Биобиблиографический указатель Урмары 2006 icon

Биобиблиографический указатель Урмары 2006


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Биобиблиографический указатель составила: Решетина Н. С...
Биобиблиографический указатель Элиста...
Л. И. Алиева Биобиблиографический указатель составлен к 60-летию доктора исторических наук...
Указатель Иваново...
Биобиблиографический указатель литературы...
Биобиблиографический указатель Москва...
Биобиблиографический указатель Часть 2...
Д. Серікбаев атындағы Шығыс Қазақстан...
Д. Серікбаев атындағы Шығыс Қазақстан...
Биобиблиографический указатель к 70-летию Иосифа Бродского...
Биобиблиографический указатель к 70-летию Иосифа Бродского...
Коломейченко



Загрузка...



Урмарская центральная библиотека


Информационный центр





Биобиблиографический указатель


Урмары 2006





Да, были личности!.. Не пропадет народ,

Обретший их во времена крутыя!

Мудреными путями Бог ведет,

Тебя, многострадальная Россия!

Попробуй, усомнись в твоих богатырях

Доисторического века,

Когда и в наши дни выносят на плечах

Все поколенье два-три человека!


Н.А.Некрасов






Меценат (Maecenas), в Древнем Риме приближенный императора Августа, выполнявший его дипломатические, политические, а также частные поручения. Имя Мецената как покровителя поэтов стало нарицательным.



Меценатство, благотворительность, милосердие, приют – почти забытые в советское время понятия. Только на исходе ХХ столетия они постепенно стали возвращаться в нашу повседневную жизнь. Прошли десятилетия, и жизнь заставила подумать о возрождении меценатства в современной России. Тем интереснее заглянуть в его истоки. Собранный нами материал посвящен самым видным представителям славной плеяды российских меценатов. Очень богатые люди – купцы, промышленники, фабриканты, общественные деятели - они каким-то немыслимым чутьем отличали истинно талантливых людей, часто официально не признанных, помогали им материально, создавали условия для творчества, коллекционировали их произведения.




^ Строгановы, Демидовы, Морозовы:

для своей страны и своего народа


Строгановы, Демидовы, Морозовы – эти фамилии стали настоящими символами русской благотворительности и меценатства. Воистину неоценимые услуги русскому государству как денежными средствами, так и ратной силой оказали Строгановы в Смутную эпоху. Они много и охотно помогали царю Василию Шуйскому, за что в 1610 году был и пожалованы особым званием «именных людей» и правом называться и писаться с полным отчеством – с «-вичем». Затем Строгановы передали большие суммы вождям ополчения: князю Трубецкому, князю Пожарскому, Прокопию Ляпунову и первым царям из рода Романовых. Всего за годы междуцарствия и в правление Михаила Федоровича они пожертвовали около 540 тысяч рублей – по тем временам огромные деньги. А в течение всего правления Алексея Михайловича Строгановы внесли в казну около 400 тысяч рублей и столько же дали взаймы. Если вспомнить, что государственная казна бывала тогда годами пуста, а подати почти не собирались, то приходится признать, что помощь Строгановых имела для страны жизненно важное значение.


***


Александр Сергеевич Строганов, президент императорской Академии художеств, директор Публичной библиотеки – один из наиболее выдающихся русских меценатов в широком и лучшем значении этого слова. Получив под руководством отца блестящее образование, он для завершения его в 1752 году отправился за границу. Два года он учился в Женеве, побывал в Италии и Германии. Уже в это время Александр Сергеевич сделал множество ценных покупок, послуживших потом основанием его богатейшей художественной коллекции, завязал знакомства со многими выдающимися учеными и художниками. После двухлетней учебы в Париже он в 1757 году вернулся в Петербург и некоторое время находился на государственной службе.

Красной нитью через всю жизнь Строганова проходит страсть к собиранию выдающихся редкостей в области живописи, ваяния и литературы. В 1772-79 годах он жил в Париже, где приобрел много ценных предметов искусств. В 1793 году он имел в своей коллекции 87 ценнейших полотен наиболее знаменитых художников разных школ. Его собрание эстампов, камней, медалей и монет (их одних у него было более 60 тысяч) не имело себе равных в России. Лучшей в России считалась также его библиотека, особенно богатая рукописями. Как библиотека, так и галерея были доступны всем желающим. Дом Строганова в Петербурге был, по словам современников, «средоточением истинного вкуса». Его завсегдатаями считались многие знаменитые художники и писатели, пользовавшиеся его материальной поддержкой. Богданович едва ли не первому читал ему свою «Душечку», а Гнедич только при его поддержке смог взяться за свой великий труд – перевод «Илиады» Гомера. Друзьями Александра Сергеевича были художник Левицкий, поэт Державин, баснописец Крылов, скульптор Мартос и многие другие. Ввиду его страсти к искусству граф Строганов в 1800 г. был назначен президентом Академии художеств (почетным членом ее он был еще с 1768 года и никогда не жалел для ее поддержки собственных средств). Последние десять лет жизни Александр Сергеевич полностью посвятил постройке Казанского собора: он вникал во все детали, сам взбирался на леса и лично давал указания. Ни один иностранный художник или мастеровой не были допущены к участию в работах – все делалось русскими умельцами, а руководил строительством бывший крепостной Строгановых архитектор Воронихин. Умер Александр Сергеевич Строганов в 1811 году.

После пресечения линии Строгановых, ведущих свое происхождение от барона Сергея Григорьевича, важное значение приобрела другая ветвь этого рода, происходившая от барона Николая Григорьевича. Его правнук, сначала барон, а с 1818 года – граф Сергей Григорьевич Строганов (1794-1882), был учредителем и первым председателем Археологической комиссии, членом комиссии по построению храма Христа Спасителя и воспитателем наследника российского престола цесаревича Николая Александровича. Однако самым славным деянием Сергея Григорьевича стало учреждение в 1825 году Школы рисования – знаменитого впоследствии Строгановского училища живописи, ваяния и зодчества.

Его брат – граф Александр Григорьевич (1795-1891), собрал громадную библиотеку, которую завещал после себя Томскому университету.


***


Род знаменитых уральских заводчиков Демидовых ведет свое происхождение от крестьянина Демида Григорьевича Антуфьева. В первой половине XVII столетия Антуфьев переселился из своего родного села Павшино в город Тулу и занялся здесь кузнечным ремеслом. Больше о нем ничего не известно. Его сын Никита Демидович унаследовал после отца кузницу и с годами сделался известным оружейником. Благодаря природной смекалке и высокому мастерству он сумел добиться некоторого благосостояния, которое потом многократно умножилось вследствие счастливого стечения обстоятельств. Своим невиданным, можно сказать, сказочным взлетом Никита Демидович был обязан царю-реформатору Петру Великому.

Самая блестящая судьба выпала на долю младшей ветви Демидовых. Единственный сын внука Никиты Демидовича Никиты, Николай Никитович (1773-1828), будучи посланником во Флоренции, построил здесь на свои средства художественный музей и устроил богатейшую картинную галерею. Его второй сын Анатолий родился в 1812 году в Италии, получил прекрасное образование, знал толк в искусствах и говорил на всех языках кроме русского. Большую часть жизни Анатолий Николаевич проводил в Париже или в своем роскошном дворце Сан-Донато под Флоренцией. Здесь им была собрана богатейшая коллекция произведений искусства. В России и на своих заводах он бывал лишь наездами, хотя источник его богатства, удивлявшего всю Европу, находился именно здесь. Ежегодный доход А.Н.Демидова оценивался в 2 млн.рублей. За большие деньги он приобрел в Италии княжеское достоинство и именовался князем Сан-Донато. Вместе с братом Павлом Анатолий Николаевич основал в Петербурге Николаевскую больницу и пожертвовал около 500 тысяч рублей на устройство дома призрения. Умер он в 1870 году, не оставив детей. Его огромные богатства вместе с княжеским титулом достались племяннику Павлу Павловичу, который родился в 1839 году в Веймаре. Закончив в 1860 году Петербургский университет, он некоторое время служил по дипломатическому ведомству, а в 70-х годах несколько лет прожил в Киеве, где был избран городским головою. Павел Павлович тоже был известный меценат – только за последние девять лет жизни он пожертвовал на пенсии, стипендии и другие пособия около 1 млн. 200 тыс. рублей. На многих своих заводах и рудниках он устроил школы для мальчиков и девочек, училища, несколько больниц, фельдшерскую школу, аптеки и библиотеки. Очень много он сделал и для любимой им Флоренции, где также открывал школы, приюты, больницы, дома призрения и устраивал дешевые столовые.


***


Родоначальником мануфактурной промышленной семьи Морозовых был крепостной крестьянин села Зуева Богородского уезда Московской губернии Савва Васильевич Морозов, который родился в 1770 году в семье старообрядцев. Он работал ткачом на небольшой шелковой фабрике Кононова, затем взял у Кононова крупный заем и выплатил долг, работая со всей семьей, за два года. Такой результат дал ему мысль завести свою собственную мастерскую, что он и сделал в селе Зуево в 1797 году.

В течение следующих 15 лет благосостояние Морозовых возрастало достаточно медленно. Их процветанию очень помог великий московский пожар 1812 года, уничтоживший всю столичную ткацкую промышленность. В послевоенные годы в разоренной России ощущался огромный спрос на льняные и хлопчатобумажные изделия, миткаль и ситец. Предприятие Морозовых, сориентировавшееся на требования рынка, стал быстро богатеть.

Все Морозовы занимались благотворительностью. На их пожертвования были созданы, помимо многого другого, институт для лечения раковых опухолей при Московском университете, несколько психиатрических клиник, Морозовская детская больница, городской родильный дом и богадельня. Наибольший же коммерческий успех и слава выпали на долю младшей ветви Морозовского дома, самым ярким представителем которой был Савва Тимофеевич Морозов. Громкую известность Савве Морозову принесла его благотворительная деятельность. Кроме того, он был большой меценат, и многие культурные начинания тех лет происходили при участии его капиталов. Он, впрочем, имел здесь свои взгляды- давал деньги не всем и не без разбору. Зато, не считаясь ни с какими расходами, он поддерживал все, в чем предчувствовал важное влияние на отечественную культуру. В этом смысле показательно его отношение к Московскому художественному театру, в создании которого заслуга Морозова ничуть не меньше, чем у Станиславского и Немировича-Данченко. На учреждение театра требовались значительные средства. Их не было ни у Станиславского, ни у Немировича-Данченко. Получив отказ от правительства, они стали обращаться к меценатам. Морозов с самого начала в 1898 году дал на театр 10 тысяч рублей. В 1900 году, когда в деятельности труппы возникли большие осложнения, он выкупил все паи и один взялся финансировать все текущие расходы. Его пожертвования стали для театра важнейшим источником средств. В течение трех лет он поддерживал театр на плаву, избавив его руководителей от изматывающих финансовых хлопот и дав им возможность всецело сосредоточиться на творческом процессе. По словам Станиславского, «он взял на себя всю хозяйственную часть, он вникал во все подробности и отдавал театру все свое свободное время». Морозов очень живо интересовался жизнью МХАТа, ходил на репетиции и предсказал, «что этот театр сыграет решающую роль в развитии театрального искусства». Под его руководством было перестроено здание и создан новый зал на 1300 мест. Это строительство обошлось Морозову в 300 тысяч рублей, а общая сумма, издержанная им на МХАТ, приблизилась к полумиллиону.

В начале XX века Морозов стал живо интересоваться политикой. Он имел радикальные взгляды, что и привело его в конце концов к тесному общению с партией, придерживающейся самой крайней социалистической ориентации. Известно, что Морозов давал деньги на издание «Искры». На его средства были учреждены первые легальные большевистские газеты «Новая жизнь» в Петербурге и «Борьба» в Москве. Морозов делал даже больше: нелегально провозил типографские шрифты, прятал от полиции революционера Баумана и сам доставлял запрещенную литературу на свою фабрику. Мать отстранила его от управления. Видимо, это обстоятельство стало причиной тяжелого нервного срыва. Врачи рекомендовали направить его за границу. Морозов уехал в Канн и здесь в номере Ройяль-Отеля 13 мая 1905 года застрелился.




^ Граф Николай Петрович Румянцев:

«Своими пожертвованиями он воздвигнул памятник прочнее бронзовых».


Современники и биографы графа Николая Петровича Румянцева назвали первую четверть XIX века эпохой Румянцева. В столь бурный исторический период, выдвинувший многих государственных, военных, общественных деятелей, его имя стоит в числе первых. Следуя семейным традициям, примеру знаменитых предков, граф Н.П.румянцев все свои благородные душевные качества, знания, природный талант посвятил одной цели – приумножению благ и славы Отечества. В начале позапрошлого века известный поэт, редактор «Московских ведомостей» князь П.И.Шаликов посвятил графу символические строки:


^ Но дух великий Твой не ведает предела

В парении своих полезных Свету дум!


Масштабы его плодотворной деятельности на благо России преодолевали не только границы государств, но и бытовавших стереотипов. Кто из его современников мог подумать, что из древних рукописей и книг он составит несокрушимый памятник, которым стал Румянцевский музей. Множество талантливых исследователей принял и помог стать знаменитыми учеными, писателями, художниками, государственными деятелями, основанный Румянцевым просветительский центр. Велик их вклад в отечественную и мировую культуру. Новые идеи, которые они дали человечеству, зарождались и в этой лаборатории, которую мы называем Румянцевский музей. Н.П.Румянцев положил начало славной традиции, передав в дар на государственное хранение принадлежавшие ему редкие коллекции, на основе которых и сложился Румянцевский музей, преобразованный в ХХ веке в Российскую государственную библиотеку, ставшую крупнейшей в Европе и второй в мире по объему фондов.

Важным этапом в становлении исследовательской деятельности по изучению славянской культуры стала подготовка к изданию «Дипломатического Собрания Государственных грамот и договоров». Концепцию подобной публикации Н.П.Румянцев предложил Екатерине II еще в 1790 году, но приступить к ее реализации удалось лишь в 1811-м. Канцлер создал творческий коллектив, в котором работали Ф.П. Аделунг, В.Г. Анастасевич, Н.Н.Бантыш-Каменский, А.Х.Востоков, И.И. Григорович, митрополит Евгений (Болховитинов), К.Ф. Калайдович, П.И. Кеппен, Ф.И. Круг, И.Н. Лобойко, П.М. Строев и др. Современники называли их «Румянцевским кружком» или «Румянцевской академией». В 1811-1817 годах граф Румянцев ассигновал 66 тыс.руб. на издание более 1000 трактатов и договоров XII-XVII веков, отражающих наиболее значимые события славянской истории этого периода. Благодаря усилиям Николая Петровича и таланту его соратников в 1813 году вышла в свет первая часть «единственного на природном языке – как отмечали авторы – полного дипломатического собрания государственных грамот и договоров», которое служило «…наставительным пособием в приобретении политических знаний для уразумения истинных польз империи Всероссийской».

В том же 1813 году Н.П.Румянцев представил академии наук 25 тыс. рублей для публикации русских летописей. Он понимал, что на благородных образцах, которые прославляли летописцы, воспитываются благородные чувства и качества людей.

Многими печатными изданиями, подготовленными под руководством и на средства графа Румянцева, обогатилась историческая литература. Библиография насчитывает более 20 наименований чрезвычайно ценных сборников, словарей, сочинений различных авторов, изданных при жизни Николая Петровича. Например, такие как: «Древние российские стихотворения, собранные Киршей Даниловым», «Законы Великого князя Иоанна Васильевича, с дополнительными указами и образцами почерков», «Памятники российской словесности XII века с объяснениями, вариантами и образцами почерков» и многие другие.

Покровительствуя ученым и литературным знаменитостям своего времени, Н.П.Румянцев внес значительные пожертвования на просвещение, развитие российской исторической науки. Академик И.И.Срезневский назвал этот период счастливым временем русской науки.

Граф Н.П.Румянцев с молодых лет мечтал и готовился к дипломатической карьере, увлекаясь при этом историей России. И действительно, в дипломатической карьере он достиг таких вершин, о которых многие не могли бы даже и подумать. Николай Петрович являлся единственным в России государственным деятелем, удостоенным всех высших должностных званий в государстве и при императорском дворе. Он прошел все ступени придворной службы, от камер-юнкера до обер-гофмейстера; на дипломатической работе – от чрезвычайного посланника до министра иностранных дел и государственного канцлера России; на государственной – от рядового члена в совещательных органах империи до председателя Государственного Совета.

Граф Николай зарекомендовал себя умным, энергичным, крупного масштаба администратором. Он организовал подготовку гидростроителей в Англии и Франции, издание газет: «Санкт-Петербургские коммерческие ведомости» и «Виды государственной внешней торговли России», учредил Училище корабельной архитектуры. Под его управлением построены Обводной, Березинский, Вельевский, Ивановский, Мариинский, Свирский, Тихвинский, Северо-Екатерининский каналы; расчищены для судоходства фарватеры рек: Буга, Волхова, Западной Двины, Москвы, Суры, Немана, Упы. Н.П. Румянцев руководил строительством водопроводов в Москве и Петербурге, переоборудованием портов в Риге и Одессе.

Прошло 200 лет с того дня, когда закончился земной путь Николая Петровича Румянцева. Он умер 3 (15) января 1826 года в Петербурге. Похоронен, по его просьбе, в Белоруссии, в любимом им городе Гомеле, столько раз укрывавшем Николая Петровича от бед и людской несправедливости.

Великий труженик, деятельный патриот Отечества сохранил и оставил нам все, что любил и согревал теплом своей огромной, бескорыстной души.

Живут его традиции, его уникальная коллекция книг и рукописей, жива память о славном сыне России Николае Петровиче Румянцеве.




^ Великий меценат России

Петр Иванович Щукин


Петр Иванович Щукин (1853-1912) принадлежал к той плеяде российских предпринимателей второй половины XIX столетия, которые считали своим долгом отдавать силы и средства на благо отечественной культуры и науки. Как и многие представители просвещенного купечества, он занимался собирательством. Щукину удалось создать весьма представительную и разнообразную коллекцию, которую он разместил в музее, открывшемся для посетителей в 1895 году. В 1905-м меценат передал коллекцию и сам музейный комплекс в дар Императорскому Российскому Историческому музею, причем П.И.Щукин остался пожизненным ее хранителем.


Не менее известен был Сергей Иванович Щукин (1854-1936), который являлся крупнейшим коллекционером полотен французских импрессионистов и постимпрессионистов. К началу первой мировой войны его собрание насчитывало 221 картину, в том числе 38 работ Матисса, 16 – Гогена, 13 – Моне. Коллекция размещалась в доме Щукиных в Б. Знаменском пер. (затем Грицевецкая ул., 8). С 1909 по воскресеньям выставку могли посещать все желающие. Созданный на основе национализированной в 1918 коллекции Музей новой западной живописи существовал до 1948 года. Картины затем были распределены между московским Музеем изобразительных искусств и ленинградским Эрмитажем. С.И.Щукин уехал из России в 1919 году, умер в Париже.

Коллекционерами были и другие братья Щукины. Николай (1852-?) собирал старинное серебро, Дмитрий (1855-1932) – картины старинных западноевропейских мастеров (146 полотен, в том числе картины Брейгеля, Кранаха, Ватто; сейчас в ГМИИ), Иван (1869-1908), живший в Париже, - картины испанских мастеров (Эль Греко, Гойя).




^ Павел Михайлович Третьяков и его галерея


Моя идея была с самых юных лет

наживать для того, чтобы нажитое от общества

вернулось бы также обществу

в каких-либо полезных учреждениях;

мысль эта не покидала меня никогда во всю жизнь.


П.М.Третьяков


Государственная Третьяковская галерея – крупнейший, всемирно известный музей русского и советского искусства. Гордость Москвы, коллекция галереи пользуется всенародной любовью в нашей стране и широкой известностью за рубежом. Рождение галереи связано с именем московского коллекционера, выдающегося мецената и деятеля русской культуры Павла Михайловича Третьякова.

Еще в молодые годы Третьяков поставил перед собой цель – создать общедоступный национальный художественный музей, показать миру русскую школу живописи, всячески содействовать ее развитию. Именно эта цель, так рано им осознанная, определила его судьбу. Вся его жизнь – неустанное служение обществу во имя всепоглощающей любви к искусству, к своему народу.

При первом же знакомстве, беглом и поверхностном, люди сразу же отмечали исключительную скромность, почти болезненную застенчивость и молчаливость собирателя, его страстную влюбленность в русское искусство. Чем теснее становились знакомства, тем глубже раскрывался перед всеми характер этого

замечательного человека: его благородство, принципиальность, абсолютная правдивость во всем, доброта, широта ума и многое-многое другое.

Не случайно художник М.В.Нестеров словно резюмировал для потомков: «Не явись в свое время П.М.Третьяков, не отдайся он всецело большой идее, не начни собирать воедино Русское Искусство, судьбы его были бы иные, быть может, и мы не знали бы ни «Боярыни Морозовой», ни «Крестного хода», ни всех тех больших и малых картин, кои сейчас украшают знаменитую Третьяковскую галерею. Тогда, в те далекие годы, это был подвиг».

Тихо и незаметно помогал Павел Михайлович великому множеству людей и обществ, всегда, когда в этом была нужда. Просьбы серьезные и мелкие, денежной помощи и личного вмешательства в различные дела сыпались на Третьякова со всех сторон. «Люди стучат только в ту дверь, которая легко и охотно отворяется», - писал Павлу Михайловичу И.С.Тургенев.

Средства же, так щедро отпускаемые Павлом Михайловичем на дело развития русского искусства, на создание своей галереи, на благотворительные нужды, доставались ему самому постоянным трудом.

Павел Третьяков родился 15 декабря 1832 года в Москве в купеческой семье. С малых лет горячо полюбившие Москву, братья Третьяковы всю дальнейшую жизнь содействовали развитию ее просвещения, культуры, благоустройства, экономики. Только у Павла Михайловича все это выражалось глубже, серьезнее.

Роднила Третьякова с художниками не только любовь к живописи, дружеские отношения, человеческая забота коллекционера об их делах. В первую очередь, их сближала общность взглядов на жизнь, на развитие русского искусства. Интересы коллекционера лежали в той же плоскости, что и интересы нового художественного поколения России, многие из представителей которого были ровесниками собирателя. Дух времени не обошел стороной ни художников, ни Третьякова, с жадностью знакомившегося со всем новым. А новое упорно давало себя знать.

Быть гражданином своей страны, приносить посильную пользу ее народу – об этом мечтал и Третьяков. Доказательство тому – вся его жизнь. Революционная ситуация 1859-1861 годов, приведшая к отмене крепостного права, определила дальнейшую внутриполитическую, общественную и культурную жизнь страны. Взгляды Третьякова, формировавшиеся в момент наивысшего подъема духовных сил русского общества середины прошлого века, и позволили ему совершить «великое просветительское дело для Родины».

Еще в годы далекой молодости Третьяков начал делать первые робкие шаги на пути коллекционирования, покупая картины голландских мастеров. Поездка в Петербург весной 1856 года во многом решила его судьбу как коллекционера. Петербург познакомил его с коллекцией Федора Ивановича Прянишникова, директора почтового департамента. Будучи членом Петербургского Общества поощрения художников, а одно время и его президентом, Прянишников помогал многим молодым художникам, покупая их картины. Двадцать пять лет собирал он свою коллекцию. Были в ней некоторые слабые работы, но имелись и замечательные произведения: портреты В.Л.Боровиковского, картины К.П.Брюллова, А.Г.Венецианова, произведения Д.Г.Левицкого, Ф.М.Матвеева, В.А.Тропинина, «Сватовство майора» и «Утро после ночной пирушки» («Свежий кавалер») П.А.Федотова. Самым же замечательным являлось то, что все 137 картин этой коллекции были работами русских художников. Перед зрителями представал «кусок» истории развития русской живописи.

Изучая эту коллекцию, Третьяков, очевидно, впервые понял, что не случайные картины голландцев следует покупать, не понравившиеся гравюры или акварели, а последовательно, серьезно подбирать произведения русской художественной школы. И ездить для этого нужно не на Сухаревку, а в мастерские и на выставки художников. Там надо отбирать их лучшие работы. И так, шаг за шагом, составлять своей коллекцией историю отечественного искусства. Такая коллекция принесла бы пользу людям, прославила бы на весь мир русскую живопись.

В те далекие годы Третьяков твердо решил собирать произведения своих современников, чтобы не пропали они для истории, то есть продолжать дело Прянишникова, но более серьезно, более систематически. Пример старого коллекционера заразил его.

Конечно, это был не первый опыт частного собирательства. В России оно имело давнюю традицию. Частные картинные галереи были у царской семьи, у князей Юсуповых и Голицыных, у графов Строгановых и Разумовских, у многих других, знаменитых и малоизвестных дворянских семей. В основном все они собирали западноевропейскую живопись. Интерес к отечественной возник позже и был связан с успехами русской живописной школы и ростом национального самосознания, особенно усилившимися после войны 1812 года. Еще до Прянишникова, первым начал в 1810-е годы собирать русскую живопись Павел Петрович Свиньин, издатель «Отечественных записок». В его собрании были произведения К.П.Брюллова, А.Г.Венецианова, А.П.Лосенко, Н.А.Бруни… - более 80

картин. Но, к сожалению, задача создания музея русской живописи оказалась ему не по плечу. В 1834 году он распродал свое собрание с

аукциона. Третьяков окажется тверже. Всю жизнь, все свои нажитые неустанным трудом средства положит он на осуществление своей задачи.

В середине века, в 50-60-е годы, собирательством картин активно занялось московское именитое купечество: В.А.Кокорев, К.Т.Солдатенков, Г.И.Хлудов, Д.П.Боткин, С.А.Мазурин и многие другие. Благодаря им живописные произведения не рассеивались по разным уголкам обширной земли, чтобы потом кануть в лету, а оседали в Москве, становились известны ценителям искусства. Однако деятельность большинства купцов на поприще коллекционирования во многом обусловливалась модой. Собранные ими картины служили, как и у дворян, лишь для украшения собственных апартаментов. Только Кокорев открыл публичную галерею, в которой было более 500 произведений, в том числе больше 40 картин Брюллова. Н в 60-х годах он разорился и вынужден был продать свою коллекцию.

Никто из этих коллекционеров не мог равняться с Третьяковым по продуманности и глубине поставленной перед собой задачи. Никто из них не воспитал в себе такого безошибочного глаза на истинное искусство, не обладал такой подлинной любовью, точнее, даже страстью к отечественной живописи, таким упорством в достижении цели. Никто не стал таким истинным другом и помощником художников. С самого начала его деятельности Третьякову были чужды погоня за модой и соперничество, чуждо обычное меценатство. Уже заказав первую картину, он знал, что в конечном итоге будет коллекционировать не лично для себя и своей семьи, а для всего русского народа.

В начале 1870-х годов для коллекции, уже не умещавшейся в доме Третьякова, было построено специальное здание. Здесь разместилась и коллекция картин младшего брата Павла Михайловича Сергея Третьякова. В 1881 году Третьяковская галерея была открыта для всеобщего обозрения.

В его галерее всегда было много народа. Помимо публики приходили молодые художники и ученики Московского училища живописи – копировали произведения мастеров. Как часто видели эти залы молодых Левитана, Коровина, да, собственно, всех известных потом художников этой плеяды, усердно работавших над копиями. Галерея словно стала одним из классов училища.

Многие называли галерею «родным домом».

Фотографы с разрешения хозяина снимали картины для публикации их в различных художественных изданиях. Устроители различных выставок брали для них картины из Третьяковского собрания.

Коллекционер принимал участие в издании переписки Крамского, предпринятом В.В.Стасовым, в работе над монографией о Перове Н.П.Собко, предоставляя имевшиеся у него материалы и делясь необходимыми сведениями. Роль Третьякова в художественной жизни страны была огромна. Его музей сделался необходимым для всех центром искусства. Павел Михайлович с радостью видел, что общество всерьез заинтересовалось отечественной живописью. Его цель была достигнута.

После смерти Павла Михайловича Третьякова в 1898 году, галерея, по его завещанию, отошла в собственность города Москвы. В 1918 году, после Октябрьской революции, по подписанному В.И.Лениным декрету о национализации галереи, она стала называться Государственной Третьяковской галереей. В период советской власти Третьяковская галерея пополнила свое собрание не только картинами художников 18-19 веков из собраний других коллекционеров, но и произведениями художников советского периода, такими, как: Кузьма Петров-Водкин, Юрий Пименов, Семен Чуйков, Аркадий Пластов, Александр Дейнека, творческий союз Кукрыниксы и многие другие.




^ Неуемный Мамонтов


Савва Иванович Мамонтов (1841-1918) – один из видных представителей славной плеяды российских меценатов, крупный промышленник, деятель в области русского искусства, театра и музыки. Он учился в Петербургском горном институте, затем на юридическом факультете Московского университета. Разбогател на железнодорожном строительстве, был главным акционером общества Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги, Невского механического завода и общества Восточно-Сибирских чугуноплавильных заводов. Несколько лет жил в Италии, где занимался пением, изучал живопись.

Мамонтов был любимцем Москвы. Щедрой рукой он вносил большие средства в фонд музея изящных искусств, на издание журнала, покупку картин русских мастеров. Многим талантливым художникам, артистам помог встать на ноги, да и сам, по словам М.Горького, был «исключительно, завидно даровит».

Подмосковная усадьба Мамонтовых Абрамцево стала центром художественной жизни. Там собирался «Мамонтовский кружок» - виднейшие русские художники и музыканты П.Антокольский, В.Васнецов, И.Остроухов, И.Репин, В.Серов, Ф.Шаляпин. Работали, учились друг у друга, спорили, отдыхали. Туда приходили все, кто лелеял в своей душе новые мечты, кто рвался из житейской прозы передвижнического искусства. Там созидалась очаровательная постановка «Снегурочки» В.Васнецова, там работали Поленов, Головин, Коровин, Врубель, там «выросли» и «воспитались» Левитан, Серов, Якунчикова и многие, многие другие.

При поддержке Мамонтова были созданы художественные мастерские, развивавшие традиции народного творчества и ремёсел

«Савва Мамонтов, - писал известный художественный деятель начала века князь А.С.Щербатов, - был человек темпераментный, и таковой же бурной была его личная и общественная жизнь. Купец, кулак, самодур и в полном смысле слова самородок, он был богато одарен умом и талантом».

Своим темпераментом Мамонтов умел разжигать художественную страсть у молодых художников, умел воодушевлять, забавлять и увлекать разными затеями, пока сам не затеял крупное дело, основал в 1885 году свой театр – Московскую частную русскую оперу, пропагандировавшую творчество передовых деятелей русского музыкального искусства, утверждавшую новые принципы в оперно-театральном искусстве, реалистический тип оперного спектакля. Опера была основана для выступлений госпожи Любатович, певицы, разрушившей его семейную жизнь. Еще ранее у себя в доме Мамонтов ставил любительские спектакли необычайной красоты («Снегурочка»), но в театре его деятельность развернулась уже во всем блеске. Тут была и новизна затеи, и чуткость, и талант, и очень широкий размах. Привлекались лучшие силы, выписывались знаменитые итальянские певцы, тратились огромные деньги. Декорации и костюмы заказывались лучшим русским художникам.

Наряду с интенсивной художественной деятельностью шла разудалая, веселая, кутежная жизнь, с ресторанами, цыганами, тройками, жизнь на широкий московский лад. Но случилось непредвиденное… Мамонтов, такой ловкий, отважный и толковый в делах художественно-творческого порядка, запутался в делах просто деловых и был описан за долги, лишен всего огромного состояния и всех любимых, собранных им произведений искусства. Потому бедного старика особенно трогал всякий знак внимания, радовало его и когда ценили его гончарные работы».

Савва Иванович Мамонтов сыграл в некотором отношении роль Третьякова в развитии новой русской школы. Сравнивать, впрочем, Третьякова с Мамонтовым нельзя. Первый – сосредоточенный служитель идеи общественного блага, неумолимо строго делавший свое высокое и почтенное дело, второй – бурный, страстный, непоследовательный деятель, все время кидавшийся из стороны в сторону, не поддерживавший, но вдохновлявший и заражавший художников. Третьяков по натуре и знаниям был ученый. Савва Мамонтов по натуре и по дарованию художник, не успевший в вихре предприятий и событий создать что-либо цельное и ясное. Деспотичный, любящий блеск и громкую славу Мамонтов – главный деятель, которому молодое русское искусство обязано своим процветанием.

При жизни вклад Мамонтова в русское искусство не был оценен по достоинству, что дало основание К.С.Станиславскому с горечью заметить: «Мы еще не доросли до того, чтобы уметь ценить крупные таланты и больших людей, как Савва Иванович Мамонтов».




Сергей Павлович Дягилев


Я лично ни для кого

не интересен; интересна

не моя жизнь, а мое дело.


С.П. Дягилев


В молодости Дягилев получил юридическое образование в Петербургском университете, но одновременно занимался у Н.А. Римского-Корсакова в консерватории, изучал историю искусств, очень чутко воспринимал новые веяния времени. Все это способствовало его практической деятельности, которая позволила ему занять прочное место в художественной жизни первых десятилетий ХХ века.

Именно Дягилев стоял у истоков объединения «Мир искусства», был редактором одноименного журнала. Особые заслуги Сергея Дягилева связаны с популяризацией русского искусства за рубежом. Он начал в 1906-1907 гг. с выставок в Париже, Берлине, Монте-Карло, Венеции. Затем последовали «Русские сезоны», концертные серии, наконец, в 1911 г. Дягилев создал новаторскую труппу «Русский балет С.П. Дягилева». Он открыл для мира имена многих замечательных мастеров.

Только художественная выставка, устроенная в Париже Дягилевым, показала многим своеобразие и талантливость наших художников. Он гордо провозгашал свое намерение «доказать, что русское искусство существует, что оно свежо, оригинально и может внести много нового в историю искусства». Произведения Рериха, Бенуа, Юона, Добужинского, Бакста и др. получили всемирное признание и даже произвели на Западе настоящий переворот в художественных вкусах и предпочтениях публики.

Еще больший триумф ожидал Россию в области музыки. Пять «Исторических концертов», проведенных в мае 1907 г. в помещении парижской Grand Opera, вылились в невиданную по масштабам демонстрацию достижений русской музыки. Дягилев не пожалел сил, чтобы привлечь для участия в этих концертах Римского-Корсакова, Глазунова, Скрябина, Рахманинова, знаменитых исполнителей-дирижеров Артура Никиша, Феликса Блуменфельда, Камила Шевийяра, пианиста Иосифа Гофмана, певцов Федора Шаляпина, Дмитрия Смирнова, Фелию Литвин.

И, наконец, заключительная, самая важная полоса деятельности Дягилева, охватывающая период 1909-1929 гг. когда руководимые им балетные спектакли поразили воображение современников, произвели подлинную революцию в балетном театре и привели к его коренному обновлению. Благодаря инициативе Дягилева родились замечательные спектакли с музыкой Стравинского («Жар-птица», «Петрушка» и др.), С.Прокофьева; Равеля; Пуленка; Мийо и других крупнейших композиторов первой половины ХХ века.

Перед нами предстает труженик, готовый преодолеть любые препятствия ради достижения высоких творческих целей. А.Бенуа, близко знавший Дягилева на протяжении почти сорока лет, восхищался его волевыми качествами «подлинного вождя, за которым пойдешь в огонь и в воду, его своеобразным даром создавать вокруг себя «романтическую атмосферу работы». «Даже композиторство свое он забросил, но мы, художники, не переставали считать его своим, ибо, как мы писали картины, сочиняли балеты и оперы, так он, с тем же вдохновением верстал журнал, устраивал выставки, организовывал спектакли мирового значения».

С. Дягилев – человек, страстно влюбленный в Россию, всю жизнь преклонявшийся перед Пушкиным и Чайковским, - осуществлял свою художественную деятельность вне родины. Коренной уралец, выросший на берегах Камы, он оказался прославлен на Западе больше, чем в России. Недаром одна из центральных площадей Парижа, примыкающая к зданию Grand Opera, была названа в 1979 г. площадью Дягилева. А единственный памятник Сергею Павловичу – монументальный бронзовый бюст – установлен на одной из площадей Монте-Карло – города, где долгое время располагалась творческая база его театра. Имя Сергея Дягилева не должно быть забыто в нашем художественном обиходе. Прав был С.Прокофьев, отметивший непреходящее значение этой «громадной и несомненно единственной фигуры, размеры которой увеличиваются по мере того, как она удаляется…»




Флорентий Федорович Павленков


Известно, что на рубеже XIX-XX веков выдающимся русским книгоиздателем и меценатом Ф.Ф.Павленковым (1839-1900) в форме завещания был составлен оригинальный библиотечный проект. Его цель – способствовать просвещению, приобщать к культуре чтения жителей провинции, с тем, «чтобы книга была заброшена в самые бедные глухие места и, по возможности, на большом пространстве России». К 1915 г. были открыты две тысячи народных бесплатных библиотек и читален. В совокупности все они – памятник Флорентию Федоровичу и символ меценатства российской культуры.

В самой идее открыть библиотеки по всей России в местах компактного проживания русских, татар, башкир, марийцев, удмуртов, коми, украинцев нам была завещана толерантность, уважение к самобытности, человеческому и национальному достоинству, традициям культуры разных народов, живущих в одном Отечестве.

Несмотря на все катаклизмы в мире, перевороты и войны в Отечестве, Павленковские библиотеки и сегодня несут свою вахту в медвежьих углах России, где и сегодня их жители по-прежнему ограничены в своих информационных и культурных потребностях. Кроме того, они выполняют мемориальную функцию – сохраняют и передают память о выдающемся деятеле XIX века, являются живыми памятниками культуры и уникальными краеведческими объектами в регионе.

Жизнь Ф.Ф.Павленкова сегодня, как никогда, пример всем нам, его потомкам, для подражания. Он издал свыше 750 книг, в том числе серию «Жизнь замечательных людей» (200 биографий), сочинения А.И.Герцена, Д.И.Писарева, В.Г.Белинского, Ф.Энгельса и других, Энциклопедический словарь. Удачливый бизнесмен, он нажил значительный капитал благодаря своим незаурядным способностям и широкой образованности, а деньги вкладывал в развитие отечественной культуры.




^ Провинциальные меценаты


Многочисленное семейство сибирского золотопромышленника Петра Ивановича Кузнецова прославилось в Красноярске своей благотворительностью. Одним из стипендиатов П.И.Кузнецова был В.И.Суриков, знаменитый русский живописец. Его учебу в Петербургской Академии художеств оплачивал сибирский меценат. Л.П.Кузнецов завещал весь свой капитал Томскому университету для учреждения премий за сочинения по истории и антропологии.

Кузнецовы были людьми просвещенными, настоящими почитателями искусства. Свои книжные собрания они передали в дар Красноярской общественной библиотеке и Минусинскому музею, а коллекция И.П.Кузнецова послужила основой музея истории, археологии и этнографии Томского университета.

Кузнецовы внесли огромный вклад в создание музеев в Красноярске и Минусинске. Любитель сибирской старины, И.П.Кузнецов издал более десяти книг по истории Сибири.

В 1856 году Петр Иванович был избран членом Сибирского отдела Русского географического общества, финансировал экспедицию генерал-губернатора Восточной Сибири Н.Н.Муравьева на Амур и сам принимал в ней участие.


***


Один из самых известных меценатов Иркутска, многое сделавший для развития культуры, науки и образования Сибири, - ^ Владимир Платонович Сукачев.

Всю жизнь он собирал картины русских и зарубежных художников. Так в Иркутске оказались полотна Репина, Верещагина, Маковского, Клодта, Пуссена и других мастеров. Единственная в Сибири картинная галерея была открыта для жителей и гостей города. Для создания музея нужны не только благие намерения и значительные средства, но и глубокие знания. В конце XIX века географ Г.Н.Потанин привез в Иркутск три древнекитайских настенных свитка. Они плохо сохранились и выглядели как обрывки ткани и бумаги. Сукачев сразу оценил уникальность находки. В 2002 году в Иркутский художественный музей после реставрации вернулись найденные Потаниным шедевры: живописное полотно «Военный совет», выполненное на нескольких слоях китайской бумаги, и семейные парадные портреты на шелке. Подобных произведений искусства нет ни в одном музее мира.

Сейчас Иркутский областной музей обладает самым богатым собранием художественных ценностей за Уралом. «В.П.Сукачев, - писал о своем земляке Валентин Распутин, - сделал для Иркутска то же, что сделали для Москвы Третьяков и Цветаев».

Филантроп открыл несколько начальных школ, издал научный каталог минералогической коллекции музея Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества, книги по истории и культуре Иркутска. Новое здание театра тоже было построено по его инициативе.


***


Одним из самых известных меценатов на Дону был ^ Владимир Иванович Асмолов, совладелец крупнейшего табачного производства на юге России. На рубеже XIX – XX веков торговый дом «Асмолов и компания» был официальным поставщиком двора Его Императорского Величества и представлял собой настоящую «табачную империю». На фабрике работало около полутора тысяч человек. Огромное внимание Владимир Иванович уделял улучшению быта табачников – при фабрике открылись больница, школа, ссудносберегательное товарищество.

Асмолов был депутатом городской думы, занимался общественной деятельностью, был щедрым благотворителем. Когда сооружалось здание Научно-художественного и промышленного музея и публичной библиотеки, Асмолов, возглавлявший строительную комиссию, доложил недостающие 15 тысяч рублей из своих средств. В 1910 году и музей, и библиотека приняли первых посетителей.

В 1882 году меценат получил разрешение городских властей «выстроить концертное зало» по Таганрогскому проспекту. Для осуществления проекта он пригласил академика В.О.Шервуда, архитектора Исторического музея на Красной площади. В 1883 году в Асмоловском театре – «самом крупном театральном здании дореволюционного Ростова» - в первый раз поднялся занавес. За 38 лет «Асмоловский» сделал Ростов театральным городом. На его сцене ставили русскую и мировую драматическую и оперную классику.

Построил филантроп и ростовский циклодром – велодром, корпус Николаевской городской больницы, богадельню. В 1910 году были отмечены заслуги Асмолова перед Донским краем – Владимир Иванович был принят в казаки.


^ Александр Александрович Репников был самым известным меценатом в Царицынском уезде. Высшее городское сословное звание – потомственный почетный гражданин – он получил за внимание и заботу о нуждах просвещения и культуры. В 1915 году он подарил городу Дом науки и искусства, построенный на его средства. В доме располагались библиотека-читальня, краеведческий музей, музыкальные и художественные классы, зрительный зал вмещал более тысячи человек. По вечерам дом сиял электрическими огнями. На открытии на его сцене были сыграны первые любительские спектакли по пьесам Островского. Здание театра было разрушено во время Сталинградской битвы, но после войны его отреставрировали, и до начала 1990-х годов в нем размещался драматический театр имени Горького. Сейчас это здание Нового экспериментального театра.




^ Прокопий Ефремович Ефремов


В легендах и преданиях, передаваемых местным населением из поколения в поколение, самый крупный и известный из чувашей купец и промышленник Прокопий Ефремович Ефремов предстает перед нами человеком не только удачливым, но и открытым и бескорыстным. Возможно, потому, что он заботился не только о собственной выгоде, но и об окружающих его людях. Он стал знаменит как своим богатством, занимаемыми постами и званиями, так и добрыми делами и поступками. К характеристике его личности широко применимо слово «первый». П.Е.Ефремов – первый из чувашей, кто стал крупным гильдейским купцом и лесопромышленником. Он занимал лидирующее положение среди местных купцов по масштабам благотворительной деятельности, выделяя значительные средства для строительства школ и гимназий, больниц, богаделен и церквей. В дореволюционных Чебоксарах только лишь его родовой дом и особняки, построенные сыновьями, освещались электрическим светом. Наконец, он единственный из чувашей, кому после смерти поставили усыпальницу-мавзолей, которая сохранилась по настоящее время.

Купец и промышленник П.Е.Ефремов родился в Тогашевской волости Чебоксарского уезда и прожил долгую жизнь – 86 лет. Причем вплоть до последних дней он оставался энергичным и крепким, уверенно занимался предпринимательством и руководил своим хозяйством.

Купеческий род Ефремовых был представлен тремя поколениями и относился к числу относительно молодых и наиболее деятельных. Еще в середине прошлого века мало кому известные люди, в пореформенные годы, благодаря своей умелой и энергичной торгово-промышленной деятельности, они поднялись на верхнюю ступеньку купеческой сословной лестницы и сумели удержаться на ней вплоть до трагических дней Октябрьской революции. Дети Ефремовых сумели не только удержать достигнутые предыдущим поколением позиции, но и значительно развить дело и приумножить капитал. Во втором поколении успех выпал на долю Прокопия. В тертьем же поколении его сыновья объединили свой капитал и создали торговый дом «П.Е.Ефремов с Сыновьями», что составляло основу их устойчивой промышленной деятельности.

Список занимаемых П.Е.Ефремовым общественных должностей довольно велик. К примеру, он проявил себя и на церковной службе. Будучи церковным старостой села Абашеева Тогашевской волости Чебоксарского уезда он вместе с отцом построил в селе Абашеве новую двухпрестольную церковь взамен обветшавшей деревянной. Купцы Ефремовы не жалели средств и выделяли достаточно крупные суммы денег на строительство и украшение этой церкви.

Но больше всего П.Е.Ефремов заботился о «благолепии» Благовещенской церкви, расположенной почти в центре г.Чебоксары. Эта одна из старейших церквей Чебоксар была построена еще в 1684 году. Здесь совершались все важнейшие изменения в гражданском состоянии членов семьи ефремовского купеческого рода и их ближайших родственников – бракосочетание, крещение, причащение, отпевание и другие. В качестве старосты П.Е.Ефремову приходилось выполнять разнообразные поручения, связанные с обеспечением церкви всем необходимым. Состоятельный купец направлял огромные средства на строительство и ремонт Благовещенской церкви, которая за более чем два столетия существования изрядно обветшала. В 1869 году П.Е.Ефремов за свой счет построил при церкви двухэтажный дом для священнослужителей. Попечением семейства Ефремовых Благовещенская церковь была признана лучшей церковью города Чебоксары.

Немало средств П.Е.Ефремов вложил также в восстановление храма, расположенного в Геронтьевской пустыни. Находилась она на правом берегу реки Волги на расстоянии одной версты от Чебоксарского Троицкого мужского монастыря. П.Е.Ефремов полностью обновил помещение храма.

Его вклад в строительство и восстановление церковных учреждений не ограничивался Чебоксарами. В 1884 году купец Прокопий Ефремов на свои средства поставил церковь в селе Икково Чебоксарского уезда вместо старой деревянной, сгоревшей от удара молнии. На деньги П.Е.Ефремова и взносы казанского купца В.Никитина был также отремонтирован монастырь Тихвинской Божией Матери в Цивильске.

П.Е.Ефремов принадлежал к числу самых активных общественных деятелей Чебоксарского уезда и города Чебоксары. Он избирался гласным уездного земского собрания и городской думы, членом управы, присяжным заседателем и мировым судьей. Этих общественных обязанностей и поручений с лихвой хватило бы на десяток людей. Но Прокопий Ефремович выполнял их один как образованный и энергичный человек, владеющий к тому же солидным состоянием.

Для П.Е. Ефремова благотворительность носила прежде всего традиционный религиозный характер. Православная христианская

этика и мораль возвела сострадание к ближнему в нравственный принцип. Предполагалось, что пожертвованиями в пользу церкви и монастырей можно спасти свою душу перед Богом, облегчить ее от греха, без которого невозможно было нажить капитал. Не зря купцы считали за правило: «деньги копи, а душу не губи».

Одним из основных направлений благотворительной деятельности купцов Ефремовых было оказание материальной и финансовой помощи школьным и просветительским учреждениям. Эта сфера открывала возможность проявления лучших качеств не только для мужской части семейства, но и для женщин ефремовского рода.

Так, состоятельные люди города, в том числе П.Е.Ефремов, выделили ссуду на покупку дома для четырехклассной женской прогимназии.

Немалые трудности испытала Чебоксарская публичная библиотека, открытая в начале 1871 года. Если в первое время городское общество еще как-то финансировало приобретение книг и подписку газет, то в начале 1880 годов стало совсем худо с их обеспечением. На помощь пришли все те же состоятельные люди города, в том числе и купец П.Е.Ефремов.

Итак, олицетворением лучших качеств П.Е.Ефремова и его сыновей стала общественная и благотворительная деятельность, которая не ограничивалась строительством церквей и богаделен, помощью сирым, бедным и убогим. Они выделяли значительные по тем временам суммы на строительство школ, содержание гимназий, библиотек и других просветительных учреждений. В этом благородном деле непосредственное участие принимали не только мужчины, но и женщины ефремовского купеческого рода, которые являлись попечителями школ и гимназий, содержали за свой счет многих нуждающихся учащихся.






Библиография






Барышников, М.Н. Деловой мир России: Историко-биографический справочник. – С.-Петербург: Искусство-СПБ, 1998.

Бенуа, А.Н. История русской живописи в XIX веке / Сост., вступ. Ст. и коммент. В.М.Володарского. – 3-е изд. – М.: Республика, 1999. – 448 с.: ил.

Благотворительность в России: Календарь [Текст]: Об известных российских меценатах / Евгения Росинская. – М.: Институт «Открытое общество», 2003. – 26 с.; фото.

Великий меценат России Петр Иванович Щукин [Текст]: О русском предпринимателе и меценате П.И.Щукине / Елена Князева // Вокруг света. – 2005. - № 11. – С.80.

Годунский, Ю. Откуда есть пошла благотворительность на Руси [Текст]: Об истоках благотворительности в России / Ю. Годунский // Наука и жизнь. – 2006. - № 10. – С. 32-37.

Клемантович, И., Скоч, А. Благотворительность в России: уроки истории [Текст]: Об истории благотворительности в России / И.Клемантович, А.Скоч // Воспитание школьников. – 1999. - № 6. – С. 27-29.

Молчанов, В. Но дух его не ведает предела [Текст]: О деятельности графа Н.П.Румянцева на благо России / Виктор Молчанов // Пульс. – 2004. - № 1. – С. 2-3.

Молчанов, В. Румянцевская эпоха [Текст]: О жизни и общественной деятельности графа Н.П.Румянцева / Владимир Молчанов // Пульс. – 2003. - № 2. – С. 6-11.

Ненарокомова, И.С. Павел Третьяков и его галерея [Текст]: О жизни и собирательской деятельности известного русского коллекционера, основателя галереи П.М. Третьякова. – М.: Галарт. – 1994. – 288 с.

Орлов, В.В. П.Е.Ефремов: Легенды и действительность. – Чебоксары, 1997. – 212 с.

Пясецкая, А. Мамонтовы всегда гордились тем, что они - русские [Текст]: О династии меценатов Мамонтовых / А.Пясецкая // Эхо планеты. – 2003. - № 6. – 7-13 февраля. – С.32-34.

Рогов, А. Востребованы Россией [Текст]: О меценатах России: Морозове, Сытине, Солдатенкове, Бахрушине / А.Рогов // Российская Федерация сегодня. – 1999. - № 1. (янв). – С. 44-45.

Строгановы – Демидовы – Морозовы // Константин Рыжов. Сто великих россиян. – М.: Вече, 2001. – С. 97-109.

Фальц-Фейн, Э. Искусство и женщины украшают жизнь [Текст]: О русском меценате бароне Э.Фальц-Фейне, беседа с ним / Сергей Бирюков // Труд. – 2002. – 14 сентября. – С.5.

Наволоцкая Н.И.Цветы добрых дел [Текст]: О династии русских предпринимателей Морозовых / Н.И. Наволоцкая // Берегиня дома твоего. – 1999. - № 6. – С.72-77.

Чумаков, В. Кто художника кормит… [Текст]: О великом меценате П.М.Третьякове

/ В.Чумаков // Огонек. – 2003. - № 18.– С. 60-63; № 29-30.

Чумаков, В. Рука, раскачавшая колыбель [Текст]: О династии купцов Морозовых

/ В.Чумаков // Огонек. – 2003. - № 12. – С.30-33.

Шишкова, Н. Учимся творить благо [Текст]: О благотворительности / Н.Шишкова

// Домашний очаг. – 2004. - № 1. – С. 82-85.

Юдин, В. Без общества целомудрия нет общества милосердия / В.Юдин // Российская Федерация сегодня. – 2004. - № 13 (июль). – С.34.




Заключение


Благотворительность как форма помощи имущего неимущему возникла задолго до появления буржуазии – с утверждением христианства на Руси. Особенностью же ее развития в 19 веке стало то, что она распространяется на сферу культуры. Новые «хозяева жизни», ощущая нравственную потребность способствовать развитию просвещения и культуры, стремились обогатить жизнь людей созданием художественных собраний, изданием книг, выступали инициаторами и организаторами крупных начинаний в области культуры, оказывая всемерную поддержку писателям, художникам, музыкантам. Именно из их среды вышли многие собиратели исторических документов, создатели всемирно известных художественных коллекций, библиотек, театров – П.М.Третьяков, С.И.Мамонтов, С.Т.Морозов, А.А.Бахрушин, Г.В.Юдин, К.Т.Солдатенков, Г.Г.Солодовников и другие. Обращаясь к ситуации современной России, трудно представить себе человека, который мог бы заняться чем-то подобным. Научно-технический прогресс с каждым днем открывает нам все новые и новые формы и результаты деятельности человека в сфере культуры и искусства. И нам необходимо заботиться о них, сохранять и приумножать их, в то же время не забывая о прошлом, чтобы оставить своим потомкам наше видение мира, нашу жизнь, как это сделали поистине великие люди – такие, как граф Николай Петрович Румянцев, Павел Михайлович Третьяков, Савва Иванович Мамонтов, Петр Иванович Щукин и другие.




Если вы дорожите своим временем и знаете цену

актуальной и достоверной информации,

обращайтесь в Информационный центр

Урмарской центральной библиотеки.





Наш адрес:


п.Урмары, ул.Мира, д.8.


Телефон: 2-12-32


Составитель: библиотекарь ИЦ А.Н. Никитина




Скачать 388.39 Kb.
оставить комментарий
Дата07.09.2011
Размер388.39 Kb.
ТипБиблиографический указатель, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх