Курсовая работа Боевое применение бронетехники РККА в период Курской битвы icon

Курсовая работа Боевое применение бронетехники РККА в период Курской битвы


1 чел. помогло.
Смотрите также:
Тематика курсовых работ и методические указания по их выполнению курсовая работа...
История боевого фехтования: Развитие тактики ближнего боя от древности до начала XIX века...
Курсовая работа Тема курсовой...
Дню Победы «ради жизни на земле»...
План мероприятия: Вступительное слово ведущего. Чтение стихов детьми...
Курсовая работа...
Конкурс на лучшую работу по русской истории «Наследие предков молодым. 2008»...
Курсовая работа по дисциплине «Международные валютно-кредитные отношения»...
Перечень выставочно-ярмарочных и других мероприятий, проводимых в Курской области в 2011 году...
Боевое Знамя воинской части – особо почетный знак история его возникновения, ритуал вручения...
Курсовая работа должна включать в себя следующие разделы...
Курсовая работа...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4
вернуться в начало
скачать
1.3 Развитие технического уровня бронетанковой техники РККА и Вермахта в период, предшествующий Курской битве.

В период, предшествовавший Курской битве, для наших танковых войск сложилась весьма неприятная ситуация, речь о которой пойдёт ниже.

Во время прорыва блокады Ленинграда 14 января 1943 был захвачен ранее не известный немецкий тяжёлый танк Т-VI «Тигр». Итоги испытаний данной машины на полигоне обстрелом были неутешительны: ни одно из отечественных танковых и противотанковых орудий не способно пробить броню толщиной 100мм., за исключением малых и сверхмалых дистанций (лобовая броня тяжёлого танка «Тигр»)

«4 мая 1943 года. Совершенно секретно

^ НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ОБОРОНЫ МАРШАЛУ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

Товарищу Сталину

Докладываю: о результатах испытаний обстрелом немецкого тяжёлого танка Т-VI

В период с 24 по 30 апреля с/г. на научно-испытательном бронетанковом полигоне ГБТУ КА были проведены испытания обстрелом немецкого танка Т-VI из артиллерийских систем, имеющихся на вооружении Красной Армии, а также была проведена стрельба из 88мм пушки танка Т-VI по броневым корпусам танков Т-34 и КВ-1.

Результаты обстрела танка Т-VI

Бортовая, кормовая и башенная броня танка толщиной 82 мм пробивается (при встрече снаряда с бронёй под прямым углом):

-Подкалиберными снарядами 45мм танковой пушки образца 1942года с дистанции 350 метров.

-Подкалиберными снарядами 45 мм танковой пушки образца 1937 года с дистанции 200 метров.

-Бронебойным сплошным снарядом 57 мм противотанковой пушки пушки ЗИС-2 с дистанции 1000 метров.

-Бронебойным снарядом 85 мм зенитной пушки с дистанции 1500 метров.

<…>

Лобовая броня танка Т-VI толщиной 100 мм пробивается бронебойным снарядом 85 мм зенитной пушки с дистанции 1000 м.

Обстрел 82 мм бортовой брони танка Т-VI из 76 мм танковой пушки Ф-34 с дистанции 200 метров показал, что бронебойные снаряды этой пушки являются слабыми и при встрече с бронёй танка разрушаются, не пробивая брони.

Подкалиберные 76 мм снаряды также не пробивают 100 мм лобовой брони танка Т-VI.

<…>

Установленная на танке Т-VI 88 мм танковая пушка пробивает бронебойным снарядом броню наших танков с дистанции:

Наиболее прочную часть корпуса танка Т-34-носовую балку (литая, толщиной 140 мм), а также лобовую и башенную броню с 1500 м.

Наиболее прочную лобовую часть корпуса танка КВ-1 толщиной 105 мм(75 мм основная броня+30 мм экран) с 1500 м.14 Этот документ говорит о том, что борьба с «Тигром» наших средних и тяжёлых танков, не говоря уже о лёгких Т-60 и Т-70, представляла бы собой очень сложную задачу.

Не менее серьёзным противником отечественных машин на Курской дуге стали новые средние танки Т-V «Пантера». Главным и самым опасным её оружием была длинноствольная танковая пушка с высокой начальной скоростью снаряда калибром 75 мм., которая без труда пробивала на дистанции 1500 м лобовую броню наших танков. В то же время её лобовая броня успешно выдерживала попадания снарядов танковой пушки Ф-34 калибра 76 мм. Но появление «Пантер» всё же не вызвало такого резонанса, как появление «Тигра», поскольку их число было сравнительно незначительным(200 единиц). Кроме того, данный танк был поставлен в войска с серьёзными техническими недоработками: из строя выходили механизмы поворота башни и подвески опорных катков, отмечались нередкие случаи самовозгорания двигателя.

Гораздо более неприятным «сюрпризом» немецких конструкторов и промышленности было появление глубоко модернизированных средних танков Pz III и Pz IV. С их сильными и слабыми сторонами наши танкисты были хорошо знакомы по предыдущим боям. Во второй половине 1942 года в серию пошли Pz IV модификаций Ausf G и Ausf H, вооружённые длинноствольными 75-мм орудиями с высокой начальной скоростью бронебойного снаряда и усиленной лобовой бронёй (на Ausf H доведённой до 80 мм), снимающей бронебойные снаряды танковых пушек Ф-34. Борта башни и корпуса были также оснащены навесными бронеэкранами, что также повысило общую защищённость этих машин. Pz-IV был самым распространённым немецким средним танком, использованным в ходе наступления; всего на Курской дуге был 841 такой танк.

Другой немецкий средний танк Pz III был также добронирован до 70 мм во лбу корпуса и оснащён навесными бронеэкранами на бортах корпуса и башни. Но вопреки прогнозу техуправления НКВ СССР, эта машина не была перевооружена 75-мм. танковой пушкой, а сохранила своё прежнее вооружение в виде длинноствольной 50-мм. танковой пушкой. Этому есть объяснение-башня этого танка была мала для установки 75-мм. пушки.

Немецкие штурмовые орудия на шасси Pz IV также прошли аналогичную модернизацию: пушка калибром 75-мм. и усиленное бронирование. Но в среде немецких САУ появилась новинка: тяжёлое штурмовое орудие «Элефант», часто также называемое по имени его конструктора Ф. Порше-«Фердинандом». Оно имело лобовую броню в 200 мм и длинноствольную пушку калибром 88 мм. Основное его предназначение-борьба с танками, находясь во втором эшелоне наступающих порядков. 75 этих машин были включены в состав 653-го и 654-го танковых батальонов. Но в боях показали себя не с самой лучшей стороны: их конструкция была перетяжелённой( полная боевая масса 68 тонн), бензоэлектрическая трансмиссия выходила из строя. Кроме того, «Элефанты» были очень уязвимы от пехотных ручных противотанковых средств (противотанковых гранат и бутылок с зажигательной смесью), поскольку не имели пулемётного оборонительного вооружения. В то же время, бензоэлектрическая трансмиссия «Элефантов» повышала характеристики их подвижности на слабонесущих и раскисших грунтах за счёт плавного приложения крутящего момента к гусеницам машины, кроме того, существенно облегчалась работа механика-водителя.

Нужно отметить, что из 1866 танков, уже находившихся под Курском в июле 1943 года, «Пантер» и «Тигров» было лишь 347, а большинство составляли старые, но модернизированные Pz III и Pz IV.

Советские конструкторы предпринимали энергичные конструкторские меры с целью повысить огневую мощь и защищённость своих танков, поскольку новые образцы германских танков и штурмовых орудий представляли более чем серьёзную угрозу, тем более что вопросы повышения уровня защищённости наших танков поднимались ещё осенью 1942 года вследствие массового применения немцами подкалиберных снарядов. Основное же внимание было уделено повышению снарядостойкости от попаданий 50-мм подкалиберных снарядов на всех дистанциях. «Необходимо срочно, не откладывая, разработать комплекс мер по усилению бронирования танка Т-34 против бронебойных подкалиберных катушечных боеприпасов» - так стоял вопрос практически во всех отчётах и рекомендациях того времени.

Решением этого вопроса в конце 1942-начале 1943 годов занималась особая группа конструкторов НИИ-48 и завода №112 («Красное Сормово») под общим руководством инженера-полковника И. Бурцева. В ходе выполнения работ была разработана схема экранировки 10- и 16-мм броневыми листами высокой твёрдости, причём лобовая часть танка была свободна от экранов, а борта и корма корпуса и башни защищалась наклонно установленными листами брони (над так называемыми «надкрылками» корпуса) и листами брони, свисавшими за пределами ходовой части для защиты вертикальных бортов корпуса (фальшборты). Экран планировалось устанавливать на расстоянии 70-150 мм от основной брони. Кроме того, уголковым экраном была защищена балка носа Т-34, пробивавшаяся бронебойным 37-мм и 50-мм снарядами. Экранирование подобного типа увеличивало массу танка на 3-3,5 тонны. Но испытание боем данное усовершенствование прошло не очень успешно, так как в начале 1943 года у немцев появились новые противотанковые орудия PaK-40 калибра 75 мм. 15

Однако в марте-апреле 1943 года к идее экранирования корпуса и башни «тридцатьчетвёрки» вернулись вновь.

Теперь все экраны крепились вертикально, образуя вокруг танка коробку со съёмными листами, расположенными в нижней части бортов. Высота коробки была такой, чтобы обеспечить угол склонения орудия в 3-5 градусов. Испытания этого варианта экранирования проходили в мае 1943 года и показали неплохие результаты: стрельбы немецким бронебойным снарядом калибра 75 мм приводили к его преждевременному разрыву, так как бронекоробка играла роль «взводящей брони» («разнесённой бронезащиты», по современному понятию).

Таким образом, усиление брони отечественных танков путём экранирования их бронезащиты было наиболее быстрым решением. Но здесь танкостроителей подстерегала острая нехватка броневого проката, ибо в начале 1943 года не хватало не только толстых листов толщиной 45-75 мм, но и даже тонких 10-30-мм броневых листов.

Весной 1943 года к идее экранирования Т-34 вернулись вновь. Для этого решили применить оригинальный способ: дополнительная защита из железобетона. Совместные исследования НИИ-48 и ОКБ-43 показали, что простое нанесение подушки железобетона толщиной всего 23-40 мм на поверхность основной брони танка работает не только как обыкновенное дополнительное бронирование, но при попадании снаряда под сравнительно большим углом встречи, скалываясь, не даёт сердечнику «закуситься», чтобы произошёл доворот снаряда в сторону нормали при пробитии, то есть такая подушка способствовала рикошетированию снарядов при попадании. Однако бетонная подушка могла быть нанесена на поверхность брони только вручную и должна была подвергаться сложной технологии сушки. По этой причине такая схема была отвергнута.

Поэтому группа слушателей академии ВАММ под руководством Цыганкова разработала две схемы усиления бронирования-с непосредственным прилеганием бетонной подушки к броневым листам танка и установленной с зазором на специальной съёмной или несъёмной опалубке, которая потом непосредственно и заливалась бетоном. Подобная конструкция продемонстрировала серьёзные возможности: испытания обстрелом показали, что подушка толщиной 80 мм выдерживает попадания снарядов немецкой противотанковой пушки РаК-40 с дистанции 300-400 метров. 16

Но подобная схема не прижилась, поскольку танк приобретал слишком громоздкие обводы корпуса. Т-34 походил на ДОТ, а не на танк.

В мае со своим вариантом экранировки танков выступил Институт физической химии Академии наук СССР, где под управлением академика А. Иоффе и И. Курчатова были сконструированы «стержневые экраны». Стержни бетонной арматуры располагались в виде решётки с шагом 25-35 мм на расстоянии 100-200 мм от основной брони и таким образом играли роль взводящей брони для бронебойных, искажающей преграды для сплошных бронебойных и подкалиберных, а также вынесенной преграды для кумулятивных снарядов. При всех данных достоинствах данный вариант экранирования был легче сплошных бронелистов, имел меньшую стоимость, трудоёмкость изготовления и монтажа.

Указанные схемы стержневого экранирования были реализованы на пяти экземплярах танков Т-34 и Т-70 и в июле 1943 года отправлены в действующую армию, но на этом их следы теряются.

Для обеспечения более успешной борьбы с новой немецкой бронетехникой было принято решение о разработке тяжёлой САУ с гаубицей калибром 152 мм., поскольку новый тяжёлый танк КВ-13 так и не удалось довести до серийного производства, а работы по другим новым тяжёлым танкам ИС-1 и КВ-85 тоже запаздывали. Первый полк КВ-85 принял участие в боях уже после Курской битвы, при форсировании Днепра. Таким образом, тяжёлые танки Красной Армии на Курской дуге были представлены машинами КВ-1 и КВ-1С. Данные тяжёлые танки не могли успешно бороться с новыми немецкими машины. В силу сложившихся обстоятельств, учитывая немецкие планы проведения масштабного наступления летом 1943 года, приоритетной работой было признано дальнейшее совершенствование самоходной артиллерии. Отечественным конструкторам удалось решить поставленную задачу-была создана тяжёлая самоходно-артиллерийская установка СУ-152. Эта машина представляла собой шасси тяжёлого танка КВ-1, в передней части которой была смонтирована бронированная рубка(по типу СУ-122). В рубке монтировалась мощная 152-мм гаубица. Её тяжёлые снаряды оказались весьма эффективны против немецкой тяжёлой бронетехники и полевых укреплений. Но в период Курской битвы в войсках имелось ещё недостаточное количество (было сформировано лишь два тяжёлых САП) таких нужных фронту в новых условиях машин, поскольку Челябинский Кировский завод был занят параллельным производством танков КВ-1С и Т-34.

В качестве вывода по данной главе необходимо отметить, что к началу 1943 года и до окончания Курской битвы ничего радикального для улучшения бронирования отечественных серийных танков сделано не было. Во многом это произошло по объективным причинам(нехватка броневого проката и т.д.) Также следует отметить, что нереализация данных мер послужила причиной высоких потерь в людях и технике в ходе Курской битвы.

В сложившихся условиях наиболее эффективным средством борьбы с немецкими танками, в особенности с тяжёлыми «Тиграми», являлись самоходно-артиллерийские установки СУ-122 и СУ-152, органично вписанные в глубокоэшелонированную систему обороны наших войск.

Лёгкие танки Т-60 и Т-70 из-за своих характеристик часто были не способны вести эффективный бой с немецкой техникой.

Основные же танки Т-34 и КВ-1С могли вести эффективный танковый бой только в случае очень грамотного применения и возможности завязать ближний маневренный бой, поскольку их огневая мощь и защищённость уже не соответствовали аналогичным характеристикам танков фашистской Германии.


Глава 2

Подготовка к Курской битве

В данной главе будет рассмотрен ход подготовки Красной Армии к Курской битве. Для того, чтобы понять характер подготовки нашей армии к предстоящему суровому испытанию, будут рассмотрены и вопросы подготовки немецкого наступления на Курской дуге.

2.1 Подготовка планов летней кампании 1943 года германской стороной.

Ключевым моментом немецких планов по нанесению сокрушающего удара по нашим войскам был план стратегической наступательной операции «Цитадель». В то же время, в марте 1943 г. Гитлер начал планирование ряда других операций, которые должны были сопровождать «Цитадель». Но по причине нехватки людских и материальных ресурсов эти операции-сателлиты («Хабихт» и «Пантера») находились под вопросом.

Далее, уже в апреле, приказ Гитлера №6 от 15 апреля известил всех участников операции «Цитадель» о необходимости готовности к её началу в течение шести дней после 28 апреля. В приказе, в частности, говорилось:

«Этот удар имеет огромное значение. Его необходимо провести быстро. Он должен обеспечить нам инициативу в течение весны и лета. Каждый командир и каждый солдат должен глубоко осознать решающее значение этого удара. Победа под Курском станет сигналом всему миру. В силу этого приказываю:

  1. Целю удара является окружение сил противника, расположенных в районе Курска, с помощью быстрых и сосредоточенных атак ударных армий из района Белгорода и к югу от Орла и его уничтожение.

  2. Мы должны обеспечить следующее:

а) Сохранение элемента внезапности.

б) Атакующие войска концентрируются на узкой полосе, чтобы обеспечить ошеломляющее превосходство всех сил удара(танки, тяжёлая артиллерия, армейская артиллерия, ракетные установки)

в) За атакующим передним краем должны следовать войска из глубины боевых порядков для защиты флангов наступающих частей.

г) Противник не должен получать никакой передышки и будет полностью уничтожен благодаря быстрому запечатыванию кольца окружения.

3. Группа армий «Юг» начинает движение сосредоточенными силами от линии Белгород-Томаровка, проходит линию Прилепы-Обоянь и соединяется с наступающими армиями группы армий «Центр» восточнее Курска. Чтобы прикрыть наступление с востока, следует как можно быстрее дойти до линии Нижегол-Короча в секторе Скородное-Тим, не мешая концентрации сил на главном направлении Прилепа-Обоянь.

4. Группа армий «Центр» начинает удар, сконцентрировав силы, от линии Тросна-к северу от Малоархангельска-сосредоточив основные усилия на восточном фланге, проходит линию Фатеж-Веретеново и выходит на соединение с наступающими армиями группы армий «Центр» около Курска и восточнее его…необходимо как можно быстрее выйти на линию Тим-восточнее Щигры-участок Сосна. 17 В том же приказе было указано, что после «Цитадели» будет проводиться операция «Пантера». Предполагалось, что «Цитадель» начнётся сразу после окончания весенней непогоды. Чем раньше нанести удар, тем меньше будет готовность советских войск и тем больше времени останется на операцию «Пантера» и взятие Ленинграда.

Однако две усиленные армии, предназначенные для осуществления «Цитадели», - 9-я армия из состава группы армий «Центр» и 4-я танковая из группы армий «Юг»-составляли весь стратегический резерв Гитлера, и в случае провала заменить их было нечем. Когда май сменился июнем, Гитлер и его военачальники не могли прийти к согласию о дате начала наступления. Раз за разом немцы готовились начать операцию «Цитадель», но каждый раз не решались. Генерал-инспектор германских танковых войск Гейнц Гудериан выступал категорически против этого наступления, поскольку был не согласен с программой строительства танковых сил Вермахта и в целом с грядущими планами наступления.

Итак, только что были рассмотрены основные моменты подготовки немецкого ключевого летнего наступления. Немецкий план довольно противоречив. К моменту подготовки наступления у германской армии уже начинала ощущаться нехватка необходимых образцов сухопутной военной техники(танков и штурмовых орудий). Ошибочной была и ставка высшего немецкого военного командования на весьма мощные, но сравнительно малочисленные новые образцы бронетехники (новые тяжёлые и средние танки, тяжёлые штурмовые орудия). Пожалуй, единственным человеком, отрицающим необходимость и успешность предстоящей операции, был генерал-инспектор танковых войск Гейнц Гудериан. Он, в частности, настаивал на прекращении производства новых образцов бронетанковой техники в пользу наращивания выпуска хорошо отработанных и надёжных модернизированных машин: Pz III и Pz IV. Но его доводы остались неуслышанными.

В целом я поддерживаю точку зрения Гудериана: вышеуказанные типы танков были хорошо отлажены в производстве, имели высокую боевую и эксплуатационную надёжность, на них была установлена дополнительная бронезащита, на Pz IV было усилено пушечное вооружение. Но самым главным являлось то, что эти образцы бронетехники были намного дешевле, чем новые танки Pz VI и Pz V. Это позволило бы немцам ещё более нарастить количественно свои танковые части.



    1. Роль Г.К. Жукова в оценке ситуации на фронте весной 1943 года

16 марта 1943 года Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков был вызван к телефону в штабе Северо-Западного фронта, где он находился для координации операции по деблокированию Ленинграда. К тому времени, когда Жуков добрался до Воронежского фронта, танковый корпус СС уже прошёл город, и Георгию Константиновичу оставалось только руководить местными операциями оборонявшихся войск, всеми силами пытавшихся остановить немецкое наступление.

Жуков был наиболее прославленным и самым эффективным «представителем Ставки», тем «спасателем», которого перебрасывали из одного кризисного места в другое. Стиль Жукова состоял в жёсткой откровенности по отношению к кому угодно, от Сталина и далее вниз; затем он настаивал на продолжении операции, даже если обе стороны казались измотанными. Он усвоил на опыте, что победа приходит к тому, кто бросит в бой последний батальон; но проведение в жизнь такого понимания требовало невероятной беспощадности. Сталин, со своей стороны, относился к беспощадности Жукова с пониманием и часто спускал ему промахи, поскольку тот показал себя как «боец».

В этот раз Жуков приехал в Курск, где обстановка напоминала ему о его неудаче-наступлении в операции «Марс» прошлой зимой.

Несмотря на неудачу «Марса», и Жуков, и Сталин - оба они были озабочены немецкой группой армий «Центр. Пока эта группа армий стояла вдоль оси Минск-Смоленск-Москва, столица не могла считать себя находившейся в безопасности, а фашистов нельзя было надеяться изгнать за пределы Родины.

В общем виде план «Цитадели» был очевиден как для советского командования, как и для немецкого. Главным вопросом для Ставки было – как ответить на эту близкую и несомненную операцию немцев.



    1. Советские планы летней кампании 1943 года.

Разработка плана действий Красной Армии в ходе летней кампании 1943 года шла практически параллельно с планированием операции «Цитадель». У советского командования не было единого взгляда, следует ли нанести упреждающий удар или перейти к обороне. Начальник Генштаба Маршал Советского Союза А.М Василевский и зам. Верховного Главнокомандующего Маршал Советского Союза Г.К, Жуков считали, что на первом этапе нужно отдать инициативу противнику и перейти к обороне, выбив его танковые соединения и обескровив пехотные дивизии на заранее подготовленных рубежах, а затем нанести контрудар стратегическими резервами. Командующий Воронежским фронтом Н.Ф. Ватутин и командующий Южным фронтом Р.Я. Малиновский предлагали не ожидать вражеского наступления, а нанести упреждающий удар в Донбассе.

Жуков лично оценил ситуацию на фронтах, а Василевский поручил Главному разведуправлению и Управлению фронтов разведки Генштаба собрать необходимые данные о намерениях германского командования и его конкретных шагах в этом направлении. В общем итоге, 8 апреля, Жуков представил Сталину свой доклад, в котором высказал предложение: «Переход наших войск в наступление в ближайшие дни считаю с целью упреждения противника считаю нецелесообразным. Лучше будет, если мы измотаем противника на нашей обороне, выбьем его танки, а затем введём свежие резервы, переходом в общее наступление окончательно добьём основную группировку противника». На основании этого доклада можно сделать вывод о том, что предложение Жукова основывалось на необходимости уничтожить в оборонительных боях основную ударную силу немецких группировок – танки, с целью лишить немецкие войска возможности продолжать в дальнейшем масштабные наступательные операции.

С этим докладом был полностью согласен и Генштаб, поэтому на совещании в Ставке вечером 12 апреля 1943 года этот вывод был положен в основу разработки будущего плана действий и принято предварительное решение о переходе войск Красной Армии к преднамеренной обороне. Следует отметить, что принятие этого решения требовало от советского Верховного командования определённого мужества, веры в собственные силы и стойкость частей Красной Армии. В период, предшествующий Курской битве, как правило, наша полевая оборона не выдерживала сильных танковых ударов при поддержке авиации. Согласно данным разведки, немецкое командование делало ставку как раз на такой способ ведения наступления. Повторения ситуации 1942 года Ставка допустить не могла. Курский выступ удерживали два фронта, имевшие в своём составе более миллиона человек. Потеря такой столь мощной группировки была бы равносильна катастрофе. Поэтому Верховный Главнокомандующий поставил задачу Генштабу и командующим фронтам: ни в коем случае не допустить глубокого вклинения танковых группировок немцев в оборону Центрального и Воронежского фронтов, а остановить их в тактической глубине и обескровить их ударные соединения – танковые и моторизованные дивизии.

В беседе с генералом П.А Ротмистровым осенью 1943 года И.В. Сталин так изложил те причины, по которым он согласился принять решение о переходе к преднамеренной обороне, заведомо зная, что РККА по численности и количеству основных типов вооружения превосходит противника: «Наша пехота с артиллерией очень сильна в обороне и нанесёт большое поражение наступательным силам гитлеровцев. Наши танковые войска … доказали, особенно в битве под Сталинградом, что они вполне способны успешно вести бой с сильнейшими танковыми группировками противника в маневренных условиях. Однако в той ситуации, когда фашисты имели почти такое же количество танков, как и Красная Армия, но обладали численным превосходством в тяжёлых танках, риск был необоснованным. Вот почему и было принято такое решение, и оно себя полностью оправдало.

Поскольку разведка сообщала о переносах сроков начала наступления, генерал Н.Ф. Ватутин по-прежнему считал, что наши войска теряют драгоценное время и лучше будет, если Красная Армия первой нанесёт удар. Его доводы в очередной раз не убедили Генштаб, и тогда Николай Фёдорович 21 июня обратился в Ставку с предложением разрешить Воронежскому фронту перейти первым в наступление с целью окружить и уничтожить немцев западнее р. Ворсклы. После всестороннего анализа этот план не получил поддержки советского стратегического руководства. Решение о переходе к преднамеренной обороне было правильным, мужественным, дальновидным и, как показали события Курской битвы, наиболее целесообразным в той тактической и стратегической обстановке. «Изюминкой» плана советского Верховного командования по отражению удара противника на Курской дуге стала система нескольких глубокоэшелонированных оборонительных полос со сложными и многообразными инженерными заграждениями (в т.ч. и взрывными), сооружениями и препятствиями. Это в также в полной мере указывает на то, что советское военное командование верно оценило характер предстоящего немецкого наступления, т.е. массированного применения бронетехники как средства прорыва нашей обороны, и верным образом организовало оборону.

Вывод: немецкие планы стратегического наступления представляли серьёзнейшую угрозу для Красной Армии. Учитывая качественное превосходство немецкой бронетехники над отечественными образцами, наиболее правильным решением советского Верховного командования был переход к стратегической обороне, что означало на время уступить инициативу противнику. Данное решение, как показали боевые действия, полностью себя оправдало.






оставить комментарий
страница2/4
Скакунов А.П.
Дата04.09.2011
Размер0.74 Mb.
ТипКурсовая, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4
средне
  1
хорошо
  1
отлично
  4
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх