Структура и семантика микротопонимов черекского района кабардино-балкарской республики 10. 02. 02 языки народов Российской Федерации (тюркские языки) icon

Структура и семантика микротопонимов черекского района кабардино-балкарской республики 10. 02. 02 языки народов Российской Федерации (тюркские языки)



Смотрите также:
Фонетические и лексические особенности речи кабардино-черкесской диаспоры в турции 10. 02...
Балкарская ономастика в парадигме современной лингвистики 10. 02...
Роль наддиалектных форм в становлении лексических норм карачаево-балкарского языка 10. 02...
Пословичная концептуализация мира в кумыкском языке 10. 02...
Р. Х. Жакамухов Аск. А. Бесланеев > К. Р. Гукежева > Д. Н. Ячменев > Р. С...
Грамматические средства репрезентации эгоцентризма в кабардино-черкесском языке 10. 02. 02...
Категория времени глагола в юкагирском языке (на примере языка тундренных юкагиров)...
Междометия и звукоподражания в кабардино-черкесском языке 10. 02...
Реестр
Положение о Министерстве правительство кабардино-балкарской республики постановление...
Правительство кабардино-балкарской республики постановление...
Литература народов Российской Федерации (марийская литература)...



скачать
На правах рукописи


ЧОЧАЕВА ХАДИЖАТ ИДРИСОВНА


СТРУКТУРА И СЕМАНТИКА МИКРОТОПОНИМОВ ЧЕРЕКСКОГО РАЙОНА КАБАРДИНО-БАЛКАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ


10.02.02 – языки народов Российской Федерации

(тюркские языки)


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Нальчик – 2010


Работа выполнена в ГОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова».


Научный руководитель - доктор филологических наук профессор

Кетенчиев Мусса Бахаутдинович


^ Официальные оппоненты - доктор филологических наук профессор

Текуев Мусса Масхутович


кандидат филологических наук

Булгарова Мария Амербиевна


Ведущая организация - ГОУ ВПО «Карачаево-Черкесский государственный университет им. У.Д. Алиева»


Защита состоится 25 декабря 2010 г. в 9.00 часов на заседании диссертационного совета Д.212.076.05 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата филологических наук при ГОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова» (360004, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173).


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГОУ ВПО «Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова».


Автореферат разослан 23 ноября 2010 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета Т.А. Чепракова

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Проблемы карачаево-балкарской ономастики, в том числе и географических названий, системно изучаются с конца 60-х гг. XX в. В их исследовании достигнуты значительные успехи. Так, например, в 1969 г. вышла в свет работа П.С. Рототаева «Краткий словарь горных названий Кабардино-Балкарии» с наименованиями орографических объектов. В 1970 г. опубликован «Балкарский топонимический словарь» Дж.Н. Кокова и С.О. Шахмурзаева. В 1981 г. появляется работа Б.Х. Мусукаева «Топонимия высокогорья Балкарии», представляющая собой первое монографическое исследование балкарских географических названий с лингвистической точки зрения. М.А. Хабичев в 1982 г. издает книгу «К гидронимике Карачая и Балкарии». В 2007 г. опубликована работа Б.Х. Мусукаева «Очерки балкарской ономастики», посвященная различным разрядам собственных имен, в том числе и топонимов.

Обращение к отмеченным выше и другим работам позволяет сделать вывод о том, что лингвистами проделана значительная работа по изучению карачаево-балкарских топонимов. Однако до сих пор отсутствуют специальные монографические исследования, посвященные вопросам микротопонимии отдельных районов Кабардино-Балкарской Республики (в дальнейшем – КБР). Между тем комплексный лингвистический анализ номинаций малых географических объектов отдельно взятого района имеет непревзойденное научно-теоретическое и практическое значение, поскольку дает возможность выявить и описать новые факты по языку, истории, географии, этнографии того или иного этноса, в нашем случае носителей цокающего диалекта карачаево-балкарского языка.

Изучение микротопонимов позволяет сохранить их для будущих поколений, так как многие из них с течением времени в значительной степени трансформируются до неузнаваемости, а то и исчезают, что обусловливается объективными и субъективными факторами, способствующими изменению жизненного уклада социума. С другой стороны, в микротопонимах закодирована традиционная духовная и материальная культура народа, сохранение которой релевантно в современных условиях развития общества.

Указанное выше предполагает полиаспектный анализ микротопонимов. При этом необходимо системно представить способы образования микротопонимов, выявить топонимические апеллятивы, характерные для рассматриваемого района, установить их языковую принадлежность, определить принципы, положенные в основу наименования географических объектов.

Топонимический материал, как правило, является важным средством познания истории народа и его языка, поэтому, на наш взгляд, исследование микротопонимии представляется весьма актуальной задачей современного карачаево-балкарского языкознания.

^ Цель и задачи исследования. Основной целью работы является структурно-семантическая интерпретация микротопонимов, топоапеллятивов Черекского района КБР, а также их стратиграфическая классификация в сравнении с таковыми в тюркских и нетюркских языках. В соответствии с поставленной целью в работе рассматриваются и решаются следующие конкретные задачи:

1) определить источниковую базу микротопонимов рассматриваемого ареала;

2) выявить базовые структурные типы топомоделей микротопонимов;

3) установить семантическую мотивированность микротопонимов;

4) выявить и сгруппировать топонимические апеллятивы, составляющие географические названия района;

5) провести стратиграфическую классификацию микротопонимов;

6) составить краткий словарь-справочник «Микротопонимы Черекского района КБР».

Гипотезой данного исследования является предположение о том, что топонимические закономерности зависят от совокупности специфических условий, в которых возникают микротопонимы, и что формирование, развитие и функционирование исследуемых микротопонимов сопряжено с основными этапами исторического развития Кабардино-Балкарии.

^ Методологической и теоретической базой исследования явились труды ученых-языковедов, внесших значительный вклад в развитие отечественной топонимической науки. Написанию нашей работы в значительной степени способствовало изучение научно-теоретических изысканий таких топонимистов, как Р.А. Агеева, Ф.Г. Гарипова, В.В. Жучкевич, А.А. Камалов, Е. Койчубаев, Дж.Н. Коков, К. Конкобаев, О.Т. Молчанова, Э.М. Мурзаев, Б.Х. Мусукаев, Г.Ф. Саттаров, А.В. Суперанская, Ф.Г. Хисамитдинова, Р.З. Шакуров и др.

В ходе исследования означенной проблемы мы опирались на традиционную концепцию, согласно которой микротопонимы представляют собой индивидуализированные номинации малых географических объектов и создаются на базе местной географической терминологии, характеризуясь при этом неустойчивостью и подвижностью [Нерознак 1998: 516].

^ Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что в ней впервые исследуются структурно-семантические особенности микротопонимии Черекского района КБР. Тщательно собраны и систематизированы микротопонимы Черекского района, проведен комплексный анализ топонимической системы отдельно взятого ареала. В частности, микротопонимы подвергнуты структурно-словообразовательному анализу с выявлением базовых моделей образования, осуществлена их семантическая классификация и определены основные принципы номинации. Кроме того, осуществлена и стратиграфическая классификация микротопонимов с учетом данных родственных и неродственных языков, жизненных реалий населения района.

^ Теоретическая и практическая значимость исследования предопределяется важностью рассматриваемого спектра проблем, имеющих отношение к методологическим и практическим аспектам как тюркской микротопонимии в целом, так и карачаево-балкарской, в частности. Материалы и теоретические положения, представленные в диссертации, релевантны для сравнительного изучения топосистем различных тюркоязычных регионов Российской Федерации, что дает возможность выявить и описать многие универсальные черты микротопонимов, функционирующих в том или ином родственном языке, а также их специфику. Выводы данного исследования могут быть использованы при дальнейшем теоретическом и практическом описании топонимов Кабардино-Балкарии.

Фактологический материал, имеющийся в диссертации, может быть использован в лексикографической практике – при составлении топонимического, этимологического и общих словарей, а также в учебном процессе учреждений высшего профессионального образования, муниципальных образовательных учреждений в спецдисциплинах, ориентированных на топонимику и краеведение.

Кроме того, диссертационные наработки могут заинтересовать и специалистов в области других смежных наук: фольклористов, историков, этнографов, культурологов и др., так как в рассмотренных микротопонимах кодификации подвергнуто мировосприятие социума (носителей цокающего диалекта карачаево-балкарского языка), отражается его материальная и духовная культура.

^ Основные положения, выносимые на защиту:

1. Стратиграфический анализ микротопонимов Черекского района КБР дает возможность сделать вывод о том, что в рассматриваемом ареале доминируют географические названия, в состав которых входит лексика общетюркского происхождения, большая часть их выработана непосредственно носителями цокающего диалекта карачаево-балкарского языка в процессе жизнедеятельности. Среди микротопонимов выделяется древний пласт, вбирающий в себя различные номинации географических объектов: иноязычные микротопонимы; названия древних населенных пунктов; названия, отражающие духовную культуру социума и т.д. Кроме того, выявляются микротопонимы, репрезентирующие особенности современного карачаево-балкарского языка. Все это обусловливается различными факторами внутрилингвистического и экстралингвистического характера.

2. По своей структуре микротопонимы Черекского района КБР подразделяются на два таксономических ранга: тип и модель. Географические названия разграничиваются на одноосновные и многоосновные, безаффиксные и образованные путем аффиксации. В топонимии исследуемого ареала преобладают двухкомпонентные названия. Структурно-словообразовательный анализ выявил специфику микротопонимов: образование локативных географических названий, представленных при помощи послеложных имен; появление микротопонимов, образованных путем распространения основы названия одного объекта на другие.

3. В современной топонимической системе исследуемого ареала представлены микротопонимы, в составе которых выявлены физико-географические, гидронимические, фитонимические, зоонимические, этнокультурные, историко-культурные, соматические апеллятивы. Топоапеллятивы не являются облигаторным элементом микротопонимов. Среди топонимических апеллятивов превалируют лексемы, идентичные с апеллятивами других тюркских языков. Отмечены также апеллятивы, неизвестные в других ареалах страны. В топонимии района наличествуют заимствованные апеллятивы, имеется ряд общих лексем для карачаево-балкарского и осетинского языков.

4. Денотаты микротопонимов дифференцируются на естественно-географические и связанные с результатом практической деятельности человека. В целом, номинация географических объектов тесно связана с их историко-географической характеристикой.

^ Методы исследования предопределяются намеченными подходами к анализу микротопонимов, среди которых доминируют системоцентрический и антропоцентрический. Реализации целей и задач исследования в значительной степени способствовало использование дескриптивного и сопоставительного методов, а также элементов статистического и картографического методов, проведение структурно-словообразовательного и лексико-семантического анализа.

^ Объектом исследования в настоящей работе является система микротопонимов Черекского района КБР.

Предметом исследования выступают основные структурные модели микротопонимов Черекского района КБР, их семантическая классификация, а также базовые топоапеллятивы. Кроме того, рассматриваются проблемы, связанные со стратиграфической классификацией географических названий.

^ Материалом для исследования послужили в основном полевые материалы, собранные автором путем опроса старожилов и географов Черекского района КБР. Ценные сведения были извлечены из фондов Государственного архива Кабардино-Балкарской Республики. Кроме того, использованы микротопонимы, отмеченные в картах Балкарской и Безенгиевской общин 19-20 вв., в современных схематических картах КБР. В качестве источников географических названий были рассмотрены исследования, отчеты, заметки, карты европейских и русских ученых и путешественников, балкарских просветителей XVIII-XIXвв. Ряд микротопонимов извлечен из «Балкарского топонимического словаря» Дж.Н. Кокова и С.О. Шахмурзаева [1970], а также из работы Б.Б. Темукуева «Балкарская общественная колесная дорога» [2008], в которой представлены архивные материалы по Балкарии 1860-1917 гг.

^ Апробация работы. Рукопись диссертации обсуждена на заседании филологического семинара Института филологии Кабардино-Балкарского государственного университета. По теме диссертации опубликовано 11 научных работ, в том числе 2 статьи в журналах «Культурная жизнь Юга России» [Краснодар 2008] и «Вестник Адыгейского государственного университета» [Майкоп 2009], рекомендованных ВАК РФ.

Материалы диссертации докладывались на научно-теоретических конференциях: «Перспектива – 2006» [Нальчик 2006], VII конференция молодых ученых КБНЦ РАН [Нальчик 2006], Всероссийская научная конференция «Профессор Дж.Г. Киекбаев и проблемы современной тюркологии» [Уфа 2006], VIII конференция молодых ученых КБНЦ РАН [Нальчик 2007], международная научная конференция «Лингвистическое кавказоведение и тюркология: традиции и современность» [Карачаевск 2007], региональная научная конференция, посвященная 90-летию со дня рождения К.Ш. Кулиева [Нальчик 2008], VI международная научная конференция «Актуальные проблемы общей и адыгской филологии» [Майкоп 2008].

^ Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка сокращений, библиографии и приложения, представляющего собой краткий словарь микротопонимов Черекского района КБР.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во введении обосновывается выбор темы, актуальность ее изучения, определяется гипотеза, формулируются цель и задачи работы, методологическая и теоретическая база и методы исследования, определяется научная новизна, раскрывается теоретическая и практическая значимость, обозначаются положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Стратиграфия географических названий Черекского района КБР в свете современной парадигмы топонимики» включает в себя два раздела. Первый раздел посвящен изучению письменных источников топонимического материала, степени изученности балкарского топонимического материала.

Микротопонимы обозначают небольшие объекты, они известны лишь узкому кругу людей, близки к нарицательной лексике и т.д. Однако изученный нами топоматериал показывает, что не все положения о микротопонимах характерны для топонимии, например, Черекского района КБР. Так, среди микротопонимов обнаруживаются древние микротопонимы, в том числе и комонимы. Среди географических названий встречаются наименования гор-пятитысячников, которые широко известны в среде туристов, альпинистов и др. Тем не менее, данные названия нашли отражение в нашей работе.

Исследование топонимии любой территории невозможно без привлечения письменных источников географических названий. Поскольку карачаево-балкарский язык является младописьменным, мало документов, сохранивших в себе какие-либо данные о топонимике изучаемого района. Одним из ранних топонимических текстов является грузинская надпись на золотом кресте, найденном в селе Цховати в Ксанском ущелье, относящееся к XIV-XV вв. В современной историографии принято соотносить содержащийся в тексте топоним Басиан с Балкарским ущельем. Среди эпиграфических памятников Северного Кавказа имеется единственный сохранившийся документ, написанный по-балкарски арабской графикой. На одной стороне шиферной плитки указаны имена приглашенных на суд князей, на обратной стороне отмечены границы земель некоего Гергокова Бекмырзы. Документ составлен в 1127 г. по мусульманскому летоисчислению, т.е. в 1715г.

Источниками географических названий являются исследования, отчеты, заметки европейских и русских ученых и путешественников XVIII-XIXвв. Ономастическими текстами среди исторических документов являются земельные описи, межевые книги, материалы о строительстве дорог, списки населенных мест, документы по разрешению споров из-за земельных участков и др. Богатый топонимический материал содержится в документах о строительстве дорог из Балкарского, Чегемского, Безенгиевского, Хуламского, Урусбиевского обществ на плоскость.

Балкарская топонимия стала объектом исследований во второй половине XX в. Вопросам структуры, семантики, этимологии балкарских топонимов посвящены работы Л.И. Лаврова, И.М. Мизиева, К.А. Мизиева, Х.-М. И. Хаджилаева, Ш.Х. Акбаева, И.Х. Ахматова, М.А. Хабичева, С.Я. Байчорова, Б.Х.Мусукаева, Дж.Н. Кокова, С.О. Шахмурзаева, С.А. Хапаева и др.

Исследование топонимии в хронологической последовательности при сопоставлении хронологических срезов, имеет свои особенности. Определение происхождения и этапов становления микротопонимии осложняется тем, что нет единого мнения по истории расселения народов на Северном Кавказе. При определении топопластов Черекского района по времени возникновения мы опираемся на данные письменных памятников, очерков, статей путешественников и исследователей, на исторические документы. На наш взгляд, современная тюркологическая парадигма, связанная с топонимикой, дает возможность в диахроническом плане выделить три слоя микротопонимов: 1) древний слой (иранские, тюркские, тюрко-монгольские, иберийско-кавказские основы), 2) слой, отражающий особенности карачаево-балкарского и кабардино-черкесского языков, 3) слой микротопонимов, образованных после 20-х годов XX века.

Древний пласт микротопонимов. Древний пласт микротопонимов Черекского района КБР составляют географические названия с тюркскими, тюрко-монгольскими, иранскими, иберийско-кавказскими элементами:

1. Следует выделить иноязычные микротопонимы: ^ Курнаят - осет. «место для мельницы», Сурх – осет. «красный», Зына – осет. «обильное», Фардык – осет. «самоцвет», Жора груз. «крест».

2. Другую большую группу составляют названия древних населенных пунктов. Известно, что в топонимии откладываются названия племен и народов, родоплеменных подразделений. Поэтому полагаем, что раскрытие семантики микротопонимов с непрозрачной семантикой, особенно комонимов, следует искать в этнонимах. Предположительно, комоним Бызынгы произошел от грузинского названия балкарцев «басиани». Но он также близок к этнониму биссени, бесениа, печенег. В основе комонима Шыкъы (Шеки) лежит название этноса сак (а). Этноним малкъар, от которого и образовано название поселения, состоит из балыкъ «вода», «река» + эр «человек», т.е. «речной человек, речные люди». Комоним Холам соотносится с широко известным в тюркских языках топонимическим апеллятивом олам/олом/улум/олум «брод, глубокое место, мель в реке».

3. В отдельную группу выделены названия, в которых сохранились некоторые особенности звукового строя тюркских языков. Например, звуковой переход д/т: Деппан/Теппан «холм», к/х: Тик тау/Дых тау «отвесная скала», с/ш: Сыннган суу/Шыннган суу «речка с изломом» и др.

4. Микротопонимы, в составе которых имеется ряд повторяющихся формантов. В географических названиях с открытой семантикой аффикс -гы характеризует предмет с точки зрения его положения в пространстве. Например: Бырышкы «кряжистая местность», Дёнгекги «холмистая местность», Тыппыргы «холмистая (местность)», Хашки «холмистая местность»; -ты - аффикс наличия: Курумту суу «речка, протекающая по местности, усыпанной камнями».

5. Микротопонимы, которые имеют непрозрачную семантику, относятся к древнему пласту микротопонимов. Данные географические названия не нашли удовлетворительного толкования из какого-либо языка: Цурунгал, Гюмеди, Буштору, Хуцошку и др.

Слой, отражающий особенности современного карачаево-балкарского и кабардино-черкесского языков. Основная часть микротопонимов рассматриваемого ареала относится ко второму пласту, отражающему особенности современного карачаево-балкарского языка и кабардино-черкесского языков. Здесь представлены географические названия с прозрачной семантикой, способ образования которых соответствует способам словообразования современных языков: Къысха сырт «короткая возвышенность», Чубур тала «усеченная поляна», Ийисли суу «речка с запахом», Дыгъэ мыхъуэ «теневая сторона»; Къозу-Ойнагъан «местность, где играли ягнята», Къыркъыучу «местность, где стригут овец», Жагъа биченликле «сенокосные угодья у берега реки».

Слой, отражающий географические названия русского происхождения и гибридные микротопонимы. Третий пласт включает микротопонимы, образованные после установления Советской власти. Появление таких микротопонимов связано с новыми жизненными реалиями и влиянием русского языка на процесс топонимизации. Эта группа немногочисленна: Корчевка, Посадка, Баш делянка, Бригад-Башы «за домами, где жила бригада», Таш-Юй «каменный дом» и др.

Вторая глава «Структура микротопонимов Черекского района» посвящена анализу структуры микротопонимов, определению способов образования географических названий.

Одним из основных аспектов в специальных лингвистических исследованиях, посвященных топонимии, традиционно признается словообразовательный анализ топонимов.

Микротопонимы Черекского района по структуре классифицируются на однокомпонентные и многокомпонентные безаффиксные и в аффиксальном оформлении. Отдельно рассматриваются глагольные географические названия.

Одноосновные безаффиксные микротопонимы. Преимущественно подвергаются топонимизации основные значения лексем, что можно увидеть в следующих примерах: топонимический апеллятив ауул «аул, село» представляет собой комоним. Апеллятивы ёзен «долина, равнина, степь», тогъай «луг; пойменный лес», черек «река», чучхур «водопад» и др. выступают в качестве микротопонимов. Микротопоним Ыллары образован от прилагательного «передний». Гляционим Герти образован от лексемы кертик «зарубка, насечка, надрез, метка), герт/керт «делать зрубки, насечки» – «(ледник) с трещинами». Гидроним Зылгы от зылгы/жылгы имеет значение «речка», комоним с аналогичным названием – результат иррадиации.

Четверть безаффиксных одноосновных микротопонимов образуется посредством метафоры. В топонимии лексемы, обозначающие части тела человека и животных, предметы хозяйственной утвари и др. обретают новые значения. Балкарские микротопонимы Черекского района, образованные от переносных значений слов: Сауур «круп лошади» - «округлые скалы», Мияла «стекло» - «гладкая, ровная поляна», Зыркых «нож, резец плуга» - «острые вершины». Среди метафорических микротопонимов преобладают названия, образованные от названий частей тела человека, или соматизмов.: Тамакъ (горло – начало ущелья), Чат (пах – замкнутая балка), Жюрек (сердце – небольшой холм).

Одноосновные микротопонимы в аффиксальном оформлении. В балкарской топонимии есть ряд непрозрачных микротопонимов. Аффикс -шкы состоит из -ш и -кы/-гы. Значения аффикса -ш в современном карачаево-балкарском языке является аффиксом взаимно-совместного залога; образует существительные со значением субъекта и места. -Кы/-гы в топонимии характеризует объект с точки зрения его положения в пространстве. Аффикс -шты состоит из и -ты (или -лы); является аффиксом взаимно-совместного залога; образует существительные со значением процесса и результата действия. -Ты/-лы – аффикс наличия; в топонимии указывает на пространственную принадлежность. Аффиксы и -гъы являются словообразовательными средствами тюркских языков, в том числе и карачаево-балкарского языка. А в образовании топонимов используются словообразовательные возможности языка: Тыппыргы - тыппыр/дуппур «холм, бугор, курган» + -гы - «холмистая (местность)». Дёнгекгитёммек кбалк., тюнгек кум., дингек каз., dinek тур. диал. «пень», «возвышенное, высокое место», «холм» + -ги - «холмистая местность». Дромоним Жаяугу - жаяу «пешком» + -гу – «(место) где можно пройти пешком» (тропинка проходит у речки, по ней можно пройти при минимальном стоке реки). Хашки хаш/каш «бровь, веко; возвышенность, место на возвышенности» + -ки - «(местность) с возвышенностями». Бырышкы буруш «кряжистый, крепкий, плотный» + -кы - «кряжистая (земля)». Шишки – в карачаево-балкарском языке шиш «вертел; вилка» + -ки – «островерхая (гора)». Къажирги – къажир/къажыр «отвесный, крутой» + -ги – «крутая местность».

Аффикс -лы (-ли) в топонимии указывает на пространственную принадлежность: Алмалы «яблоневое»; ^ Гыйылы «местность с большими плоскими камнями»; Доммайлы «местность с зубрами»; Батхакълы «топкое, болотистое (место)»; Жеркли «местность с ольхой»; Шауурту/Сауурту от оронимического апеллятива сауур «округлые вершины» - местность с округлыми вершинами», Наратлы «местность с сосной»; Эменли «местность с дубами»; Таллы «местность с ивой»; Ташлы «каменистая местность».

Одним из топообразующих аффиксов является аффикс множественности -ла/-ле (-лары/-лери): Гымыхла «гладкие утесы», Кёлле «озера», Шауданла «родники», Сынла «камни в виде надгробных камней», Батыула «впадины». С помощью этого аффикса образовывались ойконимы: Азаматлары «Азаматовы», Глашлары «Глашевы», Темуккулары «Темуккуевы», Аналары «Анаевы». Аффикс –ла/-ле известен в хоронимах, гидронимах, оронимах и ойконимах.

Двухсловные безаффиксные микротопонимы. В качестве двухсловных рассматриваются микротопонимы, состоящие из двух лексем, независимо от того, пишутся они слитно или раздельно. Такие географические названия имеют ряд моделей.

^ Существительное + существительное1 + С1). Микротопонимы рассматриваемой модели построены по образцу I-го типа изафета: Гызы дорбун «пещера Гызыевых», Элия-Бешик «колыбель молнии», Эчки-Орун «загон для коз», Жерк тала «ольховая поляна», Жер кюнлюм «солнечная земля», Кукурт суу «речка с серой», Тагы суу «родник, истекающий из выступа скалы», Гезе ыфчык. Перевал Гезе ыфчык находится на месте снижения гребня хребта, т.е. седловина является перевалом. Гезе ыфчык «перевал по седловине». Ср. кбалк. кез «впадина, седловина», кирг. гезе «лощина, впадина». Чигинжи суу – чигинжи «опора, опорный столб», суу «вода», Чигинжи суу «вода (водопад) в виде опорного столба», т.е. вода падает с уступов скалы вертикально вниз.

^ Прилагательное + существительное. В атрибутивной модели микротопонимов первый компонент указывает на различные свойства, качества и характеристики географического объекта: Акъ къала «белая крепость», Акъ къая «белая скала», Бек къол «крепкое ущелье», Дых тау «отвесная скала» (из первоначального тик тау), Къара къая «черная скала», Сууукъ аууз «холодное ущелье», Уллу чыран «большой ледник», Жангы тау «новая гора», Артыкъ кюнлюм «лишний южный склон», Бек кам «крепкое ущелье». Ичги отоу. В карачаево-балкарском языке отоу «комната», в топонимии лексема обретает значение «стоянка» - Ичги отоу «внутренняя стоянка».

^ Числительное + существительное. В нумеративной модели первый компонент – количественное числительное, второй компонент – существительное в единственном числе, основном падеже: Ючтау «три горы», Ючкъол «три балки», Ючташ «три камня».

Двухсловные микротопонимы в аффиксальном оформлении. Среди них наиболее распространена модель «существительное + существительное», которая имеет ряд разновидностей. С02 + С: Абай тюзю «равнина Абаевых», Гадий къыры «лог Гадиевых». С-ланы + С1: Жаболаны къала «крепость Жабоевых», Башийланы шаудан «родник Башиевых». С-ны2 + С: Чугурну таласы «Чугур (антропоним) поляна», Бабушну шауданы «родник Бабуш (антропоним)». С-ла + С1: Эбизеле аууш «перевал сванов», Думала суу «туманная речка». С1 + С-ла: Борсукъ-Уяла «норы барсуков», Болат-баула «хлева Болата». С-дан + С1: Сауурдан къол - состоит из лексемы сауур «круп» и апеллятива къол «балка».

Прилагательное + существительное. Данная модель также имеет ряд разновидностей. ПР + С-ла: Тар-Ташла «узкие камни (валуны с узким проходом между ними)», Акъ жолла «белые дороги», Чубур дуркъула «короткие возвышенности». Примыкают к этой модели и микротопонимы типа Габулу бетле «мшистые склоны», Жемишли мырыла «лесные поляны с фруктовыми деревьями (плодоносные лесные поляны)». ПР + С: Ийисли суу «с запахом речка», Зыгъырлы къол «изобилующая гравием балка».

^ Многословные безаффиксные микротопонимы имеют ряд моделей.

Существительное + существительное + существительное1 + С1 + С1): Теке-Къол-жалау «солонцы балки туров», Керим-Къол-суу «речка балки Керима», Къара-Къая-суу «речка черной горы».

^ Прилагательное + существительное + существительное (ПР + С1 + С1): Сууукъ-Аууз-къая «гора холодного ущелья», Уллу-Чегет-тала «большая поляна на северном склоне».

Многословные микротопонимы в аффиксальном оформлении образуются от существительных, прилагательных и послеложных имен: Суу-Араны-тауу «гора междуречья», Суулу-Къол-сырты «возвышенность многоводной балки», Шыкъы-Башы-Кириш-къая «скала в горной цепи в верховьях с.Шеки», Уллу-Аууз-Башы-тау «гора в верховьях большого ущелья» и др.

^ Глагольные микротопонимы. К глагольным микротопонимам относятся названия, в составе которых есть глагол либо формы глагола. Их в микротопонимии рассматриваемого ареала несколько. Первый тип образуют односоставные микротопонимы: 1) названия, представляющие собой причастия настоящего времени на -ыучу: Къыркъыучу «место, где стригут (овец)»; 2) названия, представляющие собой причастия прошедшего времени на -гъан: г. Сукан (сууугъан – суугъан - сукан «охлажденная, то есть со снеговым покрытием». Ороним Сукан находит отражение в названии ледника (ледн. Сукан), перевала (Сукан ыфчык), урочища (Сукан-Башы), ущелья (Сукан тары) и реки (Сукан суу); 3) названия, представляющие собой причастия прошедшего времени на -гъан с аффиксом множественного числа -ла/-ле: Къыркъгъанла «стригущие», Оюлгъанла «разрушенные»; 4) названия, представляющие собой глаголы с топообразующим аффиксом -гы: Мёлюшкю: мёл-/бёл- + -юш + -кю, бёл – делить, -юш – аффикс совместного залога, -кю – топообразующий аффикс. «Разделенная (местность)». Чайнашки: чайна- + + -ки, чайна- букв. «жевать» - «разъедать, размывать», – аффикс совместного залога, -ки топообразующий аффикс - «размывающая (берега)». Чалышкычал- «косить» + -ыш + -кы «косьба». Зиришкизириш (ц. диал.)/чариш «скачки» + -ки – «место проведения скачек». Второй тип вбирает в себя двусоставные микротопонимы, в образовании которых участвуют существительные, причастия и глаголы: Байрымукъ чалыучу «(место) где косит Байрымук»; Чёп атыучу «(место) где бросают жребий», Иликич ийиучю «(место) где спускают жерди»; Эбизеле-Къонуучу «(место) где останавливаются сваны»; Къозу-Ойнагъан «(место) где играл ягненок»; Кёл кёчген «утекшее озеро»; Болат чалгъанла «(места) где косил Болат»; Салыннган тау «свисающая гора»;

Малтан-Тюп (вероятно, эллиптированное от малтаннган «исхоженная») «исхоженная низина». К третьему типу относятся трехсоставные микротопонимы, в составе которых существительные, причастия и послеложные имена: Бийче-Тепсеген-таш «камень, на котором танцевала княгиня», Тытыр-Кюйдюрген-къол «балка, где обжигали известняк»; Дюгерлиле-Жыргъан-къол букв. «балка, которую рассекли осетины»; Агъач-Атыучу-Арты «за местом, где спускают лес». Четвертый тип вбирает в себя четырехсоставные названия: Иски-Жол-Айырылгъан-жер «место, где расходятся дороги Иски (иски/эски «старый)».

Весьма распространенным методом образования микротопонимов является иррадиация. В процессе иррадиации к основному ониму присоединяются топонимические апеллятивы. Например: пастб. Жылыу «тепло» – ущ. Жылыу ауузу «ущелье в теплой местности», ущ. Нарт къолу «древнее ущелье» – р. Нарт-Къолу-суу «речка, протекающая по древнему ущелью». В балкарской топонимии переносу названия одного объекта на другой способствует то, что именуется каждый большой участок земли, который, в свою очередь, может состоять из нескольких частей со своими наименованиями. Этот принцип образования микротопонимов объясняет наличие многокомпонентных географических названий в изучаемом районе.

Третья глава «Семантика микротопонимов Черекского района КБР» посвящена изучению топонимических апеллятивов, определению принципов, положенных в основу наименования географических объектов.

При исследовании топонимического материала невозможно не заметить ту роль, которую выполняют апеллятивы в образовании географических названий. Изучение топоапеллятивов дает представление о процессе формирования топонимической системы, позволяет выявить диалектные особенности употребления лексем, специфичность употребления словообразующих и формообразующих аффиксов в составе микротопонимов.

Топонимические апеллятивы служат для образования наименований различных объектов природы. Они составляют несколько групп по отображению различных характеристик географического объекта, о чем свидетельствуют специальные лингвистические исследования.

Физико-географические апеллятивы. В данную группу апеллятивов входят лексемы, характеризующие географические объекты: аран «долина, низменность», аууш «перевал», батыу «низина, впадина», гыйы «сланец, плоский слоистый камень; глыба», дорбун «пещера», жайлыкъ «летнее пастбище», къапхакъ «косогор», къая «скала, утес», сууат «водопой», тала «поляна», тау «гора», таш «камень», хуру «камни, собранные в кучу» и др.

Гидронимические апеллятивы. В топонимии исследуемого ареала наличествует целый ряд гидронимических апеллятивов: гара (гара суу) «минеральный источник, минеральная вода» от кбалк. къара суу «родниковая вода»; кезлеу «родник, источник, ручей», кёл «озеро», суу «вода, река», черек «река», чучхур «водопад», шаудан «родник», ырхы «сель» и др.

Этнокультурные апеллятивы. К ним относятся лексемы, обозначающие жилище, оборонные сооружения, населенные места: ауул «аул, село», кент/гент «селение», къабакъ «селение, поселение», къала «крепость, замок», эл «село, поселение» и др.

Историко-культурные апеллятивы. В микротопонимах, содержащих историко-культурные апеллятивы, сохраняется память о традициях, религиозных верованиях народа. Географические названия дают сведения о языческих верованиях (поклонение живым и неживым объектам природы); распространении христианства, затем о ее смене языческими представлениями; о проникновении и установлении ислама. Микротопонимы данной группы образуются от следующих апеллятивов: жора «крест», кешене «гробница, мавзолей». Данная лексема встречается в тюркских, кавказских и адыгских языках. Основное значение «могильник; надгробное сооружение». Шыякы «склеп» от сюек «кости», алт. «кладбище» [Молчанова 1982: 224] + -кы (аффикс, дающий пространственную характеристику - «место захоронения».

Соматические апеллятивы. В балкарской топонимии получили большое распространение топонимические апеллятивы, образованные путем переноса названий частей тела человека на пространство, что вполне согласуется с современной парадигмой топонимической науки. Соматическая лексика применяется по отношению к природным объектам, далее она приобретает топонимическое значение. В топонимии района представлены следующие соматические апеллятивы: аркъа «спина», топонимическое значение – «возвышенность», аууз «рот» - «ущелье, устье реки, долина», баш «голова» - «вершина, начало, верховье», бет «лицо» - склон горы», боюн «шея» - «берег», жюрек «сердце» - «небольшой холм», къаш «бровь» - «холм», къол «рука» - «ущелье, балка», къоюн «пазуха, грудь» - «ложбина, лоно», къулакъ «ухо» - «ложбина, балка, ответвление балки», сырт «спина» - «плато, плоскогорье, возвышенность», тамакъ «горло» - «начало, наиболее отдаленное место глухое место ущелья», тёппе «макушка» - «холм, вершина, верхушка», тёш «грудь» - «холм, возвышенность», чат «пах» - «лощина, ложбина, замкнутая балка», эрин «губа» - «край, уступ скалы».

Многие из балкарских топонимических апеллятивов так же, как и соматических лексем, характерны и для тюркской топонимии. Особенности географической среды, рельефа района, характерные только ей черты, обусловили появление неизвестных в других ареалах страны апеллятивов, образующие географические названия: бугъой «расщелина», илипин «канал», чыран «ледник», дорбун «пещера», гара «минеральный источник», дуркъу «загон для скота; горка», тыппыр/дуппур «холм», басхыч «каменные ступени», гыйы «плоский камень, глыба», жалау «солонцы», кюнлюм «солнечный склон, южный склон», чунгур «яма», ырхы - в топонимии в значениях «поток, ручей», чат «замкнутая балка», тахта «терраса», тыхын «горная тропинка», тагы «ровное местечко, выступ на скале; речка, ручей в лесу или лесистой местности» и др.

Во втором разделе третьей главы представлены лексико-семантические группы микротопонимов, выяснены связи микротопонимов с физико-географическими особенностями объектов и с практической деятельностью человека.

При семантической таксономии микротопонимов рассматриваемого ареала весьма существенным признается учет географических особенностей Черекского района, флоры и фауны, исторических событий, этнокультурных контактов с другими народами, просто обиходно-бытовых событий, поскольку все это накладывает определенный отпечаток на принципы номинации микротопонимов.

Географический объект может характеризоваться с разных точек зрения. С точки зрения семантики следует выделить следующие группы географических названий: названия, в которых определяющими признаками стали естественно-географические признаки реалий, и названия, в которых определяющим признаком является результат практической деятельности человека. Каждая группа подразделяется на подгруппы.

Физико-географические признаки географических объектов в микротопонимах. В микротопонимах отражается природное разнообразие района, отмечается цветовая характеристика географических объектов, свойства пастбищ, сенокосных угодий, величина и форма оронимических объектов и т.д. Из всех принципов именования объектов в микротопонимах наиболее представлены именно физико-географические признаки объектов: они особо точно отмечают свойства местности, указывают на характеристики, находящиеся на поверхности. Таких параметров в топонимии рассматриваемого района обнаруживается несколько: величина, объем, форма (Огъары-Узун-тала «верхняя длинная поляна», Гитче-Аууз-суу «речка малого ущелья», Сыйдам «гладкий», Тёгерек биченлик «круглый покос», Чубур тала «усеченная поляна»). Свойства гидронимов. Одним из самых высокочастотных апеллятивов является суу в значениях «вода, река, речка». Особое внимание при наименовании водных объектов уделялось его физико-географическим свойствам: Сууукъ кезлеу «холодный родник», Мысты суу «кислая речка», Гитче-Ийисли-суу «малая речка с запахом». Цветовая характеристика микротопонимов. Ряд цветообразующих лексем состоит из прилагательных акъ «белый», сары «желтый», къара «черный». Они употребляются в основном значении и характеризуют внешние признаки объекта. Примеры: Акъ жолла «белые дороги», Сары тала «желтая поляна», Къара тау «черная гора» и др.

Растительный мир в топонимии района. Растительный мир Черекского района отличается богатством и разнообразием, что обусловлено особенностями строения и климата местности: Тёбен жерк «нижняя ольховая (поляна)», Алмалы къол «балка с яблонями», Чертлеуюклю къол «балка с орешником».

Животный мир в топонимии района. Следующую группу географических названий составляют зоотопонимы. Основой для именования микротопонимов послужили распространенные на территории района животные: бурый медведь, волк, барсук, тур кавказский и др.: Доммайлы «(местность) с зубрами», Борсукъла къая «гора с барсуками», Айыулу къолла «балки с медведями» и др.

Микротопонимы, отображающие бытовую и хозяйственную деятельность населения. Основными занятиями балкарцев и кабардинцев являлись скотоводство, земледелие, охота. Балкарцы поддерживали экономические отношения с соседними народами. В Кабарде и в Сванетии они торговали скотом, шерстью, грубым сукном, а оттуда получали кукурузу, ячмень, пшеницу и т.д. В группу микротопонимов, отображающих бытовую и хозяйственную деятельность, включены названия, содержащие информацию о животноводстве, указывающие на содержание домашних животных, на места выпаса (летовки и зимовки), загоны и хлева для животных и т.д. Также в эту группу входят микротопонимы, отмечающие особенности земледелия в районе.

В качестве определителей вида земельных участков служили апеллятивы сабан «пашня», биченлик «покос», жайлыкъ «летнее пастбище», къышлыкъ «зимнее пастбище»: Оба сабан «пашня в возвышении», Туура сабан «пашня в местности Туура», Суу-Ара-биченлик «покос в междуречье», Думала жайлыкъ «летнее пастбище в местности Думала».

Микротопонимы, отображающие духовную жизнь народа. До принятия ислама верования карачаевцев и балкарцев представляли собой смесь элементов христианства и язычества. Кроме того жителям района известно было поклонение рощам, одиноким деревьям, камням. Ярким примером поклонения дереву служит культ Раубазы в В.Балкарии. В Безенги священным камнем считался Дорбун таш. Священные камни, именуемые Байрам таш, были в В.Чегеме, в Хуламе и в Карачае.

С проникновением христианства в Балкарию появились и новые географические названия. По данным топоматериала, большую часть таких наименований составляют агиотопонимы: Байрым «св. Мария», Байрым къала «крепость св. Марии». Несколько микротопонимов образовано от агионимов Никкола и Тотур: Никкола «св. Николай», Никкола-Башы «верховья местности Никкола»; Тотур «св. Федор», производные от комонима Тотур: Тотур къала и Тотур-Тюбю.

Ислам получил широкое распространение у кабардинцев и балкарцев в XVIII веке. С этим связана немногочисленность микротопонимов, связанных с исламом. К таким названиям относятся Кяфыр шауданла «родники иноверцев», Шайтансуу «чертова речка» и др.

Фортификационные сооружения в топонимии. Башенные сооружения располагались на труднодоступных скальных участках. Реже - в аулах и вблизи от них. Оборонительные комплексы именовались по названию местности, в которой они находились: Усхур къала, Малкъар къала. Формирование феодализма, обусловившего появление частной собственности на землю, стало источником образования посессивных названий. Имена и фамилии владельцев земель, родовых башен вызвали появление антропотопонимов: Жаболаны къала, Абай къала, Амырхан къала. Развитие феодальных отношений выражается в появлении наземных мавзолеев «кешене»: Кешенеле, Жаболаны кешене.

Антропотопонимы. Около десяти процентов микротопонимов района образовано от антропонимов. Такие географические названия являются более поздним явлением, чем микротопонимы, отражающие физико-географические особенности местности, что обусловлено, в первую очередь, экстралингвистическими факторами. Антропонимы в основном представлены в тех объектах природы, которые могли быть в чьей-либо собственности. Это названия стоянок, покосов, пашен, лугов, родников (Бёзюланы сабан, Чёпе сабан, Муссаны-Косуклу-сабанлары, Болат чалгъанла). Селения получали наименование по фамилии первопоселенцев, владельцев земли (Глашлары, Аппайлары и др.). К наиболее поздним образованиям можно отнести оронимы, названные в честь путешественников, в честь известных деятелей культуры и т.п.: пик Пушкина назван в честь великого русского поэта в 1938г., пик Руставели именован альпинистами в честь поэта Шота Руставели в 1937г., пик Тихонова назван в честь советского писателя Н.С.Тихонова в 1935г. и т.д.

В заключении подводятся общие итоги исследования.

Стратиграфический анализ микротопонимов исследуемого района позволил выявить древний слой; слой, отражающий особенности современного карачаево-балкарского и кабардино-черкесского языков; слой микротопонимов, образованных после 20-х годов XX века. К первому топопласту относятся географические названия, семантика которых выявляется при помощи специальных лингвистических изысканий - это иноязычные названия, микротопонимы, сохранившие некоторые особенности фонетического строя тюркских языков, микротопонимы с некоторыми повторяющимися формантами, непрозрачные микротопонимы. Первые упоминания балкарских географических названий восходят к XIV-XV вв. Ко второму пласту микротопонимов относим собственно балкарские и кабардинские микротопонимы. Третий топопласт сформирован под влиянием новых преобразований в политической, экономической и культурной жизни страны. В топонимической системе Черекского района выявлены наименования иранского происхождения; тюркские, тюрко-монгольские, иберийско-кавказские, собственно балкарские, кабардинские, русские микротопонимы. Подавляющее большинство географических названий балкарского происхождения. Установление стратиграфии микротопонимов исследуемого района требует дальнейших научных исследований.

В топонимии района выявлены однокомпонентные, двухкомпонентные, трехкомпонентные и четырехкомпонентные микротопонимы без аффиксов и в аффиксальном оформлении. В образовании географических названий участвуют существителоьные, прилагательные, числительные, причастия. Нередко компонентами многоосновных микротопонимов являются послеложные имена, они образуют локативные онимы (географические названия, указывающие на местонахождение и характер объектов по отношению к другим объектам).

В многокомпонентных географических названиях посессивные отношения выражаются при помощи аффиксов принадлежности третьего лица единственного и множественного числа. В формировании балкарских микротопонимов участвует ряд аффиксов: -лы (-ли), указывающий на место, обладающее чем-либо или изобилующее чем-либо; -ты (-ту) имеет значение обладания качеством, свойством и состоянием; -лыкъ – образует микротопонимы со значением места; -гъы – характеризует объект с точки зрения его положения в пространстве и др.

В образовании балкарских микротопонимов аффиксация не получила такого распространения, как сложение основ. В топонимии исследуемого ареала превалируют двухкомпонентные названия, на втором месте в количественном отношении – однокомпонентные микротопонимы, немногочисленны трех-, четырехкомпонентные географические названия. Наличие многокомпонентных географических наименований является одной из типологических черт микротопонимов.

Наибольшим потенциалом образования микротопонимов обладает вид транстопонимизации – иррадиация, т.е. распространение основы микротопонима на близлежащие объекты. В процессе иррадиации к основному ониму присоединяются топонимические апеллятивы или послеложные имена. Образование микротопонимов таким способом характеризуется спецификой самих называемых объектов.

Невозможно не заметить роль, которую выполняют топонимические апеллятивы в образовании микротопонимов. Они служат для определения рода географического объекта, образуют наименования различных объектов природы. В нашем исследовании выделяется несколько групп топонимических апеллятивов согласно тому, в каких классах географических наименований они представлены: физико-географические, этнокультурные, историко-культурные и др. Топонимические апеллятивы характеризуют формы и типы географических объектов, называют водные объекты, обозначают жилища, населенные места и т.д.

Метафора обладает возможностью отражения объектов реального мира через соотнесение с внешностью человека. Так появляются анатомические апеллятивы, характеризующие объекты природы. Метафорический перенос осуществляется по характеристике географических объектов посредством сравнения их с такими частями тела человека, как голова, макушка, лицо, рот, ухо, шея, горло, сердце, спина, рука, грудь, пазуха, и др.

Балкарские топонимические апеллятивы обретают сходное значение с апеллятивами многих тюркских языков. Ряд общих топонимических апеллятивов выявлен в карачаево-балкарском и осетинском языках. Наряду с лексемами, известными в различных районах страны, выявляются узколокальные топонимические апеллятивы.

Микротопонимы исследуемого ареала характеризуются различными принципами и способами номинации. Согласно признакам, положенным в основу наименования географического объекта, микротопонимы сгруппированы в следующие семантические ряды: физико-географические признаки географических объектов; растительный мир в топонимии (фитотопонимы); животный мир в топонимии (зоотопонимы); микротопонимы, отображающие бытовую и хозяйственную деятельность населения; микротопонимы, отображающие духовную жизнь народа; фортификационные сооружения в топонимии, антропотопонимы. Важным мотивом номинации географических объектов являются их физико-географические свойства. В основе номинации многих микротопонимов – практическая деятельность человека.

Таким образом, проведенное исследование позволяет сделать вывод о том, что в топонимии района выявляются географические наименования, принадлежащие языкам различных систем, микротопонимы способны сохраняться в течение нескольких столетий, основная масса географических наименований балкарского происхождения. Топонимический материал района представляет собой ценный материал, интересный как для лингвистов, так и для историков, географов и этнографов.

^ Основные положения диссертации изложены в следующих научных публикациях автора:

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК РФ

  1. Чочаева Х.И. Закономерности номинации балкарских микротопонимов // Культурная жизнь Юга России. - №4 (29), 2008. – С.137-139.

  2. Чочаева Х.И. Микротопонимы Черекского района КБР // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия «Филология и искусствоведение». – Майкоп: Изд. АГУ, 2009. – Вып. 2. – С.228-231.

Статьи, опубликованные в других изданиях

  1. Чочаева Х.И. Семантические ряды микротопонимов Черекского района КБР // Вопросы тюркологии. Вып. 1. – Махачкала, 2006. – С.100-102.

  2. Чочаева Х.И. Структура составных топонимов Черекского района КБР // Профессор Дж.Г. Киекбаев и проблемы современной тюркологии. – Уфа: РИО БашГУ, 2006. – С. 528 – 532.

  3. Чочаева Х.И. Растительный и животный мир в топонимии Черекского района КБР // Материалы VII конференции молодых ученых. – Нальчик: Изд. КБНЦ РАН, 2006. - С. 107-109.

  4. Чочаева Х.И. Географические термины в топонимии Черекского района КБР // Перспектива – 2006: Материалы Всероссийской научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. – Нальчик: Каб.-Балк. ун-т, 2006. – С.155-157.

  5. Чочаева Х.И. Топонимы духовной культуры (на материале топонимов Балкарии) // Материалы VIII конференции молодых ученых. – Нальчик: Изд. КБНЦ РАН, 2007. - С. 85-88.

  6. Чочаева Х.И. Гидронимы Черекского района КБР // Лингвистическое кавказоведение и тюркология: традиции и современность (материалы четвертой международной научной конференции). – Карачаевск, 2007. – С.323-326.

  7. Чочаева Х.И. Топонимы Балкарии с метафорическим значением // Материалы региональной научной конференции, посвященной 90-летию со дня рождения К.Ш.Кулиева. – Нальчик: Каб.-Балк. ун-т, 2007. – С.129-132.

  8. Чочаева Х.И. Физико-географические термины в балкарской микротопонимии // Материалы VI международной научной конференции «Актуальные проблемы общей и адыгской филологии», посвященной 85-летию со дня рождения доктора филол. наук, проф. З.И.Керашевой. – Майкоп: Изд. АГУ, 2008. – С. 366 – 367.

  9. Чочаева Х.И. Топонимические пласты Черекского района КБР // Семантика языковых единиц: Сб. научных статей кафедры балкарского языка КБГУ, посвященный 70-летию со дня рождения профессора И.Х.Ахматова. – Нальчик, 2008. – С.118-122.




Скачать 380,05 Kb.
оставить комментарий
ЧОЧАЕВА ХАДИЖАТ ИДРИСОВНА
Дата09.09.2011
Размер380,05 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх