Реконструкция прафинно-волжского ударения 10. 02. 02 – языки народов Российской Федерации (финно-угорские языки) 10. 02. 20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание Автореферат диссертации на соискание ученой степени icon

Реконструкция прафинно-волжского ударения 10. 02. 02 – языки народов Российской Федерации (финно-угорские языки) 10. 02. 20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание Автореферат диссертации на соискание ученой степени


Смотрите также:
Реконструкция прафинно-волжского ударения 10. 02...
Отраслевая техническая терминология современного таджикского языка (в сопоставлении с русским...
«Казанский (Приволжский) федеральный университет»...
Фразеографическое описание татарского, русского и английского языков...
Частеречная транспозиция (субстантивация) в татарском языке в сопоставлении с русским языком...
Вербализация концепта «счастье» в татарском и английском языках (на примерах благожеланий) 10...
Программа вступительного экзамена в магистратуру по специальности 1-21 80 06...
Литература народов Российской Федерации (марийская литература)...
Синтаксические синонимы в марийском языке 10. 02. 22 Языки народов зарубежных стран Европы, Азии...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Вопросы к билетам кандидатского экзамена по специальности 10. 02...
«Структурно-семантические типы словосочетаний в хантыйском языке» по специальности 10. 02...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4
скачать




На правах рукописи


Норманская Юлия Викторовна

Реконструкция прафинно-волжского ударения


10.02.02 – языки народов Российской Федерации (финно-угорские языки)

10.02.20 – сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора филологических наук





Москва - 2008

Работа выполнена в отделе Урало-алтайских языков

в Учреждении Российской Академии наук Институте языкознания РАН


^ Научный консультант доктор филологических наук, профессор,

член-корреспондент Российской академии наук

Дыбо Анна Владимировна

Официальные оппоненты доктор филологических наук, профессор,

член-корреспондент Российской академии наук

^ Дыбо Владимир Антонович

доктор филологических наук, профессор,

Красухин Константин Геннадьевич

доктор филологических наук, профессор,

^ Мызников Сергей Алексеевич

Ведущая организация Московский государственный университет


Защита диссертации состоится «18» февраля 2008 г. в 12 часов на заседании Диссертационного совета Д 002.006.01 при Учреждение Российской Академии наук Институт языкознания РАН по адресу 125009 г.Москва, Б.Кисловский переулок д. 1.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждение Российской Академии наук Институт языкознания РАН по адресу 125009 г. Москва, Б.Кисловский переулок д. 1.


Автореферат разослан «____» _________ 2008 г.


Ученый секретарь диссертационного совета Дамбуева П.П.


Предлагаемая диссертация посвящена реконструкции прафинно-волжского ударения.

^ Актуальность проведенного исследования Одной из самых трудноразрешимых проблем в уралистике является реконструкция системы вокализма. Родство прауральских языков считается общепризнанным, в этимологический словарь уральских языков (UEW), по мнению специалистов, вошли этимологии с очень надежными в отношении консонантизма и семантики рефлексами по языкам. Однако даже на материале этимологий UEW в настоящее время не сделано системное описание развития системы вокализма.

От надежной и полной реконструкции уральского вокализма можно было бы ожидать, что на ее основании выполнима следующая задача: имея реконструированную форму уральской основы, с помощью предложенных правил фонетического перехода (и, возмож-но, дополнительных объяснений, основанных на предположении аналогических развитий) вывести формы тех языков, на которых построена эта реконструированная форма. Однако даже описание развития вокализма от прафинно-угорского языка к современному мордовскому1 языку выглядит не вполне системно.

В книге Г. С. Ивановой [Иванова 2006, с. 127], посвященной историческому описанию вокализма в мокшанском языке, схема развития гласных от прафинно-угорского языка к мокшанскому выглядит так:

ФУ

ПМ

морд. (I2)

морд. (II, III3)

*

e, i, u, o, ə

e, i, u, o, 0

i, i//ə, u, ə, o, 0

*i, *

i, e, ə

i, e, 0

i, 0

*

, a, e, i

, a, e, i

e, a, i, i//ə

*e

e, i

e, i

i, i//ə

*a

a, u

a, u

a, u//ə

*o

o, u

o, u, ə

o, u//ə

*u, *

u, o, ə

u, o, ə

u, u//ə, o, 0

*

, i

, i

e, i

*

a, u

a, u

a, u




Часто финно-угроведы даже не пытаются предложить системных объяснений для появления всех рефлексов праязыковых гласных, а удовлетворяются тем, что отмечают наиболее частотный рефлекс. Наглядным примером такого подхода является докторская диссертация М.В.Мосина. Автор в процентном отношении подсчитал количество случаев, в которых рефлекс соответствует традиционным правилам, к общему количеству мордовских этимологий. Результат получился следующий: развитие рефлексов ФУ *a в мордовских языках удается объяснить в 72 % случаев, ФУ * – в 48 %, ФУ *e – в 53,3 %, ФУ *i – в 34,7%, *o – 51 %, *u – 30%. "Сделать какие-либо заключения о причинах переходов этих гласных в других случаях не представляется возможным", отмечает М. В. Мосин [Мосин 1987, c.7].

Переходы в системе вокализма в других прауральских языках описаны еще хуже. Зачастую, как это сделано в работах [Bereczki 1988, Rédei 1988, Csúcs 2000, Itkonen 1946, Itkonen 1954, Lytkin 1964, Wichmann 1915], приходится говорить о тенденциях развития, охватывающих в каждом конкретном случае лишь часть лексики (идея фонетических тенденций получила особенное распространение в венгерской уралистике), или же о многочисленных изменениях спорадического характера.

Действительно ли неосуществимо системное описание развития прауральского вокализма? Правы ли те исследователи, которые утверждают, что в основном фонетические переходы в системе прауральского вокализма были несистемными и аналогическими? Или все-таки возможно системно описать изменения вокализма от прауральского к современным языкам, принимая во внимание какие-то ранее неучтенные лингвистические факторы? Выявление этих факторов и построение системного описания развития вокализма представляется чрезвычайно актуальным.

^ В диссертации решаются пять задач уральского сравнительно-исторического языкознания, которые кажутся на первый взгляд не связанными между собой:

1) генезис систем вокализма в современных мордовских языках,

2) условия распределения основ по двум типам спряжения в марийском языке,

3) происхождение третьего типа склонения существительных (с основой на ударные гласные) в марийском языке,

4) происхождение редуцированных гласных в марийском языке,

5) генезис системы вокализма в саамском языке.

Эти вопросы были в последнее столетие предметом оживленных дискуссий. Удовлетворительные ответы на них до сих пор не найдены.

^ Основная цель работы - доказать, что эти далекие от друга фонологические и грамматические явления развивались в зависимости от одного и того же ранее неучитывавшегося праязыкового фактора, а именно подвижного ударения, не фиксированного грамматически или фонетически. Для прафинно-волжского языка реконструируется место этого ударения (на корне или на окончании), которое без изменения сохранилось в современном мокшанском языке.

^ Теоретическая новизна работы состоит в разработке и применении следующих концептуальных подходов, ранее не использовавшихся в сравнительно-историческом финно-угроведении:

а) реконструкция подвижного ударения в прафинно-волжском языке, нефиксированного фонетически или грамматически;

b) описание развития систем вокализма в мордовских, марийском и саамском языках в зависимости от места ударения в прафинно-волжском языке;

c) описание происхождения подтипов третьего склонения существительных (с основой на ударные гласные) в марийском языке в зависимости от места ударения в прафинно-волжском языке.

^ Теоретическая значимость представляемой работы:

Оказывается, что эти нерешенные проблемы, которые, как, например, происхождение мордовского вокализма, ранее служили для финно-угроведов иллюстрацией нарушения «постулата де Соссюра» о системности языковых изменений, могут быть описаны практически без исключений с помощью очень небольшого и простого набора правил, если реконструировать подвижное ударение в праязыке.

Представляется, что полученный нами результат интересен не только для специалистов по уральскому языкознанию, но и для исследователей по сравнительно-историческому языкознанию и типологии как пример метода поиска системного развития в «несистемных» исторических процессах.

^ Практическая значимость работы:

1) Традиционно в UEW этимология уральских слов строится на основании сравнения консонантной структуры и семантики рефлексов слов в дочерних языках, поскольку вокалические соответствия до сих пор считались недостаточно изученными для того, чтобы их несоответствие обладало запретительной силой при решении о конкретной этимологии. В диссертации мы предлагаем строгую систему соответствий, которая может и должна быть использована при верификации существующих и создании новых этимологий.

2) Предложенное описание зависимости развития фонетических и грамматических систем от места ударения дают основания для использования работы в общем языкознании, в частности при составлении курсов по сравнительно-историческому языкознанию, типологии и финно-угроведению.

^ Различные положения и результаты работы апробировались на следующих научных конференциях:

Международная конференция «Языковые союзы Евразии и этнокультурное взаимодействие», Москва, 2005; Международная конференция «Источники и периодизация истории чувашского языка», Чебоксары, 2006; Third International Workshop on Balto-Slavic Accentology. Leiden, 2007; II международная конференция по сравнительно-историческому языкознанию памяти С.А.Старостина. Москва, 2007; International conference "Mother tongue and other languages VI". Tartu, 2007; III международная конференция по сравнительно-историческому языкознанию памяти С.А.Старостина. Москва, 2008; Международная конференция «Актуальные и дискуссионные вопросы исторической науки Поволжья и Приуралья» (к 60-летию доктора исторических наук И.И. Бойко, исследователя Поволжско-Приуральского региона, заведующего отделом чувашской энциклопедии ЧГИГН), Чебоксары, 2007; International conference BUM6. Szeged, 2008; Sixteenth Conference of the Finno-Ugric Studies Association of Canada. Vancouver, 2008.

Структура работы. Работа состоит из введения, четырех глав и заключения.

Во Введении проводится обзор истории вопроса, а также теоретических и методических посылок исследования.

В исследованиях по реконструкции вокализма в финно-волжских языках можно условно выделить три направления: 1) реконструкция кратких гласных первого слога; 2) реконструкция долгих гласных первого слога; 3) реконструкция гласных непервого слога.

^ 1) Реконструкция кратких гласных первого слога:

К концу 60-х годов растянувшаяся на несколько десятилетий полемика между В.Штейницем, который при реконструкции ФУ вокализма придавал решающее значение данным восточных диалектов хантыйского языка и предполагал наличие в праязыке оппозиции полных и редуцированных гласных и развитой системы вокалических чередований, и Э. Итконеном, который признавал «ключевым» финский язык и реконструировал ФУ краткие и долгие гласные, была завершена. С кончиной В. Штейница [1967] не стало практически единственного активного последователя созданной им теории.

Это, впрочем, не означало безоговорочной «победы» теории Э. Итконена. Его реконструкция, бесспорно, зарекомендовала себя как достаточно хорошее приближение к праязыковой реальности, что подтвердил анализ древнейших (особенно индоевропейских заимствований в финно-угорских языках [Itkonen 1969 (1)]. Однако эта теория оставила множество неразрешенных и, как представляется ныне, неразрешимых – без выхода за ее рамки – проблем, связанных с рефлексацией предполагаемого Э. Итконеном праязы-кового вокализма в марийском и особенно в пермских и угорских языках. Предполагаемые автором этой теории «спорадические изменения» [Itkonen 1971 (2)] не могут удовлетворить компаративиста, привыкшего оперировать фонетическими законами, да и то обстоятельство, что количество этих спорадических изменений оказывается в прямо пропорциональной зависимости от географической и классификационной удаленности определенного языка от финского, выглядит некоей мистикой.

В дальнейшем важное место в финноугроведении заняла новая полемика по вопросам вокалической реконструкции, которая развернулась между Э. Итконеном и рядом исследователей, главным образом, венгерских (Г. Берецки, Э. Коренчи, Т. Микола, К. Редеи), оспаривавших некоторые положения его теории. Одним из наиболее активно дебатировавшихся вопросов была проблема генезиса редуцированных гласных в марийском языке.

Как известно, предположение В. Штейница о ФУ древности оппозиции полных и редуцированных гласных опиралось на факт наличия такой оппозиции не только в хантыйском, но и в марийском языке. Отвергая это предположение, Э. Итконен счел, однако, возможным проецировать на прамарийский уровень четыре редуцированных гласных (*ə, *ə, *u, *), присущих северо-западным говорам марийского языка, и признать соответствующие им полные гласные в восточных говорах, в которых есть только один редуцированный гласный (*ə), вторичными по отношению к редуцированным [Itkonen 1953]. Это положение Э. Итконена подверг критике Г. Берецки [Bereczki 1969, 1971]. Он предположил, что редуцированные гласные в северо-западных говорах марийского языка являются инновацией, возникшей под влиянием контактов с тюркскими языками.

Э. Итконен, резко возражавший Г. Берецки [Itkonen 1969 (2), 1972] не отрицает, что марийские редуцированные являются «булгарским наследием», но не считает, что отождествление процессов историко-фонетического развития в марийском и соседних тюркских языках способно внести ясность в сложную картину соответствий между марийскими диалектами. Поэтому анализ как этих соответствий, так и рефлексации гласных ФУ языка ведется им с прежних позиций.

Последним по времени в этой полемике (затронувшей и ряд других вопросов марийского вокализма) явилось выступление Т.Миколы [Mikola 1980]. Он не придает решающего значения марийско-тюркским аналогиям, ссылаясь на то, что первоочередной охват узких гласных является универсальной чертой процессов редукции. Тем не менее, соображения системности диахронического описания заставляют и его отклонить концепцию Э. Итконена, предполагающую многоступенчатость и обратимость процессов (от полных гласных к редуцированным гласным и далее вновь к полным гласным в восточномарийском и к ударным редуцированным в западных говорах). Ввиду этого формулируемая Т. Миколой точка зрения близка взглядам Г. Берецки. Т. Микола считает исходным этапом развития тенденцию к сужению гласных среднего подъема: под давлением «новых» (претерпевших сужение) i, u, прамарийские *i, *u, * редуцировались, но сохранили ударение в западных диалектах и утратили ударение, но не редуцировались в восточно-марийском.

Аналогичным вопросам истории мордовского языка посвящено исследование Э. Итконена о происхождении мордовских редуцированных гласных [Itkonen 1971 (1)].

^ 2) Реконструкция долгих гласных первого слога:

В ряде работ, появившихся в 60-ые годы (М.Лехтинен, Г.Берецки, К.Редеи), оспаривалась правомерность реконструкции ФУ долгих гласных, предлагаемых теорией Э.Итконена. Э.Итконен выступил в защиту долготы [Itkonen 1969 (1, 2)], в опубликованной позднее работе [Itkonen 1971 (1)] он усматривает ее следы в тенденции коми диалектов к использованию позиционно долгих гласных (результат дефонологизации просодического явления под действием аналогии, а также в зафиксированных им долготных различиях между гласными таких слов коми, как pōn ’собака’ и pon ’конец’; ср. констатацию этих различий – в частности, для минимальной пары слов у Е.А.Хелимского [Хелимский 1977]. А.Плегер детально проанализировала этимологии финских а-/ä-основ c долгим гласным первого слога и пришла к заключению об их почти полностью инновационном происхождении – предполагая, таким образом, что постулируемая Э.Итконеном праязыковая долгота была представлена только в е-основах [Plöger 1982].

А.Раун высказал сомнение в том, что дистинктивным признаком ФУ *ī, *ē, *ō, *ū действительно являлась долгота, и предложил обозначать их более нейтральным термином «напряженные гласные» [Raun 1974].

Сильные сомнения вызывает плодотворность направления, отраженного в серии исследований польского уралиста Е.Банчеровского. Он предпринял попытку генеральной ревизии ПУ реконструкции с целью максимально приблизить ее к праиндоевропейской путем чисто механического переноса на уральскую почву предложенных в индоевропеистике реконструктивных решений. Так, в его работах можно найти идеи первичного уральского моновокализма, качественного и количественного аблаута [Bańczerowski 1975], трехсерийной системы смычных с противопоставлением tenius, mediae и mediae aspiratae [Bańczerowski 1972]. Все это обычно иллюстрируется нагромождением неправильно интерпретированных или просто неверных этимологий. Одно из предположений Е.Банчеровского – вполне естественное в силу индоевропеистической ориентации его работ – касается реконструкции ПУ ларингальных, в частности, для объяснения генезиса долгих гласных [Bańczerowski 1975]. Интересно, что эта идея нашла неожиданное развитие в исследовании Ю.Янхунена, посвященном финно-угорско-самодийскому фонетическому сравнению. Ю.Янхунен отмечает, что соответствием ФУ (собственно говоря, финской) долготы в ПС регулярно являются вокалические последовательности, вторым компонентом которых служит редуцированный гласный *ə, например фин. kuusi ’ель’ ~ ПС *kåət, фин. kieli ’язык’ ~ ПС *keəj. Из трех возможностей объяснения таких соответствий (исходность долготы, исходность вокалических последовательностей, исходность некоего особого фонетического сегмента, развившегося в ФУ в просодический признак долготы, а в ПС в *ə), автор отдает предпочтение последней, реконструируя в подобных случаях ПУ *x (*kåxsi ’ель’, *käxli ’язык’) с не вполне ясным, но скорее всего «ларингальным», фонетическим качеством. Возникновение и дальнейшая эволюция долгих гласных (в финно-пермской ветви), описываются следующей последовательностью правил: 1. *Vx (перед согласным) > V; V (перед сочетанием согласных и перед широким гласным следующего слога) > *V; 3) *a > * ;  > . Неясным остается вопрос о дистрибуционных ограничениях на встречаемость *х: он реконструируется преимущественно в позиции перед сонантом в *i̮/i-основах (= e-основы традиционной реконструкции). Никаких оснований для воспроизведения анлаутного *х- как будто нет. Что касается интервокальной позиции, то Ю.Янхунен предполагает *-х- в группе случаев, где ПС односложным основам вида CV соответствуют также односложные основы с долгим гласным в финском, при следах какого-то заднеязычного согласного в других финно-пермских языках: фин. syy ’волокно дерева’ ~ ПС *ti < ПУ *sxi. При этом, однако, остается проблематичным отграничение *-х- в конкретных этимологиях от *-k-, *-w-, *--, *-j-: у всех этих согласных во многих ветвях уральских языков наблюдается тенденция к утрате.

^ 3) Реконструкция гласных непервого слога:

В своем докладе на III Международном конгрессе финно-угроведов [Таллин, 1970] В. И. Лыткин имел все основания подчеркнуть, что «неразработанность вокализма непервого слога в настоящее время является камнем преткновения на пути дальнейшего исследования ряда проблем финно-угорского языкознания» [Лыткин 1970 б]. Вполне закономерно, что эта проблема в последующие годы заняла едва ли не центральное место в праязыковой реконструкции, если судить по общему количеству и важности посвященных ей работ. Было бы преждевременным утверждать, что в ее решении удалось достичь полной ясности и тем более единодушия – напротив, наметилось серьезное размежевание между концепциями различных авторов. Тем не менее, достаточно четко просматривается перспектива решения, основывающегося на признании праязыковой древности того многообразия типов ауслаута, которое наблюдается в ряде современных уральских языков.

Как известно, традиционная трактовка, отраженная с большей или меньшей догматичностью во всех современных трудах обобщающего характера, предполагает для ПУ/ФУ значительную структурную однородность основ знаменательных слов: они долж-ны быть двусложными (в виде редкого исключения – трехсложными), оканчиваться на один из трех гласных – *а, *ä или *е и обладать вокалической гармонией (*а и *ä распределены дополнительно в зависимости от качества первого гласного, *е гармонически нейтрален). Такая реконструкция представляет собой проекцию на праязыковой уровень доминирующих типов структуры основы в исконной лексике финского языка – ключевого языка в вокалической реконструкции Э. Итконена и его последователей. Однако даже в финском языке имеются относительно более редкие (но достаточно многочисленные) структурные типы основ – в частности, i-, y-, u- и o-основы, двусложные основы на согласный; по Э.Итконену они являются большей частью вто-ричными, возникшими из а-, ä- или е-основ за счет спорадических изменений. Принцип спорадичности приходится привлекать и для объяснения рефлексов ауслаутного вокализма в прочих языках-потомках. Часть опубликованных в последние годы работ выполнена в рамках изложенной традиционной аксиоматики. Э. Итконен исследовал предполагаемый его теорией переход прежних




оставить комментарий
страница1/4
Дата02.09.2011
Размер1.39 Mb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх