих перекинул на другое плечо висящий на спине молот, перекрестился и вошёл в церковь.


  1. int. Разорённая церковь. Утро.

Внутри царит полная разруха: простреленный многократно иконостас, поваленный на бок Святой Престол, обугленное Распятие.

Брат Эрих встаёт на колени и касается лбом холодного каменного пола. Сверху ему на затылок что-то капает. Монах трогает ладонью затылок. На руке остаётся кровь. Он поднимает глаза к высоким сводам храма. На деревянной балке под самым куполом, покачиваясь в петлях, висят четыре трупа в монашеских облачениях. Брат Эрих опять крестится и идёт в разорённый алтарь. Поднимает с пола разорванную книгу, аккуратно складывает её и кладёт на подоконник. Тут его внимание привлекают остатки разбитого киота в противоположном углу алтаря. Брат Эрих поднимает его и внимательно изучает со всех сторон. Словно утвердившись в каком-то предположении, он роняет остатки киота и решительно покидает церковь.


  1. ext. Разорённая церковь. Утро.

Очутившись на дороге, Брат Эрих достаёт из кармана мобильный телефон и начинает быстро набирать текстовое сообщение. Закончив печатать, отправляет его неизвестному абоненту. Ответа долго ждать не приходится. Через минуту корпус аппарата завибрировал. Брат Эрих прочитал полученное сообщение, согласно кивнул, спрятал телефон в карман, перекрестился на крест колокольни и направился по дороге прочь.



  1. int. Штаб российских войск близ Приштины. день.

Генерал Григорьев сидит в штабном фургончике и неторопливо разбирает бумаги: некоторые из них он укладывает в большую кожаную папку перед собой, остальные сбрасывает на пол. Входит полковник Бойко.

Григорьев

Драпаем?

Бойко

Освобождаем плацдарм для миротворческих сил.

Григорьев

Миротворческих? Ты посмотри, во что они страну превратили, эти миротворцы! (Со вздохом). Драпаем. Стыдно. Ну что, всё собрали?

Бойко

На рассвете можно двигаться. Дорога почти свободна.

Григорьев

Ты же знаешь, что я запретил слово «почти». Что не так?

Бойко

В трёх километрах посёлок занял отряд этих… Человек пятьдесят. Вооружены отлично. Хотя, разумеется, так… бандитьё. Но РПГ у них имеются. Жалко технику терять.

Григорьев

К выходу колонны зачистить. И не надо вашего дипломатического говна. Позвони Берестову. Пусть с утра самолёты вышлет. Там осталось мирное население?

Бойко

Сомневаюсь.

Григорьев

Пошли снайперов. Они глянут.

Григорьев

Островского увезли?

Бойко

Час назад на вертолёте. Особый отдел настоял. За него бандиты сто тысяч назначили. Не могут простить, что родного брата командира «освободительного движения» шлёпнул. Да и под трибунал его пятый раз отдают. Это за месяц.

Григорьев

Шесть. Я тоже отдавал. Сначала к ордену хотел представить, а потом… Такая неразбериха…

Бойко(кивая)

Неразбериха.

Григорьев

И ничего сделать нельзя? Ну, там то-сё: бандиты отбили или от конвоя отбился?

Бойко

К нему шесть человек приставили, руки-ноги при мне вязали, в гробу везут.

Григорьев

В гробу? Что за бред?

Бойко

Дерётся.

Григорьев

(горько усмехаясь) Вот какое Женьке родина доверие оказала – в гробу, живьём.

Бойко

Это родина умеет.

Григорьев

Такая у нас теперь родина, видать. (Вздыхая, глядит в окно). Но перед сербами стыдно, ах, как стыдно…


  1. ext. Разорённый посёлок. поздний Вечер.

Монах Брат Эрих подходит к посёлку уже в полночь. Он достаёт из своей заплечной сумки небольшой увесистый молот, серебристо блестящий в ярком лунном свете. Всего в двух домах горят огни. От костра, разложенного на главной площади, отделяется, шатаясь, подвыпивший часовой с автоматом и направляется к монаху. Брат Эрих одним ударом своего молота раскалывает его череп как гнилой орех, и, забросив своё оружие на плечо, идёт по узенькой улочке дальше. У здания кафе Брат Эрих останавливается и прислушивается. За дверью шумят пьяные голоса, и играет музыка.

Брат Эрих неторопливо открывает дверь и входит внутрь.


  1. int. Разорённый посёлок. кафе.

На вошедшего с удивлением смотрят десять пар глаз. Сидящие за столами вооружённые люди никак не могут взять в толк, как здесь оказался этот странный человек в монашеском облачении. Брат Эрих так же неторопливо снимает с плеча молот, крестится и выключает свет.



  1. ext. Разорённый посёлок. ночь.

Повсюду мечутся полуодетые люди с оружием в руках и ведут беспорядочную стрельбу в разные стороны…


  1. ext. Позиция снайперов. ночь.

Сидящие на позиции снайперы с интересом наблюдают в прицелы:

Первый снайпер

Они там что – с ума посходили?

Второй снайпер

Может, поссорились, или праздник какой народный.



  1. ext. база российских войск близ Приштины. раннее утро.

Вся база уже полностью готова к переброске. Генерала Григорьева, спящего в штабной машине, будит на рассвете дежурный офицер. Накинув на плечи куртку, Григорьев выходит и видит сидящего в окружении солдат Брата Эриха - монаха богатырского телосложения. У ног монаха валяется бесчувственное тело в спортивном костюме.

Григорьев

Что за балаган?

Бойко

Это православный монах - Брат Эрих.

Григорьев

И чего? А это кто? (Показывая на тело в спортивном костюме).

Бойко

А это командир отряда освободительного движения. Только у него две ноги и правая рука сломаны.

Григорьев

(усмехаясь) Где же святой отец эту гадость подобрал?

Бойко

А помните, Николай Семёнович, я вам про посёлочек в трёх километрах рассказывал? Так вот: не нужно самолёты вызывать. Брат Эрих сам всё уладил.

Григорьев

Кувалдой своей, что ли?

Бойко

Выходит так.

Брат Эрих степенно поднимается, подходит к генералу и протягивает ему мобильный телефон.

Григорьев

(прочитав текст на экране) Что значит «вам позвонят»? Кто позвонит – тётя из Саратова?

Офицер связи

(бежит с трубкой спутникового телефона в руках) Товарищ генерал! Штаб, товарищ генерал. Сам звонит.



  1. int. Аэродром. в самолёте.

На борт самолёта поднимается офицер. Капитан Петров преграждает ему путь.

Петров

Что там ещё такое? Сорок минут вылета ждём!

Офицер

(протягивая бумагу) Новый приказ, капитан.

Петров

Что за приказ? От кого приказ? (Читает и покрывается испариной). Как освободить!? Это невозможно!

Офицер

Выполняйте, капитан. Немедленно.

Петров

Попрошу тут не командовать! (Поворачивается к сидящим возле оцинкованного гроба солдатам). Достаньте его оттуда.

Солдаты открывают крышку и вытаскивают майора Островского.

Островский

(протирая скованными руками заспанные глаза) Приехали?

Офицер

Майор Островский?

Островский

Так точно.

Офицер

Вас приказано немедленно доставить в расположение генерала Григорьева. Срочно!

Островский

Ну, если срочно, то, разумеется, я согласен. (Видит стоящего рядом Петрова и бьёт двумя руками по лицу. Петров падает вглубь салона). Извини, Петя, ты же слышал – срочно. Даже времени поссориться нет.

Петров

(кувыркаясь в тюках) Убью!

Островский

Правильно, такая у тебя работа, Петя – невинных людей убивать.

Островский усмехается и выходит из самолёта вслед за посыльным офицером.

Офицер

За что вы его так?

Островский

Билеты перепутал. Я бизнес классом обычно летаю.



  1. int. Штаб российских войск близ Приштины.

Генерал Григорьев с озабоченным лицом сидит в тесной штабной машине. Братом Эрих и майор Островский сидят напротив него.

Григорьев

Такая вот диспозиция вырисовывается. Похищена важная вещь, Женя. Вещь нужно вернуть. Сам главком просит, а его патриарх попросил. Наш патриарх. А нашего ихний тоже попросил. (Кивает головой в сторону монаха). Официально ничем помочь армия не может, поскольку эта вещь болтается где-то на «освобождённых» территориях. Но найти надо. Дело чести. Найдёшь – и особый отдел тебя потеряет. И чеши хоть на Гавайи с новыми документами.

Островский

Что за вещь-то? Тяжёлая?

Брат Эрих достаёт свой мобильный телефон, набирает что-то на клавиатуре и протягивает Островскому.

Островский

(читая) Икона. 50-70 грамм. Нет, не тяжёлая. У меня плохие предчувствия в связи с этим, товарищ генерал.

Григорьев

Поделись.

Островский

Судя по тому, что вы рассказали – дело важное, судя по весу – в живых нам никак не остаться.

Григорьев

Почему?

Островский

Есть такое философское понятие – закон причинности. Так вот, в силу этого закона не станут суетиться два главных попа и президент за небольшую, пусть и ценную, икону в 50 грамм. Не складывается.

Григорьев

Женя, не засерай мне мозги! Тебе какая разница: здесь на пулю налететь или под Чебоксарами при попытке к бегству?

Островский

Всё-таки на родине… среди родных берёз…

Григорьев

В общем так. Я всё сказал. Оружейный склад уже весь погрузили по машинам, но ничего. Идите со святым отцом к прапорщику Непейводе и получайте оборудование, какое надо. Хоть ракетную установку бери. И – вперёд.

Островский

Может, я один попробую, а брат… как там его… здесь подождёт. Одному удобнее. Мне молиться некогда будет, тем более, что я атеист.

Григорьев

Не беспокойся. Святой отец не только молится. У него волшебный молоток есть, и он этим молотком ещё те чудеса вытворяет. Тридцать семь бандитов за одну ночь ушлёпал, как мама не горюй. (К Брату Эриху). Святой отец, а кроме молотка вам ещё чем-нибудь можете… э… работать?

Монах опять что-то быстро набивает на клавиатуре телефона и протягивает трубку генералу Григорьеву.

Григорьев

(читая) Всем практически. Так. Вижу, святой отец, что не на курорт собрались.

Островский

Чувствую я, весело мне с ним будет. (Поднимается из-за стола). Ладно, я всё понял. Пошли на склад, угодник божий. Мне вериги огневые подбирать. Жалко, что я раньше религию с этой точки зрения не рассматривал.

Григорьев

Женя, я тебя умоляю, постарайся как можно тише. Скоро сюда «голубых касок» нагонят. Не надо особо шуметь.

Островский

Да понятно, товарищ генерал. Муха не пёрнет.



  1. ext. Место бывшего оружейного склада.

Островский курит, сидя на ящике из-под снарядов и сначала скептически, а потом всё с большим одобрением наблюдает, как Брат Эрих отбирает оружие для их совместной миссии. Из уже опломбированных грузовиков вынесли ящик с РПО РЫСЬ, потом появилась парочка ПКМ с патронами, АКМС с ПБС, затем двое вспотевших солдат вытащили два ящика с минами МОН-50 и две установки ПТУР МЕТИС с кучей ракет. Солдаты грузят всё это в военный УАЗ. Распалившийся Брат Эрих всё набирает текст на телефоне и тычет его в глаза совершенно осатаневшего прапорщика Непейводы, который уже не просто презрительно относился к чужаку – теперь он его ненавидит. Брат Эрих дипломатично старается не встречаться с ним взглядом. Островского эта картина забавляет, он знает о прапорщике гораздо больше, чем особый отдел. Непейвода, как истинный хохол, ко всему на складе артвооружений относился как к своей собственности, а тут столько всего, и всё мимо его, Непейводы, кассы.

Непейвода

Всё, немой. Этого нет, и не будет. Вали отсюда!

Услышав это, Островский встаёт, тихо подходит сзади к прапорщику и приобнимает его. И только стоя совсем рядом, можно было заметить, что он очень сильно прихватил того за отвисший бок правой рукой, да так, что Непейвода чуть не завизжал от боли.

Островский

А ну, морда куркульская, чего это у тебя нет? Что ты ещё под шумок списал и Мирчо впарил?

Непейвода сразу сникает, а улыбающийся Брат Эрих подносит телефон к глазам Островского.

Островский

Да-а, понимаю! АПС с ПБС – четыре штуки, винторез – две штуки, ГРОЗА – две штуки, и АСВК – две штуки. (К прапорщику). Всё нажитое непосильным трудом, да, Непейвода?

Прапорщик, тихо матерясь под нос, сам лезет в грузовик и выносит всё, о чём говорил Островский, затем, сев в кабину, он громко хлопает дверью и уже из-за неё выкрикивает: «Сука ты москальская»!

Островский

Аякжеш… (прилаживая на пояс Стечкин в кожаной кобуре).

Островский изучающее смотрит на Брата Эриха и уже хочет как-то съязвить, но его окликает генерал.

Григорьев

Майор, иди сюда!

Островский

Да, товарищ генерал.

Григорьев

Ты это… юморить прекращай, иди поближе, а то, чую, немой-то он может и немой, но русский, поди, не хуже нас знает. Слушай, чего по Брату Эриху этому успели накопать. Сам серб, имеет спецподготовку, участвовал в первой сербской войне в составе английского миротворческого контингента. У ихних батюшек отвечает за сохранность всяких святынь и реликвий, якобы возглавляет так называемых Братьев Судного дня. Что это – я и сам не знаю. В общем, у сербов в огромном авторитете.

Островский

Да, не густо…

Григорьев

Майор, ты всё помнишь? Ты помогаешь братьям сербам, и мы тебя теряем навсегда. Да, по-правде говоря, кошки на душе… Драпаем… Женя, сделай и живым останься.

Генерал Григорьев махнул правой рукой, повернулся и пошёл к своей машине. Было видно, что он хотел сказать что-то ещё, но перехватило горло, он кашлянул и больше не поворачивался.

Островский

(тихо себе под нос) Знает же, на что надавить… Ну, что, тогда побег на сопредельную территорию отставить, пойдём, повоюем. Блин, а так всё неплохо складывалось. (Широко расставив ноги, становится напротив Брата Эриха, всем своим видом показывая, что в этой паре он старший). Ну, что, преподобный, генерал нам УАЗик выделил. Давай, устраивайся поудобней.

Майор и монах садятся в машину и уезжают. Колонна российских войск движется в противоположном направлении.


  1. ^ EXT. ДОРОГА.

На обочине стоит УАЗ с открытым капотом. Брат Эрих сидит на поваленном телеграфном столбе, Островский роется в моторе. Майор со злостью захлопывает капот и вытирает руки тряпкой.

ОСТРОВСКИЙ

Во техника, а! Чёрт бы её побрал!

Что дальше делать будем, а, преподобный?

Брат Эрих встаёт во весь рост и сверху смотрит на Островского. Они встречаются глазами. Монах, не глядя, набирает что-то на телефоне и подносит к глазам Свиридова. Тот читает, улыбается.

Островский

Правильный ответ: нужно покурить, подумать. (Присаживаясь вместе с Братом Эрихом). Ты, часом, не в Москве на улице Пельше учился? В Высшей школе КГБ, а?

Брат Эрих отрицательно качает головой. Островский достаёт сигары, одну протягивает монаху, другую зажимает крепкими зубами. Брат Эрих снова отрицательно качает головой.

Островский

(раскуривая сигару) Ну, да, монахам же нельзя… А я вот конфисковал у нашего прапорщика. На складе всё равно курить не положено.

Островский курит сигару, Брат Эрих чистит ножом яблоко, оба молчат, каждый думает о своём. Островский в очередной раз неосторожно стряхивает пепел со своей сигары и прожигает штанину, из-за чего тихо материться себе под нос. Брат Эрих оборачивается, обводит взглядом Островского и усмехается.

Островский

Чего уставился? Чай, не на приёме сидим! Давай думать, куда мы со всем этим (показывает на гору оружия) деваться будем. Дело к ночи.

Брат Эрих, соглашаясь, кивает головой и начинает набирать на своём телефоне текст.

Островский

(прочитав) Ну, да, другого выхода нет. Ты точно знаешь, что в десяти километрах отсюда посёлок? И мы там точно сможем найти другую машину? (монах кивает) Ладно, давай затолкаем нашу развалину вон под те деревья и замаскируем ветками.

Майор и монах толкают машину.

Островский

Послушай, преподобный, ты что, всегда немым был? (Брат Эрих смотрит на Островского, но никак не отвечает на его вопрос). Молчишь? Может, обет молчания? Да, в наше время молчание – это золото.



  1. ext. На НЕКОтором расстоянии от того места, где заглохла машина.

Островский и Брат Эрих успевают отойти на некоторое расстояние, но слышат вдалеке шум мотора и в сгущающихся сумерках с трудом различают какую-то машину. Машина останавливается как раз там, где замаскирован УАЗ с оружием, и из неё выходят два человека.

ОСТРОВСКИЙ

Так, это ещё кто? (сдёргивает с плеча автомат)


  1. EXT ВОЗЛЕ УАЗа.

На дороге стоит старый «Кадиллак» с открытым верхом. Из приёмника звучит одна из весёлых мелодий Горана Бреговича. Два человека в засаленных фетровых шляпах и с усами присматриваются к следам на дороге, подходят к деревьям, отбрасывают ветки и достают из УАЗа гранатомёт. Но в эту же минуту дуло автомата Островского упирается в голову одного из них, а второго хватает за шею Брат Эрих.

ОСТРОВСКИЙ

Положи на место.

Человек кладёт гранатомёт в УАЗ и оборачивается.

ЧЕЛОВЕК

Только не стреляй! Только

не стреляй! Мы же думали, что это

ничьё. (присмотревшись) Постой!

Майор, это ты, что ли?

ОСТРОВСКИЙ

Милаш? Ах ты старый ворюга! Вот

так встреча! Здорово, Милаш!

МИЛАШ

Здорово, майор!

Островский

А кто это с тобой, Милаш? (монаху) Отпусти его, преподобный!

Милаш

А это мой кум Исайло. Я у него взял напрокат эту прекрасную машину. (показывает на «Кадиллак») Свою-то я уже давно в карты проиграл.

Монах с недоумением отпускает тучного и неуклюжего Исайла.

Островский

(монаху) Это косовские цыгане. Хорошие ребята. Я когда-то спас четверых из их табора, и теперь могу рассчитывать на их помощь. Ведь могу же, а, Милаш? Я не знаю больше никого, кто лучше спрячет оружие, чем они. И что бы ещё больше расположить тебя к ним, скажу, что они православные. (цыганам) А это Брат Эрих. Только поговорить с ним не получится. Немой он.

Милаш

Благослови, отче.

Брат Эрих благословляет Милаша и Исайло.

Исайло

Господи Иисусе, сколько оружия! Я столько за всю свою жизнь не видел.

Островский

Да, этого добра у нас хватает. Ну, что, поможете нам с этим арсеналом? Давайте отбуксируем наш УАЗ куда-нибудь в укромное местечко. У вас трос есть?

Милаш

(рассматривая винтовку с оптическим прицелом) Слушай, майор, продай мне эту штуку, как человека тебя прошу.

Островский

Не могу, Милаш. Сейчас не могу. Вот провернём одно дельце – забирай всё даром. Ни мне, ни святому отцу всё это триста лет не надо.

Милаш

А что за дельце?

Островский

Давай сядем, я тебе по дороге расскажу.


  1. int. В МАШИНЕ.

Звучит всё та же музыка. «Кадиллак» мчится по дороге в нём Милаш, Островский и брат Эрих. Сзади на буксире УАЗ с оружием, за рулём которого Исайло. У него в руке бутылка пива, из которой он время от времени жадно и неряшливо прихлёбывает.

Милаш

Про разграбленную церковь я слышал, про икону – нет. А на счёт того, кто бы это мог быть… Люди говорят, что тут не обошлось без Сефера… Больше некому…

Островский

Что за Сефер?

Милаш

Сефер Красимирич – владелец нефтеперерабатывающей базы в Косово. В городе ему принадлежит казино и целая куча магазинов. Он мусульманин, финансирует это чёртово «освободительное движение» и люто ненавидит христиан. Большая шишка. Ездит на белом 600-м с позолоченными дисками: машина – сказка! Я на неё давно глаз положил. Если получится – обязательно угоню. Хотя это очень не просто: у Сефера целая орава головорезов, и он чувствует себя Богом. Кажется, что от этой войны он ещё больше обогатился.

Островский

Что-то я о нём слышал… А зачем ему, мусульманину, икона?

Милаш

О, Сефер не дурак. Если икона ценная, он её не пропустит. Молиться он ей, конечно, не будет, а продать – продаст за милую душу. Во время первой войны он сделал себе состояние как раз на торговле антиквариатом.

Островский

Ты с ним знаком?

Милаш

А с кем я в этих краях не знаком? Даже с тобой, русским майором. Я знаю всех от Дуная до Сколья, и меня каждая собака знает.

Островский

И что, можно как-нибудь с этим Сефером встретиться, поговорить?

Милаш

Не знаю, майор, не знаю. Говорю же: большая шишка. Телохранителей – пруд пруди. Не подступишься. Подумать надо.

Островский

Подумай, брат. Вы же, цыгане, смекалистые. (Брат Эрих набирает текстовое сообщение на мобильном и протягивает Островскому). Тут Брат Эрих интересуется: а почему ты думаешь, что икона именно у этого Сефера?

Милаш

Вообще-то это территория Сефера, и если что – он должен быть в курсе, кто разграбил христианский храм. Это раз. А второе – в прошлую войну он занимался скупкой христианских реликвий, а потом продавал в частные коллекции. Даже если это и не он, про икону он что-то знать может. А что, она очень ценная?

Островский

Я её не видел, но, видимо, да. Да, брат молотобоец? (Брат Эрих утвердительно кивает). Вот. А без неё мы вернуться не можем. Я особенно.




оставить комментарий
страница1/5
Дата10.09.2011
Размер0.82 Mb.
ТипСценарий, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2015
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх
Разработка сайта — Веб студия Адаманов