Календарь знаменательных и памятных дат по Бурятии icon

Календарь знаменательных и памятных дат по Бурятии



Смотрите также:
Знаменательных и памятных дат...
Календарь знаменательных и памятных дат саратовской области на 2012 год...
Комитет по делам архивов при Правительстве Республики Хакасия Хакасия 2007 Календарь...
Знаменательных и памятных дат по кемеровской области...
Календарь знаменательных и памятных дат Семипалатинского региона Восточно Казахстанской области...
Календарь знаменательных и памятных дат по Бурятии...
Знаменательных и памятных дат...
2003-2012 – Международное десятилетие грамотности Перечень памятных дат на 2012 год Январь...
Календарь знаменательных и памятных дат Восточно-Казахстанской области на 2006 год раздел 1...
Календарь юбилейных и памятных дат...
Календарь юбилейных и памятных дат...
От составителя...



страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14
вернуться в начало
скачать

О нем


Бальжинимаев Д. Ябаһан лэ газарташ анхилжа байг лэ ая ганга = [Пусть напутствует тебе Ая-ганга] // Буряад үнэн: Дүхэриг. – 2000. – Апр. 20. – Н. 14.

Дамдинова Е. Олзон – туяагаа магтан дуулагша = [Певец Олзона] // Буряад үнэн: Дүхэриг. – 1998. – Авг. 27. – Н. 14-15.

Жигжитов Б-М. Түрэл нютагаа магтан дуулагша = [Певец родного края] // Буряад үнэн: Дүхэриг. – 1988. – Сент. 27. – Н. 4.

Цырендоржиев Ц. Олзондо болоһон уулзалга = [Встреча в Олзоне] // Буряад үнэн: Дүхэриг. – 1993. – Авг.3 . – Н. 3.


* * *


Аюрзанайн А.А. Алексей Бадаев / А.А. Аюрзанайн, А.Н. Дугар-нимаев, Л.Д. Тапхаев // Аюрзанайн А. А. Писатели Бурятии: (альбом пособие для учителей бурят. шк.) / А.А. Аюрзанайн, А.Н. Дугар-нимаев, Л.Д. Тапхаев. – Улан-Удэ, 1981. – С. 27-30. – Текст бурят., рус.

Алексей Данилович Бадаев: 70 лет со дня рождения: [буклет]. – Улан-Удэ, 1998. – [1 л.].

Будаев Ю. Истинно народный поэт // Бурятия. – 2003. – 29 авг. – С. 22.

Гомбоин Ч. Кому и о чем поют жаворонки: к 75-летию поэта Алексея Бадаева // Правда Бурятии: неделя. – 2003. – 18 сент. – С. 11.

Дугаржапова Т. Нежный певец родной Бурятии / Т. Дугаржапова, Л. Дампилова // Бурятия. – 2002. – 26 янв. – С. 4.

Серебряков А. Поэзия А. Бадаева // Серебряков А. Эстетический идеал в современной бурятской литературе. – Улан-Удэ, 1980. – С. 63-68.

Соктоев А. Мысль земная // Байкал. – 1977. – №4. – С. 125-128.


Методико-библиографические материалы


Бадаев Алексей Данилович // Писатели Советской Бурятии: биобиблиогр. справочник / ред. В. Петонов. – Улан-Удэ, 1959. – С. 21-22.

Бадаев Алексей Данилович // Писатели Восточной Сибири: биобиблиогр. указатель / Зон. об-ние б-к Вост. Сибири. Иркут. обл. б-ка им. И.И. Молчанова-Сибирского; под. общ. ред. Р.И. Шолоховой. – Иркутск, 1973. – С. 55-56.

Бадаев Алексей Данилович // Писатели Восточной Сибири: биобиблиогр. указатель / Зон. об-ние б-к Вост. Сибири. Якут. респ. б-ка им. А.С. Пушкина; под общ. ред. В.Н. Пав-ловой [и др.]. – Якутск, 1978. – Вып. 2. – С. 14-17.

«Судьба поэта высока»: (к 75-летию со дня рождения Алексея Даниловича Бадаева): метод. рекомендации / Нац. б-ка Респ. Бурятия. Науч.-метод. отд.; сост. И.Н. Сафонова. − Улан-Удэ, 2003. − 16 с. − (Бурятия в лицах).


1 сентября


70 лет со дня рождения

кинорежиссера, поэта

Бараса Цыреторовича Халзанова (1938-1993)


Заслуженный деятель искусств Бурятии, лауреат Государственной премии Республики Бурятия, член Союза кинематографистов СССР, член Союза писателей России, дипломант Всесоюзного кинофестиваля


Б.Ц.Халзанов родился в с. Жаргаланта Селенгинского аймака Бурят-Монгольской АССР 1 сентября 1938 г. Учился в Жарга-лантуйской начальной, затем в Загустайской средней школе. Поступил в Бурятский педагогический институт им. Д. Бан-зарова на факультет бурятского языка и литературы После второго курса уехал в Москву поступать во Всесоюзный институт кинематографии (ВГИК). В выборе нового вуза для продолжения образования, а тем более получения будущей специальности сказалась его страсть к сочинительству, литературному творчеству. В школьные годы он писал стихи, которые печатались в аймачной газете «Красная Селенга», а также в объединенной газете г. Кяхта. В 1953 г. первые его стихи одобрил народный писатель Бурятии Ц-Ж.А. Жимбиев, некоторые рекомендовал для газеты «Буряад-Монголой унэн». С тех пор его стихи постоянно печатались. Еще в старших классах и особенно в пединституте увлекался кино, даже пробовал писать киносценарии. Приехав в Москву, решил обязательно стать кинорежиссером, постановщиком фильмов. Но пришлось сначала четыре года служить в Морфлоте на Тихом океане. Во ВГИК его принял на факультет кинорежиссуры выдающийся мастер народный артист СССР, профессор М.И. Ромм.

Для защиты даплома он выпустил художественную короткометражную ленту «Белая лошадь», написал сценарий, затем по своему же сценарию выпустил художественную полнометражную ленту «Последний угон». Оба фильма о Бурятии снимались в родных степях с участием артистов Бурятского театра драмы. После окончания института Б.Ц. Халзанов был направлен в Свердловскую киностудию. Всего он успел снять десять фильмов, среди них: «Кочующий фронт», «Открытие», «Горький можжевельник», «В ночь лунного затмения», «Нет чужой земли», документальная лента «Батожабай». Жизнь его оборвалась после натурных съемок фильма «Сон в начале тумана» на Чукотке в 1993 г.

Б.Ц.Халзанов создал и возглавил первое в России объединение национальных фильмов «Зов», работал с земляками-кинематографистами А. Итыгиловым, Ю. Дурино-вым, А. Дашиевым и другими. С ним сотрудничали извест-ные писатели и деятели культуры Башкирии, Калмыкии, Татарстана, Эвенкии, Чукотки, всего Дальнего Востока. Для своего очередного фильма Б.Ц. Халзанов написал сценарий по роману «Похищенное счастье» Д. Батожабая,но снять не успел. Была идея снять фильмы о выдающихся земляках – Г. Цыбикове, П. Бадмаеве, Э-Д. Ринчино, писал сценарий «Гунны» по роману В. Митыпова «Долина бессмертников». Твор-ческих идей было много…

Но Б.Ц. Халзанов был и талантливым поэтом. Его стихи переводили на русский язык О. Шестинский, Ю. Левитанский, Д. Плитченко, Е. Хоринская, В. Карпенко, М. Вишняков, В. Да-гуров, послесловие к одному из сборников стихов написал Евгений Винокуров.

Б.Ц. Халзанов – заслуженный деятель искусств Бурятии, лауреат Государственной премии Республики Бурятия, член Союза кинематографистов СССР, Союза писателей России. Дипломант Всесоюзного кинофестиваля. Товарищи по киностудии «Зов» сняли документальный фильм «Барас» о своем руководителе, кинорежиссере, сценаристе, артисте и поэте, показали его в Улан-Удэ, на его родине в с. Жаргаланта, г. Гусиноозерске.

Ю.И. Будаев

Литература

____________________


Произведения


Амар мэндэ, далай!: [хүүгэд. зорюулһан шүлэгүүд]. − Улаан-Үдэ: Буряад. ном. хэблэл, 1976. − 24 н.

^ Здраствуй, море!: [стихи для детей].

Далай дээрэ: (уянгата дэбтэр). – Улаан-Үдэ: Буряад. ном. хэблэл, 1968. − 34 н.

Дорога к морю: (лирич. сборник).

Тоёон хадын һүүдэртэ...: [шүлэгүүд]. – Улаан-Үдэ: Буряад. ном. хэблэл, 1985. – 94 н.

У подножия горы Тоён: [стихи].

Хээрын шулуун: шүлэгүүд. − Улаан-Үдэ: Буряад.ном. хэблэл, 1991. – 75 н.

Камень в степи: стихи.


* * *


Голоса травы: стихи / пер. с бурят. В. Карпеко. – М.: Современник, 1974. – 54 с. – ( Новинки «Современника»).

Младшему брату: стихотворения / пер. с бурят.О. Шестинского. – М.: Современник, 1987. – 126 с.: ил. – ( Новинки «Современника»).

Трава и ветер: стихи: пер. с бурят. – Свердловск: Средне-Урал. кн. изд−во, 1985. – 110 с.: ил.


* * *


Замай эхиндэ: үетэндөө зорюулнам: [шүлэг] // Байгал. – 1997. − №5-6. − Н. 111-112.

Уулзалгын дуун; Уянгата мүрнүүд; Артель бодоод байхада...; Алексей Бадаевта: шүлэгүүд // Байгал. − 1983. − №5. − Н. 9-13.

«Үлгыдөө садатараа...»; Дүшэн хоёр он; «Ханада үлгөөтэй репродуктор-хабхаг»; «Эжымни нюур уруум нэгэшье хашхараа-гүй...»: шүлэгүүд // Уран зохёолой орьёл өөдэ: (буряад хэлэ бэшэгэй таһагта һуража, уран зохёолшод болоһон аха захатнай, һуража байһан оюутадай бэшэһэн зохёолнууд) / согсолог. В.Б. Махатов. – Улаан-Үдэ, 2000. – Н. 36-38.

Эжыдэ; Үлгыдөө садатараа...; Зунай гэр байшан...; Уһа дагажа хойноһоонь арилха губ? // Сагай дүхэриг: буряад шүлэгэй антологи, 1983-1998 / согсолог. Б.С. Дугаров, Л.Д. Тапхаев, Р.Ш. Шоймар-данов. – Улаан−Үдэ, 1998. – Н. 46-48.


* * *


Батожабай идет по Улан-Удэ: стихи / пер. с бурят. М. Вишнякова // Байкал. – 1996. − № 5-6. – С. 110-111.

Камни в долине Тамчи: стихи / пер. с бурят. Э. Падериной // Сиб. огни. – 1983. − №5. – С.123.

Милого детства раннего...: стихи / пер. с бурят. А. Плитченко // Дружба народов. – 1984. – № 5. – С. 179-180.

Просил я крылья у орла: стихи / пер. с бурят. А. Плитченко // Аврора. – 1985. – №8. – С. 11.

Тоён: (из «Песен возвращения») / пер. с бурят. В. Дагурова // Байкал. – 1983. – № 2. − С. 82-83.


О нем


Дондокова Ц.-Д. Тоёон хадын үбэртэ = [У подножья горы Тоён] // Байгал. – 1987. – №6. – Н. 139-142.

Доржогутабай Д. Тоёон хадын поэт = [Поэт горной Тоёты] // Бурят үнэн. – 1994. – Февр.17. – Н. 4.

Жимбиев Ц-Ж. Зохёохы ажалай үнэншэмэ гэршэ = [Зрелость мастера] // Буряад үнэн. – 1979. – Майн 22. – Н. 3.


* * *


Бадаев А. Живой Барас с экрана: [о премьере кинофильма о Б. Халзанове] // Правда Бурятии. – 1995. – 15 марта. – С. 3.

Бадаев А. Знакомьтесь, поэт Барас Халзанов // Правда Бурятии. – 1983. – 26 марта. – С. 4.

Бадмажапова Е. «Без родины я мертвый груз…»: [о режиссере, поэте Барасе Халзанове] // Селенга. – Гусиноозерск, 1999. – 16 сент.

Будаев Ю.И. Музей Бараса Халзанова // Бурятия. – 2000. – 26 янв. – С. 9.

Будаев Ю.И. Песня Бараса: [о поэте, кинорежиссере, артисте и сценаристе Б. Халзанове] // Правда Бурятии. – 1998. – 4 сент. – С. 6.

Гомбоин Ч. Верить в добро ежечасно...: штрихи к творч. портр. // Правда Бурятии. – 1988. – 1 сент. – С.3.

Гомбоин Ч. Дипломы в Ташкенте и Улан-Удэ [получил фильм «Горький можжевельник»] // Правда Бурятии. – 1986. – 22 июня.

Гомбоин Ч. Лицо мое – слепок с моей земли // Правда Бурятии. – 1998. – 24 дек.

Дугаржапова Т.М. Барас Халзанов (1938-1993) // Выдаю-щиеся бурятские деятели / Ин-т монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН, Конгр. бурятского народа; сост. Ш.Б. Чимитдоржиев, Т.М. Михайлов. – Улан-Удэ: Бурят. кн. изд-во, 2004. – Вып. 5. – С. 107-109.

Идыгов А. «Последний угон» Бараса Халзанова: из истории бурят. кино // «МК» в Бурятии. – 2003. – 10-17 дек. – С. 16-17.

Идыгов А. Сердце Бараса // Бурятия. – 2004. – 7 мая. – С. 18.

Лопатина Т. Для чего ты пришел в этот мир, человек: [о съемках фильма по повести Ю. Рытхэу «Сон в начале тумана»] // Бурятия. – 1994. – 16 апр.

Семенов А. В творческом содружестве // Байкал. – 1980. – №4. – С. 144-149.

Халзанов Барас Цыреторович // Писатели Бурятии: биогр. справочник / Союз писателей Бурятии; сост. А.А. Содномов. – Улан-Удэ, 1994. – С. 115.


Библиография


Барас Халзанов: ( к 65-летию со дня рождения, поэта Б. Хал-занова): методико-библиогр. материалы / Нац. б-ка Респ. Бурятия. Науч.-метод. отд.; сост. В.Ч. Намжиева. – Улан-Удэ, 2004. – 21 с. − (Бурятия в лицах).

Халзанов Б.Ц. Урал литературный: крат. биобиблиогр. справочник. – Челябинск, 1988. – С. 287.


16 сентября


90 лет со дня рождения

народного артиста России

Бадмы Мелентьевича Балдакова (1918-1974)


Немногие граммофонные и магнитофонные записи сохранили для нас неповторимую красоту голоса Бадмы Балдакрва, и снова слушатели поддаются очарованию его вокала. «Его песни всегда трогали сердце, хотелось плакать или смеяться», – сказал о певце его коллега Лхасаран Линховоин


Бадма Мелентьевич Балдаков родился 16 сентября 1918 г. в с. Курумкан. Мальчик рос в дружной большой семье, тянув-шейся к образованию и искусству. Уже в детстве у Бадмы обнаружился отличный музыкальный слух и звонкий голос, самоучкой мальчик овладел игрой на балалайке. В период, когда пришла ломка голоса и детский дискант сменился на крепкий бас, Бадма увлекся басовым репертуаром, пел русскую народную песню «Эй, ухнем! и песню Варяжского гостя из «Садко» Н. Римского-Корсакова.

Все окружающие дружно советовали юноше учиться пению, однако, окончив в 1935 г. семиленюю школу, по наказу отца Бадма поехал в Улан-Удэ поступать в сельско-хозяйственный техникум. Счастливая встреча с земляком, основателем Бурятского музыкального театра (вначале драматического, а затем оперного), народным артистом СССР Г.Ц. Цыдынжаповым повернула судьбу Бадмы. Послушав его, Цыдынжапов тут же отвел юношу в театрально-музыкальное училище поступать на вокальное отделение. Голос Бадмы восхитил экзаменаторов, юноша был принят в класс Н. Шатрова.

К середине 1930-х годов формировалось национальное искусство Бурятии, процесс этот шел быстро благодаря бескорыстной помощи многих русских мастеров, работавших в Бурятии, – композиторов П. Берлинского, В. Морошкина, Н. Тихонова, пианистки В. Обыдённой, оперного режиссера А. Миронского, дирижера И. Рыка, скрипача. Н. Маторина и многих других. В театрально-музыкальном училище (ТМУ) на вокальном отделении работали опытные вокалисты Н. Вла-димирский, Н. Шатров, В. Стрелкова и другие. С Бадмой Бал-даковым учились талантливые бурятские певцы Н. Петрова, К. Гомбоева-Языкова, А. Арсаланов, И. Батурин, композиторы Д. Аюшеев, Ж. Батуев, Г. Дадуев, Б. Ямпилов. Учеба дава-лась Бадме нелегко, приходилось впервые знакомиться со многими музыкальными науками, осваивать вокальные упражнения, игру на фортепиано. Но энергии было не занимать, работал с утра до вечера, а подчас засиживался и ночью. На каникулах, приезжая в Курумкан, устраивал для односельчан концерты, демонстрировал, быстро растущий репертуар – романсы, оперные арии, по-новому звучали знакомые с детства народные песни.

После успешного окончания училища в 1938 г. Бадма Балдаков был принят в труппу национального драматического театра, в репертуаре которого были пьесы с музыкой и песнями. А в следующем году театр по инициативе Г.Ц. Цы-дынжапова был преобразован в музыкально-драматический. В этот театр вернулся после службы, он пел в ансамбле песни и пляски Тихоокеанского флота. Конец 1930-х годов для Бурятии прошел под знаком подготовки к I Декаде национального искусства в Москве, создавались новые музыкальные коллективы – филармония, ансамбль песни и танца, оркестр бурятских народных инструментов, хоры и ансамбли. Б. Балдаков готовил к декаде партии Хана в музы-кальной драме П. Берлинского и Бумал-хана в опере «Энхэ-Булат-батор» М. Фролова. Под руководством дирижера П. Бер-линского он сумел преодолеть немалые вокально-сцени-ческие трудности партии, и его выступление в Москве было подлинно триумфальным. По отзывам рецензентов, значи-тельными творческими ресурсами обладает молодой актер. Б. Балдаков выступал в концертах, солировал (вместе с К. Гомбоевой-Языковой) в кантате «Бурят-Монголия» В. Мо-рошкина. Успехи молодого певца были отмечены высокой правительственной наградой – орденом «Знак Почета».

Намечалась учеба в Московской консерватории группы молодых бурятских певцов, в их числе был и Б. Балдаков. Но начало Великой Отечественной войны изменило планы. В концертных бригадах по стране и на фронте артисты музыкально-драматического театра дали десятки концертов, подчас подвергаясь опасности. Он пел народные песни, оперные арии под аплодисменты воинов. И были теплые отзывы: «Особо отмечаем высокую культуру в исполнении номеров артистом Б. Балдаковым», – писал гвардии полков-ник М. Соболев. В 1942 г. Бурятский музыкально-драма-тический театр после перерыва возобновил работу, причем решено было обратиться к шедевру русской оперной классики – опере «Евгений Онегин» П. Чайковского. Поскольку у молодых бурятских певцов не было необходимого опыта, дирижер П. Берлинский и режиссер А. Миронский избрали студийный метод подготовки. С певцами работали педагоги – вокалисты Н. Владимирский и З. Красовская, хормейстер Б. Мидный. Балдакову была поручена краткая партия князя Гремина. Л. Линховоин, вспоминая выступление певца в этой партии, утверждал: «После Б. Балдакова в нашем театре нет такого князя!» С успехом он пел трудную партию Мефистофеля в «Фаусте» Ш. Гуно, постоянно участвовал в «Баире», «Энхэ-Булат-баторе», выезжал на гастроли в Монголию в 1943 г. Был отмечен Почетной грамотой правительства МНР.

Когда в середине 1940 г. в Бурятию приехали москов-ские мастера, создавшие на основе бурятской песенности оперные произведения – «На Байкале» (Л. Книппер) и «Мэдэгмаша» (во 2-й редакции «У подножия Саян» С. Ряу-зова), Балдаков в первой из них пел партию злодея-нойона Хусэтэ, а во второй – партию чабана, певца-сказителя Бумбу. Эти очень разные и по образам, и по вокальной речи роли певец воплотил с редкой глубиной, достигнув слияния музыкального и сценического начал. Очевидно, что к середине 1950-х гг. Бадма Балдаков достиг полной творческой зрелости. Его мощный, красиво окрашенный от природы («бархатный тембр») голос обрел гибкость. Певец легко интонировал самые сложные речитативные обороты, дыхание стало словно бесконечным. Одну за другой он осваивает самые сложные партии в оперной классике – летописца Пимена в «Борисе Годунове» М. Мусоргского, ста-рого цыгана в «Алеко» С. Рахманинова, купца Собакина в «Царской невесте» Н. Римского-Корсакова, совершенствует уже привычные ему партии Мефистофеля, Гремина, не забывает о Бумал-хане из «Энхэ-Булат-батора» М. Фролова, участвует в различных концертах.

Ко II Декаде национального искусства и литературы (проходила в Москве в ноябре-декабре 1959 г.) Б. Балдаков подготовил партию предводителя русского войска, послан-ного в Бурятию Петром I, казака Ивана Дубова в опере Д. Аюше-ева и Б. Майзеля «Побратимы». Артист изобразил своего героя человеком мудрым, много повидавшим в жизни, значи-тельным был каждый жест певца, свободно лился голос: «Поклон вам, друзья, от Москвы!». На декаде Б. Балдаков пел и партию Галицкого в «Князе Игоре» А. Бородина, выступал на многих концертах, известен стал и как композитор-песенник. Его песню на его же слова «От всего сердца» спела в заключительном концерте Н. Петрова.

В рецензиях о выступлениях Б. Балдакова часты лест-ные выражения: «Мастерски проводит роль», «Образ каждый вылеплен артистом». Москвичи встречали бурятского певца шумными аплодисментами, а правительство оценило его талант и мастерство почетным званием «Народный артист РСФСР».

В первой половине 1960-х гг. Б. Балдаков спел еще несколько сложных партий, а особенно впечатляющий, по общим отзывам, образ он создал в опере «В бурю» Т. Хрен-никова (партия Фрола Баева). Но осенью 1966 г. здоровье певца резко ухудшилось, он уже не мог исполнить целый спектакль. Голос оставался по-прежнему звучным и, оставив театр, Б. Балдаков стал солистом Бурятской филармонии. Он и раньше не раз выступал с ансамблем песни и танца «Байкал». Побывал во многих краях и городах страны, а теперь ограничился концертными поездками по Бурятии. Всюду его встречали восторженно, концерты превращались в настоящие праздники села или поселка. Чувствуя настроение слушателей, певец пел много и увлеченно. Репертуар Б. Бал-дакова стал необъятным – народные песни разных народов, лирические песни композиторов Бурятии, оперные арии, классические романсы.

Б. Балдаков увлекался сочинением песни – чаще на собственные слова, а также и на слова известных бурятских поэтов. Но «главную» свою песню он сочинил в 1957 г. Это песня «К любимой» – один из шедевров бурятской песенной лирики. Она производит неизгладимое впечатление красивой, пластичной и певучей мелодии, в кульминации которой возникает волнующий взлёт к высокому звуку. Песню эту пели все без исключения бурятские певцы – профессионалы и многочисленные любители.

Немногие граммофонные и магнитофонные записи сохранили для нас неповторимую красоту голоса Бадмы Мелентьевича Балдакрва, и снова слушатели поддаются очарованию его вокала. «Его песни всегда трогали сердце, хотелось плакать или смеяться», – сказал о певце его коллега Лхасаран Линховоин. И не надо что-то еще прибавлять к этим проникновенным словам.


О.И. Куницын


Литература

____________________


Песни


Жаргалай дуун: [дуунууд] / Бадма Балдаков; орошол О. И. Куницынай. – Улан-Үдэ: Буряад. ном. хэблэл, 1984. – 48 н. – Текст бурят., рус.


* * *


Ахадүүгэй дуун: «Монгол-Бурят уласууднай...» / үг. Ц. Галсановай // Эстрадна сборник. – 1959. – №2. – Н. 71-73.

Баргажан: «... шамаяа һанахадам…» / үг. Г. Цыденжаповай // Песни самодеятельных композиторов Бурятии: хоры, голос соло в сопровожд. фортопьяно и без сопровожд. / Респ. дом нар. творчества. – Улан-Удэ, 1960. – Н. 3-5.

^ Буряад дуунууд: буряад. композиторнуудай шэлэгдэмэл дуунуудай согсолбори: [аккомпонемент үгы] = Бурятские песни: антология попул. песен на бурят., рус. яз.: [хоры, голос соло без сопровождения] / сост. и музык. ред. Б. Дондоков. – Улан-Үдэ, 1997. – Н. 164.

Жаргалай дуун: «Найрай алтан туяан…»: для дуэта / үг. Ц. Гал-сановай // Репертуарный листок. – 1962. – Июнь. – С. 1-2.

Инагни, шамда: «Уянхан гараараа хүзүүдээд…»: үг. авт. // Буряад дуунууд: буряад. композиторнуудай шэлэгдэмэл дуунуудай согсолбори: [аккомпонемент үгы] = Бурятские песни: антология попул. песен на бурят., рус. яз.: [хоры, голос соло без сопровожд.] / сост. и музык. ред. Б. Дондоков. – Улан-Үдэ, 1997. – Н. 88.


* * *


К любимой: «Ты, как ласковый ветер степной…» // Куни- цын О.И. Бадма Балдаков: очерк жизни и творчества / М-во культуры Респ. Бурятия. Бурят. театр оперы и балета. – Улан-Удэ, 1994. – С. 51.

Помнишь ли?: лирич. песня: «Любовь моя, играй и пой…»: пер. с бурят. / слова Ц. Галсанова // Правда Бурятии. – 1960. – 1 мая.


О нем


Доржиева Э. Сэдьхэлыемнай уяруулһан концерт: Россиин арад. артист Б. Балдаков 75 жэлэй ойдо зорюулагдаһан баяр ёһололой үдэшэһөө тэмдэглэлнүүд = [Задушевный концерт: заметки о концерте, посвящ. 75-летию со дня рождения нар. арт. Б. Балдакова] // Буряад үнэн. – 1994. – Майн 21.

Линховоин Л. Зүрхэнэй мүнхэ дурасхал = [Навсегда в моем сердце] // Буряад үнэн: Дүхэриг. – 2000. – Окт. 5. – Н. 6.

Шанюшкина Ч. Арадтаа суутай, дуушан солотой: (Россин болон Буряад. арад. артист Бадма Мелентьевич Балдаковай 75 наһан. ойдо) = [Славный певец своего народа: к 75−летию нар. артиста России и Респ. Бурятия Б.М. Балдакова] // Буряад үнэн. – 1993. – Сент. 16.

* * *


Бадма Балдаков: к 75-летию со дня рождения / авт. текста Ч. Ша-нюшкина; отв. за вып. Н. Донсоронова, В. Дашинимаева. – Улан-Удэ, 1994. – 6 с.

Дамдинов Н. Могучий бас Бадмы: к 80-летию со дня рождения Б.М. Балдакова // Бурятия. – 1988. – 23 окт.

Куницын О. Бадма Балдаков (1918-1974) // Выдающиеся бурятские деятелии науки / Рос. акад. наук. Сиб. отд-ние. Ин-т монголоведения, буддологии и тибетологии; сост. Ш.Б. Чимитдоржиев, Т.М. Михайлов. – Улан-Удэ, 1994. – Вып. 4. – С. 92-94.

Куницын О. Бадма Мелентьевич Балдаков // Куницын О. Музыка Советской Бурятии. – М, 1990. – С. 209-210.

Куницын О.И. Бадма Балдаков: очерк жизни и творчества / М-во культуры Респ. Бурятия. Бурят. театр оперы и балета. – Улан-Удэ: Соёл, 1994. – 60 с.: нот., ил.

Цибудеева Н. Золотая душа Бадмы Балдакова // Правда Бурятии. – 1998. – 10 окт.


16 сентября





150 лет со дня рождения

выдающегося этнографа

Матвея Николаевича Хангалова (1858-1918)


Из исследователей-бурятоведов, внесших значительный вклад в развитие дореволюционного бурятоведения и монголоведения, в первую очередь следует назвать Матвея Николаевича Хангалова, собирателя брят-монгольского фольклора, автора многочисленных

фольклорных и этнографических работ


Матвей Николаевич Хангалов происходил из семьи, издавна выдвигавшей мелких чинов инородческого управления. Его прадед Балехай Баханов – сельский заседатель Иркутского совестного суда. Дед, Хангал Балеханов, известный среди сородичей своей грамотностью, в начале XIX в. был заседателем Степной конторы от 2-го Олзоева рода. Отец, Николай Хангалов, окончил полный курс Балаганского приходского училища. Он слыл одним из лучших знатоков древних улигеров, по четыре дня кряду мог рассказывать их и даже производил записи фольклора. Однако приверженность к традиционной культуре не помешала ему креститься, и в старости (в 70-х гг. XIX в.) он стал членом Православного миссионерского общества. Его хозяйство было довольно значительным. Его брат Михаил, дядя ученого, занимал должность старосты 2-го Олзоева рода.

Н. Хангалов дал образование двум своим сыновьям. Стар-ший сын Ефим, умерший молодым, закончил уездное училище и некоторое время учительствовал в Унге. Средний сын Федор остался дома и занимался скотоводством. Фамилию отца прославил младший сын Матвей, который родился в 1858 г. в улусе Закулей Унгинского ведомства. Начальное об-

разование он получил в Балаганском инородческом училище (1866-1869 гг.), показав отличные успехи по всем предметам. В 1871 г. он поступил стипендиатом Степной думы в Иркутскую губернскую гимназию. Впоследствии по совету преподавателей он оставляет гимназию, где ему не давались классические языки, и при их же содействии поступает в учительскую семинарию, которую заканчивает в 1876 г. Это был первый в Иркутской губернии выпуск народных учителей. Уже в семинарии он написал сочинение «Обряд теломытия у шаманов», обратившее на себя внимание преподавателя педагогики и одновременно правителя дел ВСОРГО Н.Н. Агапитова, оказывавшего и впоследствии своему ученику постоянную поддержку.

По окончании семинарии М. Н. Хангалов получает назначение на должность учителя Кудинского инородческого училища с жалованием 350 рублей в год, увеличенным позднее до 422 рублей. Первый период его педагогической деятельности завершился в 1883 г.: семейные дела и судебная тяжба по делу о наследстве дяди Михаила побудили выйти в отставку. Репутация непримиримого врага взяточничества и насилия обрекла его на долгие годы гонения. В 1884 г. его спровоцировали на стрельбу из револьвера: он отпугивал неизвестных, появлявшихся ночью у его дома и не откликавшихся на зов хозяина. Через одиннадцать лет после этого «преступления» Иркутский губернский суд признал его виновным, и восемь месяцев, проведенных в Балаганской тюрьме, были напоминанием об отравленных преследованиями годах молодости для человека, уже всецело поглощенного другими, более высокими интересами.

С 1902 г. и до конца жизни он работает заведующим и учителем Бильчирского приходского училища. Долголетней добросовестной службой заслужил репутацию опытного и знающего педагога.

В 1881 г. М.Н. Хангалов и Н.Н. Агапитов совершают поездку к байкальским, кудинским и балаганским бурятам с целью изучения шаманства. Собранные материалы были изданы в «Известиях ВСОРГО» под названием «Материалы для изучения шаманства Сибири. Шаманство у бурят Иркутской губернии». Это сочинение, получившее малую золотую медаль РГО, положило начало серьезной исследовательской деятельности

М.Н. Хангалова и сделало его имя известным в научных кругах. В 1888 г. по рекомендации Г.Н. Потанина и Н.Н. Агапитова он избирается действительным членом РГО.

С 1889 по 1903 г. было издано три сборника бурятского фольклора, подготовленных к изданию Г.Н. Потаниным. Третий наиболее ценный по своему материалу «Балаганский сборник» был составлен М.Н. Хангаловым. В 1902 г. М.Н. Хан-галов совершает полевые работы с французским этнографом академиком Полем Лаббе; они изучают шаманство унгинских бурят. По результатам этой работы в 1903 г. он получает от Министерства народного просвещения и изящных искусств Франции диплом о присвоении ему звания лауреата (officier d' Academie). К этому времени его авторитет в среде ученых высок, к нему обращаются различные организации за консультациями и с предложениями. С 1907 по 1908 г. у М.Н. Хан-галова, не без участия Д.А. Клеменца, устанавливаются связи с Русским музеем, который субсидирует полевые работы и приобретает коллекции. Эта небольшая дотация позволила значительно расширить ареал полевых исследований, поэтому 1908 г. был едва ли не самым плодотворным во всей его жизни. Он смог поработать в Балаганском уезде, Нельхайском, Унгинском, Куйтунском, Аларском и Ныгдинском ведомствах, в которых собрал уникальные материалы и коллекции.

Однако научная деятельность и публикации не приносили дохода – он был в очень стесненных обстоятельствах. Для того чтобы дать образование единственной дочери, он решается занять вакансию сидельца в казенной винной лавке I разряда в г. Иркутске и подает прошение об этом. К счастью, это не состоялось. После мучительных раздумий он решил остаться педагогом и продолжить научные занятия, расходуя последние деньги на обучение дочери. Издатели научных работ М. Н. Хангалова утешали его в письмах тем, что публикации, не приносящие никаких денег, не пропадут даром и будут изданы с «любовным вниманием».

М.Н. Хангалов трудился до самой своей смерти. За несколько месяцев до нее, будучи уже больным, летом 1917 г. по командировке ВСОРГО он провел экспедиции по изучению шаманства в Цугульской и Шулундинской волостях Читинского уезда Забайкальской области и в Ангинской и Ленской волос-

тях Верхоленского уезда Иркутской области. В последние годы он часто говорил: «Приходит конец жизни, нужно торопиться с разработкой необходимых материалов». Тяжело больной, он составляет план сводной работы по шаманизму. Не щадя себя, днем трудится в школе, а ночью обрабатывает материалы, накопленные за долгую трудовую жизнь ценой больших усилий и многих лишений. 2 марта (17 февраля) 1918 г. буряты Балаганского ведомства, глубоко скорбя, собрались, чтобы проводить в последний путь учителя, до конца оставшегося верным своему народу и горячо любимой науке.

Круг научных интересов М.Н. Хангалова был очень широк, в своих работах он охватывал вопросы хозяйства, материальной и духовной культуры, общественного строя, шаманства и фольклора бурят. Однако излюбленной его темой была «эпоха зэгэтэ-аба» – коллективная облавная охота, яркий феномен кочевнической культуры, сохранившийся для науки по бурятским материалам и получивший мировую известность благодаря публикациям М.Н. Хангалова, а также И. Вамбоцыренова.

Появление в 1910 г. статьи «Общественные охоты у северных бурят (зэгэтэ-аба – охота на росомах)» в «Материалах по этнографии России» не только способствовало ее широкой известности, но и вызвало острую полемику в научных кругах того времени. Проблемы, поднятые М.Н. Хангаловым в этой, написанной в соавторстве с Д.А. Клеменцем («Введение» и редактирование), а также и в других работах ученого, не оставляют равнодушными и современных научных работников – осмысление богатейшего наследия выдающегося представителя бурятского народа до настоящего времени остается актуальной задачей. М.Н. Хангалов собрал значительные коллекции, особенно по шаманству, для этнографического отдела Русского музея (г. Санкт-Петербург), а также для музея ВСОРГО (г. Иркутск) и французских музеев. Эти уникальные собрания сегодня – бесценные памятники бурятского культурного наследия. Значение их музеефикации переоценить невозможно: на местах бытования они не смогли бы сохраниться, это практически невозможно.

М.Н. Хангалов оставил большое литературное наследие – опубликованные работы и большое количество рукописей. Часть их хранится в ОППВ ИМБТ СО РАН. Сюда они поступи-

ли в 1926 г. от жены ученого Дарьи Михайловны Хангаловой. Статьи, заметки, записи фольклора, письма хранятся в Санкт-Петербурге в Российском государственном этнографическом музее, в архиве Института востоковедения РАН, а также в Иркутском краеведческом музее. Дневники М.Н. Хангалова в 1950 г. поступили в Краеведческий музей (Музей истории Бурятии). Их привез Ф.М. Шулунов от дочери Софьи Матвеевны. Часть рукописей потеряна и, видимо, безвозвратно утрачена для науки.

К 100-летию со дня рождения и 40-летию со дня смерти М.Н. Хангалова БКНИИ СО АН СССР провел огромную работу по изданию собрания его сочинений в трех томах, ответственным редактором стал Г.Н. Румянцев. Книги были последовательно изданы в 1958, 1959 и 1961 гг. в Бурятском книжном издательстве и переизданы в 2004 г. в издательстве ОАО «Республиканская типография».



С.Г. Жамбалова





оставить комментарий
страница7/14
Дата02.09.2011
Размер3,09 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   14
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх