Topic of research Criminal Code of Russian Federation, 1996: criminal-law measures of counteraction to illegal turn-over of narcotics. Estimation of criminal icon

Topic of research Criminal Code of Russian Federation, 1996: criminal-law measures of counteraction to illegal turn-over of narcotics. Estimation of criminal


Смотрите также:
Criminal- law policy as the part of the criminal policy of the state...
Старший инспектор Антитеррористического центра...
Eleventh United Nations Congress on Crime Prevention and Criminal Justice (Bangkok...
T o the question about the content of prosecutor supervision of the operational search activity...
Participation of enforcement authorities of the subject of federation in realization of the...
Russian Federation...
The jsc «inter rao ues»...
Методические указания Санкт-Петербург 2010 г. Удк 802. 0 /075. 8/. Лобановская Т. Л...
44 Kirova St., Novosibirsk, 630102, Russian Federation в Долларах США (usd)...
Ministry of Education and Science of Russian Federation...
National Information Center on Academic Recognition and Mobility...
Урок английского языка 9 класс Урок игра «Слабое звено»...



Загрузка...
страницы:   1   2   3
скачать


Kobzeva Elena


Topic of research – «Criminal Code of Russian Federation, 1996: criminal-law measures of counteraction to illegal turn-over of narcotics. Estimation of criminalization on the basis of comparative-law and sociological methods».

The aim of this research is to make expert estimation of legislative techniques which is used for criminalization of the narcotic crimes and expert estimation of reasonability, possibility and a scale of employment of evaluation categories in describing the given forms of criminal conduct.

The urgent issue of this project is defined, first of all, by the importance and vitality of the problem of the struggle against the illegal turn-over of narcotics. This struggle must be done according to the criminal law. Nowadays the main problem in the sphere of counteraction to illegal turn-over of narcotics is the problem of legislative use of evaluating categories. It causes multiple understanding and diverse concretization evaluating categories on the side of those who apply the law. The latter in its turn leads to great arguments among theorists and practitioners. Often this makes it difficult to use the legal norms.

Specially acutely necessity of detection, analysis and search of ways of an eradication of «defects» of the given legislative-technical method looks on a background of the criminology forecast of growth narcocriminality, further consolidation criminal narcogroupings at territorial, inter-regional, state and international levels, activating of attempts of the international criminal societies to use territory of Russia for laundering the criminal incomes and extension narcobusiness.

In our research we came to the following conclusion.

The problem of legislative usage of evaluation categories has a direct output on the practice and requires, therefore, its solution both on the legislative, and on the realization levels. Executing rather-legal research, we aimed at, that the idealized analysis of the criminal legislation was accompanied by concrete conclusions and proposals, having extended which one it is possible to make the conclusion is unique possible in the given situation.

To refuse legislative usage of evaluation categories it will be not possible, apparently, never. Therefore by main operatings, which one can cushion negative consequences of their normative use, should become: at first, minimum usage of evaluation categories, secondly, their careful legislative concretization is compelled. The guidelines concerning their qualitative implementation are made by us directly in the text of activity - on a course of the analysis of each of evaluation categories utilised for the description of structures of drug crimes in the Russian and foreign criminal legislation. Thus a doubtless prerogative the intergovernmental exchange of positive experience in the applicable sphere of criminal law-making should use.


^ Исследование по гранту Московского исследовательского центра

по проблемам организованной преступности и коррупции на тему:

«УК РФ 1996 года: уголовно-правовые меры борьбы с незаконным оборотом наркотиков. Оценка криминализации на основе сравнительно-правового и социологического методов»
^

Кобзевой Елены Васильевны; Саратов, 2002




Общая характеристика работы



Об актуальности и насущности исследования проблем, связанных с уголовно-правовыми мерами противодействия незаконному обороту наркотиков, сказано столько, что очередное упоминание об этом может показаться свидетельством «оторванности» ученого от реалий уголовно-правовой науки.

В рамках настоящей работы объектом непосредственного внимания станет проблема, которая имеет, поистине, многоаспектное значение, проблема, которая нуждается в тщательной корректировке как на правоприменительном, так и на правотворческом уровне, и, наконец, проблема, которая представляет для нас огромный интерес в связи с осуществлением работы над кандидатской диссертацией, посвященной созданию теории оценочных признаков Уголовного закона1. Речь идет о законодательном использовании оценочных понятий при криминализации наркотических преступлений2.

Особенно остро необходимость выявления, анализа и поиска путей искоренения «дефектов» данного приема техники уголовного законодательства3 выглядит на фоне криминологического прогноза роста наркопреступности4, дальнейшей консолидации преступных наркогруппировок на территориальном, межрегиональном, государственном и международном уровнях, активизации попыток международных преступных сообществ использовать территорию России для отмывания преступных доходов и расширения наркобизнеса5 («героиновой атаки» отдельных регионов страны)6.

В России, как и в любом правовом государстве, борьба с незаконным оборотом наркотиков должна вестись в рамках уголовного закона и в точном соответствии с ним. Залогом успеха в применении уголовно-правовых мер борьбы с наркотизмом и достижении максимально полезных ее результатов является, на наш взгляд, качественно осуществленная криминализация указанной группы преступлений. Напротив, ошибки и просчеты, допущенные законодателем при ее производстве, неучет мирового опыта предупреждения и пресечения данной разновидности преступности служат одной из причин неэффективности уголовно-правовых мер борьбы с наркотизмом. Законодательное использование оценочных признаков («крупный размер», «особо крупный размер», «насилие, не опасное для жизни или здоровья», «насилие, опасное для жизни или здоровья», «насилие», «иные тяжкие последствия») имеет своим следствием неоднозначное понимание и разнообразную конкретизацию последних со стороны правоприменителей, что, в свою очередь, вызывает многочисленные споры среди теоретиков и практиков и зачастую затрудняет процесс правоприменения7. Результаты социологического исследования, проведенного нами в ходе работы над кандидатской диссертацией, показали, что свыше 55 % из числа опрошенных практических работников8 испытывают затруднения в применении уголовно-правовых норм, содержащих оценочные признаки, около 13 % из них полагают, что оценочные признаки не вносят в процесс уголовного правоприменения никаких особенностей и, наконец, около 27 % считают, что оценочные признаки облегчают правоприменительную деятельность9.

^ Целью настоящего исследования выступает экспертная оценка законодательной техники, используемой для осуществления криминализации наркотических преступлений, и, прежде всего, разумности, целесообразности и масштаба применения оценочных признаков при формулировании указанных преступных форм поведения.

Содержание цели определяет следующие исследовательские задачи:

- провести социологический опрос практических работников по проблемам применения и интерпретации уголовно-правовых норм о наркотических преступлениях, сформулированных при помощи оценочных признаков;

- проанализировать уголовное законодательство ряда зарубежных государств на предмет использования в нем оценочных признаков при конструировании составов наркотических преступлений;

- изучить имеющиеся в теории уголовного права работы, в которых затрагиваются правотворческий и правоприменительный аспекты употребления оценочных признаков при формулировании норм об ответственности за незаконный оборот наркотиков;

- дать анализ технике изложения российских уголовно-правовых мер противодействия незаконному обороту наркотиков;

- осуществить сравнительно-правовую характеристику изученного отечественного и зарубежного уголовного законодательства.

^ Объект исследования – законодательное использование оценочных признаков при конструировании составов наркотических преступлений как прием техники уголовного законодательства, реализованный в соответствующей сфере правоохраны.

^ Предмет исследования – нормы российского и зарубежного уголовного законодательства, предусматривающие ответственность за незаконный оборот наркотиков и получившие выражение при помощи оценочных признаков.

Достоверность и научная обоснованность проведенного исследования обосновываются применением как традиционной, так и современной методологии. В ходе написания работы автором применялись как общенаучные (анализ, синтез, системный подход и др.), так и частно-научные (формально-юридический, формально-логический и др.) методы познания. Однако основными из них являются социологический и сравнительно-правовой методы, предопределившие осуществление работы по двум параллельным направлениям.

Социологическое исследование проводилось нами путем анонимного анкетирования сотрудников правоохранительных органов и суда, в ходе которого было опрошено 126 человек, работающих в правоприменительных структурах г. Саратова и Саратовской области. На этапе непосредственной работы по гранту нами было подготовлено и распространено 200 анкет, но результаты их сбора вынуждают констатировать факт невозврата респондентами 74 социологических документов. Однако, на наш взгляд, полученные в ходе социологического исследования данные с абсолютной уверенностью можно считать репрезентативными и достоверными. Об этом свидетельствуют: во-первых, довольно устойчивые, явно выраженные тенденции избрания опрашиваемыми конкретных предложенных вариантов ответов, а во-вторых, качественное и количественное (в процентном отношении) совпадение результатов данного социологического опроса и опросов, проведенных в ходе работы над диссертацией10.

Второе направление исследовательской деятельности связано с изучением уголовно-правовых актов ряда государств ближнего зарубежья (Эстонии, Латвии, Азербайджана, Белоруссии, Грузии, Казахстана, Таджикистана, Узбекистана, Украины).

Отход от предложенного в заявке анализа уголовного законодательства стран - участниц СНГ не оказывает, на наш взгляд, отрицательного влияния на общий исход результатов сравнительно-правового исследования. Напротив, он, с одной стороны, способствует повышению качества такого исследования за счет придания ему свойств наибольшей всесторонности и полноты, а с другой стороны – обеспечивает реализацию положений международно-правового документа, составленного и подписанного в г. Киеве 21.10.92. представителями Министерств внутренних дел Азербайджана, Армении, Белоруссии, Грузии, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, Российской Федерации, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана, Украины и Эстонии. Таким документом является Соглашение о сотрудничестве между Министерствами внутренних дел в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, п.п. «и» и «з» которого предполагают осуществление сотрудничества в том числе и в формах, связанных с проведением научных исследований11.

С учетом изложенного, хочется предположить, что оба из указанных направлений исследования позволят нам прийти к правильному выявлению проблем и поиску наиболее эффективных путей их преодоления: первое (социологическое) – так как олицетворяет реальное состояние проблемы, второе (сравнительно-правовое) – так как предоставляет возможность учесть зарубежный опыт по применению техники уголовного законодательства и, прежде всего, такого ее приема, как законодательное использование оценочных признаков.

В завершение вводной части работы нужно отметить, что под оценочными признаками мы понимаем неконкретизированные в законе или ином нормативно-правовом акте уголовно-правовые понятия, призванные отражать не предмет в его целостности, а свойства или отношения этого предмета, содержание которых устанавливается лицом, применяющим уголовно-правовую норму, на основе конкретных обстоятельств уголовного дела.


^ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОЦЕНОЧНЫХ ПРИЗНАКОВ ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ КРИМИНАЛИЗАЦИИ НАРКОТИЧЕСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В УГОЛОВНОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РЯДА ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ

Подробный анализ законодательного употребления оценочных признаков для описания преступлений, связанных с наркотиками, будет осуществлен нами в рамках соответствующей характеристики уголовно-правового акта каждого их указанных государств. Однако можно отметить, что чаще всего оценочные понятия используются для выражения следующих признаков состава преступления:

- предмета преступления – крупный и особо крупный размеры наркотических средств, большое и небольшое количество наркотических средств;

- способа преступления – насилие;

- последствий преступления – иные тяжкие последствия, иной существенный вред

- и других.

В числе преступлений, для описания которых традиционно употребляются оценочные понятия, – незаконные изготовление, производство, приобретение, хранение, перевозка, пересылка и т.п. наркотических средств, нарушение правил обращения с наркотическими средствами, хищение либо вымогательство наркотических средств, а также склонение к потреблению наркотических средств (или вовлечение в их потребление)12.


^ Уголовный кодекс Азербайджанской Республики

При формулировании диспозиций уголовно-правовых норм, направленных на противодействие незаконному обороту наркотиков, азербайджанский законодатель использует такие оценочные признаки, как: насилие, не опасное для жизни или здоровья (235.3.4 УК АР); насилие, опасное для жизни или здоровья (235.4.3 УК АР)13; насилие (236.4 УК АР); иные тяжкие последствия (236.3 УК АР) 14. Указанные оценочные признаки употребляются для описания диспозиций тех же (по содержанию) уголовно-правовых норм, что и в уголовном законодательстве России, поэтому они будут проанализированы нами в следующем разделе работы.

Примечательной, редко встречающейся, особенностью Уголовного закона Азербайджанской республики является наличие в его тексте важной для правоприменителя бланкетной нормы. Последняя определяет наличие в правовой системе государства нормативно-правовых актов, устанавливающих уголовно-значимые количества наркотических средств15 и устраняющих, тем самым, «оценочность» соответствующих уголовно-правовых предписаний.

Однако нам представляется неверным законодательное употребление термина «количество». Объясним почему.

По словарю С.И. Ожегова, размер – это величина чего-нибудь в каком-нибудь измерении16, то есть то, что подлежит измерительному определению. Количество – это степень выраженности измеряемых свойств предметов, явлений, их мерные характеристики17, то есть фактически это результат определения размера. Поэтому указание в законе на «количество, превышающее необходимое для личного потребления», равно как и отсылка в примечании к нормативно-правовым актам, устанавливающим данное и иное количество наркотических средств, неверно по своей сути. О количестве наркотических средств можно говорить лишь в каждом конкретном случае его непосредственного определения по делу, когда в заключении экспертизы (например, судебно-химической) обозначается результат определения размера обнаруженного в незаконном обороте наркотического средства. На основании этого экспертного вывода о количестве наркотического средства правоприменитель выносит решение об отнесении последнего к небольшому, крупному или особо крупному размеру. В противном случае (как это и происходит в УК Азербайджана) законодатель возлагает на правоприменителя выполнение несвойственных ему функций18. Кстати, сам азербайджанский законодатель как бы исправляется, привязывая эмпирическую характеристику «крупный» к термину «размер».

Таким образом, законодательное использование оценочных признаков при изложении составов наркотических преступлений в Уголовном кодексе Азербайджанской Республики, имеет следующие достоинства:

1) употребление оценочных признаков исключительно в сфере дифференциации уголовной ответственности;

2) законодательная конкретизация оценочных признаков, осуществленная в форме отсылки правоприменителя к нормативно-правовым актам, которые устанавливают уголовно-значимые количества наркотических средств и устраняют, тем самым, их оценочность.

Недостатком, касающимся нормативного закрепления оценочных признаков, можно назвать использование термина «количество» наркотических средств. Для его устранения необходимо осуществить, на наш взгляд, законодательную унификацию понятий путем введения в оборот единого для характеристики предмета наркотических преступлений понятия «размер» наркотического средства.


^ Уголовный кодекс Республики Грузия

Оценочные признаки составов наркотических преступлений могут быть поделены на качественные19, количественные20 и совокупные21.

К числу качественных можно отнести:

1) насилие, не опасное для жизни или здоровья (ч. 2 ст. 264 УК РГ);

2) насилие, опасное для жизни или здоровья (ч. 3 ст. 264 УК РГ)22;

3) злостное уклонение (ст. 274 УК РГ).

Количественными оценочными признаками являются:

1) крупный размер (ч. 2 ст. 260, ч. 3 ст. 261, ч. 2 ст. 262, ч. 1 ст. 263, ч. 2 ст. 264 УК РГ);

2) особо крупный размер (ч. 3 ст. 260, ч. 4 ст. 261, ч. 3 ст. 262, ч. 2 ст. 263, ч. 3 ст. 264, ч. 3 ст. 265 УК РГ)23;

3) небольшие объемы (ст. 273 УК РГ)24.

Объяснением большого количества случаев законодательного употребления оценочных признаков может служить существование уголовно-правовых норм, предусматривающих самостоятельную ответственность за незаконный оборот наркотических средств, с одной стороны, и психотропных веществ – с другой25.

Не известным российскому уголовному законодательству, посвященному противодействию совершению наркотических преступлений, представляется такой оценочный признак, как злостное уклонение. Специфичен и состав, для конструирования которого он использован – «Уклонение от принудительного лечения»26. Если исходить из традиционного (для российской уголовно-правовой доктрины) понимания уклонения как пассивного поведения, связанного с неисполнением лицом лежащей на нем обязанности, то можно предположить, что злостным уклонением наркомана от принудительного лечения является бездействие лица, сопряженное с игнорированием вступившего в законную силу соответствующего судебного решения при наличии у виновного реальной возможности неуклонно следовать его предписаниям.

Что касается количественных оценочных признаков, то заслуживает критики законодательное употребление такого из них, как «небольшие объемы» наркотических средств. Объем – это конкретный способ выражения количества наркотического средства. О недостатках законодательного использования последнего мы писали выше. Кроме того, если количество является общим понятием и позволяет учитывать все возможные способы его выражения, то объем – это всего лишь частная мерная характеристика, выражающая результат определения наркотического средства в миллилитрах, в то время как размер наркотического средства может быть определен и весом (в граммах), и счетом (количеством растений). Если же исходить из широкого понимания объема как вообще величины, то данный термин не вписывается в стройный ряд используемых в законе терминов – крупного и особо крупного размеров – и нуждается, на наш взгляд, в замене понятием небольшого размера.

Понятие «иных тяжких последствий» (ч. 2 ст. 269, ч. 2 ст. 270 УК РГ), используемое в российском уголовном законодательстве для характеристики квалифицированного состава склонения к потреблению наркотических средств, в УК Грузии употребляется в рамках совершенно других уголовно-правовых норм27. В отличие от УК РФ оно предстает как чрезвычайно неопределенная категория, нуждающаяся, на наш взгляд, в максимальной законодательной конкретизации. Объяснением этому может служить тот факт, что попытка грузинского законодателя расшифровать «тяжкие последствия» путем примерного перечисления явлений, к ним относящихся, фактически не удалась. Часть 2 ст. ст. 269, 270 УК РГ сконструирована таким образом, что предшествующее понятию «иных тяжких последствий» указание на выпуск в незаконный оборот наркотических средств (психотропных веществ) в крупном размере лишь отрицательно усиливает характеристику предмета этих преступлений. Оно практически не ориентирует правоприменителя относительно того круга последствий, которые могут наступить в результате совершения действий, указанных в диспозиции части первой названных статей, и подпадающих под иные тяжкие. Усложняет положение еще и то обстоятельство, что, в отличие от уголовного законодательства большинства государств, законодатель Грузии наделил данное преступление свойствами материального состава, предусмотрев в качестве обязательного конструктивного признака выпуск наркотических средств в незаконный оборот. Следовательно, хищение наркотических средств как следствие нарушения правил обращения с наркотиками охватывается ч. 1 ст. ст. 269, 270 УК РГ. С учетом изложенного, на наш взгляд, представляется совершенно необходимым предусмотреть на уровне соответствующей уголовно-правовой нормы хотя бы еще несколько вариантов последствий, которые с точки зрения законодателя являются тяжкими и влекущими уголовную ответственность по ч. 2 ст. ст. 269, 270 УК Грузии. Если же основываться на нынешнем состоянии уголовного законодательства Грузии, то можно предположить, что под понятие иных тяжких последствий может подпадать и крупный ущерб, причиненный этим преступлением (но каковы критерии его оценки?!), и вред, нанесенный жизни или здоровью человека, и т.д.28. Поэтому указанный оценочный признак является, с нашей точки зрения, совокупным.

Положительные моменты использования оценочных признаков в уголовном законодательстве Грузии усматриваются в преимущественном избрании для этого сферы дифференциации уголовной ответственности29.

Отрицательных сторон в анализируемом уголовно-правовом документе гораздо больше. К ним можно отнести:

1) отсутствие законодательной конкретизации оценочных признаков, характеризующих предмет наркотических преступлений, что оказывает, на наш взгляд, негативное воздействие на результативность правоприменительной деятельности30 и нуждается, поэтому, в устранении;

2) неверное употребление термина «объемы» наркотических средств;

3) некачественное законодательное определение такого оценочного признака, как «иные тяжкие последствия», что далеко не способствует достижению цели дефинирования соответствующих оценочных понятий.




Скачать 495.09 Kb.
оставить комментарий
страница1/3
Дата09.09.2011
Размер495.09 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх