Междометия и звукоподражания в кабардино-черкесском языке 10. 02. 02 языки народов Российской Федерации (кавказские языки) icon

Междометия и звукоподражания в кабардино-черкесском языке 10. 02. 02 языки народов Российской Федерации (кавказские языки)



Смотрите также:
Грамматические средства репрезентации эгоцентризма в кабардино-черкесском языке 10. 02. 02...
Фонетические и лексические особенности речи кабардино-черкесской диаспоры в турции 10. 02...
Категория времени глагола в юкагирском языке (на примере языка тундренных юкагиров)...
Структура и семантика микротопонимов черекского района кабардино-балкарской республики 10. 02...
Балкарская ономастика в парадигме современной лингвистики 10. 02...
Пословичная концептуализация мира в кумыкском языке 10. 02...
Роль наддиалектных форм в становлении лексических норм карачаево-балкарского языка 10. 02...
Литература народов Российской Федерации (марийская литература)...
Правила первой региональной дистанционной олимпиады школьников «Языки и культуры народов...
Частеречная транспозиция (субстантивация) в татарском языке в сопоставлении с русским языком...
Реконструкция прафинно-волжского ударения 10. 02...
Энтомологическая лексика в татарском языке 10. 02...



скачать


На правах рукописи


Токова Анджела Анатольевна


МЕЖДОМЕТИЯ И ЗВУКОПОДРАЖАНИЯ

В КАБАРДИНО-ЧЕРКЕССКОМ ЯЗЫКЕ


10.02.02 – языки народов Российской Федерации

(кавказские языки)


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Нальчик

2010

Работа выполнена в Учреждении РАН

Институте гуманитарных исследований Правительства КБР и КБНЦ РАН


Научный руководитель – доктор филологических наук

Б


ижоев Борис Чамалович



^ Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор

Берсиров Батырбий Махмудович


кандидат филологических наук, доцент

Хутежев Заудин Галиевич


Ведущая организация – Адыгейский государственный университет


Защита диссертации состоится «19» ноября 2010 г. в 11 ч. на заседании диссертационного совета Д.212.076.05 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата филологических наук при ГОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова» (360004, КБР, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173).


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова» по адресу: 360004, КБР, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173.


Текст автореферата размещен на официальном сайте Кабардино-Балкарского государственного университета им. Х.М. Бербекова

«18» октября 2010. http//kbsu.ru.


Автореферат разослан «16» октября 2010 г





Ученый секретарь

диссертационного совета Т.А. Чепракова

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Одним из важнейших языковых знаков эмотивной лексики являются междометия, роль которых в вербальной коммуникации очень велика. Главной особенностью междометий лингвисты считают то, что, не имея определенной семантики и грамматической формы, не обладая номинативной функцией, они могут быть многозначными и их функция в языке общения очень важна в выражении эмоциональных ощущений и чувств субъекта речи [Кумахов, 1964; Дзасежев, 1964; Дзасежев, Гяургиев, 1995; Урусов, Таов, 1995; Апажев, 2000; Гишев, 2003].

С синтаксической точки зрения, междометия, хотя и обосабливаются и не выполняют каких-либо синтаксических функций, связаны с предложением семантически, дополняя его значение.

В отличие от междометий, ономатопы (звукоподражания) – это воспроизведение разнообразных звуков природы, человека, животных и птиц. Их семантика также весьма многообразна. Основная черта звукоподражаний – это способность переходить в другие (знаменательные) части речи, чаще всего в глаголы.

Они выполняют абсолютно разные функции, их нельзя относить к одной и той же группе слов [См.: Гишев, 2003; Куашева, 2006].

Анализ междометий и ономатопов ставит перед нами целый ряд проблем: с точки зрения теории – необходимость определения сущности и лингвистического статуса слов данной группы; в практическом плане – вопрос исследования различных функций междометий и ономатопов в устной и письменной речи, особенностей их употребления в зависимости от гендерного и возрастного подходов и других факторов.

В данном исследовании проведен анализ как теоретических положений, так и практической работы, проделанной отечественными адыговедами в области разработки междометий и ономатопов. На его основе сделана попытка выявить «белые пятна» и внести свой вклад как в теоретическую, так и в практическую их разработку – определить фонетические, структурные, семантические и синтаксические особенности, выработать адекватную классификацию, а также выявить функционально-коммуникативные свойства в кабардино-черкесском языке, составить краткий словарь кабардино-черкесских междометий и ономатопов.

^ Актуальность темы обусловлена необходимостью определения места и роли междометий и ономатопов в кабардино-черкесском языке. Их значимость в языке бесспорна: с их помощью часто выражаются чувства, эмоции, отражаются те или иные явления действительности. Несмотря на компактность формы, внешнюю простоту, они не менее важны в системе языка, чем знаменательные.

Данный вопрос является малоисследованным, что и обусловило выбор темы диссертации. Из-за ее неразработанности в кабардино-черкесской грамматике существуют противоречия относительно функциональных, семантических, грамматических и синтаксических особенностей междометий и ономатопов.

В адыговедении нет единого мнения по вопросу о том, к каким разрядам слов нужно отнести междометия и звукоподражания и необходимо ли их разграничение, хотя, как отмечено выше, современное языкознание их дифференцирует [Кумахов, 1964; Грамматика кабардино-черкесского литературного языка, 1970; Меретуков, 1984; Куашева, 2006].

^ Предметом исследования данной работы является семантический, морфологический и синтаксический аспекты междометий и ономатопов в кабардино-черкесском языке, а также функциональная характеристика этих разрядов слов.

^ Объектом исследования являются междометные и звукоподражательные единицы кабардино-черкесского языка.

Цель диссертационной работы – определение лингвистического статуса междометий и ономатопов в кабардино-черкесском языке, проведение комплексного анализа их семантики, морфологического и фонетического состава, разработка основ их классификации, уяснение функциональной значимости.

Для достижения поставленной цели в работе решались следующие задачи:

1. Определить место междометий и звукоподражаний в системе частей речи.

  1. Осуществить фонетический, морфологический и семантический анализ междометий и ономатопов.

  2. Провести классификацию и систематизацию междометий и ономатопов кабардино-черкесского языка, исходя из различных критериев.

  3. Определить функционально-семантические группы междометий и ономатопов.

  4. Определить статус междометий как тексто- и дискурсообразующее явление.

^ Методы исследования. В качестве основных методов применялись наблюдение, описательный, структурно-семантический и метод контекстуального анализа.

Методологическую основу исследования составляют труды российских и зарубежных лингвистов: Ф. де Соссюра, В.В. Виноградова, О. Есперсена, Г. Пауля, Н.Ю. Шведовой, Н.Н. Александрова, Л. Блумфильда, а также ученых-кавказоведов – Т.М. Борукаева, Н.Ф. Яковлева, Д. Ашхамафа, Г.Ф. Турчанинова, М. Цагова, М.А. Кумахова, Х.У. Эльбердова, М.Л. Апажева, А.К. Шагирова, Х.З. Гяургиева, Х.Ш. Урусова, Х.Т. Таова, Х.Е. Дзасежева, Н.Т. Гишева, К.Х. Меретукова, А.А. Шаова, Б.А. Тхаркахо и ряда других лингвистов, в работах которых рассматривается данный раздел лексики.

^ Научная новизна работы состоит в том, что:

  1. впервые предпринята попытка обобщить и проанализировать теорию междометий и ономатопов в кабардино-черкесской грамматике, выработанную в предшествующий период;

  2. проведен комплексный и многоаспектный анализ структурно-семантических свойств и функциональных особенностей кабардино-черкесских междометий и ономатопов;

  3. предложена новая классификация как междометий, так и ономатопов кабардино-черкесского языка;

  4. впервые междометия рассмотрены в плане дискурсопостроения.

^ Теоретическая значимость исследования заключается в выработке новых знаний на базе основных положений российских, зарубежных лингвистов и лингвистов-кавказоведов, в возможности продолжения работы по выявлению и классификации междометий и ономатопов на материале других языков на основе полученных результатов.

^ Практическая ценность работы состоит в том, что результаты исследования могут найти применение в курсах по общему и абхазо-адыгскому языкознанию, при подготовке спецкурсов по морфологии, могут быть использованы как дополнение к научной и школьной грамматикам кабардино-черкесского языка, а также для курсов по сравнительно-сопоставительному изучению морфологии абхазо-адыгских языков (кабардино-черкесского, адыгейского, абхазского, абазинского).

^ Материалом исследования явились фольклорные тексты, произведения художественной (стихи и проза) и публицистической литературы, словари (толковые, фразеологические), устная речь носителей кабардино-черкесского языка – как литературного, так и диалектов.

На защиту выносятся следующие основные положения:

  1. Этнокультурными особенностями междометий кабардино-черкесского языка является гендерно-возрастная специализация междометий всех разрядов.

  2. Традиционно относимые к ономатопам слова, используемые при понукании, подзыве, отгоне животных, являются междометиями волеизъявления.

  3. С помощью междометий реализуется широкий набор семантических оттенков, которые накладываются на общую семантику высказывания.

  4. Ономатопы кабардино-черкесского языка делятся на звукоподражательные и образоподражательные. Последние имитируют не физические звуки, а звуки-образы, являясь ассоциативными впечатлениями о каких-либо событиях, действиях или признаках.

^ Апробация работы. Основные теоретические положения диссертации изложены в 8 научных работах, опубликованных в сборниках материалов конференций, журналах. Результаты исследования были представлены на научно-практических конференциях: Пятигорск, 2007; Майкоп, 2008; Нальчик, 2008; 2008; 2009; Махачкала, 2008; 2009.

^ Структура диссертации обусловлена спецификой исследуемого материала. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной научной литературы, списка названий источников, списка интернет-адресов, списка сокращений и приложения.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновываются актуальность и новизна, определяются объект, методы, цель и задачи исследования, его теоретическое значение и возможности практического применения, формулируются основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Междометия и ономатопы (звукоподражания) как объект исследования в общем и адыгском языкознании» освещен процесс изучения междометий и ономатопов как в общем языкознании, так и в адыговедении, проанализированы основные положения теории данных разрядов в кабардино-черкесской грамматике на современном этапе и подведены основные итоги проведенного анализа.

В сравнении с другими частями речи ономатопы и междометия находятся в особом положении, многие ученые считают их древнейшими элементами языка [Яковлев, 1938; Урусов, 2000].

Древние философы [Г. Лейбниц, Шарль де Бросс, И Гердер] выделяли несколько теорий происхождения языка. Среди них и звукоподражательная (представители философской школы стоиков склонны утверждать, что язык возник из подражания звукам природы) и междометная (считали, что первые слова человека – это междометия) гипотезы. Чарльз Дарвин также считал, что именно эти теории объясняют происхождение языка.

Категории междометий и ономатопов выявлялись и изучались в неразрывной связи друг с другом [Экба, 1963; Гишев, 2003; Куашева, 2006]. Точка зрения, согласно которой они являются самостоятельными, независимыми друг от друга лексико-семантическими группами, стала доминирующей в лингвистике сравнительно недавно. Именно поэтому историю изучения этих групп слов языка невозможно рассматривать раздельно. Этим обусловлено исследование в одной главе этапов изучения как междометий, так и звукоподражаний (ономатопов).

Междометия и ономатопы – это малоизученные грамматические классы, которые не получили полного определения ввиду того, что занимают промежуточное положение в общей системе частей речи. Они привносят в разговорную речь характерную для них экспрессию, яркость и требуют особого внимания лингвистов как неисследованное стилистическое средство.

Анализируя мнения лингвистов о сущности междометий и ономатопов, можно определить несколько пунктов, раскрывающих основные моменты в исследовании данной темы:

– междометия признаются большинством лингвистов отдельной частью речи, имеющей особый статус в языке. Отличительной чертой междометий считается уникальное фонетическое оформление, наличие различного рода интонаций, сопровождаемых жестами и мимикой [Урусов, Таов, 1995; Куашева, 2006].

– междометия традиционно признаются отдельным лексико-грамматическим классом, отличным от других частей речи, которые не называют предметов, не имеют грамматических форм, не выполняют синтаксических функций, хотя и связаны семантически с предложением, служат для выражения эмоциональных и эмоционально-волевых реакций говорящего на окружающую действительность [Кумахов, 1964; Меретуков, 1984; Урусов, Таов, 1995; Апажев, 2000 и т.д.].

– междометия и ономатопы выполняют разные функции; междометия отражают эмоциональное состояние говорящего или волеизъявление, а ономатопы воссоздают различные звуки, издаваемые живой и неживой природой.

Обобщив результаты работы ученых-адыговедов, можно констатировать следующее:

– междометия кабардино-черкесского языка делятся на первичные и производные – по способу образования [Грамматика кабардино-черкесского литературного языка, 1970; Урусов, Таов, 1995; Кабардино-черкесский язык, 2006 и т.д.]; «мужские», «женские», «детские», общие – по половозрастному принципу [Грамматика кабардино-черкесского литературного языка, 1970; Апажев, 2000; Урусов, 2001; Бижоев, 2005; Кабардино-черкесский язык, 2006 и т.д.]; эмотивные, императивные, этикетные – по значению [Апажев, 2000].

– с точки зрения выполняемых функций ономатопы кабардино-черкесского языка делятся на 4 группы: 1) слова, употребляющиеся для понукания рабочего скота; 2) слова, с помощью которых подзывают животных; 3) слова, с помощью которых отгоняют животных; 4) слова, с помощью которых и подзывают, и отгоняют животных. Подобные слова А.К. Шагиров, Х.З. Гяургиев, Х.Е. Дзасежев причисляют к междометиям [Кумахов, 1964; Грамматика кабардино-черкесского литературного языка, 1970; Шагиров, 2004; Кабардино-черкесский язык, 2006].

– ономатопы делятся на звукоподражательные и образоподражательные [Меретуков, 1984; Табулова, 1976].

– исходя из особенностей фонетического состава, ономатопы кабардино-черкесского языка делятся на 4 группы: 1) слова, образованные путем редупликации звукового комплекса (лабиализованный согласный + гласный): къу-къу-къу (характерная черта – последний слог каждого слова всегда остается закрытым); 2) слова, возникшие путем повторения звукового комплекса (согласный + гласный): чы-чы-ч (последний слог является закрытым); 3) слова, состоящие из согласного и гласного: мяу (ауслаутный звук этих слов представляет собой сонант); 4) слова, образованные посредством частичной редупликации лексических элементов (къурх-сырх) [Меретуков, 1984].

– по морфологическому составу ономатопы делятся на односоставные, двусоставные и трехсоставные [Меретуков, 1984].

Во второй главе «Междометие кабардино-черкесского языка» на широком языковом материале (324 междометия, включая междометия-приветствия (51) и слова, служащие для понукания животных и птиц (51) анализируется функционально-семантическая, фонетическая и морфологическая особенности междометий, дается основная классификация, исходя из их функций. Предлагается также и другая, которая не противоречит основной, а дополняет ее: по гендеровозрастному принципу, по основному значению, по семантическим особенностям. В конце главы даются выводы.

Междометия – это пласт грамматики кабардино-черкесского языка, который в силу своего неопределенного положения в общей системе частей речи не получил полного определения. Они являются формирующимся, активно пополняющимся классом слов. В целом по своим сущностным характеристикам междометие кабардино-черкесского зыка мало чем отличается от соответствующего разряда слов в других языках. Но, безусловно, при этом имеют место и этнолингвистические особенности.

Отличительной чертой междометий кабардино-черкесского языка является их полифункциональность. Одно и то же междометие в различных ситуациях может выражать абсолютно разные эмоции, иногда противоположные по значению, что у знаменательных слов наблюдается редко.

Сами междометия не имеют определенного значения. Оно определяется в контексте в зависимости и от окружающих лексических единиц, и от речевой ситуации, интонации, жестов, мимики, телодвижений (ярэби может передавать сомнение, недоумение, досаду, интерес, удивление, негодование, упрек; алыхь (аллах), подвергаясь редупликации, может выражать сожаление, досаду, восторг, восхищение, удивление и т.д.). При определении значения междометия кабардино-черкесского языка немаловажную роль играет и долгота гласного в определенном слове. Она может нести различную смысловую нагрузку. Например, междометие а-а может передавать восторг, восхищение, сожаление, досаду, недовольство, иронию.

Большое количество многозначных междометий в кабардино-черкесском языке свидетельствует о спонтанности и эмоциональности речи носителей языка.

Для кабардино-черкесского языка, как и для ряда других языков, является характерным употребление некоторых междометий лицами только мужского или только женского пола. Следует заметить, что междометные и звукоподражательные слова в речи женщин употребляются гораздо чаще, чем в речи мужчин. Это связано с проявлением большей эмоциональности, экспрессивности женщин в кабардинской культуре.

Для «женских» междометий характерна большая выразительность, экспрессивность, а также более частое использование нежных, ласковых и тонких нюансов чувств. Исследования показывают, что различия между мужским и женским вербальным поведением наиболее ярко проявляются в формулах благопожеланий, проклятий, клятв, приветствий. Например, междометия ана (мыгъуэ), адыдыд (мыгъуэ/гущэ), аIей (мыгъуэ), асымыгъуэ, алыхь (дыдэ/ дыщэ), тхьэ (дыдэ) и т.д. употребляются только в речи женщин.

В «женских» междометиях, как видно из примеров, в основном используются мягкие звуки. Даже тогда, когда женщина говорит утвердительно, строго, в ее голосе слышатся некоторые нотки доброты и нежности, что по характеру и по сути для нее свойственно. Также в «женской» речи часто употребляются междометия, выражающие сожаление, сочувствие, что выражается частицами мыгъуэ/гущэ, которые добавляются к междометиям: ана мыгъуэ, аIей гущэ.

В «мужских» междометиях, наоборот, присутствуют более грубые, резкие звуки. Если в «женских» междометиях звуки более протяжные, то в «мужских» они более обрывистые, «ломаные», грозные. Например, для передачи удивления и недовольства чаще используются звонкие согласные в начале и в конце слова. Тем самым подчеркивается резкость, неожиданность ситуации, в которой мужчина не может удержать возгласа удивления или недовольства. Таковы междометия Iау, Iэу, Iагъ, Iагъу, зи унагъуэр бэгъуэн и т.д.

Следует отметить, что характерной особенностью мужской речи является употребление междометий с начальными звуками «I» (Iагъ, Iэгъ, Iэу) и «у» (уэлэхьи, уэи), тогда как в «женской» речи больше употребляются слова с начальной гласной «а» (анна, адыдыд, алыхь) [См.: Кабардино-черкесский язык, 2006].

В речи широко используются междометия-клятвы, характерные только для речи мужчин, типа уэлэхьи, тхьэр согъэпцI, згъэпцIаи, къурIэнкIэ соIуэ [См.: Апажев, 2000].

Наблюдается тенденция, «выражающаяся в том, что женщины отдают предпочтение клятвам языческого толка, а у мужчин преобладают клятвы, привнесенные исламом. Преимущественно женскими стандартами общения признаны клятвы именами усопших предков, луной, солнцем, небом, землей и т.п. Клятвы именем Аллаха, Кораном, пророками – исключительно мужские» [Бгажноков 1984: 332]. Самыми обиходными в языке являются клятвы, производные от слов Алыхь «Аллах», Тхьэ «бог» в различных интерпретациях. Также сохранились междометия-клятвы, которые редко употребляются в современной речи, например: уащхъуэ мыващхъуэ кIанэ.

В кабардино-черкесском языке выделяется и группа междометий, употребляемых как в речи мужчин, так и в речи женщин: например, еу-уей, бетэмал, ей, IыIыхьы и т.д.

В разграничении междометий на «мужские» и «женские» некоторые диалекты проявляют свои особенности. Так, например, для жителей Малой Кабарды вполне приемлемым является употребление в речи женщин междометия уэлэхьи «валлаги», которое в других диалектах кабардино-черкесского языка является сугубо мужским.

Нами отмечены случаи употребления мужчинами в своей речи некоторых «женских» междометий (тхьэ, ди тхьэ и т.д.), что на наш взгляд обусловлено воспитанием, окружением человека, в котором он вырос. Такая речь стилистически ярко окрашена: на фоне «нормальной» мужской речи мужчина, пользующийся «женскими» словами, выглядит женоподобным, а женщина, вышедшая за рамки «женской» речи, – мужиковатой. Указанные особенности часто используются как прием в художественной литературе: писатель, наделяя женский персонаж мужскими междометиями, демонстрирует ее грубость, неженственность, а когда в уста мужского персонажа вкладывает «женские» слова, показывает его женоподобие.

Наряду с половой принадлежностью, на выбор междометий влияет и возрастной критерий, например, характерны для речевой практики взрослых и людей пожилого возраста такие междометия, как зиунагъуэрэ, тхьэ соIуэ, Iэна гущэ, уей и для детской речи – уарэ, уэсысыс, IыIы, ы-ы.

Отход от традиционного употребления междометий придает речи определенную стилистическую окрашенность. «Детское» слово в речи взрослого человека говорит о его несерьезности, незрелости. С другой стороны, использование ребенком «взрослого» междометия не может не вызвать усмешки у взрослых.

Признаки дифференциации междометий на «женские», «мужские», общие, «детские» наблюдаются и в других языках. Однако в кабардино-черкесском языке это явление имеет особенно ярко выраженный характер.

По своему морфологическому составу междометия кабардино-черкес-ского языка проявляют большое разнообразие. По способам образования их традиционно разделяют на 2 группы [Грамматика кабардино-черкесского литературного языка, 1970; Урусов, Таов, 1995; Шаов, 1984; Гишев, 2003; Кабардино-черкесский язык, 2006]:

  1. первичные – нечленимые образования, не связанные с другими частями речи. Как отмечалось выше, эта группа слов обладает особой многозначностью. Первичные междометия состоят, как правило, из одного слога: из одного, двух и более звуков; характерной их чертой является возможность употребления в редупликации (частичной или полной): а, а-а-а, ей, и-и, мэхь-мэхь, пу-пу-пу, уэ, уей-уей, и т.д.

  2. производные – это слова, генетически связанные со знаменательными частями речи, утратившие основное значение: алыхь, фIыкIэ, зиунагъуэрэ, а сымыгъуэжьт, къурIэнкIэ соIуэ, зегъэхь, е гъуэгу мыгъуэрэ и т.д. Междометия данной группы слов в разной степени связаны со словами или формами той или иной знаменательной части речи.

В отличие от первичных, производные междометия представляют собой пополняющуюся группу слов.

Исходя из функционально-семантических признаков, междометия кабардино-черкесского языка делятся на 3 группы [Урусов, Таов, 1995; Гяургиев, Дзасежев, 1995; Апажев, 2000; Кабардино-черкесский язык, 2006]:

  1. междометия волеизъявления;

  2. этикетные междометия;

  3. эмотивные междометия;

Междометия волеизъявления – слова, выражающие обращение, приказание, повеление, пожелание, призыв к действию, например: маржэ, хьейдэ, уэхьэхьей, ей, хьейдэ-хьэхь, ейдэ, мэт, мэ, зегъэхь и т.д.

По нашему мнению, к разряду междометий волеизъявления следует также отнести слова, служащие для понукания, подзыва и отгона животных, т.к. эта группа слов лишена звукоподражательного значения. У них ярко выражено значение волеизъявления, хотя адресованы они не людям, а животным. Тем не менее большинство адыговедов причисляют эту категорию слов к ономатопам [Кроме: Шагиров, 2004; Гяургиев, Дзасежев, 1995].

По выполняемым функциям такие слова мы делим на три группы.

К первой группе относятся слова, которые используются при понукании животных (т.е. рабочий скот): хъуэш/гъуэш (для волов), нуа, др-р (для лошади), хьо (для буйвола) и др.

Во вторую группу входят слова, служащие для отгона животных и птиц: тыхъ! кIущ! (о кошке), хьыр! хьырэ! (о собаке), шыр! (об утке), къыщ! (о гусях), гур! (об индейках), кIэц! (о козе), хъуретI! (об овцах) и т.д.

Третью группу составляют слова, которые используются при подзывании домашних животных и птиц: тIэхъу-тIэхъу! (для овцы, ягненка), мэ-мэ! (для собаки), кIущэ-кIущэ! (для кошки), къаз-къаз! къас-къас! (для гусей), гурэ-гурэ! (для индеек), кIышэ-кIышэ! (для теленка) и т.д.

Этикетные междометия – слова и сочетания слов, обозначающие приветствие, прощание, благодарность, просьбу о прощении и т.д. Их обычно относят к производным, например: къохъусыж, бохъу апщий, фIохъус апщий, шхошх апщий, фIыкIэ, гъуэгу махуэ, сэлам алейкум, уи махуэ (пщэдджыжь, пщыхьэщхьэ) фIыуэ, упсэу и т.д. Подобные формулы как этикетные междометия выделяются и в русском языке [Виноградов, 1953; Большая советская энциклопедия, 1954; Грамматика русского языка, 1960; Лингвистический энциклопедический словарь, 1990]. Обосновывается это их способностью «развивать вторые значения и функционировать в качестве средств экспрессивно-эмоционального выражения удивления или несогласия, отпора, противодействия» [Шведова 1982: 734].

Как указывает Б.Х. Бгажноков, «адыгами большое внимание уделялось установлению контакта с собеседником с помощью приветствия, подтверждением чему является наличие в языке такого большого разнообразия этикетных слов и словосочетаний. Причем, все приветственные слова – это пожелания добра, процветания, удачи, изобилия, счастья или молитвы, адресованные Аллаху, Тха» [Бгажноков 1984: 189].

Необходимо обратить внимание на то, что большинство из этих формул-приветствий употребляются только мужчинами, например, такие, как гъуэгуфIыжь апщий, фIохъус апщий, шхошх апщий, сэлам алейкум и т.д. Женщины при встречах справляются о здоровье, благополучии, жизни собеседника или собеседницы [См.: Бгажноков, 1984].

Приветствие сэлам (привет), в отличие от формы сэлам алейкум, может употребляться в стилистически сниженной форме. Оно свойственно непринужденному общению друзей и неприемлемо по отношению к старшим по возрасту и общественному положению. Также эта форма не употребляется в речи женщин.

Междометия, выражающие приветствия, часто сопровождаются частицей уо/уэ, обозначающей, в зависимости от ситуации, радость, неожиданность, удивление, а также используемой для большей выразительности [Урусов, 2001].

Приветствие фIэхъус, видимо, является очень древним междометием, т.к. его состав неясен. В группе слов типа бохъу апщий, бов апщий, фIохъус апщий, шхошх апщий и т.д. последняя часть «апщий» также не поддается этимологизации.

Каждая форма приветствий в приведенных примерах применяется при определенной, конкретной ситуации. Например: бов апщий обращено к человеку, который пашет, занимается уборкой урожая; бохъу апщий направлено к пастуху, который пасет скот; гъуэгужь апщий, гъуэгуфIыж апщий адресуется встречному путнику; гуп махуэ апщий используется, когда человек подходит к группе людей; фIохъусыж, къохъусыж апщий направлено к человеку, который вернулся из поездки; бысымфIохъу апщий форма приветствие хозяев гостями; мафIохъу апщий приветствие человеку, сидящему у огня; пщэдджыжь фIохъу апщий приветствие, направленное встретившемуся утром; фо бов апщий употребляется при приветствии пчеловода; бэвыщэ апщий, цыщ махуэ апщий приветствие, направленное стригалям шерсти.

Приветственные слова имеют ответные идиомы. Некоторые междометия-приветствия требуют определенных форм, которые употребляются только в сочетании с ними. Например, выражение уи пшэрыхь тхуэубагъуэ (убагъуэ) «пусть множится твоя дичь для нас» может употребляться только как ответ на приветствие пшэрыхь апщий «удачной охоты». Или выражение фи Iуэху фIы ирикIуэ «да сопутствует вам удача» может употребляться как ответ на выражение IуэхуфIохъу апщий «удачи в деле». Форма приветствия охотников хьэкъужь апщий «хорошей охоты» требует ответа си хьэм къуэжар тхьэм къуит апщий «пусть тебе достанется то, что упустила моя собака». При приветствиях гъуэгужь (гъуэгуфIыжь) апщий «доброго вам пути» употребляются ответы дызэдижьэ апщий, уи гъуэгу тхьэм махуэ ищI «чтобы мы вместе вступили на добрый путь», «и тебе доброго пути»; на приветствия еблагъэ (къеблагъэ) «добро пожаловать» отвечают фIым дыхуиблагъэ, уи благъэ куэд ухъу «на счастье к вам пожаловать», «да приумножатся ваши родственники» и т.д.

Варианты упсэу, упсэу апщий «спасибо», тхьэм уигъэпсэу «будь здоров», тхьэр арэзы къыпхухъу «пусть Аллах будет тобой доволен» можно использовать практически ко всем вариантам приветствия.

На ответ междометиям-приветствиям также влияет и возраст человека, к которому непосредственно он адресован. Для пожилых людей необходимо использовать более уважительные, почтительные варианты, типа тхьэр арэзы къыпхухъу «пусть Аллах будет тобой доволен», жьыщхьэ махуэ ухъу «Пусть старость твоя будет счастливой» и т.д.; а к более молодым можно адресовать любые формы, кроме тех, о которых мы говорили выше. Таким образом, в группе этикетных междометий можно выделить группу парных (ответных) междометий.

В кабардино-черкесском языке используются некоторые иноязычные междометия. Они заимствовались и заимствуются наряду с другими словами в результате контакта с различными народами. В настоящее время данные слова приходят в основном из русского языка, но встречаются и иностранные, чаще английские, словоформы. К новейшим, например, относятся формулы вежливости (danke, mersi, hai, bai и т.д.) или же междометия типа: упс, о-оу, вау, кул и т.д. Нельзя не отметить, что они характерны для речи молодого поколения и их употребление всегда стилистически окрашено. Использование иноязычных междометий, в большинстве случаев, не оправдано, так как эквиваленты, имеющиеся в кабардино-черкесском языке, семантически гораздо точнее и ярче.

^ Эмотивные междометия. Выражение субъективного отношения говорящего к сказанному является основной функцией междометий. При этом экспрессивная составляющая их значения чрезвычайно важна. В эмотивных междометиях она выходит на первый план.

Эмоции можно разделить на положительные и отрицательные. Положительные эмоции, как правило, влияют на человека позитивно (приподнятое настроение, повышенная работоспособность, чувство радости, удовлетворения, душевного покоя и т.д.). Отрицательные эмоции, наоборот, сказываются отрицательно на реакции, на общем состоянии человека [См.: Додонов, 1978].

Необходимо обратить внимание и на то, что одна и та же эмоция может влиять на разных людей не одинаково. Это зависит и от характера человека, и от ситуации, в которой он оказался. Эмоциональность (в связи с этим и использование междометий) того или иного человека неразрывно связана с его темпераментом. Она оказывает существенное влияние на поведение человека, определяет его поступки. Наиболее импульсивные, эмоциональные индивиды (холерики и сангвиники) чаще употребляют междометные слова, чем более спокойные флегматик и меланхолик. Нужно отметить и тот факт, что меланхолик может использовать в своей речи в большей степени негативные междометия, выражающие страх, боязнь, огорчение, отчаяние, досаду, разочарование. Люди с таким складом характера отличаются повышенной тревожностью, беспокойством, волнением.

При классификации междометий, исходя из того, какие именно они могут выражать эмоции, их можно разделить на: 1) междометия, выражающие положительные эмоции; 2) междометия, выражающие отрицательные эмоции.

Вместе с тем, как показывают наши наблюдения, многие междометия в кабардино-черкесском языке являются «универсальными», т.е. в зависимости от ситуации (контекста) могут выражать как положительные, так и отрицательные эмоции. Поэтому имеются основания для выделения третьей группы, которую можно условно назвать «многозначными» или «ситуативными междометиями».

Количественный анализ показывает, что в кабардино-черкесском языке наибольшую группу составляют междометия, выражающие отрицательные эмоции. Они насчитывают 11 подгрупп, в то время как положительные – 3, многозначные – 4.

Преобладание отрицательных междометий можно объяснить тем, что человеку сложнее выразить свои чувства в состоянии аффекта. Положительные же эмоции легче выразить в связном предложении. Такое соотношение между группами междометий не является особенностью кабардино-черкесского языка – оно характерно для любого народа.

В зависимости от выражаемых эмоций негативные (отрицательные) междометия можно разделить на следующие группы:

^ 1. Междометия, обозначающие боль, испуг и страх: а-а, ай, уай, уэуэу, уэдыдыд, ау, ай-ай, дыдыд, ыхь, Iэу.

2. Междометия, обозначающие неприязнь, отвращение: пу, фий, фу, Iух (Iух адэ), тьфу, хьы, пу алаурсын.

3. Междометия, обозначающие осуждение, неодобрение, порицание: елъ (елъ ар), уанэмахуэрэ, уанэмыгъуэрэ, еI, пу алаурсын, хьы, еу-уей, ау-уей, аIей, на, на-гущэ, Iух, ех-хе-хе, еу-уей, енэсынэ, аууей.

4. Междометия, обозначающие досаду, огорчение, сожаление, сострадание, сочувствие: бетэмал, е, ей, елъ, еI, сэрмахуэ, сэрмыгъуэ, сымыгъуэ, агъу, агъу-гъу, ахъу, алыхь-алыхь, ах, аууей, еууей, ей-ехь, м-м-м, тхьэгуIэ, дыдыдыд, еххе-хе.

^ 5. Междометия, обозначающие насмешку, недоверие или самодовольство. Они, как правило, сопровождаются характерным движением уголка губ: пIыртI, хьым, хьыI, хьы, хьа.

6. Междометия, обозначающие тревогу, беспокойство: уэ-уи-уи, алыхь-алыхь, тхьэгуIэ.

7. Междометия, обозначающие недовольство, разочарование: Iэгъу, Iагъ, Iэу, Iау, бетэмал, ех-хе-хе, пу алаурсын, хьым.

8. Междометия, выражающие возмущение, раздражение, негодование: пу алаурсын, хьым, Iух (Iух адэ), бетэмал, енэсынэ, еIым-еIыж, еIым-еI.

9. Междометия, обозначающие эмоции злорадства, выражают злобную радость по поводу несчастья, неудачи другого: ыхьы, хьы, хьахь, м-м-м, хьэ-хьахь.

10. Междометия, обозначающие сомнение, недоверие, подозрительность: ейехь, уоу, хьым, хьыI, ярэби, ярэбинэ.

11. Междометия, обозначающие несогласие, отсутствие единомыслия, разногласие: ана-а, IыIы-ы.

Междометия, выражающие позитивные (положительные) эмоции, также делим на несколько групп:

1. Междометия, обозначающие облегчение, успокоение, удовлетворение: уэху, уэхухуху, ыхьы, уэхухуей, ыхьым, Iыхьым.

2. Междометия, обозначающие чувства радости, восторга, восхищения: уа, уарэ, уэ, уэIэнэ (детские), уай, алоуэхь, алыхь-алыхь, уоу-уэхь, бетэмал.

3. Междометия, обозначающие согласие, утверждение: ахьей, айомэ, м-м-м, ы-ы, ыхьы, ыхьым, агъу, ахъу, ахьаймэ, ахей, ахьай, ахьейми, уей.

К третьей группе относятся междометия, которые могут выражать как отрицательные, так и положительные эмоции, т.е. многозначные или ситуативные. К ним можно причислить:

^ 1. Междометия, обозначающие призыв, выражающие побуждение кого-либо к действию, движению и т.д. как с отрицательной, так и с положительной коннотацией: айдэ, догуэ(т), зэдогуэ, зэт, тсс, уэхьэхьей, уей, уий, хьэхьей, хьейдэ, хьейдэ-хьа, хьейдэ-тIэ, зегъэхь, мэ, мэт и т.д.

^ 2. Междометия, обозначающие удивление, передают впечатление от чего-нибудь неожиданного, странного, непонятного – как с отрицательной, так и с положительной коннотацией. Причиной подобной эмоции является резкое и внезапное событие. Оно, как правило, краткосрочное, сопровождается поднятием бровей, морщинами на лбу, округлением глаз и, возможно, приоткрытием рта: алоуэхь, алыхь-алыхь, IыI-Iыхьы, ассымыгъуэ, аIей, анна-а, бетэмал, ейехь, зилIэун, зиунагъуэрэ, на (гущэ), тобэ, уа, уарэ, уэ, уэдыдыд, уэI, уей, уоу, уэу, ярэби, Iагъ, Iагъу, Iэгъу, Iэлоууэхь.

^ 3. Междометия, обозначающие клятву – торжественное обещание, уверение как с отрицательной, так и с положительной коннотацией: алыхь, си тобэщ, тхьэ, уэлэхьи, тхьэ-уэлэхьи, уэлэхьи-билэхьи, уэлэхьи-билэхьи-талэхьи.

^ 4. Междометие, обозначающее сильное желание – сильное влечение, стремление к обладанию чем-либо. Для выражения этой эмоции используется междометие аджыдэ как с положительной, так и с отрицательной коннотацией.

В связи с многозначностью междометий некоторые из них, как это видно из примеров, одновременно могут относиться к разным смысловым группам, порой даже к противоположным и их конкретное значение определяется только в контексте.

Междометия обычно ориентированы на определенного адресата речи, на активизацию его внимания и вовлечение его в процесс коммуникации. Все это побуждает нас рассматривать их с точки зрения именно коммуникативного аспекта, используя их коммуникативный потенциал в кабардино-черкесском языке.

Значение междометий условно, в сравнении со знаменательными частями речи оно в некоторой степени ущербно. Однако текстообразующий потенциал междометий чрезвычайно широк, им уступают в этом плане знаменательные части речи. Часто они следуют после междометия, как бы подстраиваясь к общему смысловому фону высказывания, заданному междометием. Так как оно адресовано определенному коммуникативному партнеру, междометие актуализирует последующее речевое действие. Его значение служит своего рода нишей, в которую помещается весь смысл высказывания. С помощью междометий реализуется широкий набор семантических оттенков, которые накладываются на общую семантику текста, уточняя эмоции и чувства, переживаемые субъектом речи.

Некоторые лингвисты рассматривают междометия как слова-предложения [Яковлев, 1938; Яковлев, Ашхамаф, 1941]. Есть также мнение, что они синтаксически бесполезны (т.е. не связаны с предложением) [Меретуков, 1984; Гяургиев, Дзасежев, 1995; Кабардино-черкесский язык, 2006], которое у нас вызывает сомнение, т.к. логика вещей подсказывает, что в языке такой элемент не может присутствовать: отсутствие какого-либо значения у языкового элемента ведет к его исчезновению.

На наш взгляд, в синтаксическом отношении междометие обладает широким потенциалом. С самим предложением междометия связаны теснейшим образом. Данная связь прослеживается в различных интонациях, в заложенном в тексте смысле. Занимая автономную позицию, междометия тем не менее употребляются в полном соответствии со смыслом всего высказывания.

Некоторые из междометий могут выступать как целое предложение, например, в диалоге. Чаще всего в таком виде они употребляются в разговорной речи:

^ Залымджэрий щIыхьэри блыным кIэрыуващ.

Пщыхьэщхьэ фIохъу апщий!

Упсэу! ФIэхъусыж!

Жьыщхьэ махуэ ухъу! (Нало А. Нэхущ шу, 48).

«Залимгерий зашел и встал у стены.

– Доброго вечера!

– Спасибо! Добро пожаловать домой!

– Счастливой старости!».

В кабардино-черкесском, как и в других языках, междометия могут выступать в качестве члена предложения, когда употребляются в качестве существительного, но такое использование нельзя считать типичным для них. В этой роли могут выступать далеко не все междометия. Например: «Урар» къэIуащ – «Прозвучало «Ура» – междометие «ура» выступают в роли подлежащего; Уи «уэхур» сужэгъуащ – «Мне надоело твое «ох» – междометие «уэху» используется в качестве дополнения.

Использование междометий часто сопровождается мимическими движениями в зависимости от того, что именно говорящий хочет выразить с помощью данного слова. Например, междометие а-а, выражающее досаду, разочарование, сопровождается взмахом руки и недовольным лицом: печальные глаза, опущенные уголки губ, чуть приподнятые посередине брови; уай, выражающее испуг, обычно сопровождается всплеском рук, удивленным взглядом с расширенными зрачками; слова-клятвы (алыхь, уэлэхьи, тхьэ и т.д.) обычно сопровождаются утвердительным выражением лица, уверенным взглядом; междометия-приветствия сопровождаются кивком головы, приветственным поднятием руки (обычно правой), пожатием руки, объятием, улыбкой и удовлетворенным выражением лица. Тем самым, можно утверждать, что междометия, жесты и мимика тесно и неразрывно связаны друг с другом, т.к. они выражают эмоциональную сторону речи.

В третьей главе «Ономатопы в кабардино-черкесском языке» на обширном языковом материале (175 единиц) освещается семантика звукоподражаний, выявляются отличительные черты образоподражательных и звукоподражательных ономатопов, а также проводится их классификация по различным признакам: по функциям, по морфологическому составу, по значению.

В кабардино-черкесском языке, как и во многих других, существует довольно многочисленная группа слов, которых в лингвистике называют звукоподражаниями, идеофонами, подражательными, изобразительными или звукоизобразительными словами, мимемами, ономатопами [Кумахов, 1964; Шаов, 1984; Апажев, 2000; Гишев, 2003; Шагиров, 2004 и т.д.]. Все перечисленные термины имеют в виду одно и то же, т.е. слова, при помощи которых передаются различные звуки, слышимые в окружающем нас мире: стук, грохот, скрип, звон, хруст, шум, шипение и т.п., а также подражание крикам животных и птиц. Нам представляются наиболее удачными термины «ономатопы» и «звукоподражания».

Имитация звуков, издающихся различными предметами и живыми существами, в разных языках производится по-разному, хотя нередко наблюдаются и сходства. Каждый язык по-своему осваивает звучание внешнего мира, и поэтому звукоподражания в разных языках не могут полностью совпасть друг с другом. Одна из причин этого, как можно предполагать, заключается в невозможности точной имитации звука средствами языка. И язык посредством возможностей своего звукового состава выбирает одну из составных частей этого звука для основы звукоподражания.

Как отмечено выше, звукоподражания долгое время относили к междометиям, и лишь в последнее время большинство языковедов пришло к выводу о том, что это разные группы слов [См.: Кумахов, 1964; Табулова, 1976; Меретуков, 1984; Гяургиев, Дзасежев, 1995; Апажев, 2000]. Безусловно, имеется ряд признаков, которые их объединяют: и те и другие не обладают номинативной функцией, не имеют грамматических форм и не входят в состав предложения. Но далее обнаруживаются существенные семантические, морфологические и синтаксические различия, которые дают основание считать, что они являются разными классами слов.

В семантическом плане их различие заключается в том, что междометия выражают эмоциональное отношение говорящего к действительности, являются знаком передачи некоего внутреннего состояния субъекта речи либо средством волеизъявления; ономатопы – это подражания различным звукам, издаваемым живой и неживой природой. Но главным их отличием является отсутствие у междометий определенного значения.

Морфологические особенности кабардино-черкесских ономатопов состоят в том, что, в отличие от междометий, они имеют формы словообразования и словоизменения. От них нередко образуются знаменательные слова (в основном глаголы). Например, встречаются звукоподражания, обладающие всеми основными признаками существительных, т.е. они изменяются по падежам, имеют форму числа:

^ УкъысщыгуфIыкIыу ара, фызыжь, «уэхум» «Iыхьыр» зэрыпэщымылъыр пщыгъупщэжауэ ара?! – щIэкIиящ абы Хьэмырзэ. (Мэлей А. ЦIыхум и гъащIэ, 121).

«– Ты смеешься надо мной, старуха, забыла, что за «уф» не следует «ох»?! – накричал на нее Хамирза». ­В предложении звукоподражания приобретают падежные окончания как полноценные члены предложения.

Ономатопы могут в предложении выступать в роли подлежащего, дополнения и обстоятельства, в то время как междометия не используются в качестве членов предложения (см. Главу 2).

^ А псалъэхэр къытрагъэзэжурэ щэ жаIэ. ИужькIэ гъуэм тесам «къурт-къурт-къурт» жиIэурэ и гъуэр хъурейуэ къекIухь. (Адыгэ сабий литературэ. Сабий джэгукIэхэр, 105).

«Эти слова повторяют три раза. Потом сидящий на норе говорит «ко-ко-ко» и ходит вокруг норы». В этом предложении звукоподражание «къурт-къурт-къурт» вместе со словом «жиIэурэ» выступает в роли обстоятельства.

Слова, служащие для общения с животными (слова для призыва, отгона, понукания животных), традиционно относимые к разряду ономатопов, мы включили в разряд междометий волеизъявления (см. Главу 2).

Ономатопы мы делим на звукоподражательные и образоподражательные. Последние передают не физический звук, а воображаемый, звук-образ:

^ А ди клубым щIэт хамэ къуажэ хъыджэбзым ищIар зэхэпхатэкъэ?

Тхьэ сыгъыIэ, зэхэсхри, сигуми «шыкъ» жоуэ ежэлIам (Къармо-къуэ М. Щихухэр иджыри мэкI, 80).

«– Ты не слышал, что сделала приезжая девушка из нашего клуба?

– Ей-богу, слышал, и сердце мое ёкнуло».

Обращают на себя внимание ономатопы, в которых используются звуки, не встречающиеся в других словах кабардино-черкесского языка. Например, в разговорной речи используется звукоподражание цIыIу, прищелкивание языком, имеющее значение «нет». Для воспроизведения этого слова нет соответствующего звука в кабардино-черкесском языке, и оно передается приблизительно. Аналогичный случай и с ономатопом пу «тьфу», воспроизводящим звук плевка. Следует отметить, что при редупликации этих ономатопов они перейдут в группу междометий, т.к. их значение поменяется: цIыIу-цIыIу-цIыIу выражает осуждение, негодование; а пу-пу-пу употребляется, когда хотят выразить восхищение чьей-то красотой с одновременным желанием уберечь от сглаза.

Звукоподражательные слова по морфологическому составу традиционно делятся на односоставные, двусоставные и трехсоставные [Меретков, 1984].

В основе односоставного звукоподражательного комплекса лежит обычно согласный звук. К таким относятся слова из одного слога, состоящие обычно из: а) двух согласных и одного гласного (слог закрытый): къып, баф, боф, дзыкъ, зау и т.д.; б) трех согласных и одного гласного (слог закрытый): баргъ, баргу, гаргу, гъыргу, дымпI, пIаркъ, сархъ и т.д.; в) трех согласных и двух гласных: баргъэ, хъущтэ, барфэ, гаргуэ и т.д.

К двусоставным относятся ономатопы, образованные редупликацией слов или звуков: а) слов: шкIур-шкIур, тIаркъ-тIаркъ, пIаркъ-пIаркъ, быргу-быргу, быхьу-быхьу, хъущт-хъущт и т.д.; б) звуков: баргу-сыргу, быркъ-шыркъ, гаргуэ-сыргуэ, пIыв-сыв, пIытхъ-сытхъ, тIыркъэ-шыркъэ и т.д.

К трехсоставным относятся звукоподражания, состоящие из трех не полностью повторенных частей: а) слогов: шы-шы-ш, ху-ху-ху, тIы-тIы-тI, гыр-гыр-г, гъыр-гъыр-гъ, ды-ды-д.; б) звуков: у-у-у, ш-ш-ш и др.

Путем сочетания ряда звукоподражательных слов со словом макъ (звук) образуются сложные выражения, играющие роль существительных, например: быу макъ (мычание), гуо макъ (окрик), кIыгъ макъ (скрип, скрежет), кIыгъсыгъ макъ (скрип), къугъ макъ (вой), цIыч макъ (треск), пырхъ макъ (храп), хъухъу-щыщ макъ (ржание лошади) и т.д. Подобные слова составляют в кабардино-черкесском языке довольно большую группу.

Кабардино-черкесские ономатопы по выполняемым ими функциям делятся на следующие группы [Меретков, 1984]:

1. Ономатопы, которые воспроизводят воображаемые звуки-образы (образоподражательные слова): «хъущт» жиIэу, сархъ жиIэу (плъэн); цIыцI жиIэу (къузын), тIытIытI жиIэу (щIэпхъуэн), шокъу жиIэу (къэувын) и т.д.;

2. Ономатопы, воспроизводящие звуки, сопровождающие различные действия человека: къухь, Iыхьу-Iыхьу, кIыргъ-сыргъ, къуртI-сыртI, быркъ-сыркъ и т.д.;

3. Ономатопы, воспроизводящие звуки, издаваемые различными предметами неживой природы: щIыкъыкъ, пIипI-пIипI, хъу-у, дыркъ, гъыргъыргъ, къуарх-сарх, пыф-чыф, баф, ущ, тIопI, гъу-гъу-гъу, шы-шы-ш, фы-фы-ф, хы-хы-х и т.д.;

4. Ономатопы, воспроизводящие звуки, издаваемые животными, птицами: къуагъ-къуагъ, къар-къар, пуп-пуп, хьэф-хьэф, хьэу-хьэу, мяу-мяу, цIыр-цIыр и т.д.

Нередко «детские» звукоподражательные слова используются как полнозначные, т.е. входят в синонимические ряды: ма-аI – мэл (баран), нау – джэду (кошка), hэу – хьэ (собака), пIипI машынэ (машина), тIыкIэ-тIыкIэ – шы (лошадь), Iуу-Iуу – адакъэ (петух) и т.д.

В различных языках мира имеют место так называемые звукоподражательные глаголы. Так, русские глаголы шуршать, шелестеть, гудеть, выть, грохотать, безусловно, имеют звукоподражательный характер. Того же порядка глаголы кабардино-черкесского языка гъуэгъуэн – «греметь, грохотать», къэкъэн – «кудахтать», гъуэхъуэн – «орать», «реветь», гъуэн – «блеять», вуун – «гудеть», бууын – «мычать», происходящие, несомненно, от ономатопов. Глаголы подобного рода находятся за рамками нашего исследования.

В Заключении работы обобщаются результаты и подводятся итоги диссертационного исследования: 1) междометия и звукоподражания являются отдельными частями речи, которые различаются по семантическим, морфологическим и синтаксическим характеристикам; 2) междометия выражают эмоции и чувства человека и обычно ориентированы на определенного адресата, на активизацию внимания, вовлечение его в процесс коммуникации; 3) уникальность ономатопов заключается в том, что они схожи с реальными звуками окружающей среды, и в то же время являются единицами языка.

Библиографический список включает более 200 названий на русском и кабардинском языках.

В качестве Приложения приводится «Краткий словарь кабардино-черкесских междометий, звукоподражательных и образоподражательных слов», включающий около 700 единиц.

^ Основные положения диссертации отражены в следующих

публикациях:

  1. Звукоподражательные слова в кабардино-черкесском языке: семантика и структурно-грамматические особенности // Вестник ШIэныгъэгъуаз Адыгейского государственного университета. Серия «Филология» – Майкоп: Издательство АГУ. – 2008. Вып. 6. – С. 55-58. (Входит в перечень ВАК).

2. Особенности отражения междометий и звукоподражательных слов в кабардино-черкесской лексикографии // Симпозиум VIII. Материалы V Международного конгресса «Мир на Северном Кавказе через языки, образование, культуру». – Пятигорск: ПГЛУ, 2007. – С. 93-94.

3. Типы классификации междометий и звукоподражательных слов в кабардино-черкесском языке // Материалы VI международной научной конференции «Актуальные проблемы общей и адыгской филологии». – Майкоп: Издательство АГУ, 2008. – С. 288-289.

4. Место междометий и звукоподражательных слов в различных функциональных стилях языка (на примере адыгских языков) // II Всероссийская конференция молодых ученых «Наука и устойчивое развитие». – Нальчик: Издательство М. и В. Котляровых, 2008. – С. 353-357.

5. Из истории изучения междометий в кабардино-черкесском языке // IХ Конференция молодых ученых (24-26 сентября 2008 г.): Материалы конференции. – Нальчик: КБНЦ РАН, 2008. – С. 133-135.

6. Классификация междометий по половозрастному признаку // Материалы международной научно-практической конференции «Теоретические и методические проблемы национально-русского двуязычия» (27-28 мая 2009 г.). – Махачкала: Институт языка, литературы и искусства ДЦН РАН, 2009. – С. 428-430.

7. Эмотивные группы междометий в кабардино-черкесском языке // Вопросы кавказской филологии. Вып. № 6. – Нальчик: Издательство КБИГИ, 2009. – С. 213-219.

8. Роль междометий в прозаических произведениях А.П. Кешокова // Вопросы кавказской филологии. Материалы региональной научной конференции «А.П. Кешоков и развитие северокавказских литератур». (18-19 декабря 2009 г.). Вып № 7. – Нальчик: КБИГИ, 2010. – С. 198-206.


Учреждение РАН

Институт гуманитарных исследований

Правительства КБР и КБНЦ РАН

360000, КБР, г. Нальчик, ул. Пушкина, 18

Тел.: (8662) 42-34-50

Факс: (8662) 42-47-78

e-mail: kbigi@mail.ru


Отпечатано в Издательском отделе КБИГИ с готового оригинал-макета


Сдано в набор 13.10.10. Подписано в печать 13.10.10.

Ф


ормат бумаги 60х84 1/16. Бумага офсетная. Гарнитура Таймс.

Усл. печ. л. 1,4. Тираж 100 экз. Заказ № 34.





Скачать 376,87 Kb.
оставить комментарий
Токова Анджела Анатольевна
Дата09.09.2011
Размер376,87 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх