Традиционное хозяйство казахов в первой трети ХХ века: трансформация и крушение (по материалам Центрального Казахстана) icon

Традиционное хозяйство казахов в первой трети ХХ века: трансформация и крушение (по материалам Центрального Казахстана)



Смотрите также:
«Казахстан в нач. XX века и в годы первой мировой»...
"Крестьяне и государство в Англии второй половины xvi-первой трети XVII века" и работа по данной...
Литература по курсу «история русской литературы первой трети XIX века»...
Литература по курсу «история русской литературы первой трети XIX века»...
Традиционное орнаментальное искусство казахов степной зоны Западной Сибири конца XIX xx века...
Традиционное мировоззрение средневековых тюрков Жетысу (по материалам культовых памятников) 07...
Конструирование черной культурной идентичности в первой трети XX века: маркус гарви...
Консолидация монархической власти и элита эфиопии во второй половине XIX первой трети XX века...
М. К. Тажибаев Социально-культурное развитие Казахстана (20-30-е гг...
Русская колонизация сибири последней трети XVI первой четверти XVII века в свете теории фронтира...
Тесты ент 2012 по истории Казахстана с ответами по сборникам Автономии...
Религия и церковь в повседневной жизни русского крестьянства в конце XIX первой трети ХХ вв...



скачать
УДК 94 (574).02/.08 На правах рукописи


Альжаппарова Бахытгуль Кабдульмаликовна


Традиционное хозяйство казахов в первой трети ХХ века: трансформация и крушение (по материалам Центрального Казахстана)


Специальность 07.00.02.- Отечественная история

( История Республики Казахстан)


Автореферат


диссертации на соискание учёной степени

кандидата исторических наук


Республика Казахстан

Алматы, 2009


Работа выполнена на кафедре всеобщей истории Жезказганского университета имени О. А. Байконурова



Научный руководитель:

доктор исторических наук, профессор Абжанов Х. М.


Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор Абылхожин Ж.Б.





кандидат исторических наук, доцент Берлибаев Б.Т.








Ведущая организация:

Институт Востоковедения им. Р.Б. Сулейменова КН МОН РК




Защита диссертации состоится «30» апреля 2009 г. в 14-30 часов на заседании диссертационного совета ОД. 53.33.01 по защите диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук при Институте истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан по адресу: 050010, г. Алматы, ул. Курмангазы, 29


С диссертацией можно ознакомиться в рукописном фонде Института истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова Комитета науки Министерства образования и науки Республики Казахстан.


Автореферат разослан « » 2009 г.


Учёный секретарь

Диссертационного совета,

доктор исторических наук Капаева А. Т.


Введение


Актуальность исследования. На современном этапе развития суверенного Казахстана, в условиях активизации рыночной экономики, в обществе усиливается интерес к аграрной проблематике. Как отметил Президент Республики Казахстан Н.А.Назарбаев: «Село – это образ жизни народа, источник культуры, традиций, обычаев и духовной жизни. Уже только эта совокупность факторов требует от нас серьезного отношения к селу. Общеизвестно и доказано историей, что при любых революционных катаклизмах основная тяжесть болезненных перемен приходится на село» [1]. Истоки нынешней нелегкой ситуации в аграрном секторе экономики, в частности, в животноводческом хозяйстве, коренятся в историческом прошлом. В этой связи весьма актуальным является изучение трагического опыта аграрных преобразований первой трети ХХ века. На этом историческом этапе традиционное хозяйство казахов подверглось процессу насильственной и ускоренной трансформации в ущерб естественно-историческому и эволюционному развитию, что вызвало широкий спектр негативных последствий. Особенно тяжелые последствия эта политика имела в тех регионах, к числу которых относится и Центральный Казахстан, где в силу географических факторов наиболее оптимальным, рациональным и распространенным способом ведения хозяйства являлось кочевое скотоводство.

В советский период идеологическим обоснованием трансформации традиционного хозяйства стал тезис об ускоренном формационном развитии «отсталых народов» СССР. Утверждалось, что казахский народ за короткий срок должен пройти путь ускоренного социально-экономического развития от феодализма к социализму, минуя капитализм. «Мы впервые в Казахстане больше, чем в каком-либо ином крае имеем ощутительно наглядный процесс перехода от докапиталистических отношений к социалистическим, минуя капиталистические. Именно этот путь создает широкую возможность оседания кочевого и полукочевого населения, освоения им целинных земель на основе коллективизации и применения машинной техники» – утверждал Ф.И. Голощёкин [2]. Таким образом, именно эта идея утверждала актуальность ломки традиционного хозяйства и потому являлась оправданием применяемых на практике методов насилия.

Как отмечал Фернан Бродель, подразделявший Историю на три уровня, традиционное хозяйство можно отнести к сфере «Человек, земля, космос» - самого нижнего, глубинного слоя исторической реальности, где господствуют постоянство и стабильные структуры. «Время протекает здесь настолько медленно, что кажется неподвижным, изменения взаимоотношений общества и природы измеряются столетиями, иногда тысячелетиями» [3]. Поэтому попытка вторгнуться в этот налаженный диалог между человеком и природой, предпринятая первоначально царизмом, а затем и Советской властью, вызвала столь тяжёлые последствия для традиционного хозяйства.

Актуальность исследования данной тематики обусловлена также усилением интереса к региональной проблематике. Регион, как известно, может иметь не только географическую и экономическую, но и политическую, историческую, культурную и даже военную природу. Изучаемый нами регион (Центральный Казахстан) занимает значимое положение, имеет уникальные исторические традиции. В этом регионе с глубокой древности практиковалась традиционная для казахов форма хозяйствования - кочевое скотоводство.

Актуальность изучения данной проблематики продиктована и современными мировыми реалиями. Как свидетельствует исторический опыт многих стран, попытки насильственной модернизации (особенно в сфере экономики) приводят часто к непредсказуемым результатам. Стремление привнести извне чужеродную модель развития, не учитывая социально-экономической специфики страны, пренебрежение общественным сознанием и менталитетом людей, вызывают результаты, совершенно противоположные ожидаемым. Примером тому являются социально-экономические и политические процессы, развернувшиеся в развивающихся странах, являвшихся, по сути, традиционными обществами, в 50-70-е гг. XX века. Издержки реальной модернизации проявили себя в маргинализации, обнищании и деклассировании многочисленного крестьянства, в разрушении ещё не изживших себя традиционных форм хозяйствования [4].

Как писал Роберт Макнамара, несмотря на десятилетие беспрецедентного роста валового национального продукта в развивающихся странах, беднейшие слои их населения выиграли относительно немного. Около 800 млн человек живут на 30 центов в день в условиях недоедания, неграмотности и антисанитарии. В 40 развивающихся странах верхние 20 % населения получают 55 % национального дохода, в то время как нижние 20 % населения – лишь 5 %; огромное количество бедных сосредоточено в сельских районах [5].

Таким образом, избранная нами тема исследования является актуальной как в практическом, так и в познавательном плане.

^ Объектом исследования является хозяйство казахов в первой трети 20 века. Предметом исследования выступают процессы трансформации традиционного хозяйства казахов под влиянием переселенческой политики царизма и советских политико-экономических экспериментов 1920-х-начала 1930-х годов.

^ Степень изученности темы. Традиционное хозяйство казахов и проблемы его развития привлекали внимание исследователей разных поколений. Весьма разнообразен как по научному уровню, так и по целевым установкам, спектр трудов дореволюционного периода, что свидетельствует о постоянном интересе, который вызывала эта тематика. К такого рода исследованиям можно отнести работы С. Джантюрина, А. Диваева, Б. Скалова, О. Добросмыслова, А. Алекторова, М. Лаврова, Э. Вульфсона, Н.В.Аничкова, Н. Коншина, П. Румянцева и др. [6]. В этих трудах освещается влияние крестьянской колонизации на хозяйство казахов, раскрываются перспективы развития и значение скотоводства в Казахстане. В частности, О.Добромыслов, являлся противником привнесение земледельческой культуры в регионы, где нет соответствующих природно-климатических условий, и придерживался мнения, что казахские степи должны оставаться «по старому скотоводческой страной». Они должны быть сохранены как места, «исключительно предназначенные для скотоводческой культуры».

В этот период Кауфманом были предприняты и первые попытки классификации и рационального описания существующих форм хозяйствования. Т. Седельников разграничивал существовавшие в казахской степи хозяйственные типы на несколько вариантов: «скотоводческий кочевой», «скотоводческо-земледельческий»,«земледельчески-чистый», «земледельческо- промысловый», «чисто промысловый» [7]. Он утверждал, что земельная теснота, «теснота жизни» способствует становлению более рациональных форм хозяйствования.

Переселенческая политика царизма и ее влияние на хозяйство казахов стали предметом анализа в трудах А. Букейханова, А. Байтурсынова, Ж. Сейдалина, Р. Марсекова, М. Дулатова, А. Жанталина и др. [8]. В своих трудах они отразили пагубное воздействие переселенческой политики на хозяйство казахов.

Традиционное хозяйство казахов и проблемы его развития вызывали научный интерес у экономистов и ученых-аграрников в 20 – первой половине 30-х годов ХХ века. В этой связи заслуживают внимания исследования М.Г. Сириуса, А.И. Челинцева, С.П. Швецова, А. Донича, К.А. Чувелева и др. [9] Они руководствовались точкой зрения, что большая часть территории Казахстана пригодна лишь для ведения кочевого скотоводческого хозяйства, т.е. принимали в расчет природно-климатический фактор. Так, М.Г. Сириус в ряде своих статей проводил мысль, что скотоводство является главной отраслью не только сельского хозяйства, но и всего народного хозяйства Казахстана в целом. Он обоснованно доказывал, что районами рентабельного земледелия в Казахстане могут быть лишь те незначительные территории, где выпадает более 300 мм. осадков в год .

В работах Б. Семевского, И. Курамысова, У. Исаева, С. Диманштейна, И. Зверякова, Н. Сыргабекова, напротив, четко прослеживается идея необходимости и актуальности радикальных преобразований в сельском хозяйстве. Кочевничество воспринималось ими как архаическое, отсталое, малопродуктивное хозяйство, требующее незамедлительных «революционных» мер. Идеологической «подпиткой» подобных воззрений являлся тезис о возможности перехода «отсталых народов» к социализму, минуя капитализм, являвшийся стержневой идеей сталинской модернизации в Казахстане. Таким образом, эти труды пропагандировали приоритет классовых позиций и несли на себе печать догматизма.

Природные условия и хозяйственно-экономические перспективы Центрального Казахстана стали предметом изучения ученых Н. Тагильцева, Н.И. Мацкевича, П.Г. Амосова, Н.В. Павлова, Б. Николаева, Г. Николаева, С.М. Фрейденберга и др. [10]. В частности, Амосов придерживался мнения, что в основе казахского кочевого скотоводства заложено «здоровое жизненное начало, ещё не изученное и не исследованное» и отмечал, что природа предрешает направление в развитии хозяйства.

В указанный период внимание исследователей-аграрников привлекают также и региональные аспекты изучаемой нами проблемы. В частности, аграрников и экономистов уже в конце 1920-х – начале 1930-х годов занимали вопросы определения географических и территориальных рамок Центрального Казахстана, путей и методов хозяйственного освоения этого региона. Следует подчеркнуть, что под Центральным Казахстаном большинство из них подразумевало регион, где практиковалось только кочевое скотоводство. Об этом свидетельствует совещание, прошедшее в Совнаркоме Казахстана 2 февраля 1930 года; стенограмма этого совещания была опубликована в печати под названием «Что же такое Центральный Казахстан» [11].

Проблемой, привлекавшей стойкий интерес исследователей в 1950 – 1990-е гг. – оставался процесс трансформации традиционного хозяйства в начале ХХ века. В этой связи заслуживает внимания работа В.Ф. Шахматова. В.Ф. Шахматов в контексте анализа казахской пастбищно-кочевой общины констатирует кризис кочевого скотоводства в начале ХХ века, доказывает влияние переселенческой политики царизма на сужение и нарушение маршрутов кочевания, сокращение пастбищ, уменьшение амплитуды годовых перекочевок. Одной из причин кризиса кочевого скотоводства он считает возникновение частного землепользования и частного владения пастбищами. В своей работе Шахматов выделяет пять основных типов хозяйств: первый – чисто кочевые хозяйства, не связанные с земледелием и сенокошением, второй – кочевые хозяйства, имевшие посевы и занимавшиеся сенокошением, третий – полуоседлые скотоводческие хозяйства, не имевшие посевов, но запасавшие сено на зиму, четвертый – оседлые земледельческо-скотоводческие хозяйства, содержавшие скот летом на выгоне или на ближайших пастбищах, пятый – оседло-земледельческие хозяйства, для которых земледелие было основным источником существования [12].

Труды Толыбекова С.Е., Аргынбаева Х.А., Бекмаханова Е.Б., Сулейменова Б.С. освещают проблемы развития скотоводческого хозяйства казахов в дореволюционный период. Толыбеков С.Е. разграничивает несколько типов хозяйств: кочевые – чисто скотоводческие, полукочевые – скотоводческие с зачатками земледелия и оседлые – скотоводческо-земледельческие типы хозяйства [13].

История социально-экономических преобразований в 1920-1930-е годы и их влияние на хозяйство казахов нашли отражение в трудах Дахшлейгера Г.Ф., Нурпеисова К.Н., Тулепбаева Б.А. и др. [14]. В частности, Дахшлейгер Г.Ф., исследуя темпы колхозного движения, отметил более низкую степень вовлечённости крестьян в кочевых и полукочевых хозяйствах. Причинами этого, по его мнению, являлись экстенсивность кочевого и полукочевого скотоводческого хозяйства, своеобразные условия расселения мелких хозяйственных аулов, трудности обобществления скота в условиях кочевничества. Г. Дахшлейгер отмечал, что оседло-земледельческие районы, в отличие от кочевых, были лучше подготовлены к коллективизации, так как для них было характерно поливное земледелие, требовавшее объединения усилий крестьян, развитие сети мелиоративных товариществ и т.д. Таким образом, следует подчеркнуть, что Г.Ф. Дахшлейгер правомерно отметил неподготовленность кочевых районов республики, к которым относится и Центральный Казахстан, к процессам радикальных аграрных преобразований.

В конце 1980-х и в 1990-е годы происходит концептуальное переосмысление многих проблем первой трети ХХ века. В частности, усиливается интерес казахстанских историков к изучению основ жизнедеятельности основ кочевого общества и к исследованию традиционной структуры Казахстана. В этой связи вызывает научный интерес исследования Ж.Б. Абылхожина и Н.Э. Масанова [15]. В своих трудах они проводят мысль о зависимости форм хозяйства от природно- климатических факторов и придерживаются научно-обоснованной точки зрения об аридности большей части территории Казахстана, что предполагает развитие скотоводства, а не земледелия. В частности, Абылхожин Ж.Б. рассматривает социально-экономические аспекты функционирования и трансформации традиционной структуры, даёт характеристику понятию «традиционные уклады», исследует влияние реформ конца 1920-х гг. на усиление маргинализации казахского аула, изучает процесс коллективизации и его трагические итоги.

Социально-экономические преобразования конца 1920-х-начала1930-х гг.и их влияние на хозяйство казахов с новых концептуальных позиций анализируются в трудах М.К. Козыбаева, Х.С. Алдажуманова, Т. Омарбекова. [16]. В частности, в трудах Т. Омарбекова подробно рассматривается история хозяйственно-политических кампаний и их влияние на упадок скотоводческого хозяйства в Казахстане, освещаются процессы оседания и их последствия. Следует подчеркнуть, что автор в своих трудах вводит в научный оборот ещё не апробированный обширный архивный материал, что позволяет ему пролить свет на истинную природу откочёвок, показать бедственное положение казахов – откочевников и выявить причины и характер выступлений крестьян.

Социально-демографические последствия оседания и коллективизации стали предметом исследований Татимова М.Б., Асылбекова М.Х., Галиева А.Б., Алексеенко А.Н., Козиной В. В. и др. [17].

Некоторые аспекты политики социалистических аграрных преобразований рассматриваются в диссертационных исследованиях молодых казахстанских учёных [18]. Так, Ибрагимова Г. Е. изучает проблему землеустройства кочевых хозяйств в первой трети 20 века. Сантаева К.Т. в своем диссертационном исследовании изучает на материалах Южного Казахстана историю разрушения традиционного скотоводческого хозяйства и его негативные последствия. Хронологические рамки работы – 1925 – 1935 гг. Наушабекова С. в своей работе на материалах Западного Казахстана рассматривает аграрную политику Советского государства и процесс оседания кочевых хозяйств. Хронологические рамки исследования – 1920 – 1935 гг. Жакишева С.А. в своем исследовании проводит историко-источниковедческий анализ такой проблемы как «баи-полуфеодалы» в Казахстане. Жакупова Г.Т. в своём исследовании анализирует процесс разрушения аграрной традиционной структуры Казахстана

Итак, данный хронологический период знаменателен замечательными достижениями отечественных ученых в изучении этой проблематики. Вместе с тем, историографический обзор выявляет недостаточную степень разработанности этой проблемы в региональном аспекте (Центральный Казахстан). В частности, недостаточно изучен процессы трансформации и разрушения традиционного хозяйства казахов в 1920-1930-е годы, процесс обнищания казахских крестьян в конце 1920- начале 1930-х годов, масштабы голода и откочёвок, что определяет цель и задачи данной работы.

^ Цель и задачи исследования. Цель исследования: анализ процесса трансформации традиционного хозяйства в Центральном Казахстане и выявление его отрицательных последствий. Для выполнения поставленной цели решаются следующие задачи:

- освещается переселенческая политики царизма и ее влияние на становление новых форм хозяйствования в Центральном Казахстане;

- исследуется влияние политики Советской власти на хозяйство казахов в Центральном Казахстане в 1917 – 1927 гг.;

- рассматривается кампания по конфискации скота и собственности у «баев – полуфеодалов» в Центральном Казахстане как подготовительный этап для более радикальных преобразований;

- изучаются методы проведения и масштабы мясо и хлебо заготовительных кампаний и их негативное воздействие на хозяйство региона;

- выявляется насильственный характер оседания и коллективизации;

- изучаются масштабы голода и откочёвок;

- освещаются причины и характер крестьянских выступлений в Центральном Казахстане в 1930-1931 гг.

^ Методологическая и теоретическая основа диссертации. На современном этапе развития отечественной исторической науки огромную значимость обретают вопросы методологии научных исследований. Общеизвестно, что методология – это принципы, логические формы, структура и техника исследований, способствующие познанию сущности предмета и интерпретации фактических данных. В более широком смысле – это «теоретическое выражение практики конкретного точного исследования» и средство поиска на частные исторические вопросы» [19]. До недавнего времени историки в своих исследованиях руководствовались формационным подходом, который предполагал оперирование, главным образом, или даже исключительно такими обобщающими понятиями как «способ производства», «класс», понятиями, которые выражали высокую степень абстрагирования от конкретной эмпирики. Между тем, «историческая наука – это наука прежде всего о конкретном и индивидуальном, наукой же об общем и повторяющемся она является лишь постольку, поскольку не игнорирует конкретного и индивидуального, но максимально вбирает его в свои обобщения». В этой связи мы считаем оправданным изучение и использование обширного массива фактического материала.

Методологической и теоретической основой диссертации выступили общенаучные принципы познания, в частности, принцип историзма. В качестве концептуальной основы в диссертационном исследования использованы положения отечественных и зарубежных учёных Абылхожина Ж.Б., Масанова Н.Э., Сорокина П.С. и др.

Были использованы общие методы научного познания: анализ, синтез, статистический анализ.

^ Источниковую базу исследования составил разнообразный круг источников. Значительная часть источников была выявлена в результате изучения архивных фондов Центрального Государственного архива Республики Казахстан, Архива Президента Республики Казахстан, Государственного архива Акмолинской области, Государственного архива города Астаны, Государственного архива города Жезказган. Архивные источники по выбранной теме исследования очень разнообразны и многочисленны. В ЦГА РК были изучены: Ф. № 460 (Семипалатинский областной статистический комитет), Ф. № 369 (Акмолинский областной комитет), Ф. № 393 (Акмолинский областной статистический комитет), Ф. №44 (Наркомат Рабоче - крестьянской инспекции), Ф. № 74 (Наркомат земледелия), Ф. № 1179 (Комитет по оседанию и хозяйственному устройству откочевников), Ф. № 135 (Комиссия по конфискации скота и собственности у «баев – полуфеодалов»), Ф. № 82 (Наркомат здравоохранения), Ф. № 5 (Центральный исполнительный комитет КАССР), Ф. № 30 (Совет народных комиссаров КАССР), Ф.№ 139 (Киргизский областной комитет РКП (б).)

Обозначим некоторые источники, извлечённые из этих фондов. Это статистические данные по кочевым хозяйствам Каркаралинского уезда, материалы зоотехнического обследования скотоводства в Акмолинской области, дела по прошениям казахов Акмолинской области о наделении их земельными участками, дела по земельным спорам казахов Акмолинской области, данные Всероссийской сельскохозяйственной переписи 1917 года, краткий предварительный отчет по сельскохозяйственной переписи 1916 года по Семипалатинской области, докладные и пояснительные записки о ходе коллективизации, протоколы заседаний президиумов райисполкомов о ходе хозяйственно-политических кампаний, сведения о ходе контрактации крупного и мелкого скота, информационные сводки, материалы о ходе работ по оседанию, переписка между краевыми и местными организациями. Очень ценные материалы извлечены из Ф. № 44, содержащего жалобы и письма крестьян, результаты расследования деятельности местных и политических организаций.

В АПРК нами были изучены Ф. № 141( Казахский краевой комитет ВКП (б) и Ф. № 719.( Казахская краевая контрольная комиссия ВКП(б)- Наркомат Рабоче-крестьянской инспекции), Ф.№ 139 ( Киргизский областной комитет РКП (б).,Ф.№ 140 (Областное бюро Российской коммунистической партии большевиков)

Наибольшую значимость для нашего исследования представляют материалы под грифом «секретно»(Ф.№ 719). Это докладные записки о положении районов, оперативные разведсводки Полномочного представительства Объединенного Государственного Политического Управления в Казахстане о ходе коллективизации, оседания и масштабах откочевок, спецсводки особого отдела ПП ОГПУ о ходе и подавлении крестьянских вооружённых выступлений в Казахстане, спецсообщения о положении откочевников в Караганде, спецсправки о продовольственных затруднениях в районах Центрального Казахстана, спецсводки о состоянии колхозного строительства в Казахстане. Изучение этой группы документов позволяет нам проанализировать масштабы и последствия политики силовой модернизации традиционного хозяйства в Центральном Казахстане, изучить причины и характер выступлений крестьянства.

В Государственном архиве Акмолинской области и Государственном архиве города Астаны нами были изучены материалы фондов № 115 (Атбасарский уездный исполком), № 118 (Атбасарский уездный комитет помощи голодающим), № 250 (Акмолинский уездный ревком), № 244 (Акмолинский уездный исполком). Критический анализ документов, содержащихся в данных фондах, предоставил нам возможность исследовать характер «продразверсток», проводившихся в эпоху «военного коммунизма», их социально-экономические последствия, масштабы голода, развернувшегося в начале 1920-х годов.

Материалы, содержащиеся в местном архиве – ГАГЖ – позволяют нам детально разработать вопросы, связанные с ходом реализации политики «Малого Октября» в регионе, выявить роль местных организаций в осуществлении этой политики.

Весьма ценным источником в контексте нашего исследования являются материалы экспедиций Щербины и Кузнецова. В «Материалах» были изложены результаты сплошного статистического обследования большей части Казахстана. Нами были использованы материалы, касавшиеся непосредственно территории Центрального Казахстана и прилегающих к нему районов, т.е. сведения по некоторым уездам тогдашних Акмолинской и Семипалатинской областей. В этом источнике сосредоточены сведения самого разнообразного характера: социально-экономические, историко-этнографические, демографические, хозяйственные и др. Проводится анализ природно-климатических условий, почвенного покрова, маршрутов кочевания, уровня обеспеченности скотом, степени распространенности земледелия, сенокошения и различных промыслов.

Следующим видом источников, использованным нами в ходе изучения этой проблемы, являются статистические сборники – «Обзоры Акмолинской области» за 1902, 1910, 1912, 1914 гг.; «Акмолинская губерния» (в цифрах) за 1925 год; «Обзор народного хозяйства КАССР» за 1925 год; «Обзоры Семипалатинской области» за 1903, 1907, 1911 гг., «Обзор Семипалатинской губернии» за 1925-1926 годы, «Описание Семипалатинской области» за 1911 г.

Большую значимость представляют и данные казахских «шежіре».

Немаловажное значение для исследования представляют партийные и государственные документы, постановления Коммунистической партии и Советского правительства, которые помогают изучить аграрную политику Центра на периферии, проследить усиление налогового прессинга на животноводческие хозяйства Казахстана, вызванные, как известно, возрастанием масштабом индустриализации.

Комплексный характер присущ такому источнику как периодическая печать. Это статьи и публикации, содержащиеся в таких изданиях, как «Русская мысль», «Вопросы колонизации», «Оренбургский листок», «Советская Киргизия», «Айқап», «Ќазақ», «Наше хозяйство», «Советская степь», «Народное хозяйство Казахстана». Значимость изучения данной группы источников обусловлена тем, что она даёт нам представление о взглядах представителей интеллигенции и партийных деятелей на проблему целесообразности радикальных модернизационных преобразований в сельском хозяйстве. Изучение взглядов учёных - аграрников позволяет нам научно обосновать мнение о неподготовленности кочевых районов Казахстана, в том числе и Центрального Казахстана к «социалистической реконструкции сельского хозяйства».

Немалую лепту в исследование этой проблематики внесла такая группа источников, как законодательные и нормативные акты. Анализ этой группы источников дает нам возможность проследить влияние правовой надстройки – орудия в руках тоталитарного государства – на социально-экономические и политические реалии.

Следующей группой источников, использованной нами в ходе изучения этой тематики, стали труды К. Маркса, Ф. Энгельса, И.В.Сталина, Ф.И. Голощекина. Исследование этой группы источников позволяет нам акцентировать внимание на сущности и особенностях идеи ускоренного формационного развития «отсталых народов», ставшей теоретической основой радикальных преобразований в Казахстане конца 20-х – начала 30-х гг. XX века.

^ Положения, выносимые на защиту:

- Переселенческая политика царизма способствовала появлению новых форм в хозяйственной деятельности, развитию сенокошения и земледелия. В то же время кочевое скотоводство оставалось основной отраслью хозяйства для казахского населения Центрального Казахстана.

- Целями и побудительными мотивами модернизационных преобразований традиционного хозяйства казахов были не только создание условий для индустриального развития, но и стремление установить контроль над дисперсным казахским населением.

- Основной причиной голода начала 1930-х годов в регионе стала политика заготовительных кампаний

- Отличительной особенностью большинства откочёвок начала 1930-х годов, предпринимавшихся уроженцами Центрального Казахстана, являлся их локальный, внутренний характер.

^ Научная новизна диссертационного исследования. В этой работе впервые на примере Центрального Казахстана был рассмотрен процесс трансформации и разрушения традиционного хозяйства казахов в первой трети ХХ века. Научная новизна исследования определяется введением в научный оборот неопубликованных архивных материалов. Новизна и значимость работы выражается также в следующем:

- исследовано влияние советских политико-экономических экспериментов на традиционное хозяйство казахов (1917-1927гг) (в региональном масштабе);

- проанализированы модернизационные преобразования в казахском ауле и их влияние на процессы пауперизации казахского крестьянства (на примере Центрального Казахстана);

- изучены масштабы мясо и хлебозаготовительных кампаний в регионе;

- выявлены масштабы голода и откочёвок в Центральном Казахстане.

^ Практическая значимость диссертации заключается в возможности использования фактического материала и выводов при разработке специальных курсов и лекций, при подготовке учебников и учебных пособий по региональной истории в высших учебных заведениях.

^ Апробация работы. Основные положения диссертационной работы изложены в 10 научных публикациях, из них 3 в изданиях рекомендованных Комитетом по контролю в сфере образования и науки МОН РК, в 5 докладах на международных научных конференциях и 1 учебное пособие.

Диссертация прошла обсуждение и была рекомендована к защите на заседании кафедры всеобщей истории Жезказганского университета имени О. А. Байконурова, в отделе истории Казахстана советского периода Института истории и этнологии имени Ч.Ч. Валиханова МОН РК.

^ Структура работы. Задачи исследования определили структуру диссертации. Она состоит из введения, трёх глав, выводов и списка использованных источников.

Основная часть

Во введении определяются актуальность темы, выявляется степень её изученности, формулируются цели и задачи, предмет и объект исследования, отмечается научная новизна и практическая значимость работы, характеризуется её методологическая основа и источниковая база, определяются положения, выносимые на защиту.

Первый раздел «Традиционное хозяйство казахов: особенности функционирования и трансформации ( 1900-1927). В первом параграфе первого раздела анализируется влияние переселенческой политики на хозяйство казахов. В данном контексте рассматриваются также природно-климатические условия Центрального Казахстана, обусловившие преобладание в этом регионе кочевого и полукочевого скотоводства. В параграфе рассматриваются масштабы сенокошения, земледелия, обнищания среди кочевников.

Развитие земледелия в Центральном Казахстане не сопровождалось процессами оседания кочевников. В Атбасарском уезде к 1915 году проживало 107310 казахов, из них: вели оседлый образ жизни только 4 тыс. 750 человек, остальные предпочитали кочевой образ жизни. В Акмолинском уезде численность коренного населения составляла 216 тыс. 761 человек и только 1352 – были оседлыми. Эти цифровые данные подтверждают тот факт, что в дореволюционный период кочевое скотоводство являлось основной отраслью хозяйства казахов данного региона.

Во втором параграфе первого раздела рассматривается влияние советских политико-экономических экспериментов на традиционное хозяйство казахов. Политические и социальные потрясения, вызванные Октябрьской революцией, гражданской войной и политикой «военного коммунизма» не могли не сказаться на состоянии традиционного хозяйства, подвергавшегося в эти годы процессу разорения и обнищания. Ярким тому подтверждением является положение, сложившееся в районах Центрального Казахстана в начале 1920-х годов. Так, в Каркаралинском уезде численность скота в 1917 г. составляла 1 млн. 343 тыс. голов, а в 1922 г. - 275 тыс. 390. В 1914 году численность лошадей в Каркаралинском уезде достигала 108 тыс.248 голов, в 1922 году поголовье лошадей сократилось до 56 тыс.598 голов. В параграфе рассматривается упадок скотоводства в регионе в начале 1920-х годов. Голод, охвативший многие районы Центрального Казахстана, стал закономерным следствием сокращения поголовья скота. В работе выявляются масштабы голода, охватившего регион в тот исторический период.

Провал политики военного коммунизма, экономические и социальные трудности вынудили партию большевиков изменить экономическую стратегию. В диссертации рассматривается влияние новой экономической политики на традиционное хозяйство казахов. Снижение тяжести налогового обложения способствовало восстановлению животноводческого хозяйства. Страна постепенно выходила из состояния хозяйственного кризиса. Особенно отчётливо эта направленность выявляется на примере динамики животноводства в Каркаралинском уезде. Если в 1922 году количество скота в Каркаралинском уезде составляло 275 тыс. 390 голов, то уже в 1927 г. оно достигло 1 млн. 858 тыс. 598 голов. В Карсакпайском районе, в 1923 году было 16 тыс. 200 голов скота, а в 1926 году - 56 тыс. 825 голов. Такая же тенденция наблюдается и в других районах. Стабильная ситуация в животноводстве подкреплялась в тот период и аграрным законодательством Советской власти.

В 1920- годы изменяется в процентном отношении и структура кочевого стада, что выражалось в небольшом увеличении доли крупного рогатого скота и уменьшении доли овец.

Земледелие в Центральном Казахстане в 1920-е годы, также как и в колониальный период, продолжало играть второстепенную роль. Вместе с тем, если сравнить с началом ХХ века, возросли и численность хозяйств, имевших посевы и величина посева. Однако источники показывают, что казахские хозяйства, расширявшие земледелие вследствие разорения, обретя способность к ведению скотоводства, вновь возвращались к традиционному источнику существования. Так, например, если в 1927 году площадь посевного фонда казахских хозяйств Каркаралинского уезда составляла 14 тыс. 220 гектаров, то уже в 1928 году - 5 тыс. 211.

Эпоха нэпа была неоднозначной и сложной. Ученые в этой связи отмечают, что в этот период в экономическом пространстве Казахстана сосуществовали и взаимодействовали три тенденции: докапиталистическая, функцией которой являлось воспроизводство аграрной традиционной структуры, товарно-рыночная, проявлявшаяся в расширении товарно-денежных отношений, и социалистическая, которая должна была способствовать имущественному выравниванию. Борьба этих трех тенденций и составила содержание данного периода. Мы также можем констатировать, что, несмотря на существование названных тенденций, основной формой хозяйствования в Центральном Казахстане являлось кочевое и полукочевое скотоводство.

^ Второй раздел «Насильственная трансформация традиционного хозяйства казахов в конце 1920-начале 1930-х годов (по материалам Центрального Казахстана)».

В первом параграфе освещается кампания по конфискации байских хозяйств, проводившаяся в Центральном Казахстане. Кампания по конфискации байских хозяйств проводилась в рамках политики «Малого Октября», предусматривавшей классовое расслоение. В Каркаралинском округе были подвергнуты конфискации 56 байских хозяйств и было конфисковано скота (в переводе на крупный) - 12 тыс. 700 голов. Проведение данной кампании, по мнению исследователей, создало предпосылки для ликвидации саунных отношений, суть которых заключалась в том, что баи на определённых условиях передавали часть своего скота на выпас более бедным хозяйствам. По мнению С. Зиманова, существование сауна в казахском обществе было обусловлено природой хозяйствования, особенностями производственного цикла у кочевников-скотоводов. Саун как форма хозяйственной взаимопомощи выступал как средство, в известной мере предохраняющее кочевой коллектив от распада и гибели. Взаимная помощь скотом есть необходимость, вытекающая из самой природы производства в кочевом скотоводческом обществе. Поэтому проведение данной кампании стало началом разрушения традиционного хозяйства казахов.

Во втором параграфе рассматриваются методы, масштабы и особенности проведения мясо и хлебозаготовительных кампаний в Центральном Казахстане. Хлебозаготовительные и мясозаготовительные кампании проводились как силовые акции времён «военного коммунизма», потому они встречали сопротивление со стороны крестьянства.

В этой ситуации экономическое принуждение было дополнено применением к аульному и деревенскому крестьянству чрезвычайных мер внеэкономического принуждения. Новый председатель Совнаркома Казахстана У. Исаев 11 сентября 1929 года подписал указ, согласно которому каждое хозяйство должно было сдать все излишки хлеба не позднее 1 ноября 1929 г. Уклонившимся грозил штраф в пределах пятикратного размера стоимости подлежащего сдаче хлеба или же уголовное дело по ст. 61. Эти меры с течением времени все более ужесточались. Так, если на 20 ноября 1929 г. по Акмолинскому округу, согласно данным пятидневок, было подвергнуто репрессиям по хлебозаготовкам – 1050 человек, из них: в административном порядке – 281, в судебном порядке – 769, было взыскано: штрафов на общую сумму – 422 тыс. 61 рубль, хлеба – 2 тыс. 852 пуда, то уже через пять дней, на 25 ноября, было подвергнуто аналогичным репрессиям – 1426 человек, из них в административном порядке – 229, в судебном порядке – 1197, было взыскано: штрафов на общую сумму 745 тыс. 345 р., хлеба – 3072 пуда. Менее чем через месяц, на 15-ое декабря 1929 г. по Акмолинскому округу было репрессировано 3 тыс. 828 человек, из них: в административном порядке – 229 человек, в судебном порядке – 3 тыс. 599 человек, было взыскано штрафов на общую сумму – 1 млн. 103 тыс. 728 рублей, хлеба – 8 тыс. 348 пудов [20].

Социальный состав осужденных был разнообразным: из 1050 человек, арестованных на 20 ноября 1929 года, было 516 кулаков, 407 «зажиточных», 114 середняков, 9 бедняков. На 25 ноября 1929 года было осуждено 557 кулаков и баев, 437 «зажиточных», 129 середняков, 13 бедняков. Эта тенденция сохранилась и развилась к 15 декабря 1929 года. Об этом свидетельствует тот факт, что среди репрессированных и осужденных было 320 середняков, 965 «зажиточных», 1203 кулаков и баев и 55 бедняков.

Привлекались к административной и судебной ответственности и члены заготовительных организаций, которые, по мнению следственных органов, недостаточно ответственно относились к хлебозаготовкам. Например, на 15-ое января 1929 г. было привлечено к ответственности до 10 человек.

Подобные методы партийно-государственное руководство страны оправдывало необходимостью расширения экспорта зерна, вызванного, по их мнению, усилением темпов индустриализации. Например, в 1930 г. за границу, по мнению исследователей, было вывезено 4 млн. 841 тыс. 293 тонны хлеба на сумму 206 млн. 120 тыс. рублей, что равнялось приблизительно 22% общей заготовки из урожая 1930 г. Такого количества зерна СССР еще никогда не вывозил. В 1929 г. вывоз зерновых был еще сравнительно небольшим – всего 260 тыс. 088 тонн и принес государству доход в 22 млн. 445 тыс. рублей. Насколько велико было значение хлеба в экспорте Советского Союза можно судить по тому, что стоимость экспортированных хлебных культур превышала 1/5 всей суммы экспорта. В следующем 1931 г. размеры хлебного экспорта еще более увеличились и достигли 5 млн. 177 тыс. 882 тонн. Такой большой объём хлебного экспорта отрицательно повлиял и на внутренний баланс государства, и в результате хлебозаготовительными кампаниями были охвачены даже скотоводческие регионы.


В параграфе освещается также и политика мясозаготовительных кампаний в Центральном Казахстане, предтечей к форсированию которых стало постановление советского правительства от 20 декабря 1929 года под названием «Мероприятия по решению мясной проблемы». Это постановление констатировало, что после зерновой проблемы мясная проблема является «важнейшей задачей экономической политики партии Советской власти, без решения которой не могут быть устранены затруднения в деле снабжения продовольствием рабочего класса». В работе приводятся цифровые данные о динамике упадка поголовья скота по районам Центрального Казахстана с 1930 по 1933 год. Поголовье скота в Центральном Казахстане за этот период уменьшилось в десятки раз.

Таким образом, заготовительные кампании способствовали упадку скотоводческого хозяйства казахов и способствовали приближению трагедии 1932-1933 годов.

В третьем параграфе второй главы рассматривается политика оседания и коллективизации, её влияние на процессы пауперизации казахского населения.

Упадок животноводства, снижение жизненного уровня крестьян, нарастающий голод оказали влияние на отток населения из аулов и сёл в районы промышленных строек, где они пополняли ряды пауперов и малооплачиваемых рабочих. «Пауперы, - пишет исследователь Левковский А.Ш., - это люди, фактически вытесненные из старой хозяйственной деятельности, обеспечивавшей им средства к существованию. В целом они нищенствуют, живут в тяжелейших жилищных условиях, терпят всевозможные лишения, переживают острые социальные и психологические драмы». Положение бывших кочевников, пополнивших ряды малооплачиваемых рабочих, было сопоставимо с положением пауперов. Ярким примером является положение рабочих и Казжелдостроя – объединения, занимавшегося строительством железных дорог. В этом объединении особенно тяжелые социально-бытовые условия были характерны для участка Караганда – Акмолинск, где 500 рабочих, среди которых были и бывшие кочевники, проживали в грязных бараках и вагонах, «в каждом вагоне по 10 семей». Скученность и антисанитария неизбежно вызывали эпидемии различных инфекционных заболеваний.

«Карсакпай - это магнит, который притягивает к себе окружающее батрацко-бедняцкое население» - писал в своей докладной записке ответственный секретарь Сырдарьинского губернского комитета ВКП(б) Фомин. Если в октябре 1925 года в Карсакпайском медеплавильном заводе работало 316 казахов, в октябре 1926 года - 907, в октябре 1927 г. - 1 тыс. 620, то уже в 1930 году - более 3 тыс. бывших кочевников [21]. Казахи использовались в качестве чернорабочих, а также на земляных и горных работах, не требующих высокой квалификации.

Рабочие Карсакпайского медеплавильного завода жили в тесных бараках, на 1 человека в среднем приходилось 2,7 квадратных метров, что стало одной из причин эпидемии брюшного тифа. Медицинское обслуживание населения было весьма неэффективным вследствие нехватки медицинского персонала и отсутствия специального здания для больницы. Поэтому рабочие во время эпидемии брюшного тифа вынуждены были оставаться в переполненных бараках, что еще сильнее обостряло ситуацию. Отсутствие на заводе элементарной техники безопасности влекло за собой высокий уровень травматизма и несчастных случаев. Так, только в 1932 году по Карсакпайскому комбинату произошло 712 несчастных случаев.

В Центральном Казахстане бывшие кочевники пополняли ряды рабочих Прибалхашстроя, занимавшегося строительством Балхашского медеплавильного комбината. К началу строительного сезона, в 1932 году, на строительную площадку Бертыс, из прилегающих районов, в частности, из Коунрадского, переселилось большое количество бывших кочевников. Однако на работу принимали лишь незначительное количество бывших крестьян, а остальные, как отмечают архивные материалы, перебивались случайными заработками. Строительство Балхашского медеплавильного комбината было начато при полном отсутствии элементарных бытовых условий (питьевой воды и жилья), что стало одной из причин массовых заболеваний и смертности среди рабочих. В 1932 году на строительной площадке Бертыс погибло и было захоронено свыше 4 тыс. человек, среди которых немалое количество бывших кочевников. За первое полугодие 1932 года на Прибалхашстрое было зафиксировано свыше 41 тыс. 867 заболеваний [22].

Бывшие жители аулов, представляя собой «продукт» разрушения традиционного хозяйства, пополняли маргинальные слои городов. По определению Г.И. Старченкова, «маргинальные слои – это нижние социальные слои города и деревни, представленные деклассированными элементами, не имеющие стабильных функциональных связей ни с одним из секторов национального хозяйства» [23]. Процессы вынужденной маргинализации сельского населения получили распространение в Центральном Казахстане еще в период, предшествовавший массовому голоду – в конце 20-х годов. Это можно проиллюстрировать на примере города Каркаралинска, население которого в январе 1927 года насчитывало 5 тыс. 479 человек, а в январе 1930 года – 6 тыс. 878 человек. Одним из основных миграционных потоков являлось коренное население. Так, если на 1 января 1927 года численность казахов в Каркаралинске составляла 4 тыс. 36 человек, то уже на 1-е января 1930 года –5 тыс. 394 человека. В начале 1930-х годов эти процессы обрели ещё больший масштаб и выразились в откочёвках .

Итак, политика Центра, привнесённая в национальные окраины, попытка «насильственного осчастливливания» кочевников, проявлявшаяся в виде оседания и коллективизации, привели к разрушительнейшим последствиям. Лурье С. В. приводит в своей работе высказывание исследователя Пая, утверждавшего, что процессы модернизации оказываются бесконечно более сложными, чем предполагают существующие подходы и что в некоторых случаях вынужденная и насильственная модернизация вместо того, чтобы приводить к общественному прогрессу, «может вызвать широкий спектр очень глубоких разрушительных реакций».

^ Третий раздел «Социально-экономические и политические последствия разрушения традиционного хозяйства казахов».

Заготовительные кампании, процессы оседания и коллективизации привели к непомерному сокращению животноводства и разрушению традиционного хозяйства, разумной альтернативы которому на территории Центрального Казахстана тогда ещё не существовало. В первом параграфе анализируются масштабы голода в районах Центрального Казахстана.

Масштабность трагедии свидетельствовала об окончательном разрушении традиционной структуры казахов, основным отличительным признаком которой являлась система коллективной безопасности на случай голода. Крушение системы коллективной безопасности вызывало у населения различные формы протеста, одной из которых являлись откочёвки.

Спецразведсводки ПП ОГПУ начала 30 годов подразделяют откочевки, в зависимости географической направленности, на три вида: 1) откочевки «за кордон»; 2) «внешние» откочевки, направленные за пределы Казахстана, но внутри советского пространства; 3) «внутренние» откочевки, т.е. «стихийное беспрерывное движение голодных масс из района в район, в промышленные центры, в города» в пределах Казахстана [24].

Откочевки жителей Центрального Казахстана были представлены всеми названными вариантами. Вместе с тем, следует подчеркнуть, что большее распространение получили так называемые «внутренние» откочевки. Таким образом, особенности географического положения Центрального Казахстана, территориальная отдалённость от приграничных районов ограничивали возможности жителей этого региона, хотя предпринимались попытки выехать и за пределы Казахстана. Чтобы раскрыть размах откочёвок, мы представили цифровые данные по районам этого региона.

Целью откочёвок, как известно, являлось стремление бывших кочевников выжить, однако, очень часто, откочёвки приводили к обратному эффекту и вызывали дальнейшее усиление процессов обнищания и пауперизации среди населения. Репрессивные методы борьбы с таким явлением, как откочёвки, санкционированные и легитимированные государством, провоцировали произвол и беззаконие со стороны местных уполномоченных.

В Центральном Казахстане масштабы голода, откочёвок и вызванных ими болезней были настолько угрожающими, что это не могло не отразиться на социально-демографических процессах. Для более адекватного и реального отображения демографической катастрофы, произошедшей в Центральном Казахстане, мы представили цифровые данные о численности населения по некоторым районам этого региона. Эти цифровые данные, взятые из архивных источников, убеждают нас в том, что Центральный Казахстан испытал сильный демографический спад. Особенно ощутимо пострадали сельские жители, так как коллективизация обусловила обнищание и высокую смертность именно сельского населения. Согласно данным Козиной В. В., в межпереписной период сельское население Центрального Казахстана уменьшилось в абсолютных цифрах на 139 780 человек и составило 183 263 человек. Удельный его в составе населения сократился на 43, 8 процента [25].

Таким образом, социально – экономические процессы, произошедшие в Центральном Казахстане в годы коллективизации, обусловили социально – демографические изменения, выразившиеся в разорении, маргинализации и гибели сельского населения.

В данной главе раскрываются также причины и характер крестьянских выступлений в регионе. Причины выступлений являются производными самой главной и стержневой причины: неспособности Советской власти соответствовать определенным, выработанным в этом обществе нормативам и установкам. В этой связи кажется уместным привести высказывание Баландьера, рассматривавшего явление взаимной поддержки и взаимных обязанностей в качестве универсального следствия любой авторитарной системы: «Говоря в общем и целом, власть должна оправдывать свое существование поддержанием определенного уровня коллективной безопасности и достатка. Это цена, которую должны платить те, кто обладает ею, цена, которую никто никогда не платил сполна».

Таким образом, невыполнение властью своих обязанностей по отношению к определенным социальным слоям, в частности, по отношению к крестьянам, глобальное изменение складывавшегося веками традиционного уклада и общественного порядка, способствовали увеличению риска и угрозы для бытия крестьян. Это и породило их ответную реакцию, направленную на защиту своих прав, в особенности, своего фундаментального социального права: права на существование.

Локальный характер выступлений, отсутствие единого центра, руководящего движением, стихийность, недостаточное военно-техническое обеспечение, организованное и жесткое противодействие со стороны силовых структур обусловили поражение мятежников. Усиление репрессивной мощи государства стало сдерживающим фактором в попытках оппозиционных выступлений против существующей власти. Эта одна из причин того, почему эти выступления не имели место в дальнейшем.

ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Природные и климатические условия Центрального Казахстана, сложившиеся еще в эпоху бронзы: континентальный засушливый климат, бедность почвенных и водных ресурсов обусловили преобладание в этом регионе кочевого и полукочевого скотоводства. Переселенческая политика царизма, проводившаяся в начале ХХ века, вызвала определенную трансформацию в структуре традиционного хозяйства, которая выразилась в росте сенокошения, земледелия, в изменениях структуры стада кочевников, в стремительном их обнищании. В то же время кочевое скотоводство оставалось основным источником существования, основной отраслью хозяйства для казахского населения Центрального Казахстана.

Политические и социальные потрясения, вызванные Октябрьской революцией и гражданской войной, способствовали дальнейшему разорению традиционного хозяйства и только переход к новой экономической политике стабилизировал ситуацию в животноводстве. Стабильность хозяйственных форм сохранялась вплоть до конца 1920-х годов, когда начался период жесткой и силовой трансформации традиционного хозяйства казахов в рамках модернизационных процессов, развернувшихся на всем советском пространстве. Теоретической основой, которая обосновывала актуальность этих радикальных нововведений, являлась идея ускоренного формационного развития «отсталых народов», возникновение которой связывают с именами классиков марксизма. Теория перехода казахского народа «от докапиталистических отношений к социалистическим, минуя капиталистические», была основана на формационном подходе, неправомерно проецируемом на кочевые народы, что обуславливало ее изначальную несостоятельность и опасность. Последняя проявлялась в неоправданном и насильственном форсировании исторических процессов в традиционном казахском обществе.

Идея ускоренного формационного развития предполагала политику классового расслоения. В рамках данной политики и была проведена кампания по конфискации скота и собственности у крупных «баев – полуфеодалов», способствовавшая ликвидации социальной неоднородности и стратифицированности казахской кочевой общины. Нивелирование социальной неоднородности стало началом крушения традиционного хозяйства, так как последнее могло существовать и функционировать только при наличии различных социальных групп и прослоек в рамках кочевой общины, каждая из которых выполняла свою значимую и необходимую роль в поддержании целостности и устойчивости всего традиционного социума в целом, и традиционного хозяйства, в частности. Кампания по конфискации нанесла непоправимый урон не только традиционным формам хозяйствования, но и ценностным ориентациям и мироощущению кочевников, которые воспринимали баев отнюдь не как ненавистных эксплуататоров. Как писал Полочанский: «…более богатые и аткаминеры являются большой организационной и культурной силой и они почитаются отнюдь не как эксплуататоры, а как незаменимые и полезные члены общества, сложившегося на хозяйственно-родовой основе».

Реализация данной кампании стала только начальным этапом в процессе насильственной трансформации традиционного хозяйства Центрального Казахстана в советский период, так как гипериндустриальное строительство, побуждаемое стремлением создать военную державу и являвшееся одной из составляющих модернизационных процессов, требовало адекватных изменений и в сельском хозяйстве. При этом, как явствует из директив казахстанских центральных органов, сельское хозяйство Центрального Казахстана должно было играть «обслуживающую» роль в отношении промышленной сферы. Именно этими мотивами и было продиктовано проведение заготовительных кампаний, оседания и коллективизации.

Заготовительные кампании подорвали фундаментальные основы хозяйства казахов и стали одной из причин непомерного сокращения животноводства. Центральный Казахстан как регион, где в силу аридности географической зоны, преобладало кочевое и полукочевое скотоводство, испытал на себе негативное воздействие заготовительных кампаний, аналогичных акциям времен военного коммунизма. Особенностью заготовительных кампаний, проводившихся в Центральном Казахстане, были преднамеренно завышенные «контрольные цифры», особенно по так называемому «кулацко-байскому» сектору, что заставляло уполномоченных прибегать к нарушению законности и применению силового давления.

Истинными целями и побудительными мотивами радикальных модернизационных преобразований – коллективизации и оседания – были не только создание условий для индустриального рывка, но и стремление установить полный контроль над дисперсным казахским населением. Коллективизация и оседание противоречили принципам дисперсности и дополнительности, на которых зиждилось традиционное хозяйство казахов. Быстрая ломка устоявшихся традиционных форм хозяйствования, не подкрепленная материальной базой и психологической подготовленностью кочевников, привела к трагическим результатам, а попытка внедрить чуждую казахам модель развития ускорила вынужденную пролетаризацию, маргинализацию и пауперизацию казахского населения. Ситуацию усугубляло то обстоятельство, что крушение традиционного хозяйства вызвало и уничтожение традиционных институтов коллективной безопасности и достатка, таких, как «асар», «сыбаѓа» и других, которые представляли собой морально-этический кодекс взаимовыручки кочевников. Как утверждал один из исследователей: «Отсутствие угрозы индивидуального голода делает традиционное общество более безопасным, чем современное».

Посягательство государства на одно из фундаментальных прав крестьянства – право на существование – вызывало с их стороны естественную реакцию протеста, направленную на выживание. Откочевки, являвшиеся наиболее распространенной формой проявления недовольства и в более ранний период, обрели наибольший размах в конце 1920-х – начале 1930-х годов и были продиктованы стремлением избежать голодной смерти, т.е. восстановить свое неотъемлемое право на существование. Отличительной особенностью большинства откочевок, предпринимавшихся уроженцами Центрального Казахстана, являлся их локальный, внутренний характер, так как территориальная отдаленность от приграничных районов не позволяла им покинуть пределы Казахстана или советского пространства. Запоздалые попытки Советского государства остановить рост откочевок, возвратить поток беженцев на родину и хозяйственно их «обустроить» не были результативными вследствие формально-бюрократического подхода центральных органов, недостаточности финансовых средств и равнодушия местных работников.

Крестьянские выступления начала 1930-х годов правомерно будет трактовать не как бандитские выступления, а как реакцию протеста против произвола государства со стороны обнищавших, доведённых до отчаяния людей. Необходимо отметить, что крестьяне решались на открытое неповиновение в самых крайних случаях - когда обирание аула со стороны мнимых или действительных представителей власти, ставили крестьян перед реальностью физической смерти.

В Центральном Казахстане масштабы голода, откочевок и вызванных ими болезней были настолько угрожающими, что это не могло не отразиться на социально-демографических процессах. Последние претерпели заметную деформацию вследствие разорения и гибели сельского населения, в большинстве своём, представителей титульной нации. Социально-демографические изменения выразились также и в количественном росте населения промышленных городов Центрального Казахстана, например, таких, как Караганда, которые пополнялись в большинстве своем, мигрантами – спецпереселенцами, а не бывшими кочевниками. Поэтому мы можем позволить себе утверждение, что бывшие кочевники не принимали активного участия в урбанизации и модернизации. Это означает, что попытка модернизации традиционного хозяйства по тоталитарному образцу закончилась провалом.


^ Список использованных источников:


1 Назарбаев Н.А. Об основных направлениях внутренней и внешней политики на 2003 год. Послание Президента народу Казахстана // Юридическая газета, № 17, 1 мая 2002 г.

2 Голощекин Ф.И. Казахстан на путях социалистического переустройства. - М.: Край. издат. Огиза. -1931. - С.77.

3 Бродель Фернан. Структуры повседневности: возможное и невозможное. - М.: Прогресс. - 1986. - С.19.

4 Старостин В. Проблема модернизации: история и современность. – Модернизация и национальная культура. – М.: 1995. – С.53.

5 Р. Макнамара .Бедняки мира, и что с ними делать// Великий незнакомец. Крестьяне и фермеры в современном мире. - М.: Прогресс Академия, 1992. - С. 396.

6 Алекторов А.Е. Образ жизни киргизов // Оренбургский листок, 1890, № 16; Вульфсон Э.С. Киргизы. – М., 1901. – 79 с.; Джантюрин С. Очерки киргизского коневодства. – Оренбург: Типография Мясника и Римана, 1883. – 67 с.; Диваев А. Из области киргизского скотоводческого хозяйства // Туркестанские ведомости, 1904. - № 102; Добромыслов О. Коневодство и его значение для киргизского населения Тургайской области. – Оренбург, 1894. – 62 с.; Его же. Скотоводство в Тургайской области. – Оренбург: Типолитография Б. Бреслина,1895.-360 с.; Кудашев В.А. Очерки состояния животноводства вообще и коневодства в частности за 1897 год в Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской областях. – 1897. – 94 с.; Лавров М. Кочевники. Жизнь в киргизской степи. – Спб., 1902. – 42 с.; Скалов Б.А. Хозяйство южных кочевников. – Оренбург, 1907; Чорманов М. О скотоводстве киргиз Западной Сибири // Сельское хозяйство и лесоводство. – Оренбург, 1883. - Ч. 142. -№ 1. - отд. 2. - С. 39-50; Аничков Н.В. Упадок народного хозяйства в киргизских степях // Русская мысль. – 1902. - №5. – Отд. 2 – С. 50-73; Коншин Н.Я. Краткий исторический очерк Семипалатинского края (до 1917 года].– Семипалатинск. – 1928. – 36 с.; Его же. Очерки экономического быта киргиз Семипалатинской области. – Семипалатинск.– 1901. – Вып. 5. – Отд. II. – С. 1-182; Румянцев П. Киргизский народ в прошлом и настоящем. – Спб., 1910. – 66 с.; Его же. Социальное строение киргизского народа в прошлом и настоящем. Исторический очерк // Вопросы колонизации, 1909. - №5. - С.79-137.

7 Кауфман А.А. Материалы по вопросам об организации работ по образованию переселенческих участков в Степных областях. (М.З. и Г.И. Департамент государственных земельных имуществ.) – Спб., Типография В. Безобразова и Комп., 1897. – 108 с.; Его же. Формы хозяйства в их историческом развитии. - М.: Изд. народных университетов. - 1910. - 152 с.; Седельников Т. Борьба за землю в Киргизской степи (Киргизский земельный вопрос и колонизационная политика правительства). – Спб. – 1907. – 80 с.; Его же. По переселенческим участкам Каркаралинского уезда. Записки Семипалатинского подотдела Западносибирского отдела РГО. - 1909. - Вып. 4.

8 Букейханов А. Кризис канцелярского переселения. – Избранное. – Алматы, 1995. – 273 с.; Букейханов А. Киргизы на совещании Степного генерал-губернатора. Избранное. – Алматы, 1995. –253 с.; Байтұрсынов Ахмет. Қазақ өкпесi // Айқап энциклопедиясы - Алматы, 1995. – 47-49-бб.; Мiржақып Дулатов. Көшiп жүру керек деушiлердiң пiкiрi // Айқап. – Алматы, 1995. – 84-85-бб.; Сейдалин Ж. Азып – тозып кетпеске не амал бар? // Қазақ.- Алматы, 1998. -52-53-бб.; Мәрсеков Р. Ата қонысынан айрылған қазақ жайы // Қазақ. - Алматы, 1998. -54-б.; Бекимов. Қазақ халқы жайынан // Айқап. – Алматы, 1995. –94-б.; Жанталин А. Күнелтуiмiз турасында // Айқап. - Алматы, 1995. - 98-100 бб.; Сералин М. Мыс. Отырықшы болған қазақтар туралы // Айқап. - Алматы, 1995. - 415-419-бб.; Сулейменов К. Отырықшы болу турасында // Айқап, Алматы, 1995. -366-369-бб.; Жалпақов М. Қазақтардың отырықшы болуы туралы // Айқап. - Алматы, 1995.- 173-175 б.

9 Чувелев К.А. О реорганизации кочевого и полукочевого хозяйства // Народное хозяйство Казахстана. – 1928. - №2-3. – С. 43-58; Швецов С.П. Природа и быт Казахстана // Казахское хозяйство в его естественно – исторических условиях. Материалы к выработке норм земельного устройства в Казахской АССР. – Л.: Н.К.З. Каз.ССР, 1926. – С. 93-105; Сириус М.Г. К вопросу о более рациональном направлении сельского хозяйства в Северном Казахстане // Народное хозяйство Казахстана. – 1928. - №6-7. – С.15-36; Донич А.Н. Проблемы нового казахского аула. – Кзыл-Орда: Изд., Госплана Каз.ССР, 1928. – 28 с.; Ларин И.В. К вопросу о более рациональном направлении сельского хозяйства в Северном Казахстане // Н.Х.К. – 1928. - №9-10. – С. 194-211.; Полочанский Е.А. За новый аул – кстау. – М.; Изд. Каз. Представительства, 1926. – 38 с.; Челинцев А.Н. Перспективы развития сельского хозяйства Казахстана // Н.Х.К. - 1928. - № 4-5. – С. 1-39; Соколовский В.Г. Казахский аул. – Ташкент: ЦСУ Каз.ССР, 1928. – 52 с.

10 Амосов П.Г. Хозяйственно-экономические нужды и задачи Каркаралинского уезда // Н.Х.К. – 1926. - №3. – С. 64-75; Николаев Г. Джут // Наше хозяйство. - Сб. - 1927. - № 4. – С. 29-39; Тагильцев Н. Озеро Балхаш и Прибалхашский край // Н.Х.К. – 1928. - №11-12. – С.238-250; Мацкевич Н.Н. Сравнительная длина кочевок казахского населения бывшей Семипалатинской губернии. – Семипалатинск. – 1929. – 34 с.; Фрейденберг С.М. Каркаралинский округ // Н.Х.К. – 1929. - № 4-5. – С.205-214; Шарипов М. Баганалинцы // Советская Киргизия. – 1924. - №3-4. – С. 150-154.; Павлов Н.В. Комплексные степи и пустыни Карсакпая. – М., 1931; Тимофеев Е. Проблема пустыни // Н.Х.К. - 1929. - № 8-9. – С. 65-73.; Смоленский А., Николаев Г. К характеристике казахского кочевого хозяйства Семипалатинской губернии. (По данным бюджетного обследования Каркаралинского уезда в 1926г.) // Наше хозяйство, 1927. - № 5-6. – С. 3-27; Куминов А.Д. Скотоводство и скотопромышленность в Семипалатинской губернии. – Семипалатинск: Тип. Сем.губ.издата, 1926. - 45 с.; Добржанский Г.Е. Домашние животные Семипалатинской губернии. - Л. 1928. – 245 с.

11 Что же такое Центральный Казахстан (Стенограмма совещания в СНК Казахстана. 9 февраля 1930 г.) // Н.Х.К. – 1930. - № 7-8. – С. 60-86.

12 Шахматов В.Ф. Казахская пастбищно-кочевая община – Алма-Ата: Изд.АН Каз.ССР, 1964. – 205 с.

13 Толыбеков С.Е. Вопросы экономики и организации кочевого скотоводческого хозяйства казахов в конце XIX - начале XXвв. – Труды Института экономики А.Н. Каз.ССР. - Алма-Ата, 1957. - Т. II. – С. 3-91; Толыбеков С.Е. Кочевое общество в 17-19 вв.: политико-экономический анализ. - Алма-Ата: Наука, 1971. - 634 с.; Аргынбаев Х.А. Қазақтың мал шаруашылығы жайында этнографиялык очерк. – Алма-Ата: Наука Каз.ССР, 1969. – 171 б.; Сулейменов Б.С. Аграрный вопрос в Казахстане в последней трети XIX- начале XXвв. (1867-1907). – Алма-Ата: Изд.А.Н. Каз.ССР, 1963.– с. 158; Бекмаханов Е.Б. Присоединение Казахстана к России. – М.: Изд. А.Н. СССР. – 1957. – 340 с.;

14 Дахшлейгер Г.Ф. Социально-экономические преобразования в ауле и деревне Казахстана (1921-1929гг.). – Алма-Ата: Наука: - 1965. – 536 с.; Его же. Маршрутом социального прогресса. – Алма-Ата: Казахстан, 1978. – 160 с.; Нурпеисов К., Дахшлейгер Г.Ф. История крестьянства Советского Казахстана. - А. 1985. -Т.1.; Тулепбаев Б.А. Социалистические аграрные преобразования в Средней Азии и Казахстане. – Алма-Ата: Наука, 1984. – 270 с.; Его же. Торжество ленинских идей. Социалистические преобразования сельского хозяйства в Средней Азии и Казахстане. – М.: Наука, 1971. – 482 с.

15 Абылхожин Ж.Б. Традиционная структура Казахстана. Социально-экономические аспекты функционирования и трансформации (1920-1930 гг.). – Алма-Ата: Ғылым, 1991. – 240 с.; Его же. Очерки социально-экономической истории Казахстана. XX век. – Алматы: Туран, 1997. – 360 с.; Его же. Сталинизм и номадизм: к вопросу о силовой политике седентаризации в Казахстане 1920-х-начале 1930-х годов // Феномен кочевничества в истории Евразии. Номадизм и развитие государства. – Алматы: Дайк-Пресс, 2007. -С. 112-132; Масанов Н.Э. Кочевая цивилизация казахов (Основы жизнедеятельности номадного общества). – Алматы: «Социнвест» - Москва: «Горизонт», 1995. – 320 с.

16 Козыбаев М.К., Алдажуманов К.С., Абылхожин Ж.Б. Коллективизация в Казахстане: трагедия крестьянства. – Алматы, 1992. – 36 с.; Козыбаев М.К., Алдажуманов К.С. Тоталитарный социализм: реальность и последствия. – Алматы: XXI век, 1997. – 28 с.; Омарбеков Т. Қазақ неге шыбындай қырылды? // Егеменді Қазақстан, 1992, 1 тамыз.; Қойгелдиев М., Омарбеков Т. Тарих тағылымы не дейді? – Алматы, 1993. - 208 б.; Омарбеков Т. 20-30 жылдардағы Қазақстан қасіреті. – Алматы: Санат, 1997. – 320 б.

17 Татимов М.Б. Социальная обусловленность демографических процессов. – Алма-Ата: Наука, 1989. – 127 с.; Асылбеков М.Х., Галиев А.Б. Социально-демографические процессы в Казахстане. (1917-1980). – Алма-Ата, 1991. – 188 с.; Галиев А.Б. Голод в Казахстане 1932-1933гг. // Заря, 1989. - №11 – С. 11-16; Алексеенко А.Н. Население Казахстана 1920-1990 гг. – Алматы: Ғылым, 1993. – 125 с.; Алексеенко Н.В., Алексеенко А.Н. Население Казахстана за 100 лет (1897-1997гг.). – Усть-Каменогорск: Полиграфия, 1999. – 157 с.; Козина В.В. Население Центрального Казахстана (конец ХIХ в. - 30- е годы ХХ в.). - Книга 1. - Алматы:Оркениет, 2000. - 144 с.

18 Ибрагимова Г.Е. Освоение земельных ресурсов Казахстана и землеустройство казахского населения: теория и практические подходы (1 треть 20 века): автореф. ... канд. ист. наук: 07.00.02. - Алматы, 1999. - 30 с.; Жакишева С.А. Баи – «полуфеодалы» в Казахстане на рубеже 20-30-х гг. ХХ в.: историко-источниковедческий анализ проблемы: автореф. ... канд. ист. наук: 07.00.02. - Алматы, 1996. - 30 с.; Наушабекова С. Кеңес Үкіметінің аграрлық саясаты және қазақ шаруаларын отырықшылыққа көшіру (1920-1935). (Батыс Қазақстан материалы бойынша): т.ғ.к. ... диссертация авторефераты: 07.00.02. – Алматы, 1998. - 30 б.; Жакупова Г.Т. Разрушение аграрной традиционной структуры Казахстана (20-е гг.): автореф. ... канд. ист. наук: 07.00.02. - А., 1999.- 30 с.; Сантаева К.Т. Қазақтың дәстүрлі мал шарушылығының құлдырауы және оның ауыр салдарлары (Онтүстік Қазақстан материалдары негізінде. 1925-1935 жж.): т.ғ.к. ... диссертация авторефераты: 07.00.02. – Алматы, 2001. - 29 б.

19 Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования – М., Наука, 1987. –С. 123.

20 ЦГА РК. Ф. 135. Оп. 1. Д. 11. Л. 230.

21 АПРК. Ф. 141. Оп. 1. Д. 1889. Л. 106.

22 АПРК. Ф. 719. Оп. 5. Д. 192. Л. 14.

23 Старченков И. Маргинальные слои в Турции // Процессы деклассирования в странах Востока. – М.: Наука, 1981. - С. 106.

24 АПРК. Ф. 719, Оп.3. Д. 220. Л. 120.

25 Козина В.В. Население Центрального Казахстана. – Алматы: Оркениет, 2000. - С. 88.


Список опубликованных работ по теме диссертации


1 Голод в Центральном Казахстане в годы коллективизации // «Историческая наука в 21 веке». Материалы Международных Бекмахановских чтений. - Алматы, 2001. - С. 124-129.

2 Мясозаготовительные кампании в Центральном Казахстане в период коллективизации // Вестник Евразийского гуманитарного института, 2001. - № 1. - С. 49-53.

3 Выступления крестьян-шаруа в период коллективизации в Шубартауском районе Каркаралинского района // Материалы международной научно-практической конференции «Казахстан на пути к государственной независимости: история и современность». - Семей, 2001. - С. 158-163.

4 Выступления крестьян - шаруа в период коллективизации в Абралинском районе Каркаралинского округа // Поиск, 2002. - № 1. - С. 112-115.

5 Из истории откочёвок в годы коллективизации (на материалах Центрального Казахстана) // Валихановские чтения - 7. Материалы Международной научно - практической конференции, посвящённой 40 - летию образования Кокшетауского государственного университета имени Ш. Уалиханова. - Т. 1. - Кокшетау, 2002. – С. 41-44.

6 Идея сокращённого формационного развития и политика классового расслоения в Казахстане // Вестник Жезказганского университета имени О.А. Байконурова, 2003. - № 1. - С. 124-129.

7 Из истории «продразвёрсток» в годы «военного коммунизма» (по материалам Центрального Казахстана) // Материалы Международных Байконуровских чтений. - Жезказган, 2003. - С. 269-273.

8 К вопросу о влиянии переселенческой политики царизма на традиционное хозяйство казахов (по материалам Центрального Казахстана) // Творчество молодых 21 веку. Материалы Международной научно - практической конференции. - Петропавловск, 2003. - Т. 4. - С. 17-22.

9 Традиционное хозяйство казахов в первой трети 20 века: трансформация и крушение (по материалам Центрального Казахстана). Учебное пособие. - Жезказган, 2005. - 190 с.

10 К вопросу о хлебозаготовительных кампаниях конца 20-х - начала 30-х годов ХХ века (по материалам Центрального Казахстана) // Вестник Евразийского гуманитарного института, 2008. - № 4. - С. 61-66.


Әлжаппарова Бахытгүл Қабділмәлікқызы


XX ғасырдын бірінші ширегіндегі қазақтардың дәстүрлі шаруашылығы: өзгеріске ұшырауы және күйреуі (Орталық Қазақстанның материалдары негізінде)


07.00.02 - Отан тарихы (Қазақстан Республикасының тарихы) мамандығы бойынша тарих ғылымдарының кандидаты ғылыми дәрежесін алу үшін дайындалған диссертация


Түйін


Диссертациялық зерттеуде патша үкіметі қоныс аудару саясатының және кеңестік саяси экономикалық эксперименттерінің қазақтардың дәстүрлі шаруашылығына тигізген ықпалы қаралады.

^ Зерттеудің өзектілігі. Қазіргі таңдағы тәуелсіз Қазақстанның, яғни нарықтық экономикалық қатынастардың қарқынды түрде дамуына байланысты қоғамда аграрлық мәселелерге деген қызығушылық арта түсуде. Әсіресе, аймақтық аграрлық қайта құруларға басым назар аударылуда. Өйткені, әрбір аймақ географиялық және экономикалық ерекшелікке ғана емес, саяси, тарихи, мәдени және әскери ерекшелікке ие екендігі анық. Сондықтанда біз қарастырып отырған Орталық Қазақстан аймағы тарихи дәстүрлерге бай, мұнда ертеден-ақ қазақтардың көне шаруашылығы – көшпенді мал шаруашылығы дамыған өлке.

^ Зерттеудің мақсаты мен міндеттері: Орталық Қазақстандағы дәстүрлі шаруашылықтың өзгеріске ұшырау үрдісін және оның кері әсерін зерделеу жұмыстың басты мақсаты болып табылады. Ол мақсатқа жету үшін төмендегі мәселелерді шешу қажет:

- патша үкіметінің қоныс аудару саясатын талдап, оның Орталық Қазақстанда шаруашылық жүргізудің жаңа түрлерін қалыптастыруға ықпалын көрсету;

- дәстүрлі шаруашылықтың Кеңес үкіметінің алғашқы жылдарындағы (1917-1927) өзгеріске ұшырау үрдісін зерттеу;

- Орталық Қазақстанда байлардың мал-мүлкін тәркілеу науқанын түбегейлі өзгерістерге дайындық сатысы ретінде көрсету;

- астық және ет дайындау науқандарын және оның өңірдегі дәстүрлі мал шаруашылығына кері әсерін зерттеу;

- отырықшылық және ұжымдастыру науқандарының күштеп жүргізілгенін құжаттар арқылы анықтау;

- жаппай ашаршылық пен басқа өңірлерге көшіп кету жағдайына әкелген дәстүрлі шаруашылықтың күштеп өзгеріске ұшыраудың кері ықпалын зерделеу.

^ Диссертациялық зерттеудің ғылыми жаңалығы. Бұл жұмыста алғашқы рет Орталық Қазақстан өңірі бойынша ХХ ғасырдың бірінші ширегінде қазақтардың дәстүрлі шаруашылығының күйреу үрдісі көрсетілген. Жұмыстың жаңалығы мен маңыздылығы:

- кеңестік саяси-экономикалық эксперименттердің қазақтардың дәстүрлі шаруашылығына (1917-1927) кері ықпалы зерттелген;

- Орталық Қазақстан өңірі бойынша қазақ ауылындағы түбегейлі өзгерістер, олардың қазақ шаруашылығына әкелген зардаптары, мәселен кедейлену және қайыршылану үрдістері, зерделенген;

- ХХ ғасырдың бірінші ширегінде Орталық Қазақстанда мал шаруашылығының дамуы мен құлдырауы зерттелген;

- Орталық Қазақстанды жайлаған ашаршылық пен қазақтардың басқа өңірлерге қоныс аудару үрдісінің көлем деңгейі анықталған.

Диссертацияның әдіснамалық және теориялық негізі болып білім игерудің жалпы ғылымилық қағидалары, мысалы, тарихи қағида алынған. Диссертациялық зерттеудің концептуалдық негізі ретінде отандық және шетел ғалымдарының жұмыстары пайдаланылған.

Қорғауға ұсынылатын тұжырымдар:

  • патша үкіметінің қоныс аудару саясаты Орталық Қазақстанда шаруашылық жүргізудің жаңа түрлерін қалыптастырып, шөп шабу және жер өңдеуді дамытты. Сонымен қатар дәстүрлі көшпелі мал шаруашылығы да сақталып қалды;

  • Қазақтардың дәстүрлі шаруашылығындағы модернизациялық қайта құрулардың мақсаты мен қозғаушы күші ретінде индустриалды дамуға жағдай жасалынып қойған, шашыраңқы орналасқан қазақ халқына қатаң бақылау орнату болып табылды;

  • өлкедегі 1930-шы жылдардағы аштықтың белең алуының басты себебі дайындау кампаниялары жүргізген саясаттың әсері екендігі анықталды;

  • Орталық Қазақстандағы 1930 жылдардағы жаппай қоныс аударудың басты ерекшелігі ішкі жағдайдың сипатымен ерекшеленеді.

^ Жұмыстың құрылымы. Зерттеудің мақсаты диссертацияның құрылымын аңықтады. Ол кіріспеден, үш тараудан, қорытындыдан және пайдаланған әдебиет пен мұрағат көздерінің тізімінен тұрады.


^ Alzhapparova Bakhytgul


The traditional economy of Kazakhs in first third of the 20th century: transformation and collapse (on the materials of Central Kazakhstan)

SUMMARY



The dissertation for the scientific degree of the
Candidate of Historical Sciences on speciality 07.00.02 – The Native History
(History of the Republic of Kazakhstan)


The influence of the migration policy of czarism and Soviet political and economical experiments on the traditional economy of Kazakhs is considered in the dissertation research.

The aim of the research is analysis of the process of transformation of traditional economy in Central Kazakhstan and revealing its negative consequences. It’s necessary to do the following tasks in order to fulfill the provided aim:

  • analysis of the migration policy of czarism and its influence on the formation of new forms of economic activity in Central Kazakhstan;

  • research of the process of transformation of the traditional economy in first years of the Soviet Power (1917-1927);

  • interpretation of the campaign on confiscation of cattle and property from rich men in Central Kazakhstan as the preparatory stage for more radical reforms;

  • research of the raw storing campaigns and their negative influences on the traditional cattle breeding economy of the region;

  • revealing of the forced character of the settling and collectivization;

  • analysis of destructive consequences of forcible transformation of the traditional economy which were manifested in the large-scale famine and moving outs;

The scientific novelty of the dissertation research. In the work based on the example of Central Kazakhstan for the first time the process of destroying the traditional economy of Kazakhs in first third of 20th century is examined. The novelty and the significance of the work are expressed in the following:

- the influence of Soviet political and economic experiments on the traditional economy of Kazakhs (1917-1927) (in the regional scale) is investigated;

- the modernization reforms in Kazakh village and their consequences, in particular, the processes of marginalization and pauperization of Kazakh peasantry are analyzed (based on the example of Central Kazakhstan);

- the dynamics of development and decay of cattle breeding in Central Kazakhstan in first third of the 20th century are studied;

- the scales of famine and moving outs in Central Kazakhstan are revealed.

^ The points submitted for defence:

- Resettling policy of tsarism promoted the occurrence of new forms in economic activities, development of hay-mowing and agriculture. At the same time the nomadic stock- breeding remained the basic branch of the economy for the Kazakh population of Kazakhstan.

- The purposes and stimulating causes of modernism transformations of the traditional economy of the Kazakhs were not only creation of conditions for industrial development, but also aspiration to establish the control over disperse Kazakh population.

- The principal cause of the famine at the beginning of the thirties of the XXth century in the region became the policy of procuring campaigns.

- The peculiarity feature of the majority of the migrations of the natives of the Central Kazakhstan at the beginnings of the thirties of the XXth century, was their local, inner character.

The structure of the work. The tasks of the research determined the structure of the dissertation. It consists of introduction, three chapters, conclusions and list of the used sources

The structure of the work. The tasks of the research determined the structure of the dissertation. It consists of introduction, three chapters, conclusions and list of the used sources




Скачать 478,24 Kb.
оставить комментарий
Альжаппарова Бахытгуль Кабдульмаликовна
Дата09.09.2011
Размер478,24 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх