Птицы севера нижнего поволжья книга I история изучения, общая характеристика и состав орнитофауны издательство саратовского университета 2005 icon

Птицы севера нижнего поволжья книга I история изучения, общая характеристика и состав орнитофауны издательство саратовского университета 2005


Смотрите также:
Эволюция мещанского сословия в системе социально экономических отношений нижнего поволжья во...
Старообрядчество самаро-саратовского поволжья второй половины XIX начала XX вв...
Концепция воспитательной системы. 10. Анализ итогов образовательного процесса за 2008 2009 год...
Программа Иваново Издательство Ивановский государственный университет 2005 Состав Оргкомитета...
Повседневная жизнь провинциального российского города на рубеже XIX-XX вв...
Население городов Поволжья (1980-1991 гг.)...
Немецкая топонимия поволжья: социолингвистический аспект исследования 10. 02. 19 Теория языка...
Доклад директора...
Тверская область, г. Удомля., ул. Попова д. 8-а, тел. 48255 5-53-74...
«Рождественская сош»...
Формирование экологической культуры школьников в учреждении дополнительного образования 13. 00...
Авторское выполнение научных работ любой сложности грамотно и в срок...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   27
вернуться в начало
скачать
^

Статус. Очень редкий залетный вид.

Распространение. Ближайшие крупные гнездовые колонии расположены на территории Казахстана, где пеликаны поселяются на обширных пресных озерах, заросших тростником. В России розовый пеликан постоянно гнездится только на оз. Маныч-Гудило и Маныч, нерегулярно и в небольшом количестве – на Чограйском водохранилище. В летний период негнездящиеся птицы встречаются по всей долине Маныча и в Калмыкии [287]. Ареал вида с конца ХIХ в. существенно сократился.

Численность. Единичные случаи залетов пеликанов на солоноватые озера и лиманы степной и полупустынной зон рассматриваются как проявление генетической памяти о прошлых местах размножения [693]. Численность вида в России в последней четверти колебалась от 54 до 125 гнездящихся пар и достигала после размножения 230–400 особей [694]. В различных частях Волгоградской области (озера Булухта и Эльтон, водохранилища западной ветви Палласовского канала вблизи с. Золотари) в отдельные годы максимально регистрируется до 70 птиц [693]. Малая численность на гнездовании определяет редкость встреч этого вида на исследуемой территории. Известно лишь несколько случаев залета розового пеликана в верхнюю зону Волгоградского водохранилища и в пойму р. Б. Узень в середине прошлого столетия [182]. Включен в список особого внимания Красной книги Саратовской области [418], рекомендуется к включению во второе издание региональной Красной книги в VI категорию.



Кудрявый пеликан Pelecanus crispus Bruch, 1832.

Статус. Редкий залетный вид.

Распространение. В начале XIX столетия граница распространения кудрявого пеликана доходила до г. Самары, а в Саратовской губернии он встречался в Вольском уезде на реках Терешке и Волге [24]. Некоторые залетные особи отмечались М.Н. Богдановым и в cаратовском Заволжье. В.К. Рахилин [18], на основе анализа старых источников, указывает на обитание пеликана в XVIII и первой половине XIX вв. в Поволжье в Царицинском и Камышинском уездах. Позднее число встреч вида значительно сократилось. Так, М.А. Радищев [32] указывает лишь на единственную находку пеликана у Хвалынского городского острова. Кроме того, в 1902 г. одна птица данного вида была добыта в окрестностях г. Вольска (в прошлом, очевидно, хранилась в Вольском краеведческом музее). В 1904 г. зарегистрирован залет кудрявого пеликана в устье р. Б. Иргиз в окрестностях г. Вольска, где птица была добыта охотником, а ее чучело хранится в одной из местных школ [80].

В летнее время для вида характерны широкие кочевки неполовозрелых птиц. Именно в этот период отдельные залетные особи отмечались на территории саратовского Заволжья в различные периоды XX столетия [80, 126]. Так, по данным Р.А. Девишева [182] две особи данного вида были добыты в период 1900–1966 гг. в верхней зоне Волгоградского водохранилища. В последующий период не было достоверных сведений о залетах кудрявого пеликана выше Камыш-Самарских озер [145].

До 1996 г. ближайшие крупные гнездовые колонии этих птиц находились на прилегающих территориях Западного Казахстана. В Волгоградской области относится к группе глобально редких видов (I категория региональной Красной книги), где отдельные особи в гнездовой период держатся в колониях больших бакланов на Сарпинских озерах [695]. В конце 1980-х гг. в Управление охотничьего хозяйства по Саратовской области периодически поступали сведения о встречах этих птиц в междуречье Б.  и М. Узеней на территории Александровогайского административного района. В период с июля по август 1991–1993 гг. отдельных пеликанов регулярно отмечали на разливах Варфоломеевского водохранилища, куда они, вероятно, залетали с гнездовых колоний казахстанского оз. Соркуль, расположенного в 50 км южнее. Отдельные птицы в эти же годы отмечались на лиманах близ населенных пунктов Байгужа и Ветелки в Александровогайском районе. Кроме того, 23.08.1991 г. три парящих на большой высоте пеликана были отмечены на северо-востоке Новоузенского района [510].

Численность. Характер пребывания пеликана на территории области определяется единичными встречами. Учитывая тенденцию некоторого увеличения численности кудрявого пеликана в районах размножения, которая составляла в 1990–1993 гг. для европейской части России 400–450 пар [696], предполагалось дальнейшее увеличение встреч этих птиц в пределах Саратовской области. Однако ситуация коренным образом не изменилась, и в настоящее время кудрявый пеликан – по-прежнему редкая залетная птица региона. Причиной этого, вероятно, является некоторая дестабилизация гнездовых поселений птиц на оз. Маныч-Гудило и Маныч, где основным лимитирующим фактором в последнее время являются неконтролируемые антропогенные изменения гидрологического режима водоемов и обусловленное этим разрушение островных экосистем [287]. Включен в список особого внимания Красной книги Саратовской области [418], планируется его включение во второе издание региональной Красной книги в VI категорию.


Семейство Баклановые – Phalacrocoracidae

Род Phalacrocorax Brisson, 1760

Большой бакланPhalacrocorax carbo (Linnaeus, 1758).

Статус. Редкий гнездящийся перелетный вид.

Распространение. Коллекционный материал (n = 7): № СМК 8253/1, 8253/2. Август 1894 г. S. Саратовская обл., окрестности г. Хвалынска. Радищев (предположительно) (ФК ОКМ); № 1029. 1905 г. М. Саратовская обл., окрестности г. Хвалынска, р. Волга, о-в Хорошевский. Радищев (ОП ХКМ); № 1413. 28.09.1997 г. Juv. Саратовская обл., окрестности пос. Ровное. Завьялов (ЗМ СГУ); № 115520. 19.07.1999 г. F. Саратовская обл., Ровенский р-н, волжские о-ва. Крючкова (ЗМ МГУ); № 2037. 22.07.2000 г. F. Там же. Завьялов (ЗМ СГУ); № 2248. 27.07.2001 г. Juv. Там же. Завьялов (ЗМ СГУ).

До конца XX столетия отмечался как редкая залетная птица области. В прошлом встречи этих птиц в долине р. Волги носили обычный характер, однако, начиная со второй половины XIX в., численность баклана на севере Н. Поволжья стала быстро сокращаться: в конце столетия было известно лишь несколько встреч этих птиц. Например, две особи были добыты в августе 1894 г. на острове Генеральском и Хвалынском городском острове на р. Волге [32]. И.Б. Волчанецкий [46] наблюдал баклана в пойме р. Волги у г. Саратова; им же 01.09.1925 г. добыт самец на пр. Петраковском в Новоузенском районе [51]; одна особь была добыта у с. Черебаево Иловатского кантона Республики немцев Поволжья (ныне этот населенный пункт находится в пределах Волгоградской области) в сентябре 1933 г. [59]. Еще одна встреча зарегистрирована Р.А. Девишевым [182] в верхней зоне Волгоградского водохранилища, однако автор не указывает точной даты и места регистрации птицы. В общем виде северная граница распространения вида в середине прошлого столетия проводилась в Волго-Уральских степях по линии Камыш-Самарских озер, т.е. по 49 параллели, однако по крупным озерам бакланы проникали и далее на север, достигая 50°30' с.ш. [697].

В последние десятилетия XX столетия залеты баклана в Заволжье Саратовской области стали обычными: он отмечался на водоемах Пугачевского, Краснопартизанского, Перелюбского и Озинского районов. Например, две птицы отмечены 28.08.1992 г. на рыборазводных прудах в районе с. М. Перекопное в Балаковском районе [434], тремя неделями раньше В.С. Залетаев наблюдал несколько бакланов на р. Б. Иргиз у с. Сулак Пугачевского района [405]. Несколько встреч вида в условиях низкой обводненности территории известно с северо-востока Левобережья, в частности, из долины р. Б. Чалыкла [538]. Очевидно, что наиболее часто большой баклан совершает трофические кочевки в годы минимальной обводненности водоемов, когда их кормность на территории Казахстана становится низкой. В такие годы неполовозрелые и линяющие птицы перемещаются в северо-западном направлении через территорию саратовского Заволжья в поисках благоприятных условий, достигая иногда рек Б. Иргиза и Волги.

Несколько иной характер и причины имеет появление этих птиц в Правобережье. В весенне-летний период 1997 г. зарегистрированы многочисленные встречи бакланов в средней зоне Волгоградского водохранилища на границе Волгоградской и Саратовской областей. В пределах Черебаевской поймы (50°45' с.ш. 45°50' в.д.) ежедневно с 29.06.1997 г. по 14.07.1997 г. отмечали стаи бакланов до 7 птиц. В течение дня бакланы совершали трофические перемещения вдоль экотонной зоны, разграничивающей мелководные межостровные участки и глубоководную стремнину р. Волги. Максимальное количество одновременно наблюдаемых здесь птиц составило 18 экземпляров [517].

Опрос рыбаков промысловых хозяйств показал, что появление этих птиц стало наиболее заметным в 1995 г., с этого периода число встреч бакланов в средней и верхней зонах Волгоградского водохранилища неуклонно возрастает. Это происходит несмотря на значительный пресс на популяции этих птиц со стороны рыболовных коллективов, рассматривающих бакланов как самых серьезных вредителей рыбного промысла. Уже сегодня, на некоторых участках реки, бакланы частично расклевывают в сетях до 70% улова, отличаясь от хохотуний и черноголовых хохотунов большей глубиной заныривания.

В 1999 г. темпы нарастания численности этих птиц в пределах Ровенского района приняли стремительный характер: на рыборазводных прудах в окрестностях районного центра за один учетный утренний час регистрировалось 25–27 сентября от 430 до 560 птиц. Кроме того, большую часть времени суток бакланы проводят на островах средней зоны Волгоградского водохранилища, используя в качестве присады, как правило, сухие деревья. Только в июле 2000 г. на о-ве Обливной в 8 км от пос. Ровное ежедневно собиралось до 85 особей. Подобная концентрация бакланов известна и для других больших и малых волжских островов.

Появление в Саратовской области в пределах Волгоградского водохранилища больших бакланов, характер пребывания которых уже не рассматривается здесь как залетный, очевидно, следует связывать с расширением репродуктивных районов этих птиц в южной части Н. Поволжья. Глубина проникновения этих птиц на север до конца не выяснена, однако достоверно известно об их встречах в пределах Саратовского водохранилища в Ульяновской области [640]. Весьма примечательны примеры регистрации этих птиц на территории сопредельной Пензенской области, что реально отражает процесс расселения вида в регионе [623]. Это происходит на фоне увеличения общей численности вида во всем Н. Поволжье, когда только с 1970-х гг. до 1987 г. данный показатель увеличился в целом для страны в 1.3 раза [698]. Вполне очевидно, что в настоящее время большой баклан в фауне Саратовской области является вполне обычным элементом, случаи размножения которого на современном этапе пока все же редки.

Впервые был отмечен на гнездовье в Новоузенском административном районе. Так, 18.05.1989 г. шесть гнезд этих птиц были найдены в смешанной колонии серых и больших белых цапель в тростниковых крепях пруда, расположенного близ пос. Куровка. В последующие годы эта колония исчезла, но уже в 1992 г. большие бакланы вновь загнездились в этом же районе, избрав местом гнездования тростниковые заросли и плавни пр. Дюрский. В 1992 г. три пары больших бакланов впервые были отмечены на гнездовье на территории Ершовского района на водохранилище у с. Перекопное. Здесь для гнездования птицы избрали деревья, высохшие после заполнения водохранилища водой. В последующие годы эта колония постоянно увеличивалась и к 1999 г. здесь насчитывалось уже 28 гнездящихся пар. С начала 1990-х гг. большие бакланы стали регулярно отмечаться и на прилегающих водоемах. Так, в 1995 г. эти птицы впервые загнездились на вершинах затопленных кустарников пр. Желтого в Федоровском районе, но в последующие годы эта колония здесь исчезла. В 1996 г. большие бакланы, летающие со строительным материалом в клювах, были отмечены на пр. Сафоровский Дергачевского района, однако подтвердить факт их гнездования здесь не удалось [510]. Кроме того, гнездовое поселение этих птиц известно из Дергачевского района (верховья р. Чертанлы), где птицы, например, размножались в 2002 г. в составе колонии из 18 гнезд.

Численность. Начиная с середины 1990-х гг. бродячие стаи больших бакланов, насчитывающие от 5–6 до 20–30 птиц, стали регулярно отмечаться на многих водоемах всех южных районов Саратовской области, и данное обстоятельство позволяет предполагать возможность гнездовой экспансии этих птиц уже в ближайшие годы [510]. В настоящее время на обширных территориях степного и полупустынного Заволжья – это обычный летующий вид. Встречи группировок бакланов из 25–100 особей известны из Краснокутского (05.09.2002 г., окрестности с. Розовка) и Александровогайского (11.07.2002 г., окрестности хут. Ветелки) районов.

Миграция. В весенний период первые встречи бакланов в регионе приурочены к последним числам апреля – первой декаде мая. В осеннее время большая часть птиц отлетает к местам зимовки в последних числах сентября – первой пентаде октября. Например, в окрестностях пруда вблизи пос. Свободный Дергачевского района большинство бакланов покинуло пределы колонии уже к началу октября и лишь одна птицы первого года жизни регистрировалась здесь вплоть до 06.10.2002 г.


Отряд Аистообразные – Ciconiiformes

Семейство Цаплевые – Ardeidae

Род Botaurus Stephens, 1819

Большая выпьBotaurus stellaris (Linnaeus, 1758).

Статус. Гнездящийся перелетный вид.

Распространение. Коллекционный материал (n = 6): № 1009. 1909 г. М. Саратовская обл., окрестности г. Хвалынска, р. Волга, о-в Городской. Радищев (ОП ХКМ); № 3. 30.08.1925 г. S. Саратовская обл., окрестности пос. Красный Кут. Яльцев (предположительно) (ЗФ СГАУ); № 378. 16.06.1941 г. М. Саратовская обл., Духовницкий р-н, оз. Березовый Ильмень. Козловский (ЗФ СПИСГУ, экспоз.); № 1637. 29.04.1998 г. М. Саратовская обл., Александровогайский р-н, хут. Букин. Завьялов (ЗМ СГУ); № 1964. 03.05.1999 г. М. Саратовская обл., окрестности пос. Ровное. Завьялов (ЗМ СГУ); № 2038. 28.08.2000 г. F. Саратовская обл., Новоузенский р-н, с. Тимонин. Костецкий (ЗМ СГУ).

Встречается повсеместно. Наиболее обычна в южном и центральном Заволжье, например в долине рек Еруслана, Б. и М. Узеней. Р.А. Девишев [182] отмечал ее в период 1962–1966 гг. на гнездовании в поймах рек Хопер, Б. Иргиз (у г. Пугачева) и Б. Узень. В этот же период отмечено гнездование выпи в Духовницком районе [78]. В отношении областного центра А.Л. Подольский [331] относил выпь к пролетным птицам.

Численность. Во всех подходящих для гнездования биотопах обычная, широко распространенная птица. Например, на оз. Березовый Ильмень площадью 20 га П.Н. Козловским [78] 15.06.1941 г. зарегистрировано 6 птиц. В орнитокомплексах заволжских водоемов и их окрестностей на ее долю приходилось (1960–1964 гг.) 1.2% по встречаемости [136]. В пределах мезо-ксерофитных лугов первой надпойменной террасы р. Б. Иргиз в верхнем ее течении в репродуктивный период 1998–2002 гг. обилие вида составило в среднем 8.2 особи/км2. Поселяется здесь также в тростниковых и ивовых зарослях по берегам водоемов лиманного типа, приуроченных к притеррасным понижениям верховьев реки, где средняя плотность ее населения составляет 5.8 особи/км2. Сопоставимые показатели обилия (6.4) характерны для вида на участках осоковых ивняков по берегам водоемов, приуроченных к притеррасным понижениям среднего течения реки [659].

Относится к типичным на гнездовании видам на участках тростниковых зарослей, приуроченных к пологим склонам первой надпойменной террасы р. Еруслана в нижнем его течении. В данном биотопе в гнездовое время 1998–2002 гг. в среднем было учтено 3.6 особи/км2. Сопоставимые количественные показатели (3.5 особи/км2) получены для вида на крупных по площади водоемах притеррасных понижений в нижнем течении реки [659]. По данным учетов выпи по голосу (1986 г.), на территории Федоровского района в первой половине июня этот вид был отмечен на всех водоемах площадью более 0.6 км2 [405]. В репродуктивный период 1997 г. в долине р. Сафаровки на востоке саратовского Заволжья на площади 2500 га размножалось 10–15 пар [481]. Обилие большой выпи существенно выше в пределах притеррасья в нижнем течении р. Медведицы, где в обширных по площади зарослях макрофитов в 1998–2002 гг. в среднем учитывали 23.8 особи/км2 [659]. По данным В.В. Пискунова [160], большая выпь является редким видом в верхней и средней зоне Волгоградского водохранилища и существует тенденция к снижению численности данного вида на территории области.

Миграция. На местах гнездования появляется в первой половине апреля. Наиболее ранняя встреча вида в области (окрестности областного центра) датирована 25.03.1938 г. [78]. В постгнездовой период птицы еще несколько недель остаются в пределах репродуктивных районов, совершая суточные кочевки в составе семейных групп [413]. В пределах этого периода (30.08.1925 г.), например, была добыта особь в окрестностях с. Ахмат Краснокутского кантона Республики немцев Поволжья – ныне окрестностей пос. Красный Кут [59]. Массовый осенний отлет в центральном и северном Заволжье приходится на последнюю неделю сентября – первые числа октября [138]. Приблизительно в этот период отмечается пролет выпи и в пойме р. Еруслана [699]. Наиболее поздним пролет этих птиц был в 1940 г., когда под г. Энгельсом они летели еще 25 октября [78].

Местообитания. Поселяется на водоемах с густыми зарослями тростника и рогоза.

Размножение. В конце апреля пары уже четко придерживаются границ индивидуального участка: самец, демонстрирующий элементы брачного поведения, зарегистрирован в последних числах апреля 1998 г. на лиманах в Александровогайском районе. Гнездо диаметром 50–90 см и высотой 40–50 см строит в основном из стеблей тростника, размещая его на кочке в ивовых зарослях. К откладке яиц приступает в первой половине мая. Так, 05.05.2004 г. гнездо выпи с неполной кладкой отмечено нами в ур. Харламов сад в пойме р. Б. Узень вблизи с. Монахов в Александровогайском административном районе. В кладке от 3 до 5 яиц глинисто-серого цвета, их размеры составляют 47.7–59.0 × 34.9–41.8 мм. Насиживание продолжает 25–28 суток. Птенцы появляются на большей части изучаемой территории во второй половине июня, в южных районах – несколько ранее. Молодые нелетные выпи отмечены на территории Ровенского района (1992 г.) во второй декаде июля.

Питание. В пищевом спектре выпи отмечены пресмыкающиеся, амфибии и насекомые. Например, у птиц, добытых на оз. Березовый Ильмень 16.06.1941 г., в желудках отмечены прыткие ящерицы (Lacerta agilis), озерные лягушки (Rana ridibunda), жуки-водолюбы (Hydrophilidae) и плавунцы (Dytiscidae) [78].


Род Ixobrychus Billberg, 1828

Малая выпьIxobrychus minutus (Linnaeus, 1766).

Статус. Гнездящийся перелетный вид.

Распространение. Коллекционный материал (n = 2): № отсутствует. 05.04.1927 г. F. Саратовская обл., Вольский р-н, левый берег р. Волги. Пичугин (ОП ВКМ); № 1255. 11.07.1997 г. F. Саратовская обл., пос. Ровное. Баюнов (ЗМ СГУ).

Широко распространена в пределах региона, но повсеместно немногочисленна. Р.А. Девишевым [182] в период с 1962 по 1966 гг. данный вид зарегистрирован в пойме р. Волги (у городов Саратов и Балаково, у пос. Духовницкое), на реках Хопер (у г. Аркадак, сел Алмазово и Турки), Б. Иргиз (у г. Пугачев), а также Б. Узень. Кроме того, известны данные литературы [59] о регистрации этих птиц в окрестностях пос. Красный Кут (29.08.1925 г.) и ст. Алтата Дергачевского района (28.05.1926 г.), а также «…по берегам глубоких плесов Еруслана» [78]. В последнем случае встречи волчка в репродуктивный период на степных орошаемых участках носили массовый характер. В последние десятилетия волчок активно заселяет и антропогенные ландшафты. Так, в 1992 г. малая выпь отмечена на озерах лесопарка г. Энгельса, регулярно отмечалась в июне – июле 1993 г. на гребном канале р. Сазанки. А.Л. Подольский [331] считает вид гнездящимся в черте г. Саратова. По-прежнему его поселения стабильны как на водоемах Донского [538], так и Волжского бассейнов.

Численность. Плотность населения малой выпи на территории области не подвержена значительным колебаниям. По данным В.В. Пискунова [160], малая выпь является редким видом в верхней и средней зонах Волгоградского водохранилища, и существует тенденция к снижению ее численности на территории области. Относительно многочисленна она на водоемах Краснокутского, Ровенского, Федоровского районов, на литоралях Волгоградского водохранилища. Ежегодное подтопление кустарникового яруса и зарослей ивы (Salix sp.) создает условия, наиболее благоприятные для гнездования данного вида в пойме р. Волги. Численность здесь малой выпи, с учетом сезонных изменений, варьирует в пределах от 1.5 до 4.2 пары/км береговой линии [164, 538]. Регулярно отмечается в учетах на участках тростниковой ассоциации, приуроченных к пологим склонам первой надпойменной террасы р. Еруслана в нижнем его течении. Здесь в репродуктивный период 1998–2002 гг. в среднем наблюдали 6.6 особи/км2 [659].

Размножение. Гнездится на заломах тростника или в зарослях ивняка. Расположение гнезд различно. Наиболее часто поселяется в ивняковых зарослях, иногда устраивая гнездо над самой водой. Известно гнездо, зарегистрированное 12.06.1929 г. в Ровенском районе, устроенное из сухих стеблей травы и прутьев на терновом кусту на высоте 2 м от земли [52]. Размеры гнезда 23–25 см, диаметр лотка 9–11 см. В кладке от 4 до 6 яиц бледно-зеленого цвета, их размеры – 30.2–39.1 × 23.5–29.0 мм. Полные сильно насиженные кладки отмечаются со второй декады июня. Насиживание продолжается от 17 до 22 дней, выкармливают выводок оба родителя. Летными птенцы становятся в месячном возрасте, после чего выводки распадаются.


Род Nycticorax T. Forster, 1817

КвакваNycticorax nycticorax (Linnaeus, 1758).

Статус. Залетный, предположительно гнездящийся вид.

Распространение. Коллекционный материал (n = 1): № 1010. 1905 г. F. Саратовская обл., окрестности г. Хвалынска, р. Волга, о-в Вороний. Радищев (ОП ХКМ).

Встречи кваквы в пределах области носят периодический характер. Например, известна находка Н.А. Бундаса вида в Саратовском уезде (ныне районе) у с. Николаевки [24]. Отмечалась в Заволжье на территории Балаковского района (тушка добытой, вероятно, здесь птицы хранилась в прошлом в Вольском краеведческом музее), а также на реках Волге и Б. Узене [182]. Две особи данного вида отмечены 28.06.1989 г. в колонии серых цапель на р. Б. Иргиз у с. Сулак [511]. Гнездование кваквы в регионе носит предположительный характер. Однако на сопредельных территориях в пределах Среднего Поволжья входит в группу гнездящихся птиц [625]. Кроме того, кваква отнесена к гнездящимся видам в пределах КОТР международного значения «Пойма Хопра у оз. Ильмень» вблизи границ изучаемого региона и Воронежской области. Здесь ежегодно размножается 2–3 пары этих птиц [464].


Род Bubulcus Bonaparte, 1855

Египетская цапляBubulcus ibis (Linnaeus, 1758).

Статус. Очень редкий залетный вид.

Распространение. В фаунистические списки региона внесена на основе сообщения В.В. Пискунова с соавторами [453] о регистрации одной особи 19.05.1997 г. на лиманах у с. Варфоломеевка Александровогайского района. Других сведений о пребывании цапли в Саратовской области нет. Ближайшие гнездовые колонии вида в пределах России приурочены к низовьям рек Волги и Терека, где ежегодно размножается не более 20 пар [287]. Численность египетской цапли в целом проявляет тенденцию к увеличению, возможно расширение распространения и освоение новых территорий. Предлагается к включению во второе издание региональной Красной книги в VI категорию охраны [700].


Род Egretta T. Forster, 1817

Большая белая цапляEgretta alba (Linnaeus, 1758).

Статус. Редкий гнездящийся вид области.

Распространение. Коллекционный материал (n = 1): № 1784. 22.07.1998 г. F. Саратовская обл., пос. Ровное. Завьялов (ЗМ СГУ).

Ранее считалась редкой залетной птицей: северная граница гнездового ареала проводилась по широте Сарпинских озер [24]. Первые встречи этих птиц в области датируются концом XIX столетия. Например, цапли были встречены в 1896 г. на Хомяковских болотах около г. Петровска местным охотником, а несколько позднее у д. Шишовки С.В. Киндяковым [34]. Кроме того, в 1924 г. П.С. Козлов [80] наблюдал белую цаплю на р. Б. Иргиз и ближайших к нему степных озерах, в 1929 г. добыта у г. Вольска (в прошлом, вероятно, чучело хранилось в Вольском краеведческом музее). Редкий характер встреч этих птиц определялся главным образом преследованием цапли в пределах всего ее ареала в Н. Поволжье со стороны человека из-за красоты оперения. Это привело в конце XIX – начале XX столетия к почти полному истреблению цапель в местах их прежнего распространения [35].

Установленная в 20-х годах XX столетия охрана белой цапли с полным запрещением охоты на нее привела к восстановлению численности этой птицы настолько, что в настоящее время данный вид в России вновь стал довольно обычным, а местами даже многочисленным. Число встреч большой белой цапли на исследуемой территории возрастает с каждым годом. Такие встречи, например, зарегистрированы в последние несколько десятилетий на прудах совхоза «Дюрский» Новоузенского района 17–19.08.1984 г., на реках Чертанла, М. Узень, Соленая Куба (сентябрь 1989 г.), Еруслан, М. Чалыкла, на прудах около с. М. Перекопное (Балаковского района) и дp. [423]. В 1992 г. белая цапля встречалась по всему Левобережью, но численность ее повсеместно была низка. В июле 1992 г. на старице р. Еруслан (около с. Дьяковка) одна птица держалась всю первую половину месяца. 12.08.1992 г. у с. Шмыглино пять цапель встречено на р. Еруслан, где они отмечены и позже (14.08.1992 г. – 7 особей) [413].

Первое упоминание о возможности размножения цапли в области находим в работе Г.В. Шляхтина с соавторами [164], когда гнездование предполагалось для верхней зоны Волгоградского водохранилища. Между тем конкретных данных репродуктивной экологии авторы в тот период не приводили. Позднее гнездование вида было зарегистрировано на островах Береговой и Круглый в 5.5–8 км юго-западнее пос. Ровное. На изучаемой территории, в том числе на островах Серина, Хомутинка, Безымянный, вдоль ерика Шерчак и залива Семи Деревьев, очевидно, существуют другие поселения этих птиц: в постгнездовой период здесь одновременно регистрировали до 27 молодых особей [438]. Вполне очевидно, что в последующий период количество встреч данного вида возросло. Между тем, по данным В.В. Пискунова [160], белая цапля оставалась в 1990-х гг. редким и лишь летующим видом в верхней зоне Волгоградского водохранилища. В средней зоне в пределах Ровенского района цапли продолжали регулярно размножаться, хотя и в небольшом количестве [181]. Локальность гнездования определило внесение цапли в региональную Красную книгу в III категорию [701].

В Правобережье региона распространение цапель не столь обширно: известно лишь несколько изолированных поселений, приуроченных к долинам малых рек Донского бассейна в пределах Калининского, Самойловского и Ртищевского районов. Однако проникновение цапель на север не ограничивается пределами Саратовской области: в июне 2002 г. около 10 пар вида отмечалось на гнездовании на пруду совхоза «Победа» на сопредельной территории Мучкапского района Тамбовской области [651]. Большая белая цапля размножается в пределах КОТР международного значения «Пойма Хопра у оз. Ильмень» вблизи границ изучаемого региона в Воронежской области [464]. Более того, большая белая цапля включена в списки гнездовой фауны сопредельной Пензенской области [623]. Таким образом, на рубеже столетий отмечалась хорошо выраженная тенденция к росту численности большой белой цапли на севере Н. Поволжья [512]. Предлагается изменение категории охраны (на V) и статуса вида в региональной Красной книге [702].

Численность. В 1998 г. в пределах КОТР международного значения «Черебаевская пойма» на стыке Волгоградской и Саратовской областей на площади около 10800 га размножалось от 59 до 76 пар этих птиц. В пост-гнездовой период здесь концентрировалось до 220 больших белых цапель [474]. Вполне очевидна тенденция роста численности гнездовой популяции, когда в 1995–1996 гг. здесь размножалось около 45 пар цапель [454]. В первые годы XXI в. в репродуктивный период цапля регулярно отмечается в нижней зоне Саратовского водохранилища; ныне эта птица встречается во всех ландшафтных районах Заволжья, для половины из которых известно размножение цапель. Сотрудниками Саратовского филиала ИПЭЭ им. А.Н. Северцова РАН в июле 2002 г. в южном и центральном Левобережье на общей площади 33600 км2 было учтено 80 цапель [572]. Относится к группе редких видов в осоковых ивняках нижнего течения р. Еруслана в пределах первой надпойменной террасы, где в 1998–2002 гг. средний показатель плотности населения вида в составе смешанных колоний с серой цаплей составил 11.6 особи/км2 [659]. По наблюдениям 1997 г., в долине р. Сафаровки на востоке саратовского Заволжья на площади 2500 га размножалось 10–15 пар [481].

Местообитания. Обитает на открытых территориях, на которых имеются водоемы различных типов с обширными тростниковыми и камышовыми зарослями.

Миграция. Прилетает в пределы репродуктивных районов в середине апреля. Между тем известны примеры и более раннего появления в регионе. Например, 04.04.2002 г. одиночная цапля наблюдалась у с. Георгиевка Марксовского района. Откочевка большей части популяции происходит в первой декаде августа, хотя отдельные птицы встречаются до первой декады октября.

Размножение. Для гнездования цапли выбирают труднодоступные уголки с высшей надводной растительностью. В составе известной колонии в Ровенском районе отмечено соответственно 4 и 3 гнезда; в кладке в среднем 3.9 яйца [438]. Гнездо строится из стеблей тростника и выстилается более тонким и мягким материалом. Большинство известных гнезд располагалось на периферии значительных по размерам колоний серых цапель, два гнезда – в их центре в непосредственной близости от гнезд последних. Яйца однотонно голубого цвета, их размеры 52.1–67.8 × 40.5–44.7 мм. Насиживание длится около одного месяца.

Дополнительные исследования, проведенные в период с 1 по 20 июля 1998 г. на одном из мелких островов нижней зоны Волгоградского водохранилища близ о-ва Хомутинский, позволили выявить 4 смешанных колонии белых и серых цапель. Одна из них была изучена более подробно. Колония приурочена к зарослям низкорослых ивовых деревьев, видоизмененных вследствие постоянного подтопления острова. Гнезда располагались достаточно низко на высоте 2–6 м от земли, что обусловлено, очевидно, отсутствием фактора беспокойства. Колония приурочена к труднодоступному участку, окруженному со всех сторон рогозовыми зарослями шириной до 70 и более метров. В упомянутой колонии зарегистрировано 14 достроенных гнезд, из которых 12 оказались жилыми; на долю серой цапли здесь приходилось 10 гнезд, белой – лишь 2. Число птенцов в гнездах серой цапли варьировало от 1 до 5 (7 гнезд с пятью птенцами, 1 – с четырьмя и 2 – с одним). В гнездах большой белой цапли обнаружено 3 и 2 птенца соответственно [181]. Отмечена высокая смертность птенцов в годы высокого паводка (1998 г.), когда уже оперенные птицы часто попадали в воду и погибали от переохлаждения [173]. Молодые птицы приобретают способность к полету в возрасте полутора месяцев. В поисках пищи большая белая цапля нередко посещает агроландшафты, но ведет себя на них очень осторожно [701].


^ Малая белая цапляEgretta garzetta (Linnaeus, 1766).

Статус. Редкий залетный вид.

Распространение. Известно лишь несколько залетов данного вида в южные районы Саратовской области. Так, Р.А. Девишев [182] указывает на три встречи малой белой цапли в период с 1900 по 1966 гг. в пойме р. Б. Узень и в верхней зоне Волгоградского водохранилища. В.В. Пискуновым с соавторами [512] на рубеже столетий относится к группе редких залетных птиц, однако данные об обстоятельствах встреч малой белой цапли в регионе авторы не приводят. Другие сведения о регистрации вида на севере Н. Поволжья нам не известны.


Род ^ Ardea Linnaeus, 1758

Серая цапляArdea cinerea Linnaeus, 1758.

Статус. Гнездящийся перелетный вид.

Распространение. Коллекционный материал (n = 7): № 980. 1912 г. F. Саратовская обл., окрестности г. Хвалынска, р. Волга, о-в Городской. Радищев (ОП ХКМ); № 56933. 04.09.1913 г. M. Саратовская обл., с. Бураса (очевидно, пос. Новые Бурасы). Бостанжогло (ЗМ МГУ); № 979. 1915 г. М. Саратовская обл., окрестности г. Хвалынска, р. Волга, о-в Городской. Радищев (ОП ХКМ); № 377. 12.05.1940 г. F. Саратовская обл., Екатериновский р-н, окрестности с. Лопуховки. Козловский (ЗФ СПИСГУ, экспоз.); № 57234. 07.07.1949 г. Juv. Волгоградская обл., Старополтавский р-н, с. Валуевка. Юдин (ЗИН); № 1790. 29.06.1998 г. F. Саратовская обл., пос. Ровное. Хомяков (ЗМ СГУ); № 1791. 13.07.1998 г. М. Там же. Якушев (ЗМ СГУ).

По территории области серая цапля распространена повсеместно. Р.А. Девишев [182] сообщает о размножении серых цапель в первой половине XX столетия в поймах рек Волги (у городов Саратов, Балаково и у пос. Духовницкое), Хопра (у г. Аркадак и сел Алмазово и Турки), Б. Иргиза (у г. Пугачев), а также Б. Узеня. В этот же период гнездовые поселения были известны из окрестностей с. Лопуховки Аткарского района, а также поймы р. Карамыш [78]. К 1950-м гг. приурочено возникновение колоний цапель в пределах Дьяковского леса [134].

Существование гнездовой колонии цапель в сосновых колках у ст. Теликовка Духовницкого района было известно на основе анализа географии коллекционных сборов, произведенных здесь Л.А. Лебедевой 04–05.06.1969 г. В последние несколько десятилетий обычный характер размножения цапель в области сохраняется: крупные гнездовые колонии расположены в пойме р. Хопер (около 4), на островах верхней зоны Волгоградского водохранилища (14). Кроме того, отмечены колонии цапель в Красноярских лугах, в районе с. Кошели, на островах охотугодий «Динамо», в районе г. Маркса, с. Синенькие, на р. Терешке в Воскресенском районе [413].

Численность. В пределах Дьяковского леса в Краснокутском административном районе численность птиц постоянно возрастала: с 2 размножающихся пар в 1956 г., 20 пар – 1965 г., 50 – 1966 г. К 1970 г. в Дьяковском лесу уже насчитывалось три колонии этих птиц общей численностью 151 размножающаяся пара. В 1971 г. общее число гнездящихся здесь птиц составило 302 особи. К концу июня данного года количество взрослых и молодых птиц в колониях Дьяковского леса достигало почти 900 особей [134].

Высокая численность цапель в одной из колоний сохранялась в Дьяковском лесу на протяжении нескольких последних лет XX в. Так, по данным учетов, проведенных А.А. Боровским в 1993–1997 гг., число размножающихся в колонии цапель варьировало от 84 до 122 и в среднем за пять лет наблюдений составило 97.07.30 пары. Последние учетные данные из этой колонии датированы 1997 г., когда в ее составе было учтено 93 жилых гнезда [158]. В последующий период по-прежнему регулярно размножается в осоковых ивняках нижнего течения р. Еруслана в пределах первой надпойменной террасы. Например, в данном биотопе в 1998–2002 гг. средний показатель обилия серой цапли составил 25.2 особи/км2. Отдельные гнездовые поселения известны со всей долины р. Еруслана. Например, в пределах первой надпойменной террасы реки поселяется на участках осиновых дубрав в среднем ее течении, где в репродуктивный период 1998–2002 гг. было учтено в среднем 29.6 особи/км2 [659]. В миграционный период более обычна на осеннем пролете; весной птицы пересекают север Н. Поволжья менее заметно [48].

Суммарная численность вида в области в конце прошлого столетия была относительно высока. Например, С.Н. Варшавским с соавторами [511] в пойме р. Б. Иргиз у с. Сулак в 1987 г. зарегистрирована колония цапель, состоящая из 370 гнезд, из которых на долю жилых приходилось 65–75%. Здесь же с относительно высокой плотностью населения (36.8 особи/км2) заселяет отдельные специфические в экологическом отношении участки вязово-осокоревых дубрав среднего течения р. Б. Иргиз в пределах первой надпойменной террасы [659]. В окрестностях с. Усовки (около 40 км выше г. Саратова) большая колония цапель (более 300 гнезд) существует свыше 15 лет. Таким образом, серая цапля более многочисленна на гнездовании в верхней зоне Волгоградского водохранилища, нежели в средней зоне [160].

Миграция. Данные кольцевания (n = 7): № Moskwa Yellow. Июнь 1953 г. Juv. Вологодская обл., Дарвинский заповедник. 18.08.1953 г. Саратовская обл., Красавский (ныне Самойловский) р-н, с. Святославка. Sight record color mark. 878 км, 154 град., 78 дней; № Moskwa B-38819. 22.06.1955 г. Juv. Вологодская обл., пос. Борок. 29.08.1962 г. Саратовская обл., Саратовский р-н, с. Сабуровка. Shot. 1052 км, 149 град., 2625 дней; № Moskwa C-73274. 19.06.1958 г. Juv. Рязанская обл., Шиловский р-н, с. Терехово. 31.08.1958 г. Саратовская обл., Красавский (ныне Самойловский) р-н, с. Святославка. Shot. 385 км, 152 град., 73 дня; № Moskwa C-91939. 21.06.1961 г. Juv. Там же. 27.09.1961 г. Саратовская обл., Турковский р-н, с. Дмитриевка. Shot. 299 км, 146 град., 98 дней; № Moskwa B-55865. 21-25.05.1962 г. Juv. Астраханская обл., Астраханский заповедник, Трехизбенский участок. 20.08.1962 г. Саратовская обл., Екатериновский р-н, с. Ново-Жуковка. Shot. 728 км, 336 град., 91 день; № Moskwa B-55417. 15-30.06.1962 г. Juv. Астраханская обл., Астраханский заповедник, Обжоровский участок. 24.08.1962 г. Саратовская обл., Турковский р-н, с. Дмитриевка. Shot. 766 км, 326 град., 70 дней; № Moskwa B-55474. 15-30.06.1962 г. Juv. Там же. 08.09.1962 г. Саратовская обл., Новобурасский р-н, пос. Новые Бурасы, р. Валко. Shot. 676 км, 342 град., 85 дней.

Весенний прилет приходится на последние числа марта – начало апреля. Одна из ранних встреч цапель зарегистрирована 31.03.1940 г. в окрестностях г. Энгельса [78]. В южных районах Заволжья прилет более ранний: по данным наблюдений А.А. Боровского, в Дьяковском лесу эти птицы отмечались 22.03.1994 г., 15.03.1995 г., 20.03.1996 г. и 10.03.1997 г. В восточном Заволжье (пос. Свободный Дергачевского района) наиболее ранняя дата прилета цапель зарегистрирована 24.03.2001 г., а в 2002 г. вблизи пос. Александров Гай пролетные стаи этих птиц, состоящие из 7–13 особей, отмечались 23 марта. В Правобережье появляется несколько позже: в долине р. Чардым в Воскресенском и Новобурасском районах появление первых цапель в 2001 г. отмечено 2 апреля [599], в 2003 г. – 3 числа этого месяца. Здесь же весной 2002 г. пик пролета цапель пришелся на конец первой декады апреля, когда ее доля в составе орнитокомплекса по встречаемости составила 1.2% [600]. Пролет продолжается в течение всего апреля. Например, мигрирующие группы и одиночные цапли регулярно наблюдались нами в период с 12 по 14 апреля 2004 г. в долине р. Сакмы в Краснопартизанском административном районе.

Совокупность данных, полученных на основе визуальных наблюдений в Н. Поволжье, анализа возвратов из Саратовской области от окольцованных в разных точках России птиц, а также изучения литературных сведений, позволяет составить довольно сложную картину осенней миграции серых цапель в изучаемом регионе. В этой связи целесообразно выделить несколько ключевых моментов, связанных как с направленностью перемещений молодых птиц, так и общими сроками пролета.

П



Рис. 1. Направленность раннеосенних перемещений серых цапель по данным кольцевания
режде всего удается выявить довольно четкую связь некоторого увеличения численности цапель в последней пентаде июля – первой декаде августа с наличием «промежуточной миграции» у молодых птиц, чьим местом вылупления являются более южные территории долины р. Волги вплоть до дельты этой реки (рис. 1). Подтверждением тому служат, например, три прямых возврата, полученные от молодых птиц, окольцованных птенцами на гнездовьях в пределах Астраханского заповедника весной и летом 1962 г. В период с 20 августа до 8 сентября спустя 70–91 день после мечения они были добыты в правобережных районах Саратовской области – Екатериновском, Новобурасском и Турковском. Это явление протекает на фоне приходящегося на тот же период разлета молодых цапель из гнездовых областей, расположенных на Верхней Волге. Как указывает, например, Н.Н. Скокова [703], юго-восточное направление разлета цапель после оставления ими гнезд на Рыбинском водохранилище свойственно около 10% мигрантов. Именно это выбранное направление приводит к регистрации части включившихся в перелет птиц и в пределах изучаемого региона. Это явление подтверждают три прямых возврата от молодых цапель, окольцованных в июне на гнездах в Рязанской и Вологодской областях и отмеченных в августе – сентябре в долине малых рек бассейна р. Дона в пределах Самойловского и Турковского районов саратовского Правобережья. Еще бóльшую долю (около 33%) составляют молодые цапли, которые из дельты р. Волги, наоборот, движутся на север, достигая в августе пределов Саратовской области и даже более северных территорий Горьковской области, преодолевая таким образом около 800 и 1200 км от мест вылупления соответственно [704].

Достоверные данные о направленности и интенсивности раннеосенних перемещений молодых серых цапель из гнездовых популяций изучаемого региона отсутствуют. Можно лишь предположить, что такая «промежуточная миграция» если и существует, то имеет, очевидно, разнонаправленный характер. При этом подобный разлет саратовских птиц не компенсирует в полной мере объем подкочевки цапель из более северных и южных регионов страны, что в конечном итоге и определяет некоторое увеличение числа встреч данного вида в области в первой половине августа.

Выше мы рассмотрели первый аспект осенней миграции вида, характеризующийся противоположной направленностью пролета цапель в Н. Поволжье. Второй затрагивает количественное соотношение молодых особей, избирающих одну из двух стратегий поведения. В первом случае цапли включаются в «промежуточный перелет» и, как мы видели, могут удаляться более чем на 1000 км в немиграционном направлении, во втором – они остаются в районах вылупления и развития до наступления основной миграции. Подобные количественные соотношения для Саратовской области не известны, однако для среднерусских популяций они составляют примерно 1:4 [705]. Нет веских аргументов в пользу сомнения, что и в отношении поселений цапель севера Н. Поволжья эти показатели будут значительно отличаться.

Отлет и пролет большей части цапель в пределах изучаемого региона происходит с последней декады сентября до 20-х чисел октября с пиком максимальной активности, приходящимся на вторую пентаду этого месяца. Например, интенсивные перемещения цапель отмечались 05–07.10.2002 г. в окрестностях пос. Свободный Дергачевского района. До этого периода возможны встречи значительных по численности предотлетных скоплений, приуроченных к наиболее благоприятным в трофическом отношении районам. Так, на мелководных водоемах в окрестностях г. Маркса 21.09.2004 г. на незначительной площади наблюдалось более 100 цапель, которые покинули данную территорию только в первой декаде октября. Аналогичный пример известен из ур. Моховое болото в Новобурасском районе, где в первых числах октября 2004 г. концентрировалось несколько десятков этих птиц. Серые цапли кормились на рыборазводных водоемах, с которых в данное время ежегодно сбрасывают воду. Остающиеся на мелководье мальки рыб и крупные беспозвоночные составляют здесь основу рациона птиц в данное время года. Предположительные места зимовки этих птиц весьма широки по своей географии. Разлетаясь веерообразно из районов гнездования всего Поволжья, цапли встречаются в зимний период в восточном Средиземноморье, включая бассейн р. Дуная, на западном побережье Каспия и вершине Персидского залива. Часть волжских птиц, по мнению А.А. Кищинского [705], зимует в Дагестане и Колхиде или по долине Нила достигает даже Экваториальной Африки.

В заключение обзора миграций вида в изучаемом регионе следует отметить существование сколько-нибудь выраженной гнездовой и натальной дисперсии цапель верхневолжской и нижневолжской популяций. В частности, известен пример, когда окольцованная в птенцовом возрасте на Рыбинском водохранилище птица в дальнейшем, достигнув половой зрелости, была отмечена, очевидно на гнездовании, в Саратовской области [703].

Размножение. Оологический материал (n = 9): № 33/1 33/4. 23.05.1977 г. Саратовская обл., Краснокутский р-н, с. Дьяковка. Лебедева (ЗМ СГУ); № 7/1 7/5. 28.05.1999 г. Саратовская обл., Ровенский р-н, о-в Круглый. Завьялов (ЗМ СГУ).

Обычно гнездится колониями, их площадь может значительно варьировать, например от 738 до 10296 м2 [134]. Одиночные холостые и молодые птицы встречаются часто в степи близ водоемов с зарослями камыша и рогоза. Гнезда устраивают на деревьях на высоте 15–20 м, в пределах Дьяковского леса – 11–13 м [134]. Наиболее часто в качестве места гнездования используется тополь серебристый (Populus alba), тополь черный (P. nigra), реже осина, ива и береза. На одном дереве может размещаться от 1 до 9 гнезд, а общее их количество в колонии варьирует по годам и определяется главным образом кормностью местообитаний. Известны многочисленные случаи гнездования цапель и на меньшей высоте, когда гнезда устраиваются в усыхающих ивовых зарослях. Одна из таких колоний обследована в 1998 г. в средней зоне Волгоградского водохранилища. Общее число гнезд в ней составило 24, из которых жилым оказалось 21 [181]. Размеры гнезд из верхней зоны Волгоградского водохранилища (n = 23): D – 68.0–110, H – 5.0–15.0 см, в среднем 79.63.65 и 11.70.89 соответственно. Из пределов Дьяковского леса Л.А. Лебедева [134] приводит сопоставимые размеры гнезд: наружный диаметр – 97 см, внутренний – 39, высота гнезда – 35, а глубина лотка – 9 см.

В условиях дефицита древесной растительности и высокой кормности угодий возможно размножение на крупных сплавинах среди обширных тростниковых зарослей. На это, в частности, указывают наблюдения 2002 г., когда на одном из водоемов полевого типа вблизи с. Варфоломеевка Александровогайского района в течение второй половины мая и в первых числах июня в тростниках ежедневно наблюдалась концентрация цапель, которые в течение светлого времени суток регулярно прилетали в одно и то же место с кормом, несмотря на преследования многочисленных болотных луней, поселившихся на сопредельных участках.

Труднопроходимость угодий не позволила в 2002 г. подтвердить высказанное предположение, что определило необходимость проведения дополнительных исследований. Такие наблюдения были осуществлены в 2003 г. на том же ключевом участке. В данном полевом сезоне в период с 3 по 5 мая здесь регулярно регистрировались птицы, приносящие строительный материал для гнезд. Общее число пар, участвующих в размножении, не превышало 6–8, что обусловлено малой площадью гнездопригодных стаций. Найденная 05.05.2003 г. погибшая и расклеванная орланом-белохвостом цапля оказалась самкой, в яйцеводе которой оказалось готовое к откладке яйцо. Данный факт в совокупности с вышеприведенными сведениями позволяет с большей уверенностью говорить о возможности гнездования птиц на заломах тростника и сплавинах в заволжских районах и, вероятно, в литоральной зоне средней зоны Волгоградского водохранилища.

Откладка яиц в большинстве поселений приурочена к первой декаде апреля. Между тем начало размножения цапель на литоралях средней зоны водохранилища заметно (на 2–3 недели) запаздывает. Количество яиц в кладке в различных колониях несколько варьирует. Например, в пределах Дьяковского леса, по данным наблюдений 1987 г., оно составило (n = 12) 4.30.60 яйца, в пойме р. Б. Иргиза весной 1994 г. (n = 31) – 4.60.34, в ивовых зарослях островных экосистем средней зоны Волгоградского водохранилища в 1996 г. (n = 24) – 4.20.13. Их размеры (n = 33) составляют 42.9–64.1  28.6–49.3, в среднем 57.60.75  42.80.91 мм [181]. Успех размножения цапель в данных колониях достоверно ниже по отношению к поселениям вида, приуроченным к массивам древесной растительности вне зоны влияния р. Волги. Это обусловлено, в большей степени, периодическим подтоплением ивовых зарослей, когда часть уже покинувших гнездо, но нелетных птенцов оказывается в воде и погибает из-за переохлаждения.

Вылупление птенцов в Заволжье приходится на первую декаду мая. В более северных районах оно отмечалось, например, 20.05.1987 г., массовый вылет молодых здесь наблюдался 08.07.1988 г. [511]. В первой декаде июля 1998 г. во всех обследованных гнездах (= 36) находилось от 2 до 5 птенцов [181], относящихся к различным возрастным категориям (от нескольких недель до почти готовых к вылету из гнезда). В пределах Дьяковского леса вылет молодых птиц отмечался, например, 16.07.1965 г. [137]. Молодые летные птицы наблюдались в окрестностях хут. Ветелки Александровогайского района 09.07.2002 г.

Между тем из западного Правобережья известны и более ранние сроки размножения цапель: 31.05.1938 г. на берегу р. Хопра на сопредельной территории Пензенской области П.Н. Козловским [78] зарегистрирована колония из 18 гнезд, в которых находились уже оперенные птенцы. Встречи цапель в осенний период приурочены к различным частям области: 01.09.1932 г. одна особь добыта у с. Ахмат Краснокутского кантона Республики немцев Поволжья [59].

Питание. В питании преобладает рыба. У цапли, добытой в колонии в пойме р. Хопра в мае 1938 г., в желудке оказалось 7 рыб размером 10–15 см, относящихся к семейству Percidae. Интервалы между кормлением птенцов здесь составляли 20–30 мин [78]. Содержимое трех желудков птиц, добытых в устье р. М. Иргиз, включало только земноводных [151]. В пищевом спектре цапель, обитающих в пределах Дьяковского заказника в Краснокутском районе, зарегистрированы преимущественно рыбы (38.1%) и земноводные (20.6%). В пищевых остатках отмечены элементы костного скелета обыкновенной щуки (Esox luceus), речного окуня (Perca perca), плотвы (Rutilus rutilus), линя (Tinca tinca), красноперки (Scardinius erithrophthalmus), уклейки (Alburnus alburnus), золотого карася (Carassius carassius) и озерной лягушки. Кроме того, используя зачастую для сбора пищевых объектов наземные биотопы (дороги, лесные поляны), цапли регулярно добывают жесткокрылых (Coleoptera, Hydrophilidae, Dytiscidae, Chrisomelidae, Carabidae), полужесткокрылых (Hemiptera), прямокрылых (Orthoptera, Grillotalpidae), богомолов (Mantidae), стрекоз (Odonata), двукрылых (Diptera) и чешуекрылых (Lepidoptera) насекомых (37.5% встреч). При достаточном обилии этих кормов птицы могут почти полностью переходить на их добычу: известны примеры, когда в погадках цапель преобладали остатки медведок (Grillotalpa grillotalpa). Мелкие млекопитающие (обыкновенные полевки – Microtus arvalis) добываются птицами, очевидно, крайне редко и составляют незначительную долю (0.5%) в рационе цапель из Дьяковского леса [158].

Пищевой спектр серых цапель, обитающих в пределах средней зоны Волгоградского водохранилища, не отличается особой специфичностью. Как и в других частях региона, его основу составляют рыбы, из которых изучаемые птицы наиболее часто добывают окуней, красноперок, уклеек, густерок и др. Несколько реже в пище этих птиц отмечаются амфибии (остромордая – Rana arvalis и озерная лягушки), насекомые (в основном прямокрылые), а также некоторые виды грызунов (рыжая – Clethrionomus glareolus и обыкновенная полевки, малая лесная мышь – Apodemus uralensis, мышь-малютка – Micromys minutus и др.) и насекомоядные (обыкновенная бурозубка – Sorex araneus), которых цапли добывают на сопредельных островах [181].


Рыжая цапляArdea purpurea Linnaeus, 1766.

Статус. Гнездящийся перелетный вид.

Распространение. Коллекционный материал (n = 2): № 1691. 04.07.1998 г. F. Саратовская обл., пос. Ровное. Завьялов (ЗМ СГУ); № 1692. 24.07.1998 г. S. Там же. Баюнов (ЗМ СГУ).

В фаунистические списки региона рыжая цапля была внесена на основе сообщения о том, что в Вольском краеведческом музее хранилась тушка птицы, добытой осенью 1929 г. на территории одноименного административного района. Именно на основе этой находки П.С. Козлов [80] отнес птицу в конце первой половины XX столетия к числу залетных видов Саратовской области. Позднее коллекционный экземпляр был утрачен и ныне в фондах этого музея отсутствует. В более поздний период отмечалась П.Н. Козловским [97] как летующая птица региона. По данным Р.А. Девишева [182], рыжая цапля в летнее время отмечалась в пойме рек Волги (города Саратов и Балаково, пос. Духовницкое), Хопра (г. Аркадак, села Алмазово и Турки), Б. Иргиза (г. Пугачев), а также Б. Узеня [413]. Встречи птиц в тот период носили редкий, непериодичный характер и рассматривались как залеты или прохолащивание отдельных особей вдали от границ репродуктивных районов. Аналогичное мнение о характере пребывания рыжей цапли в регионе высказывается некоторыми исследователями и на современном этапе [512].

Вместе с тем в мае 1986 г. впервые достоверно подтверждено размножение вида в Дьяковском лесу Краснокутского административного района: 26.05.1986 г. два гнезда цапли обнаружены в урочище «Три колодца». Оба гнезда располагались по периферии крупной колонии серых цапель на окраине лесного массива. Они помещались в кроне осин на высоте 12–14 м; расстояние между гнездами составляло около 50 м. На момент обнаружения в них находились полные кладки, состоящие из 4 яиц. В 1997 г. в этом же урочище отмечено одно гнездо рыжей цапли, однако в последующие годы птицы здесь более не гнездились, а в 1997 г. этот участок покинули и серые цапли [522].

Несколько иной характер размножения рыжих цапель был отмечен в 1998 г. на волжских островах в пределах Ровенского административного района. В этот сезон было найдено два одиночных гнезда, располагающихся на заломах тростников на межостровных пространствах: 18 и 24 мая в гнездах зарегистрированы полные кладки, состоящие соответственно из 3 и 4 яиц. Последующий подъем уровня воды в Волгоградском водохранилище не позволил проследить судьбу кладок [522].

В 1980 – 1990-х гг. сообщения о летних встречах цапли продолжали поступать. Например, одиночная птица была отмечена в последней декаде июня 1995 г. на агроценозах в Новобурасском районе (устн. сообщ. К.А. Сонина). Регистрировались эти птицы и на территории сопредельных районов Ульяновской области [640]. Приблизительно 7–10 пар рыжей цапли ежегодно размножаются в пределах КОТР международного значения «Пойма Хопра у оз. Ильмень» вблизи границ изучаемого региона и Воронежской области [464]. Крайне редко гнездится в осоковых ивняках нижнего течения р. Еруслана в пределах первой надпойменной террасы, где в 1998–2002 гг. средний показатель плотности населения рыжей цапли составил 0.6 особи/км2 [659]. Таким образом, в настоящее время достоверно подтверждено размножение рыжей цапли на севере Н. Поволжья, однако пока оно носит здесь редкий спорадичный характер. Предлагается к включению в Перечень особого внимания во второе издание Красной книги Саратовской области [700].

Размножение. Гнездо строит из стеблей тростника, иногда оно достигает метровой высоты. В кладке 3–5 яиц, насиживание длится 25–28 дней. Родители продолжают обогревать птенцов еще в течение трех недель, в возрасте 7–8 недель молодые птицы покидают гнездо.


Семейство Ибисовые – Threskiornithidae

Род Platalea Linnaeus, 1758




оставить комментарий
страница7/27
Дата11.09.2011
Размер6.29 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   27
средне
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх