Изучение скифо-сакской эпохи Казахстана в трудах отечественных и российских исследователей (вторая половина ХХ начало ХХI вв.) 07. 00. 09 историография, источниковедение и методы исторического исследования icon

Изучение скифо-сакской эпохи Казахстана в трудах отечественных и российских исследователей (вторая половина ХХ начало ХХI вв.) 07. 00. 09 историография, источниковедение и методы исторического исследования


Смотрите также:
Изучение истории Царицына и Камышина в трудах отечественных историков XVIII в первой трети XX в...
Кочевые цивилизации Центральной Азии в трудах Л. Н. Гумилева...
Программа кандидатского экзамена по специальности 07. 00. 09 «Историография...
Отечественная историография российского либерализма начала ХХ века...
Отечественная историография городского ремесленного производства России...
Историческая информатика в Казахстане: теория, историография, методики и технологии 07. 00...
Отечественная историография экономической истории россии начала XX века...
Отечественная историография советско-монгольских приграничных отношений в 1960-1990 гг...
Отечественная историография о роли США в развязывании “холодной войны”. Раздел 07. 00...
Историография уровня жизни городского населения (1946-1991 гг...
Отечественная историография о роли иностранного капитала в экономике Урала в последней трети Х i...
Отечественная историография масштабов и форм репрессий и демографических потерь СССР в 1937-1945...



Загрузка...
страницы:   1   2
скачать
УДК 930(574) «XIX/XX» На правах рукописи




БЕДЕЛЬБАЕВА МАРИНА ВАСИЛЬЕВНА


Изучение скифо-сакской эпохи Казахстана

в трудах отечественных и российских исследователей

(вторая половина ХХ - начало ХХI вв.)


07.00.09 – историография, источниковедение

и методы исторического исследования


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук


Республика Казахстан

Караганды, 2010

Работа выполнена на кафедре археологии, этнологии и Отечественной истории Карагандинского государственного университета имени Е.А. Букетова



Научный руководитель:










доктор исторических наук,
профессор ^ Р.М. Жумашев

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук,

профессор В.Г. Рыженко




кандидат исторических наук

^ З.К. Картова




Ведущая организация:

Институт истории и этнологии

им. Ч.Ч. Валиханова






Защита состоится «21» декабря 2010 г. в 10.00 часов на заседании объединенного диссертационного совета ОД 14.50.12 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата исторических наук при Карагандинском государственном университете имени Е.А. Букетова по адресу: 100028, г. Караганда, ул. Университетская, 28, главный корпус (Зал заседания Ученого совета).


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Карагандинского государственного университета имени Е.А. Букетова


Автореферат разослан «_____» ______________ 2010 г.



Ученый секретарь

диссертационного совета доктор исторических наук, профессор













Т.А. Алимбаев




ВВЕДЕНИЕ

Актуальность проблемы. В условиях динамичного развития суверенного Казахстана происходит процесс становления национального самосознания. Комплекс геополитических факторов, связанных с определением роли и места Республики Казахстан в мировом сообществе, привел к возрождению интереса к древней и средневековой истории страны. Президент Казахстана Н.А.Назарбаев в послании участникам симпозиума «Степь и культура. Великий путь во времени» отмечает: «С обретением Казахстаном независимости появилась возможность наиболее полно и объективно оценить феномен кочевой культуры и значение Степи в формировании мировой цивилизации» [1].

Отличительной чертой современных исторических исследований стала активная роль государства в организации этих работ в ходе выполнения Государственной программы «Культурное наследие», которая была инициирована Главой государства Н.А. Назарбаевым [2].

Учитывая роль скифо-сакской культуры в истории человечества и значимость археологических реалий сакского времени на территории евразийской пояса степей и за ее пределами как источника по номадной эпохе, необходимо создание целостной системы изучения и восстановления этих историко-культурных памятников, как важнейшей составляющей компоненты развития духовной и образовательной сфер современного Казахстана.

Познавательные функции исторической науки в советский период отодвигались на второй план, поскольку приоритетными провозглашались потребности идеологии и политики, хотя и сегодня нельзя полностью отрицать определенную взаимосвязь и взаимовлияние между исторической наукой с одной стороны, идеологией и политикой с другой. Длительное время в науке господствовали представления о кочевом образе жизни как об исторически тупиковом пути и о кочевниках, не создающих культурных богатств.

В период становления независимого Казахстана наблюдается другое явление – популярным становится обращение к мифологизированному прошлому, в котором пытаются найти ответы на вопросы настоящего. Доступных объективных данных об историко-культурной значимости памятников скифо-сакской эпохи очень мало. Исследователи-археологи изучают проблемы, публикуют материалы открытий, однако это находится в замкнутом пространстве исключительно научного интереса – для непрофессионала публикации, имеющие свою специфику, малопонятны. Это приводит, с одной стороны, к «конструированию героико-эпической панорамы» [3, с. 41] далекой от реальности, с другой – к разрушению археологических памятников в результате антропогенного вмешательства. Губительное воздействие промышленного детерминизма, несанкционированные раскопки, грабительские вторжения приводят к невосполнимым потерям в историческом и общекультурном смыслах. В этом отношении своевременность программы «Культурное наследие» позволяет выявить и спасти от забвения памятники скифо-сакской эпохи Казахстана, включив их в научно-исследовательский процесс с последующей музеефикацией.

В настоящее время в сакской археологии сложилась парадоксальная ситуация: несмотря на значительные достижения по изучению раннекочевнического общества историками, лингвистами, представителями естественных наук, основные проблемы истории этого периода остаются либо нерешенными, либо остродискуссионными. Это касается происхождения саков и их культуры, этнической принадлежности населения евразийских степей VIII-III вв. до н.э., вопросов размещения племен относительно современной географической карты, характера сакского общества и уровня его развития, символического значения искусства звериного стиля, причин смены культур. Для дальнейшего поступательного и эффективного развития научного направления, изучающего ранний железный век Казахстана, необходим анализ обширного материала по скифо-сакской археологии, представленного в исследованиях ученых, что объясняет актуальность данного диссертационного исследования.

^ Цель работы состоит в историографическом исследовании динамики научного знания и процесса изучения скифо-сакской эпохи Казахстана во второй половине ХХ – начале ХХI вв. Указанная цель определяет задачи:

– раскрыть теоретико-методологические основы исторических исследований скифо-сакской эпохи Казахстана в отечественной и российской историографии;

– определить информационные возможности источниковой базы письменных и археологических данных и их отражение в научных исследованиях;

– выявить качественно новые этапы в развитии историографического материала и обосновать авторскую периодизацию истории изучения скифо-сакской эпохи Казахстана рассматриваемого периода;

– исследовать историографию вопроса об этнокультурной атрибуции племен скифо-сакской общности;

– рассмотреть проблемы экономических и социально-политических реконструкций раннего железного века Казахстана;

– выявить результаты изучения и перспективы научных исследований памятников скифо-сакской эпохи Казахстана в ходе реализации государственной программы «Культурное наследие»;

– определить круг проблем, отражающих состояние процессов сохранения и музеефикации историко-культурного наследия эпохи ранних кочевников Казахстана.

^ Объектом настоящей работы выступают научные исследования скифо-сакской эпохи Казахстана в отечественной и российской историографии второй половины ХХ – начала ХХI вв.

^ Предмет исследования представляет собой совокупность опубликованных и неопубликованных работ по изучению скифо-сакской эпохи Казахстана во второй половине ХХ – начале ХХI вв.

^ Степень изученности проблемы. В процессе формирования научных представлений о скифо-сакской эпохе Казахстана во второй половине ХХ – начале ХХI вв. можно выделить три этапа, отражающих динамику историографических изысканий: 50-е – середина 70-х гг. ХХ века; середина 70-х – начало 90-х гг. ХХ века; с начала 90-х гг. ХХ в. по настоящее время.

В ходе первого этапа полностью сформировались национальные кадры профессиональных историков и археологов Казахстана, сложилась организационная основа для изучения памятников скифо-сакской эпохи Казахстана. Задача регионального учета памятников древних кочевников Казахстана была достигнута в результате деятельности новостроечных экспедиций, ставших средством получения полноценных археологических источников. Это привело к созданию не только солидной источниковой базы по археологии раннего железного века Казахстана, но и к появлению значимых публикаций, явившихся частью источниковой базы данного исследования.

Количественное накопление крупных комплексов археологического материала и его осмысление в работах российских и отечественных исследователей позволяет констатировать переход к аналитике. Происходит движение от описательной истории и механического сбора источников к созданию аналитических моделей и проверке их объясняющей силы на доказательном уровне. Исследования по раннекочевнической тематике, по образному выражению В.М. Массона, из «археологии статей» превратились в «археологию книг» (К.А. Акишев, Г.А. Кушаев, Л.М. Левина, О.А. Вишневская, Б.А. Литвинский).

Этот период характеризовался доминированием идеологического монизма, что нашло отражение в ряде важных дискуссий (вопросы периодизации, хронологии, особенности номадизма, генезис кочевничества, зарождение скифо-сакского звериного стиля и др.), содержание которых определялось марксистской концепцией исторического процесса и стремлением на ее основе интерпретировать эпоху. Однако, несмотря на узость методологических позиций, была выявлена суть проблем и их содержание, по которым обозначились различные точки зрения. На Всесоюзном совещании «Ранние кочевники Средней Азии и Казахстана», проведенном в 1975 г. в Ленинградском отделении ИА АН СССР, было отмечено, что в казахстанской археологии направление, изучающее раннекочевнические комплексы, сформировалось в специализированную отрасль исторических знаний [4].

В ходе второго этапа особое внимание уделялось проблемно-целевым изысканиям. В частности, происходит складывание палеоэкономического моделирования, как направления исторических исследований в археологии, суть которого заключается в экстраполяции моделей, выявленных на этнографическом материале, на данные, полученные в результате археологических раскопок.

Накопленный позитивный опыт археологического изучения памятников скифо-сакской эпохи Казахстана позволил перейти к обобщениям на уровне выявления закономерностей исторического развития в регионах, что нашло отражение в 1 томе «Истории Казахской СССР с древнейших времен до наших дней» [5], где был выдвинут ряд культурно-хронологических концепций существования сакской культурно-исторической общности на территории Казахстана (М.К.Кадырбаев, К.А. Акишев, М.А. Итина, К.Байпаков).

Качественно новому уровню осмысления археологического материала по скифо-сакской эпохе Казахстана способствовало создание лаборатории археологических технологий ИИАЭ АН КазССР, организатором и руководителем которой был М.К. Кадырбаев. Лаборатория стала центром теоретических историко-культурных реконструкций с применением естественно-научных методов, для чего были открыты отделы спектрального анализа, гончарных технологий, палеозоологических исследований. Этот научный подход нашел отражение в трудах Э.А. Тепловодской, Е.И. Кузнецовой. [6] .

Для научных исследований этого периода характерна попытка одновременного обращения к письменным, этнографическим и антропологическим источникам, что позволяло перепроверить и дополнить вещественные материалы. Несмотря на определенные достижения, стремление ученых к интерпретации артефактов и историческим отождествлениям в ряде случаев опередило стадию археологического обобщения с детальной проработкой, классификацией и публикацией реального фактического материала.

В ходе третьего этапа в условиях суверенитета Республики Казахстан приоритетный характер исследований национальной проблематики в отечественной исторической науке привел к активизации интереса к истокам этногенеза казахов.

В 1991 г. был создан Институт археологии им. А.Х. Маргулана, в котором активно работает группа по изучению истории ранних кочевников (А. Бейсенов) и отдел по изучению памятников раннего железного века и древнего искусства (З.С. Самашев, Г.С. Жумабекова), деятельность которых позволила расширить источниковую базу для исследования основных проблем этого периода. В результате археологических раскопок получены сенсационные материалы по скифо-сакской эпохе Казахстана из курганов Казахского Алтая, Северного, Центрального и Западного Казахстана.

Интенсивный поиск новых методов исследования и интерпретационных схем исторического процесса привел к смене методологии научных подходов и содержательной стороны научных публикаций. Деятельность Казахского научно-исследовательского института по проблемам культурного наследия номадов (Н.Э. Масанов, И.В. Ерофеева) позволила расширить исторический, предметный и пространственно-географический диапазон изучения обществ ранних кочевников.

Многоплановые дискуссии по ключевым научным проблемам находят отражение в проведении научных конференций международного и республиканского уровней. Проявляется тенденция возрастания роли междисциплинарных исследований и интеграции научного познания.

Отмечая рост уровня изученности раннекочевнического периода в трудах отечественных и российских исследователей, необходимо отметить, что комплексных обобщающих трудов по истории изучения скифо-сакской эпохи Казахстана во второй половине ХХ - начале ХХI вв. нет.

Общие историографические данные представлены в ряде статей К.А. Акишева и К.М. Байпакова, приуроченных к знаменательным и юбилейным датам, где представлен анализ достижений археологической и исторической науки Казахстана [7]. Работы казахстанских ученых – монография Д.И.Дулатовой [8]; статья Н. Алимбаева и Х. Аргынбаева [9] – стали попыткой историографического осмысления древней истории Казахстана, в том числе скифо-сакского периода.

Следует отметить историографический раздел коллективного труда под общей редакцией А.И. Доватура, в котором проведен анализ итогов изучения античных письменных источников и археологических материалов скифо-сакского периода отечественными и зарубежными авторами, изданный в 1982 г. [10].

История изучения скифо-сакской эпохи Казахстана рассмотрена в качестве самостоятельного объекта исследования в академическом издании «История Казахстана с древнейших времен до наших дней», где была помещена статья К.М. Байпакова и Б.Е. Кумекова по историографии древнего и средневекового Казахстана[11].

В отличие от российских ученых (В.Ф. Генинг, А.Д. Пряхин, Г.С. Лебедев, В.И. Матющенко, Л.С. Марсадолов, О.М. Мельникова, О.С. Свешникова и др.) которые углубили историографическое направление исследований, отечественные ученые не предпринимали комплексного научного осмысления и историографического обобщения накопленных знаний как, в целом, по древнему периоду истории, так и по скифо-сакской эпохе Казахстана. Именно этим фактом обусловлена важность объекта исследования настоящей работы.

^ Научная новизна работы состоит в:

– анализе итогов историко-археологического изучения скифо-сакской эпохи Казахстана во второй половине ХХ - начале ХХI вв.;

– выявлении качественных изменений в развитии научных исследований эпохи ранних кочевников и авторской периодизации этого процесса;

– систематизации данных письменных источников по вопросам этнокультурной ситуации на территории Казахстана в I тыс. до н.э.;

– раскрытии теоретико-познавательного содержания археологических источников по скифо-сакской эпохе Казахстана;

– обобщении данных исторической науки по социально-экономической и политической организации общества древних кочевников евразийских степей;

– анализе ситуации, сложившейся в законодательной сфере Республики Казахстан по охране историко-культурного наследия Казахстана, в том числе памятников скифо-сакской эпохи;

– рекомендациях по сохранению, музеефикации и использованию культурного наследия древних кочевников.

^ Положения, выносимые на защиту.

1 В историографии скифо-сакской эпохи евразийских степей узловыми и дискуссионными являются следующие проблемы: генезис и сложение хозяйственных основ номадизма, происхождение сакской культуры, степень социальной дифференциации общества, уровень политогенеза, этническая и языковая принадлежность ранних кочевников.

2 История изучения скифо-сакской эпохи Казахстана во второй половине ХХ - начале ХХI вв. соответствует трем этапам: 50-е – середина 70-х гг. ХХ в.; середина 70-х – начало 90-х гг. ХХ в.; начало 90-х ХХ в. – настоящее время.

3 В истории изучения скифо-сакской эпохи Казахстана во второй половине ХХ - начале ХХI вв. историческому контексту в интерпретации археологического материала по основным аспектам социально-экономических отношений и вопросам этнокультурного характера уделяется мало внимания, что диктует необходимость совершенствования теоретико-методологических приемов научных исследований.

4 Перспективными направлениями исследований скифо-сакской эпохи Казахстана являются: расширение поиска памятников оседлости; соотнесение погребальных и поселенческих объектов с целью выхода на более высокий реконструктивный историко-культурный уровень; дальнейшее исследование элитных курганов для изучения социальной структуры скифо-сакского общества; расширение применения междисциплинарного подхода в целях повышения информативности изучения археологических памятников.

5 Значительные результаты исследования памятников скифо-сакской эпохи Казахстана, достигнутые в процессе реализации государственной программы «Культурное наследие», подтверждают позитивную роль науки в становлении национального самосознания.

6 Отмечается проблемность сохранения, реставрации и музеефикации памятников археологии скифо-сакской эпохи Казахстана.

^ Хронологические рамки исследования. Скифо-сакская эпоха Казахстана (VIII-III вв. до н.э.), называемая также эпохой ранних кочевников, является составной частью раннего железного века и в диссертации эти понятия используются как синонимичные. Историографический анализ научного знания по скифо-сакской эпохе Казахстана был предпринят на базе публикаций, изданных во втор. пол. ХХ – нач. ХХI вв. Нижняя граница выделенного хронологического периода обусловлена качественными изменениями в археологии, связанными с новыми открытиями отечественных археологов в период освоения целинных и залежных земель, которые привели к существенному пополнению источниковой базы, а так же с многоплановыми теоретическими дискуссиями, отражающими становление концептуальных методологических подходов к изучению социально-экономических, политических, культурных и демографических процессов, которые имели место в Казахстане в эпоху ранних кочевников.

^ Территориальные рамки исследования. При условности современного административно-территориального деления для исторических реконструкций скифо-сакской эпохи и неэквивалентности древним культурно-ландшафтным зонам, в работе предлагается рассмотрение историко-культурного процесса VIII-III вв. до н.э. в рамках границ современного Казахстана как неразрывной составной части общего евразийского пространства.

^ Методологической основой диссертации выступили принцип историзма, комплексный, системный, сравнительно-исторический, аналитический и структурный методы исследования. История изучения скифо-сакской эпохи Казахстана предполагает сравнительно-сопоставительный анализ комплекса историографических источников, позволяющий выявить общее и особенное в постановке научно-познавательных задач и их разрешении.

Постановка задач исследования определяет необходимость использования принципов объективности и достоверности с целью отражения процесса историко-археологического изучения скифо-сакской эпохи Казахстана во второй половине ХХ – начале ХХI в. в его становлении и динамике.

^ Источниковая база исследования. Под историографическим источником мы понимаем труды ученых, посвященные изучению скифо-сакской эпохи Казахстана, содержащие общие и конкретные концепции по истории проблемы. Это законодательные акты по охране историко-культурного наследия, монографии, учебная литература, статьи и публикации в научных изданиях, рецензии, материалы дискуссий, конференций, своды памятников истории и культуры, архивные материалы, диссертации, отчеты о работе экспедиционных отрядов. Базу источников можно разделить на несколько групп.

Первая группа источников – законодательные акты Казахской ССР и Республики Казахстан по вопросам охраны историко-культурного наследия, отражающие общественные условия, в которых происходило изучение памятников скифо-сакской эпохи Казахстана во второй половине ХХ – начале ХХI в. Сюда следует отнести международные нормативно-правовые документы, регламентирующие отношение к культурному наследию в мировом сообществе.

Вторая, наиболее представительная группа, включает коллективные и индивидуальные монографические исследования, отражающие изучение вопросов теории и истории номадизма. Это работы известных казахстанских и российских ученых Д. И. Кшибекова, И.Я. Зиманова, С.Е. Толыбекова, Н. Э. Масанова, Н. Алимбая, Г.Е. Маркова, С.И. Вайнштейна, А.М. Хазанова, Н.Н. Крадина. В них обозначены проблемы феодальной сущности номадизма и характеристики его внутренней природы, рассматриваются вопросы номадного способа производства и генезиса кочевого скотоводства.

В эту группу включены монографические исследования, в которых обобщены археологические материалы по скифо-сакской эпохе евразийского пояса степей и выявлены методологические аспекты изучения древних социумов, их материальной и духовной культуры. В своих работах К.А. Акишев, Г.А. Кушаев, М.К. Кадырбаев, М.П. Грязнов, С.И. Руденко, Б.А. Литвинский, Л.М. Левина, О.А. Вишневская, М.А. Итина, К.М. Байпаков, М.К. Хабдулина, З.С. Самашев, В.П. Мыльников, А.З. Бейсенов, А.Д. Таиров, С.Ю. Гуцалов, Л.Т. Яблонский, Л.С. Марсадолов, Н.В. Полосьмак, Н.П. Матвеева, Л.Н. Корякова и др. ввели в научный оборот многочисленные новые данные о памятниках степной зоны Евразии I тыс. до н.э. Этими учеными были поставлены вопросы о происхождении скифо-сакской культуры, хронологии и периодизации памятников, существовании государственности у номадов, характере хозяйствования и социальных отношений, этногенезе и этнокультурных процессах, взаимодействии с населением сопредельных территорий и др. Труды В.П. Алексеева, О. Исмагулова, В.В. Гинзбург и др. представляют разработки по вопросам антропогенеза населения евразийских степей I тыс. до н.э. и имеют фундаментальное значение для изучения скифо-сакской эпохи Казахстана.

Третью группу составляют тематические статьи опубликованные в научных сборниках и выпусках материалов конференций, периодических научных изданиях «Вопросы истории», «Народы Азии и Африки», «Вопросы этнографии», «Советская археология», «Российская археология», «Известия НАН РК», «Вестники университетов», «Археология, этнология и антропология Евразии», в сборниках серий «Археологические открытия», «Краткие сообщения Института Археологии АН СССР», а так же содержание дискуссий, рецензии на книги. В результате междисциплинарного подхода данные научных статей генетиков, палеозоологов, палинологов, археозоологов, трасологов, специалистов по обработке кости и дерева, по датированию (дендрохронологическому и радиоуглеродному) позволяют получить дополнительные материалы по скифо-сакской эпохе (А.О. Исмагулова, Е.В. Веселовская, Е.К. Людвикова, С.А. Нигматова, П.А. Косинцев, А.П. Бородовский, И. Ю. Слюсаренко, Г.И. Зайцева, К.А. Кашкинбаев и др.). Их мы также относим к этому разделу источников.

Четвертая группа - это письменные источники: труды античных писателей Геродота, Ксенофонта, Ктесия (VI-V в. до н.э.) и более поздних авторов Флавия Арриана, Диодора Сицилийского, Полибия, Плиния, Помпея Трога, Птолемея, Страбона; иранские источники, прежде всего, "Авеста", наиболее древние части которой, «Яшты», относятся ко II тыс. до н.э.; древнеперсидские клинописи. Весомый пласт материала по истории ранних кочевников Казахстана содержится в китайских источниках, которые начали активно исследоваться в последние десятилетия: «Исторические записки» Сыма Цяня; «История Ранней династии Хань» впервые в китайской историографии приводит данные об истории древних го­сударств на территории Казахстана и Средней Азии; «Жизнеописание сына Неба Му» (IV в. до н.э.); трактат «Гуань цзы» (V-III вв. до н.э.); «Шанхайцзинь» (IV- III вв. до н.э.); китайская книга «Чжуан цзэ» (IV-II вв. до н.э.) и ряд других династийных хроник.

Большая часть письменных источников переведена на русский язык, снабжена подробными комментариями и проанализирована в трудах исследователей. Это работы С.Я. Лурье, Б.Н. Гракова, А.А.Нейхарда, В.В. Струве, И.М. Дьяконова, М.А. Дандамаева, Э.А. Грантовского, В.А. Лившица, А.И. Иванчик, И.В. Куклиной, Л.А. Ельницкого.

Пятая группа источников представлена опубликованными томами «Свода памятников истории и культуры» по ряду областей Республики Казахстан, обобщающими сведения обо всех учтенных в настоящее время археологических памятниках скифо-сакской эпохи.

Шестую группу составляют архивные материалы. Это отчеты об археологических исследованиях памятников раннего железного века Казахстана, которые поступают на постоянное хранение в архив ИА им. А.Х. Маргулана. Отчеты о полевых исследованиях являются научными произведениями, на которые распространяется авторское право. Историографический интерес в них представляет изложение исходного материала и методов изучения археологических памятников по указанному периоду, а так же вклад в общую концепцию научного направления. Архив ИА им. А.Х. Маргулана содержит более 500 томов отчетов, из них более 300 томов включает полноценную информацию об изучении памятников Казахстана скифо-сакской эпохи. Авторами этих исследований являются К.А.Акишев, А. Максимова, Ф. Арсланова, М.К. Кадырбаев, А.Х. Маргулан, З.С. Самашев, Ж. Курманкулов, М.К. Хабдулина, А.С. Ермолаева, А.З. Бейсенов, А. Бисембаев, В.В. Варфоломеев и др.

К архивным материалам отнесены кандидатские и докторские диссертации по стержневым направлениям изучения скифо-сакской эпохи Казахстана и сопредельных территорий, которые характеризуют содержание и уровень развития наиболее актуальных вопросов в период с 1950-х по 2010-е гг. Направленность тематики диссертационных исследований различна: от обобщения региональных данных (И.И.Копылов, М.К. Кадырбаев, М.К. Хабдулина, А.З. Бейсенов, Н.П. Матвеева, Н.А.Боковенко, П.И.Шульга, Б.Ф. Железчиков, О. Ахан, Г. Омаров и др.) до конкретных тем, касающихся систематизации археологического материала и его интерпретации (Г.С. Жумабекова, Г.А. Базарбаева и др.) Увеличение числа работ и расширение затрагиваемой тематики в этом виде источников свидетельствует о возрастании интереса к указанному периоду древней истории. Во всех диссертациях приведены историографические обзоры с различной степенью развернутости. Чаще всего это аннотированные библиографии, имеющие сугубо справочное значение. В редких случаях историография выделена в самостоятельную главу и, как правило, затрагивает вопросы, имеющие самое непосредственное отношение к предмету исследования, ограниченного как хронологически, так и территориально.

Наиболее инфомативными с точки зрения историографического анализа можно считать диссертационные работы В.И. Гребенюка «Семантический уровень исследований в историографии мезо-энеолита Казахстана» и С.В. Захарова по изучению энеолита Северного Казахстана и Южного Зауралья, но они рассматривают другой исторический период – эпоху камня [12].

Таким образом, источниковая база данного исследования со­стоит из нескольких различных по объему, но в целом представительных и содержательных массивов, позволяющих решить поставленную цель и задачи диссертационного исследования.

^ Практическая значимость работы. Исследование процесса изучения скифо-сакской эпохи Казахстана способствует дальнейшему развитию этой отрасли исторической науки, поскольку позволяет выявить наиболее перспективные направления дальнейших разработок. Теоретико-методологическая ценность данного историографического опыта состоит не только в осмыслении научных подходов в истории и археологии скифо-сакской эпохи Казахстана, но имеет и педагогический смысл – обучение студентов в процессе приобретения ими профессиональных навыков. Материалы исследования могут быть использованы в создании историографии археологического изучения Казахстана и степной зоны Евразии, а так же в лекционных и специальных курсах, преподаваемых на исторических факультетах вузов.

Большое значение, на наш взгляд, имеет осмысление процессов сохранения, консервации, реставрации и музеефикации памятников эпохи древних кочевников в рамках выполнения государственной программы «Культурное наследие», что может найти практическое воплощение в организации музейных экспозиций, музеев под открытым небом и активизации использования ярких памятников эпохи в историко-познавательном туризме в Республике Казахстан.

^ Апробация результатов работы. Основные положения работы отражены в 17 публикациях, в том числе в шести статьях, опубликованных в изданиях, рекомендованных ККСОН МОН РК, и апробированы в ходе участия в 11 научно-практических конференциях различного уровня.

^ Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех разделов, включающих семь подразделов, заключения, списка использованных источников и приложений.

^ ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

Первый раздел - «Теоретико-методологические основы исследования скифо-сакской эпохи Казахстана» включает два подраздела, логически связанных между собой их базовым значением для исследования эпохи ранних кочевников.

В первом подразделе «Общетеоретические проблемы скифо-сакской эпохи степной Евразии в отечественной и российской историографии» рассматривается проблема восприятия цивилизационной значимости номадизма.

В ходе проведения историографического анализа выявлено, что применительно к каждому выделенному в исследовании периоду развития истории изучения скифо-сакской эпохи соответствует определенная теоретико-методологическая платформа и выбор объекта познания. Для 50-х – середины 70-х гг. ХХ в. это был формационный подход и отражающая его постулаты теория «кочевого феодализма» с дискуссией о собственности на средства производства у кочевников (В.Ф. Шахматов, С.Е. Толыбеков, И.Я. Златкин, Д.И. Кшибеков, А.Н. Бернштам). Итогом научных поисков стало осознание невозможности переноса законов общественного развития оседло-земледельческих хозяйств на кочевые общества и механического сближения двух разных моделей общественного развития.

Следующий период (сер. 70-х – нач. 90-х гг. ХХ в.) допускал проявление в теоретическом фундаменте марксизма многолинейной интерпретации исторического процесса и привел к появлению концепции о «номадном» способе производства, имеющей как сторонников (Г.Е.Марков, С.И.Вайнштейн, Н.Э.Масанов и др.), так и противников (С.М.Абрамзон, Н.Н. Крадин, А.М. Хазанов и др.).

Характерными чертами номадного способа производства, по мнению Г.Е. Маркова, являлись племенная структура, коллективная собственность на пастбища, частносемейная собственность на скот, социальная дифференциация, основанная на имущественном расслоении и привилегированном положении военных предводителей [13].

Феномен номадизма А.М. Хазанов видит в его неразрывной связи с внешним миром, представленным некочевыми обществами, с иными системами хозяйствования, а существенными особенностями считает слабое развитие ремесел и невозможность создания собственных торгово-ремесленных центров [14].

Анализируя археологический материал, М.К. Хабдулина предполагает степень экономической самостоятельности кочевников более высокой, чем это было принято ранее в науке, и предлагает внести коррективы в оценку зависимости номадов от окружающего земледельческого мира. По ее мнению, при высокой моноспециализации экономика степных номадов располагала внутренним многоукладным потенциалом, достаточным для самообеспечения. Автор полагает, что если оценивать исторический опыт функционирования кочевого социума, как особый самостоятельный путь жизнеобеспечения, есть все основания считать номадизм особой цивилизацией [15].

Современный период развития исторической науки связан с активным внедрением методологического плюрализма и включает использование, как цивилизационного, так и формационного подходов, которые органично вошли в операционный инструментарий истории. В работах К.А. Акишева, М.К. Хабдулиной, А.И.Мартынова была сделана попытка многоаспектного анализа степной цивилизации и вполне убедительная доказательность применения этого термина к развитию скифо-сакских кочевых социумов.

Открытия последних десятилетий в археологии Казахстана и всего евразийского пояса степей позволяют наполнить внутренним содержанием триаду необходимых и достаточных признаков любой цивилизации, выдвинутую В.М. Массоном (монументальная архитектура, города и письменность), исходя из достижений скифо-сакского кочевого социума.

Таким образом, в теоретико-методологическом плане позиции исследователей в оценке номадизма претерпели существенные трансформации – от постулирования «варварства» в сравнении с традиционными приоритетами оседло-земледельческих культур и оценивания кочевничества как стагнационного явления, не имеющего внутреннего ресурса развития, до признания высокого уровня политогенеза кочевнических обществ, определяемых как раннегосударственные образования.

Второй подраздел «Интерпретация источников в историографии номадизма». Середина I тыс. до н.э. – первый период в истории Казахстана, который освещается древнеиранскими, древнегреческими, древнеримскими авторами и древнекитайскими летописями. В работе приведена их характеристика и история изучения крупнейшими учеными, начиная с В.В. Григорьева [16].

На первом этапе исследований в 1950-е-1970-е гг. актуальной и решаемой была проблема тождества этнических наименований по античным, древнеперсидским и древнекитайским источникам (В.В. Струве, И.М. Дьяконов, Э.А. Грантовский, М.А. Дандамаев).

С середины 70-х гг. ХХ в. приоритетным стало изучение проблем локализации древних племен по письменным источникам. Характеризуя проблемы этнической истории Ферганы, Б.А. Литвинский проводит детальный анализ расселения сакских племен и обобщает гипотезы исследователей в виде таблицы, отражающей этногеографию кочевого населения в VI-III вв. до н.э. [17,с.158-184]. Аналогичные исследования проводили И.В.Куклина, Л.А.Ельницкий, А.И. Иванчик, И.В.Пьянков.

В рамках третьего этапа истории изучения скифо-сакской эпохи в результате накопления археологического материала проводится идентификация древних этнических наименований и изученных археологических культур, которая стала предметом исследования С.И. Руденко, К.А.Акишева, Л.С. Клейна, Н.Л.Членовой, Н.В. Полосьмак, Р.Б. Исмагила и др.

Следует отметить, что большую сложность представляет изучение этнополитических событий скифо-сакской эпохи, детально изложенных у Геродота. Реальная политическая, экономическая и идеологическая жизнь кочевых племен Евразии в I тыс. до н.э. была гораздо сложнее, чем это отражено в письменных источниках и археологических материалах. Эти вопросы стали предметом исследования работ Д.Г. Савинова, Л.С. Марсадолова, Э.А. Грантовского, А.Ю. Алексеева, А.И. Иванчика, И.Н. Медведской, Т.Н.Кузнецовой.

Л.С. Марсадолов пытается синхронизировать изменения, прослеживаемые в археологических материалах, с данными письменных источников, сопоставляя скифо-сакские памятники Алтая с тумулусами Гордиона в Турции [18].

В работах Т.Н. Кузнецовой, которая использует структурный анализ астрономических, документальных, литературных и археологических источников, совпадающих во времени и пространстве, реконструировано скифское пребывание в Передней Азии (с 614-613 по 585 гг. до н.э.), Мидии (608 г. до н.э.) и время персидского вторжения в Скифию (509 г. до н.э.) [19].

Необходимо подчеркнуть, что исследования в данном направлении находятся в стадии разработки и требуют дальнейших усилий по выявлению и введению в научный оборот новых методических приемов по углублению источниковедческой работы как с письменными, так и с вещественными источниками.

^ Во втором разделе «Скифо-сакская проблематика в историографии второй половины ХХ начале ХХI вв.» рассмотрены актуальные проблемы изучения этносоциокультурных процессов в регионах евразийского пояса степей в I тыс. до н.э.

Первый подраздел «Изучение проблем этнокультурной ситуации степей Евразии I тыс. до н.э. в историографии» – это анализ научных взглядов исследователей на проблему генезиса археологических культур скифо-сакской эпохи Казахстана. По данному вопросу в 50-х гг. ХХ в. в литературе утвердилась автохтонная теория, согласно которой саки Средней Азии и Казахстана были прямыми потомками племен поздней бронзы, обитавших на этой территории (А.Н. Бернштам, С.С.Черников, Б.А.Литвинским, К.А. Акишев, М.К. Кадырбаев и др.). Л.Р. Кызласов считал эту точку зрения ошибочной, называя прямыми предшественниками саков культуру дандыбай-бегазинских памятников - пришлую в Казахстане. Так, со второй половины 70-х гг. ХХ в. в научных публикациях распространяется миграционная теория. С учетом новых археологических материалов К.А. Акишев объясняет существенные изменения в погребальном обряде, материальной культуре и антропологии племен Центрального Казахстана проникновением (или вторжением) новых этнических групп и их смешением с потомками андроновцев в IХ - VII вв. до н.э.[20,с.57]. В ходе многолетнего изучения памятников нижней Сырдарьи Л.Т. Яблонский и М.А. Итина, поддерживая теорию миграций, сделали вывод о том, что на региональном уровне прямая преемственность населения двух эпох не фиксируется [21,с. 203]. Миграционные процессы древних кочевников Центрального Казахстана нашли новое обоснование в работах А.З. Бейсенова, А.Д. Таирова [22,23].

На современном этапе исследований вновь произошел возврат к теории автохтонизма. А.С. Ермолаева высказывает предположение о сосуществовании двух культурных традиций – позднебронзовой и раннекочевнической – на коротком хронологическом отрезке, оперируя хорошо документированными данными Измайловского комплекса из Восточного Казахстана [24, с. 362] Этого мнения придерживаются и другие ученые [25].

Изучение вопросов этнокультурной принадлежности сакских племен рассматривается исследователями с трех позиций: антропологической, историко-культурной, языковой.

Использование палеоантропологического материала по скифо-сакской проблемно из-за незначительного его количества и плохой сохранности. На основании изучения имеющихся краниологических серий выводы ученых 1950-1990 гг. однозначны: наблюдается антропологическая преемственность племен раннесакской культуры с их предшественниками андроновцами (Г.Ф. Дебец, В.В. Гинзбург, О. Исмагулов, Б. Фирштейн, В.П. Алексеев). Установлено, что расовый состав древнего населения был разнородным и монголоидный элемент играл незначительную роль в антропологическом облике ранних кочевников, появившись в результате последовательного проникновения в их среду мигрантов, морфологически отличающихся от ранних групп большей монголоидностью их антропологического типа.

В решении культурно-хронологических проблем раннего железного века участвовали М.П. Грязнов, С.С. Руденко, А.Н. Бернштам, С.П. Толстов, М.К. Кадырбаев, К.А. Акишев, А.З. Бейсенов, М.К. Хабдулина, А.Д. Таиров и др. В настоящее время большинство ученых поддерживают тезис о том, что в скифо-сакское время существовала этнокультурная общность, которую отличали тесные внутренние связи по всей территории распространения. Исследования последних лет позволяют включить в эту общность крупные археологические культуры – тасмолинскую, сакскую, сарматскую. Имея своеобразные признаки, они отражают единый характер происходивших эпохальных процессов на территории Казахстана и сопредельных регионов.

Исследованием языковой принадлежности скифо-сакских племен занимались историки и лингвисты (И.М. Дьяконов, К.В. Сальников, И.В. Пьянков, А.К. Акишев, В.И. Абаев, А.С. Аманжолов). В 50-е гг. ХХ в. в науке утвердилась точка зрения об ираноязычности саков, ставшая впоследствии традиционной. Эти представления базировались на упомянутой выше гипотезе о прямом перерастании степных культур эпохи бронзы в культуры скифо-сакского типа эпохи раннего железа. С учетом новых археологических и палеоантропологических данных исследователи показали, что тезис об ираноязычии саков не применим ко всем географическим районам восточного ареала евразийской степи [26]. Знаки, обнаруженные на чаше из кургана Иссык и на костяном навершии из могильника Сакар-чага-3, не удалось прочитать как связный текст (В.А. Лившиц, И.М. Дьяконов, С.Г. Кляшторный) и поэтому утверждение А.С. Аманжолова о том, что надписи были сделаны на древнетюркском языке рассматривается как гипотеза.

В настоящее время произошел «информационный взрыв», во многом дискредитировавший концепцию об ираноязычии саков. Учитывая новые данные тюркской археологии, связанные с массовыми находками орхоно-енисейских памятников письменности, активизируются исследования предполагаемой тюркоязычности сакских племен (И. Кызласов, М. Жолдасбеков, Р. Исмагил)

Обобщая позиции исследователей, можно отметить, что решение затронутых проблем напрямую зависит от поступления новых археологических и палеоантропологических материалов, в том числе, из восточных регионов Евразии и с территории Синьцзяна.

Второй подраздел «Проблемы происхождения кочевого скотоводства и характеристика хозяйственных основ номадизма в трудах исследователей» представляет анализ путей и факторов перехода к кочевому скотоводству, отраженному в исследованиях М.П. Грязнова, С.И. Руденко, М.К. Кадырбаева, К.А. Акишева, А.З. Бейсенова, М.К. Хабдулиной, А.Д. Таирова и др. По мнению ученых становление кочевничества происходило на основе комплексного хозяйства пастушеско-земледельческих племен эпохи поздней бронзы под воздействием комплекса факторов, среди которых – экологический, социальный, экономический.

Именно природные условия определили переход к кочевому скотоводству в степной полосе, а природная зональность обусловливала формы кочевания как типа хозяйства. Характеризуя географическую среду, К.А. Акишев называет три зоны хозяйственной специализации и основных районов кочевания [27, с.43-44]. М.П. Грязновым была разработана периодизация развития скотоводческого хозяйства [28]. Используя археологический и этнографический материал, М.К. Кадырбаев изучает основных типов скотоводческого хозяйства на территории Казахстана и доказывает, что их становление относится к середине I тыс. до н.э. и происходит одновременно, хотя и разными темпами [29, с.36]. На современном этапе исследований аналогичный подход наиболее последовательно применен в работах А.З. Бейсенова, привлекшего данные по ландшафтной топографии казахских зимовок (кыстау) на территории Сарыарки, а также по организации зимнего цикла хозяйствования, особенностям путей кочевания, сезонных переходов. В конце 90-х гг. ХХ века впервые на территории восточной Сарыарки было открыто свыше 20 поселенческих объектов раннего железного века [30, с.41-44].

Исследования, проводимые в Жетысу К.М. Байпаковым, привели к открытию многочисленных оседлых поселений саков. На основании археологических находок и данных геоморфологии, зооархеологии и палинологии, можно говорить о симбиозе земледелия и кочевого скотоводства у саков. Примером своеобразного городского центра с административными, торговыми, ремесленными функциями автор исследований считает поселение Сарытогай, расположенное в долине р. Чарын [31].

Основные параметры экологических и хозяйственных основ номадизма, фрагментарно известные по письменным источникам, к настоящему времени достаточно полно изучены исследователями и позволяют выдвинуть новую научную гипотезу – в ряде благоприятных географических зон наличествует тенденция к расширению зоны оседлости, земледелия и урбанизации ранними кочевниками.

Третий подраздел «Исследование проблем социально-политической организации общества ранних кочевников». Сравнительный анализ палеосоциологических исследований памятников скифо-сакской эпохи Казахстана в историографии позволяет обнаружить различия как в исследовательских подходах, так и в специфике используемого материала.

В середине ХХ в. археология, с присущим ей повышенным вниманием к систематизации материала и постановкой источниковедческих задач не решала вопросов палеосоциологических реконструкций, так как социография доисторических обществ имела узкие методические границы и объем археологического материала не представлял таких возможностей.

В 1950 – середине 1970-х гг. оформилось представление о существовании значительных сакских племенных объединений с развитыми центрами (Жетысу, Алтай, Приаралье), племенной аристократией и, в целом, высоким уровнем общественного развития. Происходит осмысление источниковой базы, сформировавшейся в результате открытия ярких курганных памятников (Бесшатыр, Шиликты, Иссык). С точки зрения методологии особых изменений в реконструкции социополитической картины общества ранних кочевников не произошло.

С середины 70-х гг. ХХ в. по настоящее время в результате применения структурного подхода к решению проблем социальной дифференциации сформировались представления о племенах скифо-сакской культуры как стратифицированном обществе.

Метод анализа социальной структуры по данным археологии предполагает привлечение значительного массива погребальных памятников, их ранжирование по степени трудовых затрат, выяснение индикаторов социальной неординарности захоронений в обряде и инвентаре. Универсальным показателем социальной значимости погребенного индивида считаются не только значительные трудовые затраты на совершение погребения, но и наличие «инсигний» власти, к которым относятся вещи из драгоценных металлов, вещи импортного происхождения, символические предметы и др. Корреляция указанных признаков является основанием для выделения погребений лиц, принадлежавших высшей страте скифо-сакского общества. Выводы по поводу исполняемых ими функций (военных, управленческих, жреческих, производственных или их комбинации) приводят исследователей к гипотезам о путях политогенеза в обществе ранних кочевников Казахстана (К.А. Акишев, А.К. Акишев, С.С. Черников, З.С. Самашев, А.З.Бейсенов, А. Бисембаев и др.).

Таким образом, социологические реконструкции не являются редкостью в археологии, однако создание представительной базы источников для них напрямую связано с совершенствованием методик полевых и лабораторных изысканий, системным использованием естественнонаучных методов, повышением общего уровня культуры археологических исследований. Сложность в использовании археологических материалов для социологических реконструкций заключается во фрагментарности этого источника как явления, а также в неполноте исследования погребальных памятников. Это приводит к неразработанности вопросов об уровне социальной стратификации сакского общества, которое находится на стадии первого приближения к истине.

^ В третьем разделе «Изучение и сохранение историко-культурного наследия скифо-сакской эпохи в суверенном Казахстане» раскрыты вопросы, связанные как с позицией государства в сохранении историко-культурного наследия ранних кочевников, так и с ролью казахстанской науки, обладающей значительным потенциалом в области открытия, изучения и восстановления археологических памятников.

Первый подраздел «Основные результаты по изучению эпохи ранних кочевников в ходе реализации программы «Культурное наследие» представляет анализ достижений отечественных археологов в изучении памятников скифо-сакской эпохи Казахстана. Значимость феномена скифо-сакской культуры подтверждена многоплановыми исследованиями ученых на могильниках Берель, Шиликты, Кырык Оба, Иссык, Улжан, Талды-2 и поселений, датируемых VIII-III вв. до н.э.

Обобщая результаты изучения памятников скифо-сакской эпохи Казахстана, проведенных в рамках выполнения государственной программы «Культурное наследие», можно сформулировать несколько выводов:

1 Исследование элитных курганов степной зоны Евразии пополнило количество источникового материала по изучению процессов социальной дифференциации сакского общества;

2 Впервые были сделаны выводы о планиграфических особенностях могильных насыпей элитных курганов сакской знати как архитектурных сооружениях, функционирующих не единовременно, а в определенный, довольно длительный хронологический период;

3 Получена уникальная коллекция золотых изделий, выполненных в скифо-сакском зверином стиле, что позволит активизировать изучение происхождения искусства древних кочевников, вопросов изобразительной символики и ряда важных проблем, связанных со статусом погребенных;

4 Уточнена хронология элитных курганов сакской культуры Казахстана, которая по традиционному и радиоуглеродному датированию укладывается в рамки середины I тыс. до н.э.

Показателем социализации достижений археологической науки Казахстана и адаптации научных открытий в современное общество является активное использование скифо-сакской символики в различных сферах культуры.

Второй подраздел «Проблемы сохранения памятников скифо-сакской эпохи в Республике Казахстан» посвящен анализу государственной политики в области сохранения историко-культурного наследия, рассматриваемой как фактор устойчивого развития суверенного Казахстана.

В начале 1990-х гг. государство фактически отстранилось от охраны историко-культурного наследия, следствием чего явилась возможность приватизации любых бесхозных объектов, в том числе и расположенных в непосредственной близости от памятников археологии. В это время произошло ослабление государственного контроля за системой охраны памятников, что привело к распространению грабительской практики на могильниках скифо-сакской эпохи Казахстана. Это было обусловлено становлением антикварного рынка как части новой рыночной экономики. Предметы древности неожиданно стали товаром, одним из «естественных ресурсов», добыча которого не требует больших затрат, а умелый сбыт приносит высокую прибыль. Второе обстоятельство – распространение совершенных металлодетекторов, которое вывело на новый уровень возможности извлечения древних вещей из культурного слоя и погребений, что сделало «труд» бугровщиков гораздо более эффективным и разрушительным. Объектом массового разграбления в Казахстане стали скифо-сакские могильники Жетысу, Западного и Восточного Казахстана, привлекающие богатством золотых украшений погребального костюма, своеобразием и художественной выразительностью сопровождающего инвентаря.

В настоящее время в Республике Казахстан создана правовая система охраны историко-культурного наследия, предусматривающая запрещение незаконных раскопок, а также работы по учету и определению памятников и районов, находящихся под охраной государства с целью сохранения материальных свидетельств для изучения. Однако специалисты отмечают существенные пробелы в вопросах уголовной и административной ответственности за уничтожение или повреждение памятников истории и культуры, в том числе археологических объектов [32].

Сейчас в Казахстане ведется работа по паспортизации объектов историко-культурного наследия, итогом которой является издание томов «Свода памятников истории и культуры» республики. Например, анализ опубликованных данных только по одной Южно-Казахстанской области представляет следующую картину: около 8% памятников раннего железного века, учтенные в ходе археологических разведок 60-80-х гг. ХХ в., к настоящему времени не обнаружены, что связано с их разрушением в результате антропогенной деятельности; 10% объектов обнаружены впервые в ходе разведочных работ отрядов по паспортизации; 80% курганов подвергнуты грабительскому вмешательству; и лишь 4,3% памятников скифо-сакской эпохи изучены в ходе научно-исследовательских работ.

Процесс эволюции отношения к историко-культурным ресурсам привел к важным изменениям концептуального плана. Практика простой охраны памятников переросла в сложный и многослойный комплекс мероприятий государственной программы «Культурное наследие» по сохранению материальных исторических ресурсов или, говоря шире, наследия, которое включило в себя его изучение, интерпретацию и использование, подразумевающее в ряде случаев музеефикацию.

Отношение к музеефикации памятников имеет два аспекта. С одной стороны, осознание ценности археологической части культурного наследия может прийти только после длительного и масштабного знакомства с ним, которое не может состояться без музеефикационных и популяризационных программ. С другой стороны, туристское посещение памятников не только наносит вред, но и порой является главной угрозой их сохранности. Это противоречие требует особого внимания со стороны лиц, занимающихся охраной памятников, а процесс музеефикации должен решаться комплексно с привлечением специалистов различный научных направлений. Целесообразно оценить состояние и перспективы сохранности каждого памятника, в соответствии с чем и строить программу контроля за их использованием. Из числа наиболее доступных, посещаемых, расположенных близ трасс и населенных пунктов, памятников необходимо определить те, которые пригодны для музеефикации и организованного посещения. К остальным объектам культурного наследия, включая курганные группы, привлекать внимание не следует.

Если в современных условиях в эпоху глобализации культурное наследие рассматривается как стратегический ресурс, то следует подчеркнуть, что памятники скифо-сакской эпохи Казахстана – его весьма солидный компонент, который необходимо соответствующим образом позиционировать и активно использовать.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Историографический анализ истории изучения скифо-сакской эпохи Казахстана, проведенный на базе трудов отечественных и российских ученых второй половины ХХ – начала ХХI вв., законодательных актов Республики Казахстан и правовых документов по охране историко-культурного наследия, диссертационных исследований и др. позволил осмыслить достигнутые научные результаты, что позволяет сделать следующие выводы:

1 В процессе изучения скифо-сакской эпохи Казахстана отечественными и российскими исследователями второй половины ХХ – начала ХХI вв. можно выделить три этапа, отражающих динамику историографических изысканий: 50-е – середина 70-х гг. ХХ века; середина 70-х – начало 90-х гг. ХХ века; с начала 90-х гг. ХХ в. по настоящее время. Для первого этапа характерным было оформление казахстанской школы археологии и первоначальное накопление материала по эпохе ранних кочевников в ходе освоения целинных земель, строительства народнохозяйственных объектов в республике. Второй этап был связан с использованием новых методов в интерпретации археологического материала не только с позиций типологии и классификации, но и с применением методики реконструкции технологии гончарного дела, горного и металлургического производства и др. Третий этап представляет практику внедрения междисциплинарного подхода, позволяющего увеличить информативность археологических источников. Качественный уровень теоретических разработок и этносоциокультурных обобщений по проблемам скифо-сакской эпохи фиксируется в рамках этих этапов, что свидетельствует о правомерности авторской периодизации.

2 Дискуссии о месте и роли кочевых народов евразийского пояса степей I тыс. до н.э. в историческом процессе привели к осознанию цивилизационной значимости номадизма как локально-исторического феномена, имеющего историческую целостность, протяженность во времени и занимающего определенный историко-культурный регион. Это привело к качественным изменениям теоретико-методологических подходов в интерпретации археологического материала по скифо-сакской эпохе Казахстана, состоящих в смене научной парадигмы и отходе от эволюционно-стадиального взгляда на исторический процесс.

3 Современное состояние вопроса о преемственности кочевой культуры в диахроническом разрезе приводит исследователей к осознанию скифо-сакской общности как составной части евразийского социума. Анализ существующих научных подходов в изучении этносоциокультурных процессов эпохи ранних кочевников делает необходимым углубление их изучения c трех позиций: антропологической (уровень современных исследований показывает, что со времени раннего железного века популяция, проживающая на территории Казахстана, мало менялась в антропологическом отношении); историко-культурной (изучение генезиса и особенностей материальной культуры, включая хозяйственно-экономическую деятельность, демонстрирует, что евразийская степь была территорией колоссальных культурных инноваций, потенциал которых использовался и на протяжении последующих двух тысяч лет); лингвистической (часть современных исследователей рассматривает языковую принадлежность сакского этноса как предковую форму тюркской языковой группы).

4 Обобщенный опыт сохранения и реконструкции археологических памятников скифо-сакской эпохи Казахстана позволил выявить основные недостатки, присутствующие как на стадии разработки проектов музеефикации объектов историко-культурного наследия, так и в ходе их осуществления. В работах по консервации и реставрации памятников археологии, музеефикации объектов как органического элемента исследований кочевнических комплексов наличествую существенные проблемы. В большей степени это связано с отсутствием специалистов, имеющих профессиональную подготовку по консервации и реставрации.

5 Достигнутый уровень научных знаний показывает, что ряд задач в изучении скифо-сакской эпохи Казахстана отечественными учеными не был реализован. В связи с этим необходимо уделить особое внимание решению следующих проблем:

  • Продолжить поиск памятников оседлости эпохи ранних кочевников на территории республики, проведенный в настоящее время лишь в Жетысу, Центральном и Северном Казахстане.

  • Установить связи между материалами погребальных памятников и поселенческих объектов скифо-сакской культуры с целью выхода на новый уровень историко-культурных реконструкций (демографические показатели, половозрастные характеристики и т.д.)

  • Памятники скифо-сакской эпохи Казахстана должны изучаться комплексно, сплошным массивом с целью получения материала не только из ярких элитных погребений, но и из рядовых захоронений для получения массовых данных, необходимых для статистической значимости и достоверности выдвигаемых положений.

  • Расширить изучение социальной стратификации сакского общества для решения теоретических проблем изучения социума раннекочевнических государственных образований.

  • Углубить исследовательские работы по процессам миграций скифо-сакских племен в степном поясе Евразии для выявления основных направлений этнокультурных контактов и взаимодействий с населением сопредельных территорий.

  • Необходима координация усилий отдельных ученых и научных центров различных стран по изучению культурного наследия ранних кочевников.

  • Должно быть введено в систему применение междисциплинарных подходов в исследовании локальных вариантов культур степной зоны Евразии как составной части скифо-сакской культурной общности.







Скачать 497.13 Kb.
оставить комментарий
страница1/2
Бедельбаева Марина Васильевна
Дата03.09.2011
Размер497.13 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2
плохо
  1
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх