Падения и духовного возрождения человека в произведениях Ф. М. Достоевского (По одному из романов: «Преступление и наказание» или «Идиот») icon

Падения и духовного возрождения человека в произведениях Ф. М. Достоевского (По одному из романов: «Преступление и наказание» или «Идиот»)


2 чел. помогло.
Смотрите также:
Смирения и бунта в произведениях Ф. М. Достоевского...
Темы сочинений Творчество Ф. М...
"Бедные люди" в романе Ф. М. Достоевского "Преступление и наказание" Встатье "Забитые люди" Н. А...
Олимпиада по музыкальной литературе...
Урок по роману ф. М. Достоевского «преступление и наказание тема «в петербурге Достоевского?»...
Михайловича Достоевского "Престyпление и наказание"...
Библейские мотивы и их отражение в романе Ф. М...
Учебное пособие по спецкурсу удк 82(091)...
Петербург Достоевского...
М. Е. Салтыков-Щедрин. Сказки, Господа Головлевы...
Юношеские Чтения «Произведения Ф. М. Достоевского в восприятии читателей ХХ iвека»...
Достоевский «преступление и наказание»...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
вернуться в начало
скачать

Комплект 30 Роль символов в поэме А.А. Блока «Двенадцать».

"Воспитание - великое дело: им решается участь


Отношение Александра Блока к Октябрьской революции было неоднозначным. Он воспринимал ее скорее не как историческое событие, повлекшее за собой смену общественного уклада, а как событие, наполненное мистикой. Как борьбу нового мира со старым. Эта особенность восприятия поэтом революции и отразилась в его поэме “Двенадцать”.
Известно, что Александр Блок был одним из талантливейших поэтов-символистов. И в поэме “Двенадцать” революция описана Блоком не прямо, а при помощи символов. Она представляется в виде ветра, ветра перемен, сносящего все старое и несущего новую жизнь:

Черный вечер.
Белый снег. Ветер, ветер!
На ногах не стоит человек.
Ветер, ветер —
На всем Божьем свете.


Символы являются в поэме основным средством изображения. Они многообразны и различны, и все глубоки по смысловой нагрузке. Например, старый мир Блок сравнивает с безродным псом:

Стоит буржуй, как пес голодный,
Стоит безмолвный, как вопрос.
И старый мир, как пес безродный,
Стоит за ним, поджавши хвост.


Старый мир представлен в поэме еще несколькими образами-символами: барыней в каракуле, старушкой, невеселым “товарищем попом”, “писателем, витией”.
Надо сказать, что символика поэмы “Двенадцать” не только образная, но и цветовая. Черный вечер, черное небо и “черная, черная злоба в груди” — эти символы помогают нам со всей остротой представить, какая злоба накопилась у тех двенадцати, которые идут по улице. Черный цвет говорит нам и о жестокости замыслов этих людей, которые готовы из-за своей ненависти на все. Души двенадцати черны, пусты и холодны.
А белый снег — это символ новой жизни, очищения. И, что обращает на себя внимание, он падает с черного неба, из черных туч. Это тоже глубоко символично. Поэт хочет сказать, что новая жизнь придет из самых “черных” глубин. Из тех глубин душевной пустоты двенадцати, которым “ничего не жаль”. Белый цвет используется Блоком для выражения его мысли о способности революции очистить старый мир от всего грязного — поэт в это искренне верил.
Блок показывает и двойственность поступков двенадцати. С одной стороны, они идут к новой жизни, к справедливой расправе с “шелудивым псом”, с другой стороны, их руки омыты кровью реального человека. Бессмысленное убийство Катьки — еще одно подтверждение полной душевной опустошенности. “Эка тьма!” — говорит один из них. Тьма — это тоже символ, символ тьмы безверия. Недаром они радостно скандируют: “Свобода, эх, эх, без креста!” Что же это за свобода?

Запирайте етажи,
Нынче будут грабежи!
Отмыкайте погреба —
Гуляет нынче голытьба!..
Ужъ я ножичком
Полосну, полосну!..
Ты, лети, буржуй, воробышком.


Но почему же тогда “В белом венчике из роз — впереди — Иисус Христос”? Этот символ поэмы наиболее сложный. Гумилев, обсуждая с Блоком эту тему, выразил мнение, что это место в поэме кажется ему “искусственно приклеенным”. Блок же на это ответил: “Мне тоже не нравится конец... Когда я кончил, я сам удивился: почему Христос. Но чем больше я вглядывался, тем яснее видел Христа”. Одни связывают присутствие в поэме этого символа с оправданием Блоком революции, другие, напротив, утверждают, что он хотел предупредить о ее страшной разрушительной силе. Как бы то ни было, Александр Блок при помощи символа Христа — Бога и посланника Бога, напоминает нам о вечных ценностях — добре, красоте, любви. Они не должны быть забыты людьми в угоду даже самым справедливым социальным деяниям.
Роль символов в поэме Блока “Двенадцать” очень велика. Если их обобщить, мы глубже проникнем в смысл поэмы — это не только борьба нового со старым, но и более широко — противостояние света и тьмы, добра и зла.
Символы позволяют нам также более явственно почувствовать описанные поэтом события. Удачное художественное воплощение в поэме революционных событий поставило это произведение Блока в ряд наиболее ярких и правдивых произведений, посвященных этой тематике.


Комплект 31 Мир природы в лирике С.А. Есенина


В своем лирическом наследии Сергей Есенин оставил нам яркие, светлые образы русской природы. Самобытность его поэтического слова берет истоки в красоте, обычаях и фольклоре Рязанщины — родины поэта. “Рязанские поля, где мужики косили, где сеяли свой хлеб” стали колыбелью его поэзии.
Известно, что первыми произведениями Сергея Есенина стали частушки для деревенских девушек. Да и как же иначе? Ведь поэт сам сказал:

Родился я с песнями в травном одеяле.
Зори меня вешние в радугу свивали.

С самого детства Сергей Есенин воспринимал природу как живое существо. Поэтому в его поэзии ощущается древнее, языческое отношение к природе.
Поэт одушевляет ее:

Схимник-ветер шагом осторожным
Мнет листву по выступам дорожным
И целует на рябиновом кусту
Язвы красные незримому Христу.

Немногие поэты так видят, так чувствуют красоту родной природы, как Сергей Есенин. Она мила и дорога сердцу поэта, который сумел передать в своих стихах ширь и бескрайность деревенской Руси:

^ Не видать конца и края —
Только синь сосет глаза.


Поэт ощущает себя частью этого огромного мира. На лоне природы его душа очищается:

Позабыв людское горе,
Сплю на вырубках сучья.
Я молюсь на алы зори,
Причащаюсь у ручья.
Жизнь природы неотделима от жизни человека:
Кого жалеть? Ведь каждый в мире странник —
Пройдет, зайдет и вновь оставит дом.

О всех ушедших грезит конопляник
С широким месяцем над голубым прудом.

Через образы родной природы поэт воспринимает события жизни человека.
Поэт блестяще передает свое душевное состояние, привлекая для этой цели простые до гениальности сравнения с жизнью природы:

Не жалею, не зову, не плачу,
Все пройдет, как с белых яблонь дым.
Увяданья золотом охваченный,
Я не буду больше молодым.
Ты теперь не так уж будешь биться,
Сердце, тронутое холодком,
И страна березового ситца
Не заманит шляться босиком.


Сергей Есенин, пусть и с горечью, принимает вечные законы жизни и природы, понимая, что “все мы в этом мире тленны”, и благословляет естественный ход жизни:

Будь же ты вовек благословенно,
Что пришло процвестъ и умереть.

В стихотворении “Не жалею, не зову, не плачу...” чувства поэта и состояние природы сливаются. Человек и природа находятся у Есенина в полной гармонии. Содержание стихотворения “Отговорила роща золотая...” также передается нам при помощи образов природы. Осень — это пора подведения итогов, тишины и покоя (только “журавли печально пролетают”). Образы золотой рощи, уходящего странника, горящего, но не согревающего огня, передают нам грустные мысли поэта о закате жизни.
Сергей Есенин искренне признается: “Моя лирика жива одной большой любовью к родине. Чувство родины — основное в моем творчестве”. В понятии родины для поэта слилось “все родное и близкое, от чего так легко зарыдать”.
Любовь к родной рязанской земле перерастает у поэта в большое, всеобъемлющее чувство к России:

О Русь — малиновое поле
И синь, упавшая в реку, —

Люблю до радости и боли
Твою озерную тоску.


Поэт не мыслит себя без русской природы. “Страна березового ситца” стала для поэта источником жизненных сил, вдохновения:

Но более всего
Любовь к родному краю
Меня томила,
Мучила и жгла.


Стихи Сергея Есенина, я думаю, близки каждому русскому человеку, потому что поэт сумел передать в своей лирике те светлые, прекрасные чувства, которые вызывают у нас картины родной природы. И если мы порой затрудняемся в поиске нужных слов, чтобы выразить глубину своих чувств к родному краю, то обязательно обращаемся к этому поэту. Ну разве можно сказать лучше?

Я навек за сиянье и росы
Полюбил у березки стан,
И ее золотистые косы,
И холщовый ее сарафан...



Комплект 32 Тема духовного падения человека в рассказах А.П. Чехова. ^ Образ доктора Старцева в рассказе А.П. Чехова «Ионыч».


В русской литературе довольно часто писатели затрагивали такие темы, которые были актуальны для любой эпохи. Такие
проблемы, затронутые классиками, как понятие о добре и зле, поиски смысла жизни, влияние окружающей среды на личность
человека и другие, всегда стояли в центре внимания русской литературы. Чехов наиболее ярко показал процесс изменения
человеческой души под влиянием среды и прожитых лет. Кто не мечтал в юности о таких возвышенных идеалах, как честь,
равенство, братство, свобода, труд на пользу общества.
Но проходят годы, и человек полностью внутренне меняется, желая только покоя и сытой, обеспеченной жизни. Чехов первый
вскрыл социальные причины этой болезни в рассказе "Ионыч".
Дмитрий Старцев, молодой, талантливый врач, приезжает на работу после окончания университета в губернский город С.
Дмитрий Старцев работает в Деляже, который расположен в девяти верстах от города. Старцев всеми силами старается быть
полезным людям, он почти не бывает в городе, все свое время отдает работе. Работа составляет смысл его жизни, ради нее
он готов забыть о развлечениях, поэтому он много работает, не зная отдыха. Но Чехов в каком-то другом рассказе высказал
очень верную мысль, что чаще всего довольно быстро черствеют учителя и врачи. Однообразные будни, наполненные
бесконечными больными, поначалу не раздражают Старцева. Ему советуют, как образованному и интеллигентному человеку,
почаще бывать в городе, записаться в клуб, вход куда был доступен только верхушке города, его знакомят с семьей
Туркиных, по мнению местных обывателей, самой талантливой и необыкновенной.
Чехов небольшими штрихами рисует эту "талантливость". Плоские остроты главы семейства Ивана Петровича, бездарная игра
дочки Катерины и надуманные романы ее матери понятны Старцеву, но всетаки после больницы, грязных мужиков приятно и
спокойно было сидеть в мягких креслах и ни о чем не думать. Лишь через год, приехав к ним скова. Старцев все чаще и чаще
наведывается в этот гостеприимный дом. Он влюблен в дочь Туркиных, которую в семейном кругу называют Котик. Дмитрий
ревнует, с трудом переносит разлуку, готов на все для нее, но Котик лишь кокетничает со Старцевым, не отвечая на пылкие
чувства влюбленного. Старцев понимает, что ему взрослому человеку неприлично таскаться по кладбищам, получать записочки,
как желторотому гимназисту, но тем не менее, он носится по всему городу, разыскивая фрак, чтобы сделать предложение
Туркиной. Но даже в конце этого непродолжительного романа Старцевым, быть может, незаметно для него, овладевает трезвый
расчет (Он думает: "А приданого они, д!
олжно быть, дадут немало"). После отказа доктор переживает не слишком долго. Ему было всего лишь "немного стыдно",
что все так глупо и пошло кончилось. Раньше в городе Старцева звали "поляк надутый", тем самым подчеркивая, что он
чужой в этом городе. Старцев редко с кем разговаривал в клубе, а чаще молча ел, уткнувшись в тарелку, потому что, о чем
бы он ни говорил, все обывателями воспринималось как личная обида. Когда Старцев пытался говорить о пользе труда, то
каждый чувствовал в этом упрек себе. Обыватели города ровным счетом ничего не делали. День и время уходили на карты,
сборища, безделье. Уезжает из города Котик, Старцев равнодушно узнает об этой потере, вспоминая только одно: "Сколько
хлопот, однако". С этого времени Дмитрий теряет интерес к работе.
В городе у него огромная практика, ему хорошо платят за визиты. Он по. вечерам любит считать деньги, которые заработал
за день. У него появляются "безобидные" страстишки: игра в вист, обжорство, жадность, равнодушие. Он уже не сострадает
ближним, как раньше, и позволяет себе кричать на больных и стучит палкой. В городе его уже по-домашнему называют
"Ионычем", тем самым принимая его в свою среду. Чехов, показывая "лучшую" семью Туркиных, как бы подводит нас вслед
за Старцевым сделать вывод "Если самая талантливая семья так бездарна и глупа, то каков же весь город?" Еще хуже, чем
Туркины, потому что в этом милом семействе есть налет хоть какой-то интеллигентности. Старцев не имел семьи, он, должно
быть, просто ради удовольствия и не зная, что делать с деньгами, создавал себе душевный комфорт, скупая недвижимость.
Чехов нас предупреждает: "Не поддавайтесь губительному влиянию среды, не предавайте своих идеалов, берегите в себе
человека". Процесс духовного умирания Ста!
рцева тем тягостнее, что он вполне осознает, в какое мерзкое болото погружается, но не пытается бороться. Жалуясь на
окружающую среду, он мирится с нею. Даже воспоминания о любви не могут разбудить полуспящую душу Старцева. Котик,
вернувшись, видит Старцева другим, но ей хочется замуж, поэтому она цепляется за прошлые светлые мечты. Старцев же
устало думает: "Хорошо, что я на ней не женился". Ему уже не нравилось: и как сидит на ней платье, и ее манеры, и
абсолютно все в ней - дело в том, что Старцев уже давно умер, и ничто нс может вывести его из духовной спячки. Ему не
жаль молодости, любви, несбывшихся надежд.
Чехов написал историю новой формы тяжелой социальной болезни, которую давно изучала русская литература. Имя этой
болезни - духовная деградация личности. -Как опытный врач, Старцев мог бы поставить себе диагноз: распад личности в
результате утраты жизненных идеалов. Чехов, понимая трагизм мелочной действительности, не раз в своих рассказах
повторял: "Нет ничего тоскливее, оскорбительнее пошлости человеческого существования". Высокую оценку Чехову дали не
только его современники, но и писатели двадцатого века. Алексей Толстой сказал: "Чехов - это Пушкин в прозе". И я
думаю, что с этим утверждением сложно не согласиться.
Художественные открытия Чехова, мастера рассказа, поражали его современников. Лев Толстой дал очень высокую оценку
Чехову. "Какой превосходный язык!... Никто из нас: ни Достоевский, ни Тургенев, ни Гончаров, ни я не могли бы так
писать," - утверждал Лев Толстой.


Комплект 33 Образ России в прозе И.А. Бунина


Тема уходящей дворянско-крепостнической России нашла отражение в произведениях многих русских писателей. Ее литературные истоки мы находим в произведениях, написанных еще до отмены крепостного права. Так, И. А. Гончаров описывает в “Обломове”, как мерный ход жизни в Обломовке превращается в кипучую деятельность поместья Штольца. Барство уходит в прошлое, но с ним связаны культура и традиции целого класса — дворянства. Об этом же писал и Н. А. Некрасов в поэме “Кому на Руси жить хорошо”, борьба новых явлений со старым укладом жизни нашла свое отражение и в романе И. С. Тургенева “Отцы и дети”. На рубеже двух веков к этой теме обращается и такой великий русский писатель, как Иван Алексеевич Бунин.
Почему тема дворянской Руси столь близка сердцу Бунина? Известно, что он родился не просто в дворянской семье. Род Буниных был очень древним, и писатель по праву гордился своими предками. Он прекрасно знал образ жизни поместного дворянства, его культуру, быт. Но так же хорошо он знал и жизнь простого крестьянского люда.
В детстве в деревне от матери и дворовых он наслушался песен и сказок. Воспоминания о детских годах — лет с семи, как писал Бунин, — связаны у него “с полем, с мужицкими избами” и их обитателями. Он целыми днями пропадал в ближайших деревнях, пас скот вместе с крестьянскими детьми, ездил в ночное, с некоторыми из них дружил. Подражая подпаску, он и сестра Маша ели черный хлеб, редьку, “шершавые и бугристые огурчики”, и за этой трапезой, “сами того не сознавая, приобщались самой земли, всего того чувственного, вещественного, из чего создан мир”, — писал Бунин в автобиографическом романе “Жизнь Арсе-ньева”. Поэтому для писателя уход в прошлое этого уклада жизни был настоящей трагедией. Тема расставания с близкой ему Россией, той, которую он знал с самого детства, раскрывается в таких произведениях Бунина, как “Антоновские яблоки”, “Эпитафия”, “Суходол”, “Деревня” и других.
В повести “Суходол” писатель с грустью воссоздает хронику некогда знатного рода дворян Хрущевых: “Многие из соплеменников наших, как и мы, знатны и древни родом. Имена наши поминают хроники: пред- ки наши были и стольниками, и воеводами, и “мужами именитыми”, ближайшими сподвижниками, даже родичами царей. И называйся они рыцарями, родись мы западнее, как бы твердо говорили мы о них, как долго еще держались бы! Не мог бы потомок рыцарей сказать, что за полвека почти исчезло с лица земли целое сословие, что столько выродилось, сошло с ума, наложило руки на себя или было убито, спилось, опустилось и просто потерялось где-то бесцельно и бесплодно!”
Барство у Бунина уходит вместе с его представителями. Дворяне у него вырождаются. Это ярко видно в повести “Суходол”, показывающей, как измельчал некогда знатный род. Судьба Хрущевых трагична. Барышня Тоня сходит с ума, Петр Петрович погибает под копытами коня, слабоумный дедушка Петр Кириллович умирает от руки крепостного. Представители некогда знатного дворянского рода просто “сосуществуют” между собой, иногда доходило до того, что они хватались за ножи и ружья.
При этом Бунин с симпатией относится к простому люду. “Порой мне казалось на редкость заманчивым быть мужиком”, — писал он. Жизнь богатых, зажиточных мужиков писатель сравнивает с жизнью среднего дворянства. Бунину нравится их трудолюбие, набожность, размеренный уклад жизни — все, что составляло основу той Руси, которая была так близка писателю и которая уходила в прошлое.
Но Бунин видел и забитость крестьянства, его невежество и бесхозяйственность. Герой его замечательной повести “Деревня” Тихон Краснов до глубины души поражен, что в плодородном черноземном крае может быть голод, разорение и нищета. “Хозяина бы сюда, хозяина!” — думает он. Его брат Кузьма винит в этом правительственных “пустоболтов”, которые “затоптали, забили народ”.
Повесть Бунина “Деревня”, напечатанная в 1910 году, вызвала большие споры и явилась началом огромной популярности писателя. За “Деревней” последовали другие повести и рассказы, как писал Бунин, “резко
500
рисовавшие русскую душу, ее светлые и темные, часто трагические основы”. По мнению Максима Горького, о чем он и написал автору “Деревни”, Бунин в этом произведении “широко захватил жизнь русского народа, касается проблем исторических, национальных и того, что было злобой дня, — войны и революции”. При этом он изображает современную ему деревню “без всяких прекрас”.
“Беспощадная правда” бунинской повести была основана на глубоком знании ее автором “мужицкого царства”. В ней Бунин показывает жизнь крестьянства накануне первой русской революции, события которой полностью разрушают привычный ход жизни в деревне. Мы видим какие-то мужицкие сходки, горящие помещичьи усадьбы, разгул бедноты... Герои повести пытаются разобраться в окружающем, найти для себя точку опоры. Но неспокойные события начала века обостряют не только социальные проблемы деревни, но и разрушают нормальные человеческие отношения, заводят героев “Деревни” в тупик.
Герои Бунина очень тяжело переживают все эти события. Иногда они не в силах выносить разлад в привычной им жизни: Арсений Семенович из рассказа “Антоновские яблоки” застрелился. В этом рассказе Бунин идеализирует доброе старое время, когда дворянство переживало свои лучшие времена. Вчитываясь в его строки, мы начинаем видеть целую историю расцвета и заката жизни помещичьих усадеб, описание осени дворянства. Антоновские яблоки — символ жизни, благополучия. Поэтому не случайно лучшие воспоминания Бунина о прежней богатой дворянской жизни связаны именно с антоновкой, такой реальной, что мы, кажется, слышим ее запах.
Творчество И. А. Бунина занимает значительное место не только в русской, но и во всемирной литературе. В мире прозу Бунина приравняли к произведениям Толстого и Достоевского, говоря при этом, что он обновил русское искусство и по форме, и по содержанию, привнес в реализм XIX века новые черты и краски. Описывая современные ему события, Бунин выдвигает на первый план вечные ценности — добро и красоту. Это давало писателю столь необходимое ему ощущение связи с прошлым.


Комплект 34 Роль внесценических персонажей в комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума».


“Горе от ума” — реалистическое произведение, где автор дает обобщенную картину жизни дворянской Москвы 20-х годов XIX века. Большое количество действующих лиц, представляющих московское дворянское общество, дополняется внесценическими персонажами, то есть такими персонажами, которые не появляются на сцене, но о которых мы узнаем по рассказам главных героев. Для того чтобы расширить рамки произведения, усилить обобщение и типизацию, и вводятся внесценические персонажи. Это новаторский прием Грибоедова-драматурга.
Персонажи, которые помогают обрисовать идеалы, принципы и ценности “века минувшего”, — это Максим Петрович, о котором с благоговением вспоминает Фамусов (“Тогда не то, что ныне: при государыне служил Екатерине”).
Фома Фомич, Кузьма Петрович, Татьяна Юрьевна, “Нестор негодяев знатных”, княгиня Марья Алексеевна и другие — все они занимают достаточно высокое социальное положение: чиновники, вельможи, сановники — “тузы”.
Другие герои, близкие по духу и мироощущению Чацкому, как бы повторяющие его мир, мысли, поведение, — это князь Федор, и химик, и ботаник, и двоюродный брат Скалозуба.
Роль внесценических персонажей — создать в ограниченных рамках пьесы широкую картину всей жизни тогдашней России. Эти герои не только расширяют рамки произведения, но и помогают лучше понять и оценить действующих лиц.
В отличие от внесценических, второстепенные персонажи появляются на сцене, но не играют ведущей роли в развитии конфликта. Как и другие действующие лица, второстепенные персонажи ярко характеризуют фамусовское общество. Среди них наиболее выделяются Загорецкий и Репетилов, необходимые спутники этого общества. Именно фигура Загорецкого доказывает, что дворянское общество глубоко безнравственно. Хлестова так характеризует Загорецкого: “лгунишка он, картежник, вор”, но мастер услужить, поэтому для него везде открыты двери. От Горича мы узнаем, что он еще и доносчик (“горазд переносить”), Горич остерегает Чацкого высказываться при Загорецком откровенно.
Репетилов является как бы пародией на Чацкого, в его образе осуждаются люди, искажающие и опошляющие высокие идеи. Репетилов будет существовать вечно, тип подражателя всегда возникал в переломные эпохи. Такие как Репетилов стараются называться передовыми и прогрессивными, но на самом же деле за этим скрывается пустота: “Шумим, братец, шумим!”
Но наиболее интересна роль Лизы в комедии “Горе от ума”. Уже с самого начала пьесы мы видим, что Лиза — незаурядный человек, она обладает живым умом, хитростью, проницательностью, которые помогают ей хорошо разобраться в людях. Она дает меткие характеристики другим персонажам: Скалозубу (“речист, а больно не хитер”), Чацкому (“кто так чувствителен, и весел, и остер”). Соприкасаясь с Лизой, каждый герой предстает перед нами в своем истинном лице. Фамусов, который “монашеским известен поведеньем”, втихую волочится за служанкой, Молчалив, любящий барышню “по должности”, тоже не прочь приударить за Лизой. Мне кажется, что образ Лизы является как бы двигателем всей пьесы, если бы его не было, то развязка была бы совершенно другой. Итак, Лиза играет важную роль в развитии сюжета комедии. Все второстепенные и внесценические персонажи сделали пьесу более интересной и насыщенной. Благодаря им, по замечанию Гончарова, в группе из небольшого числа лиц отразилась вся прежняя Москва, ее дух и нравы.


Комплект 35 Образ русского солдата в поэме А.Т. Твардовского "Василий Теркин".


Говорят, что собирались поставить или уже поставили памятник бойцу Василию Теркину. Памятник литературному герою — вещь вообще редкая, а в нашей стране—в особенности. Но мне кажется, что герой Твардовского заслужил эту честь по праву. Ведь вместе с ним памятник получают и миллионы тех, кто так или иначе походил на Василия, кто любил свою страну и не жалел своей крови, кто находил выход из трудного положения и умел шуткой скрасить фронтовые трудности, кто лю- бил поиграть или послушать музыку на привале. Многие из них не обрели даже своей могилы. Пусть же памятник Василию Теркину будет им надгробием.
В библиотеке, куда я пришел, чтобы взять поэму, мне досталось очень интересное издание: вместе с текстом были помещены письма читателей “Василия Теркина” с 1942 по 1970 год и ответ читателям “Как был написан “Василий Теркин”. Перелистывая эти разнообразные письма, я убедился, что поэма Твардовского была действительно народной, вернее, солдатской поэмой. По воспоминаниям Солженицына, солдаты его батареи из .многих книг предпочитали больше всего ее да “Войну и мир” Толстого.
В своем небольшом сочинении мне бы хотелось остановиться, прежде всего, на том, что же мне лично больше всего нравится в поэме и ее герое.
Больше всего мне нравится в произведении Александра Трифоновича язык, легкий, образный, народный. Стихи его так и запоминаются сами. По душе необычность книги, то, что она как бы без начала и конца. Словно ты вновь встретился со старым другом, которого тебе представлять не надо. А потом расстался с ним. Что же, это жизнь... И то, что автор предлагает:

Словом, книгу с середины
И начнем. А там пойдет.

Это, думается, делает героя и ближе, и понятнее. Очень правильно и то, что поэт приписал Теркину не так уж много геройских подвигов. Одного сбитого самолета да взятого языка вполне достаточно. А ведь, по признанию самого Твардовского, он чуть было не увлекся “сюжетностью”. Хотел “заставить” Теркина перейти линию фронта и действовать в тылу противника на Смоленщине (кстати, родине самого автора). Но чувство меры не дало это сделать. Недаром же Александр Исаевич Солженицын в своих литературных воспоминаниях “Бодался теленок с дубом” восхищался этим чувством меры у Твардовского. Он, в частности, писал, что, не имея свободы сказать полную правду о войне, Твардовский останавливался перед каждой ложью чуть не на последнем миллиметре, но нигде этого барьера не переступил. Оттого и вышло чудо!
Если бы меня спросили, почему Василий Теркин стал одним из моих любимых литературных героев, я бы сказал: “Он очень по душе мне жизнелюбием. Смотрите, он на фронте, где каждый день смерть, где никто “не заколдован от осколка-дурака, от любой дурацкой пули”. Порой мерзнет и голодает, не имеет вестей от родных, его ранят. А он не унывает. Живет и радуется жизни. Мне кажется, сегодня этого качества так не хватает многим людям. А может быть, и мне самому... Теркин не может не радовать своим жизнелюбием. Ведь он

В кухне — с места, с места — в бой.
Курит, ест и пьет со смаком
На позиции любой.

Он может переплыть ледяную реку, тащить, надрываясь, языка. Но вот вынужденная стоянка, “а мороз — ни стать, ни сесть...”. И Теркин заиграл на чужой гармонии.

И от той гармошки старой,
Что осталась сиротой,
Как-то вдруг теплее стало
На дороге фронтовой.

Теркин — душа солдатской компании. Недаром товарищи так любят слушать его то шутливые, то очень серьезные рассказы. Вот они лежат в болотах, где “перемокшая” пехота мечтает уже даже о том, “хоть бы смерть, да на сухом”, “третьи сутки кукиш кажет в животе кишка кишке”. Сыплет дождик, злой кашель терзает грудь. И даже прикурить нельзя: размокли спички. Солдаты все клянут, и кажется им, что “хуже нет уже беды”. А Теркин усмехается и начинает длинное рассуждение. Говорит он о том, что, пока солдат чувствует локоть товарища, он силен. За ним батальон, полк, дивизия. А то и фронт. Да что там, вся Россия! Вот в прошлом году, когда немец рвался к Москве и пел: “Москва моя”, — тогда и можно было кручиниться. А нынче немец уже не тот, “этой песни прошлогодней нынче немец не певец”. А мы про себя думаем, что ведь и прошлый год, когда совсем тошно было, находил Василий слова, что помогали товарищам. Такой уж в нем был талант. Такой талант, что, лежа в мокроте, засмеялись товарищи, легче им стало.
Но больше всего мне нравится глава “Смерть и воин”, в которой наш герой раненый лежит и замерзает. И чудится ему, что пришла к нему Смерть. И стало ему трудно спорить с ней, потому что истекал он кровью и хотел покоя... И чего уж, казалось, держаться за эту жизнь, где вся радость — то мерзнуть, то рыть окопы, то бояться, что убьют тебя?... Но не такой Василий, чтобы легко сдаться “Косой”.

Буду плакать, выть от боли,
Гибнуть в поле без следа,
Но тебе по доброй воле
Я не сдамся никогда, —

шепчет он. И воин побеждает Смерть.
Нынче прошло время лубочных героев книг и фильмов, о любителях которых с издевкой писал Твардовский, что эти писатели всегда рады “заключить”, “что, мол, горе не беда”.

Что с удачей постоянно
Теркин подвиг совершил:
Русской ложкой деревянной
Восемь фрицев уложил!

Писатель постоянно подчеркивал, что “страшный бой идет, кровавый, смертный бой...”.
Сегодня мы начинаем узнавать правду о неисчислимых потерях, которые понес наш народ в войне, часто совершенно напрасных. Сегодня мы начинаем узнавать правду о причинах, целях и ходе войны, победой в которой, по мнению А. Солженицына, нам не стоит так уж гордиться. Но среди этой горькой правды свое место займет и простой русский солдат Василий Теркин.





оставить комментарий
страница7/10
Дата15.09.2011
Размер1,7 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
не очень плохо
  1
средне
  1
хорошо
  1
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх