Практические рекомендации в помощь начинающему медийному критику Учебно-методическое пособие icon

Практические рекомендации в помощь начинающему медийному критику Учебно-методическое пособие



Смотрите также:
Учебно-методическое пособие по истории мировых религий брянск 2007...
Педагогическая практика на факультете психологии Методическое пособие...
Учебно-методическое пособие к практическим занятиям по акушерству и гинекологии для студентов 6...
Учебно-методическое пособие по курсу «управление банковским продуктом» Составитель: к э. н....
Методическое пособие «В помощь учителю» Жукова Татьяна Викторовна...
Задачи и практические ситуаций по курсу (Учебно-методическое пособие для студентов...
Учебно-методическое пособие Москва  2008 Психологическое обеспечение профилактики нарушений...
Учебно-методическое пособие Майкоп, Изд-во агу 1...
Учебно-исследовательская работа студентов...
Учебно-методическое пособие Санкт-Петербург...
Учебно-методическое пособие основы стратиграфии часть II...
Методика преподавания хореографических дисциплин Учебно-методическое пособие для специальности...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
вернуться в начало
скачать
^

Доживем до юбилеев. Если нельзя до справедливости…





У нас любят юбилеи. В юбилеи у нас возможно то, что невозможно ни в какое другое время. По юбилейным датам у нас становятся Героями, а в недалеком прошлом становились и четырежды Героями, по юбилейным датам получают ордена и медали, ордера на квартиры, собрания своих собственных и чужих (в юбилейных изданиях) сочинений. К юбилеям дают премии, в том числе и Государственные (потому что все юбилейные комиссии, в том числе и по Госпремиям, любят банкеты).

В наше время юбилеи помолодели. Ныне вполне возможно, если вы двоюродный свояк президента фирмы, попасть на пятидневный юбилей предприятия «Ноу хау на халяву».

Но шутки в сторону. Сейчас серьезно о смешном. Никогда бы мы не видели замечательного проекта «Чехов и Ко», если бы не столетний юбилей МХАТа. Канал ТВ-6 начал показ сериала по ранним рассказам Чехова, которые он печатал в юмористических журналах «Стрекоза» и «Осколки», подписываясь «Антоша Чехонте» или «Человек без селезенки».

Это настоящий подарок и театру-юбиляру, и зрителю. Актерам МХАТа предоставлена возможность блеснуть в чеховских миниатюрах иногда самой неожиданной гранью своего дарования, а зрителям – получить от этого большое удовольствие. Если, скажем, от Вячеслава Невинного мы вправе были ожидать бурлеска и буффонады, то амплуа Олега Ефремова как будто бы этого не предполагало.

И уже меньше всего я ожидал увидеть в заглавных титрах фильмов рулевого «Музобоза» Ивана Демидова. Но не зря, видно, восточная мудрость гласит: «Когда беседуешь с незнакомцем, смотри не на то, из чего сшит и какого цвета его халат, а обрати внимание на его ум». Вот тебе и крутой прикид, пальцы чуть ли не веером, и темные очки… Второй продюсер сериала – Андрей Разбаш.

Продюсерский тандем прекрасно уловил, чего сегодня хочет зритель, чего-то настоящего, рассказанного о нем самом иногда со звенящей печалью от несбывшегося, но всегда с добрым юмором. Потому что это свое, родное, даже и хамелеонистый полицейский чин – все свои, куда денешься?

Ранний Чехов – такое раздолье для актера, что просто удивительно, почему подобного не предприняли раньше. Такие типы, такой трагикомизм правды жизни, что и искать-то лучшего материала не надо, будь то история об обер-кондукторе, женившемся на своей свахе, или анекдот про страдальца, выпившего вместо водки керосин, или притча о женихе. Которому не удалось отвернуться от муз Гименея.

Конечно, тут была и есть для актеров и телевидения одна опасность – возможность сравнения с киношедеврами: ведь даже дотянуть до уровня Михаила Жарова в «Медведе», Фаины Раневской в «Свадьбе», до знаменитых теленовелл Игоря Ильинского дело далеко не простое. И вот что я еще отметил в нынешних экранизациях – играть Чехова становится все труднее. Исчезает в актерских лицах нечто «чеховское» (почти эквивалентное слову «интеллигентское»). Есть мастерство, наскок, хватка, выражение озабоченной деловитости и озабоченности рублем в лицах и в глазах актерских, а вот «чеховского»… Деловой пошел актер.

Может, это и хорошо. Ведь и все герои позднейшего Чехова вздыхали вот об этой самой необходимости трудиться, о дефиците деловитости в русском человеке. И довздыхались. Пришел Лопахин и срубил к чертовой матери вишневый сад. Кстати, «Вишневый сад» автор тоже назвал комедией. Такая у нас веселая жизнь. Строим, перестраиваем, реформируем, вооружаясь новейшими технологиями… А получается, что в финале этой чеховской комедии: человека забыли.

Но ничего, стоит вам дотянуть до юбилея, и, может быть, о вас вспомнят. Только вот дотянуть до юбилея у нас непросто. Чехову так и осталось навсегда сорок с небольшим. Хоть в позднейшие времена он едва ли дожил бы и до этого. И уж точно собрания сочинений своих не успел бы увидеть.

«Мы, говорят в газетах, любим свою великую родину. Но в чем проявляется эта любовь? Вместо знаний – нахальство и самомнение паче меры, вместо труда – лень и свинство, справедливости нет, понятие чести не идет дальше «чести мундира»… Работать надо, а все остальное к черту. Главное, надо быть справедливым, а остальное все приложится!»

Так говорил великий Чехов, который писателем даже себя не называл, а скромно именовал литератором.

И под занавес вопрос в пространство – почему это составители телепрограмм одних пенсионеров захотели обрадовать, демонстрируя чеховский сериал в 15.10? Остальному народу в это время телевизор смотреть недосуг. Даже несмотря на обязанности, так сказать, телеобозревателя, я и то всех чеховских фильмов посмотреть – увы! – не смог. Жаль! Можно было бы великому русскому писателю и замечательным актерам хотя бы к юбилею театра дать время наибольшего благоприятствования. Но его отдали очередной заокеанской дребедени.


Автор материала выявляет несколько проблем:

  1. Крайне редкий показ фильмов, снятых по произведениям или по мотивам классиков. Для того чтобы их увидеть, необходим повод. Как видно из публикации, на минувшей неделе такой повод случился – отмечалось 100–летие МХАТа.

  2. Раннее эфирное время таких произведений. В.Лавришко сожалеет, что «обрадованными» остались в основном пенсионеры, время «наибольшего благоприятствования» для экранизированного раннего Чехова на ОРТ 15.10, когда многие люди работают.

  3. Проблема соотношения материального и творческого, меркантильного и чистого: «Исчезает в актерских лицах нечто «чеховское» (почти эквивалентное слову «интеллигентское»). Есть мастерство, наскок, хватка, выражение озабоченной деловитости и озабоченности рублем в лицах и в глазах актерских, а вот «чеховского»… Деловой пошел актер».

  4. На основе увиденного телевизионный обозреватель размышляет над сущностью современной жизни: он как бы задает нам философский вопрос – для чего человеку нужно все время что-то строить, перестраивать если «как в финале чеховской комедии: человека забыли»? Каково место человека в современном мире, и каков он, этот новый мир? Автор не отвечает на вопросы, вместо этого он цитирует Чехова, находя в писательской реплике параллель с современностью: «Мы, говорят в газетах, любим свою великую родину. Но в чем проявляется эта любовь? Вместо знаний – нахальство и самомнение паче меры, вместо труда – лень и свинство, справедливости нет, понятие чести не идет дальше «чести мундира»… Работать надо, а все остальное к черту. Главное, надо быть справедливым, а остальное все приложится!»

  5. Мы считаем, что, исходя из последней фразы классика, В.Лавришко в материале внутренне соглашается с Чеховым, принимает его установку на работоспособность. Ремарка, что Чехов даже писателем себя не называл, работает на призыв телеобозревателя к проявлению народной скромности.

  6. Тема памяти прошлого с его нормами, ценностями, порядком… Недаром автор вспоминает Лопахина и «Вишневый сад» – его мысль в том, что когда-нибудь наступит пора реформ, назовем ее периодом «нравственного ренессанса» и воскреснут такие человеческие ценности, как труд, честь, достоинство… В этой связи хочется отметить философский оптимизм В.Лавришко. Но когда страна узнает своего Лопахина – вот вопрос.




Давайте проанализируем следующую публикацию.


10.06.2006 г., «Российская газета», рубрика «Телеперсона», автор – Ю.Богомолов.


^ Исторический хроникер Николай Сванидзе


Обыкновенно на телевидении даже интересные собеседники с годами эфирной повседневности мельчают, исчерпываются, что не мешает им бронзоветь и задирать планку собственной самооценки. Примерно то же самое происходит и с некоторыми из тех, кто посвящает себя борьбе за демократию и либеральные ценности.

У Николая Сванидзе уже довольно значительный стаж служения и телевидению и демократии, но он по-прежнему нов и неравнодушен. Насколько неравнодушен, можно было прочувствовать по недавней его схватке в эфире программы «К барьеру!», где он пикировался с Владимиром Платоновым по поводу Бутова. Пикировался он не как телеведущий и историк, а как представитель общественности и гражданин. В коллизии была существенна юридическая сторона – лес и топь правовых норм, где и профессионал ногу может сломать.

Сванидзе взял сторону человеческого достоинства отдельно взятого индивида, живущего своим умом и трудом. На индивида катит могучий мегаполис: посторонись. Он не сторонится. Почему? Потому. Что-то эта ситуация напоминает...

Была такая история про маленького человека, ютившегося не в Бутове, в Коломне, близ Невы. Государь, не посчитавшись с природой, воздвигнул столицу в проблемном регионе. Стихия взбунтовалась. Памятнику ничего, а «бедный наш Евгений» с ума сдвинулся и даже погрозил каменной глыбе: «Ужо тебе».

Исторический процесс довольно часто переезжает не увернувшегося от него и маленького человека, и того, кто помасштабнее. Собственно об этом и речь в «Исторических хрониках» с Николаем Сванидзе.

Призвала и мобилизовала его перестройка. Сначала на только что народившейся телекомпании РТР он писал закадровые комментарии для «Вестей». Затем вошел в кадр с авторской программой «Подробности». Памятна его роль в тревожные дни вооруженного парламентского путча, когда он из резервной студии вел в режиме on line передачу, консолидировавшую демократическую аудиторию и много сделавшую для того, чтобы нервная российская интеллигенция не впала тогда в отчаяние при виде разбушевавшегося Макашова.

Потом наступили переменчивые времена, когда российская государственность делала шаг назад, полтора шага вперед. Или вкось. Был недолгий период, когда он возглавил телекомпанию, без отрыва от творческой работы. Через некоторое время звезды на политическом небосклоне сошлись таким образом, что известный телеведущий сосредоточился исключительно на своей аналитической программе «Зеркало». Но было видно, что он утратил интерес к двухмерной политаналитике. Формат программы постепенно скукоживался, а теперь и вовсе испарился.

Два года назад он затеял грандиозный проект «Исторические хроники». Предполагалось рассказать о русском ХХ веке в лицах и в документах. Либеральные публицисты-фундаменталисты сочли, что демократ Сванидзе сбежал с поля боя актуальной журналистики и укрылся в Истории. У радикальных либералов время от времени возникают к нему претензии. Как и
у радикальных националистов. Его бичует газета «Завтра». К нему неравнодушен суперлиберальный интернетовский «ЕЖ». Но в том и дело, что Сванидзе никуда не бежал и ни от кого не скрывался. История ему понадобилась как новое измерение плоской современности. Она дает ему возможность уйти от двухмерной аналитики.

...Российская история всегда являлась предметом интереса отечественных не только беллетристов, но и документалистов. «Российская империя» Леонида Парфенова на старом НТВ и экскурсы Эдварда Радзинского на «Первом». Но и на этом впечатляющем фоне «Исторические хроники» производят впечатление. Ее смысл и пафос в том, чтобы мифологию советского периода заместить историей. Сериал охватывает историю государства Российского длиною в век – ХХ век. Уже по первой серии, посвященной знаменитому российскому предпринимателю и меценату Савве Морозову, можно было судить о характере и направленности всего проекта.

Для документальных картин, снятых на историческом материале, стало традиционным, когда ведущий цикла занимает место в карете, запряженной одной, двумя, в крайнем случае тремя лошадками, и трогается в путь. Это чтобы мы, телезрители, ощутили конкретику минувших дней. Не вспомню, кто первым освоил конную тягу для путешествия во времени – Евгений Киселев или Леонид Парфенов. И Николай Сванидзе, отправляясь в былое
с собственными думами о нем, не преминул воспользоваться данным видом транспорта.

А есть, наверное, в этом сермяжная правда. Точнее, метафорическая. Наверное, создатели этих циклов, может, и подсознательно подразумевают, что у современной России такая история, которую можно и на лошадке объехать. Не то, что география России, где есть такие населенные пункты, до которых хоть от Москвы, хоть от Санкт-Петербурга три года скачи и не доскачешь. Во всяком случае Николай Сванидзе, пожалуй, в большей степени, нежели его коллеги, прочувствовал, как по времени, по политическим реалиям, по идейной проблематике мы недалеко отъехали от тех лет, что предшествовали революционной буче начала ХХ века.

Парфенову прошлое интересно своей экзотической стороной. Он коллекционер забавных подробностей, красочных деталей, экзотических интерьеров. Сванидзе в этом отношении предельно целеустремлен и рационален: он обращается к истории за советом, за уроком, за опытом. И она ему все это дает в избытке. И к какому бы предмету он ни прикоснулся, на какую бы тему он с ней ни заговорил, она ему в ответ – наглядный случай, поучительную судьбу, выразительную притчу. Если о терроризме – вот нам Красин. Если о капитализме – Савва Морозов.

Еще недавно российские политологи с недоумением наблюдали, как наши крупные бизнесмены довольно активно, а иные так просто агрессивно (тот же Березовский) поддерживали деньгами левых, словно позабыв, как в начале минувшего века капиталисты уже профинансировали большевиков и чем это кончилось. Сванидзе в своем первом выпуске «Исторических хроник» излагает в порядке напоминания в общих чертах биографию крупнейшего российского предпринимателя начала ХХ века Саввы Морозова.

Он был буржуа до мозга костей, слыл благодетелем для эксплуатируемого им ивановско-ореховского пролетариата, который величал своего хозяина «Савушкой»; полюбил красивую актрису МХТ Марию Андрееву, полюбил и сам МХТ, поддержал его деньгами и в конце концов стал тугим кошельком для могильщиков капитализма, частной собственности и большой плеяды мастеров культуры и науки.

Его роман с ленинцами автору «Хроник» кажется особенно загадочным. Тем более что, судя по оставленным документам, Савва Морозов догадывался о будущей трагедии. Конечно, проклятый царизм ему мешал, но не настолько, чтобы предпочесть большевизм. В какой-то момент историк не сдержался и воскликнул: «Какого черта Савва стал помогать тем, кто его погубит и погубит дело его жизни?» А какого черта им же помогают нынешние капиталисты? Да так – из слепой ненависти к тому, что не нравится, к тому, что раздражает в настоящую минуту. Российский капитализм, как и сто лет назад, страдает фатальными суицидными наклонностями.

Значит, приехали, если верить историку и публицисту? Приехали в карете прошлого в Южное Бутово. Путешествие еще не закончено, хотя значительная часть пути уже пройдена. Позади 20-е, 30-е, 40-е годы, что версты с их станциями и полустанками – Горьким, Лихачевым, Ахматовой, Михоэлсом. «Исторические хроники» все ближе к современности.

И вопрос уже как-то сформулировался сам собой: «Кляча истории, куда ж ты плетешься? Дай ответ!»


Посмотрите, какие актуальные проблемы современности выявляет и обсуждает критик. Проанализируйте применяемые методы. Перед нами пример, когда рецензия на авторский цикл передач превратилась в публицистическое выступление. Авторские размышления заканчиваются перифразом цитаты из произведения Н.В.Гоголя «Мертвые души». Обсудите данное произведение на занятии в группе совместно с преподавателем. В чем заключается стратегическая и тактическая цели авторского замысла?

Небольшие рецензии иногда встречаются и в русскоязычной прессе Республики Татарстан. Мы уже анализировали выступление Г.Казакова на документальный фильм А.Невзорова «Наши» и В.Лавришко «Доживем до юбилеев…» Теперь рассмотрим некоторые публикации, собранные в газете «Молодежь Татарстана» под рубрикой «Сиди и смотри».

Как показывает контент-анализ данной рубрики, ее спецификой является не исключительное обращение авторов текстов к проблемам телевидения. Изначально в ней рассказывалось о новых кинофильмах: были краткий пересказ, характеристика главных героев, попытки постижения режиссерского замысла, общие впечатления первого ее ведущего – Олега Платонова – от премьеры, – то есть, еженедельно на восьмой полосе газеты публиковалась колонка, представляющая собой небольшую рецензию или мнение о художественном или мультипликационном фильме. Но уже в октябре 2006 года, через два-три месяца после «оформления» этой рубрики в «Молодежке», впервые разговор зашел о проблеме современного телевидения.

Итак, смотрим на материалы.


4.05.2007 г., «Молодежь Татарстана», рубрика «Сиди и смотри», автор – О.Платонов.


Не ТВое


Может ли телеканал походить на бульварную желтую газету? Вполне! Достаточно посмотреть программу передач на выходные в прайм-тайм телеканала НТВ. Конечно, интересно иногда заглянуть в замочную скважину и узнать подробности из жизни знаменитостей. Но когда это поставлено на поток, то подобное зрелище превращается в «жвачку». Причем, не с самым приятным вкусом.

Когда-то НТВ славилось своими передачами. «Профессия репортер» (одна из немногих выживших после смены собственника канала) и
«Намедни» Леонида Парфенова представляли, пожалуй, цвет российской телевизионной журналистики. Они поражали умением преподносить материал.

После того, как Парфенова вынудили уйти с канала, ниша журналистских расследований оказалась вакантна. И со временем стали появляться программы, которые должны удовлетворить зрительский интерес к различным сенсациям. Другой вопрос, что планка подачи этих историй порой опускается ниже плинтуса.

Зато вечерний эфир НТВ в выходные обеспечен рейтинговыми программами. Судя по исследованиям зрительской аудитории, люди начинают собираться к телевизору во время «Профессии репортер». Слава Богу, что эта передача не претерпела больших изменений, хотя немного потеряла в качестве репортажей. Затем наступает время Глеба Пьяных и компании. Роль ведущего в «Максимум» неоценима. Его напор, скорость речи, тембр голоса интригуют лучше некуда. Облом наступает с последними секундами сюжета, когда понимаешь, что тебя «развели» громкими заголовками. Далее следует приложение – «Русские сенсации». Порой удивляет метод сбора информации. К примеру, когда нам рассказывали всю правду о жизни Пугачевой, не было ни одного прямого интервью с певицей. Вся программа была построена на высказываниях из разных периодов жизни, смонтирована под замысел авторов.

Воскресный прайм-тайм ужасает своей криминальной сенсационностью (кроме «Главного героя»). В начале – «Чистосердечное признание». Темой могут служить как звездные разводы или поведение богатых отпрысков, так и зверства маньяков или кадры издевательств над детьми, которых содержат в клетках их родители. Удивительно, но в аннотации программы указано, что она – для всей семьи. А закадровый голос остался такой же, что обычно сообщает об очередном злодеянии преступной группировки, положившей на своем пути десятки невинных жизней.

Следом – «Чрезвычайное происшествие» – обзор всех преступлений за неделю.

Самое неприятное, что во всех этих программах могут использоваться фрагменты сюжетов, уже проходивших в эфире, и порой неоднократно. Зачем разводить столько «сенсаций», если нельзя обеспечить каждую из них достойным материалом? Парфенов этого бы себе не позволил…


В данной публикации О.Платонов констатирует две тенденции современного федерального телевидения. Во-первых, повышение интереса к личной жизни знаменитостей, выраженного в подглядывании за ними в замочную скважину. Сколько раз телеобозреватели критиковали за это телевидение на страницах федеральных газет!
Но у работников «голубого экрана» всегда на обвинения в жел-
тизне есть, как им кажется, серьезный контраргумент: раз рейтинги высоки, значит, зрителям нравятся такие передачи. Следовательно, стоимость рекламного времени увеличивается. Ведущий рубрики «Сиди и смотри» также не остался равнодушным к данной этической проблеме, сравнив вечерний прайм-тайм НТВ со «жвачкой с не самым приятным вкусом».

Увеличение эфирного времени под сводки криминальных происшествий – вторая тенденция современного телевидения, на которую обращает внимание О.Платонов. Посмотрев вечерний эфир НТВ субботы и воскресенья, критик пришел к выводу, что вечера эти тематические: суббота – так называемые сенсации из частной жизни звезд, а воскресенье отдано ужасам.

Методы сбора информации, принятые в программах «Максимум» и «Русские сенсации», О.Платоновым отвергаются. Он пересказывает собственное – негативное – впечатление от такого метода работы: «Роль ведущего в «Максимум» неоценима. Его напор, скорость речи, тембр голоса интригуют лучше некуда. Облом наступает с последними секундами сюжета, когда понимаешь, что тебя «развели» громкими заголовками… К примеру, когда нам рассказывали всю правду о жизни Пугачевой, не было ни одного прямого интервью с певицей. Вся программа была построена на высказываниях из разных периодов жизни, смонтирована под замысел авторов». Таким образом, ведущий рубрики старается дать понять читателям, что авторы такого рода передач всеми средствами пытаются привлечь и удержать внимание аудитории к своим текстам не потому, что искренне хотят сообщить о чем-то важном (возможно, и такое желание присутствует), а из-за того, что считают каждого зрителя не человеком, но определенной частью рейтинга, которого лишиться никак нельзя. О том, какого качества информация ему будет подана, мало кто волнуется, главное, чтобы до конца передачи аудитория не заскучала. По нашему мнению, вот здесь-то «на помощь» телевизионщикам и приходит привычное для них правило-стереотип: каково общество, таково и телевидение.

Поэтому, как нам представляется, познавательная функция данного выступления заключается в скрытом авторском обращении к читателю: задумайтесь, не спекулируют ли работники телевидения (в частности, НТВ) на ваших интересах и инстинктах? Не обманывают ли вас, предлагая одно, а выдавая в эфир другое? Почему вы это смотрите? За кого вас принимают телевизионщики?

Данный материал композиционно выстроен на антитезе: кри-
тик вспоминает прежнее НТВ, времен Е.Киселева и Л.Парфенова, передачи которых «представляли, пожалуй, цвет российской телевизионной журналистики. Они поражали умением преподносить материал». Сейчас, после того, как Парфенов был вынужден уйти
с экрана, концепции многих передач этого телеканала претерпели существенные изменения. Ставка теперь сделана на скандалы, сенсации, расследования, криминальную хронику. Общую негативную оценку передачам прайм-тайма НТВ выходных дней О.Платонов определяет еще в заголовке, придумав оригинальную расшифровку аббревиатуры телекомпании НТВ – «Не ТВое». В середине прошлого десятилетия телекритики по-разному ее интерпретировали, называя канал «Новым», «Независимым», «Неугодным», «Нормальным» телевидением.

Ситуация с программной политикой напрямую влияет на отношение зрителей к телекомпании.

Мы считаем, что представленный материал можно отнести к проблемно-постановочному типу критики. Публикация злободневна: в ней присутствуют выявленные ведущим рубрики тенденции современного федерального телевидения, примеры, обосновывающие итоговую оценку критика, этические проблемы, содержащиеся в анализируемых передачах. Отдельной заслугой О.Платонова считаем то, что это выступление может побудить думающего читателя-телезрителя к размышлениям, касающимся качества предлагаемой ему телевизионной информации. Нам хотелось бы, чтобы тем самым началось медиапросвещение широкой аудитории, когда обычные люди, не специалисты в медийных технологиях, стали бы требовательнее к работе журналистов.

Теперь обратимся к одной из публикаций, подготовленной Резедой Даутовой.


21.09.2007 г., «Молодежь Татарстана», рубрика «Сиди и смотри», автор – Р.Даутова.


^ Модные фильмы времени


Что вспомнит лет через 15–20, уже повзрослев и остепенившись, поколение Next, выбирающее сегодня кока-колу, MTV и «Фабрику звезд»?

Задуматься об этом меня заставил недавний ретроспективный показ
в ночное время одной старой советской кинокартины «Первый учитель», снятой Андреем Кончаловским по сценарию Чингиза Айтматова еще в 1965 году. Первое знакомство с ней у меня произошло еще в школьные годы. Фильм настолько драматичен и пронизан идеологией, что тогда вызывал
у меня, юной и возвышенной особы, видевшей мир исключительно в розовых тонах, внутренний протест.

Все происходит в 1923 году. Только что закончилась гражданская война, и молодой красноармеец по зову партии оказывается в глухой киргизской деревне. Полуграмотный, в чем-то нелепый и угловатый, пришелец становится для аульских детей первым учителем. Фанатично преданный ленинским идеям, он видит свою задачу, прежде всего, в том, чтобы обратить в коммунистическую веру жителей аула. Поэтому и учит детишек, например, правильно произносить слово… «социализм». Довольно потешно все это выглядит. Но противостояние с многовековым патриархальным укладом затерянного в киргизских степях селения приобретает жестокий
и кровавый характер. И первый учитель Дюйшен больше вызывает жалость, чем восхищение. И физически-то он слаб, и полуграмотен, и даже влюбленную в него ученицу-переростка поначалу не смог отстоять – отдали-таки бедную девчушку насильно замуж второй женой местному баю…

Фильм пронзителен, порой пробирает до каждой клеточки. В нем практически нет длинных диалогов, но есть трогающие душу эпизоды. Их много. Поэтому ощущение страдания, какой-то жестокой правды жизни практически не покидает тебя на протяжении всего фильма. А кому приятны страдания?!

Признаюсь честно: я не любила смотреть «Первого учителя». Нынче же не могла оторваться от экрана. Переоценка ценностей подарила настоящее открытие. Конфликт, противостояние, поединок старых, исконно народных традиций и веяний нового времени, увлек меня, захватив с головой. Именно эта тема сегодня, когда мы в Татарстане так сильно мечтаем о настоящем национальном кино, кажется главной, фактически перекрывая прокоммунистическую направленность ленты. Остается только удивляться, каким образом в 60-е годы ХХ века смог нащупать и передать эту интонацию коренной москвич, не знающий нужды отпрыск звездных родителей, дипломник ВГИКа Андрей Кончаловский?!

«Первый учитель» – из разряда «нетленки». Картина вошла в золотой фонд мирового кинематографа. Однако большинство телеканалов не жалуют такие картины принципиально. По их мнению, старые советские фильмы снижают рейтинги каналов, потому что активная часть аудитории их просто не смотрит.

Так и хочется сказать: «Господа, а вы попробуйте!» Пробуют каналы «Культура», «Звезда», «Домашний». Их любят тихой, но преданной любовью телезрители из числа думающих и подверженных хоть какой-то рефлексии, а не просто потребляющих телемыло. Это они сидят полуночниками у ящиков, что не мешает им наутро идти на работу с просветленными глазами. Эдакий ночной сеанс катарсиса…


Данная микрорецензия заставляет задуматься о качестве передач современного ТВ, в частности, о тех ценностях, которые сейчас приняты и активно «интегрируются» в общество при помощи телевидения. Но в отличие от выступления О.Платонова, анализирующего конкретную экранную «продукцию», Р.Даутова рассуждает только об одной проблеме: «большинство телеканалов не жалуют такие картины принципиально». Вновь центром внимания публикации становится рейтинг, а также представления телевизионного начальства об аудитории, согласно которым все хотят смотреть только скандальные подробности частной жизни звезд, а также потреблять граничащий с пошлостью юмор. «Телевидение очень редко заставляет людей думать и рефлексировать», – таков, на наш взгляд, конечный вывод этой авторской колонки. Данная проблема получает освещение во время избирательной кампании, становясь от этого еще более актуальной.

В фокусе внимания анализируемого текста – авторский опыт нескольких просмотров художественного фильма «Первый учитель», а также впечатления от киносеансов. Ведущий рубрики, делясь с читателями своим впечатлением о картине, выступает в данном случае в роли кинокритика. Ведь мы узнаем, по словам автора, как переоценка ценностей подарила ему настоящее открытие. Р.Даутовой удалось найти оригинальную параллель с современностью: «Конфликт, противостояние, поединок старых, исконно народных традиций и веяний нового времени, увлек меня, захватив с головой. Именно эта тема сегодня, когда мы в Татарстане так сильно мечтаем о настоящем национальном кино, кажется главной, фактически перекрывая прокоммунистическую направленность ленты». Современный социально-политический конфликт, выраженный в отторжении молодым поколением от условий советского прошлого, здесь отдельно не затронут. Но, как нам представляется, у читателя описание фильма способно вызвать такое сравнение.

Сюжет картины «Первый учитель» в данном случае стал отличным примером для иллюстрирования нынешнего отношения руководителей некоторых крупнейших федеральных каналов к интеллектуальному кино. А в образе главного героя ленты – учителя Дюйшена, – по нашему мнению, можно угадать современное состояние эфирного времени, отведенное на главных российских телеканалах для просветительских передач. Разве по силам этому жанру мериться рейтинговыми показателями, например, с всевозможными шоу? Много ли заработаешь на культуре? В настоящее время данное направление в сетке вещания телеканалов вряд ли способно выжить без государственной дотации.

Автор материала, как можно понять из текста, надеется на то, что указанная проблема найдет свое положительное решение.

Таким образом, данную публикацию большей частью можно отнести к проблемно-постановочному типу критики. Эпизодически в тексте, при описании сюжета фильма, присутствует и критика описательная.


Промежуточное положение между такими жанрами, как рецензия (микрорецензия) и зарисовка, на наш взгляд, занимают еженедельные выступления Телемаха Пандорина (творческий псевдоним) в «Независимой газете». К сожалению, редакция не раскрывает настоящего имени автора, реплики которого выделяются на фоне общего потока телевизионной критики в федеральных изданиях, прежде всего, ироничным отношением к предмету своего описания. Если, например, в «Литературной газете», как мы видели, отзывы о телепередачах содержат претензию на публицистическое осмысление реальности, то Т.Пандорин занимается описанием конкретного поведения героя, которому в конце каждого своего выступления присуждает шутливое звание «телепузика недели». Давайте проанализируем две из его недавних работ.


09.11.2007 г., «Независимая газета», рубрика «ТВ», автор – Т.Пандорин.





оставить комментарий
страница3/19
Дата03.09.2011
Размер3,66 Mb.
ТипУчебно-методическое пособие, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх