Александр Невский и рыцари Тевтонского ордена. icon

Александр Невский и рыцари Тевтонского ордена.


5 чел. помогло.
Смотрите также:
Александр Невский — символ России, или Парадоксы российского мифотворчества...
Варакин А. С. – Розенкрейцеры рыцари Розы и Креста...
Экспансия тевтонского ордена в юго-восточную прибалтику...
1/14 Святой благоверный князь Александр Невский...
Экспансия Тевтонского ордена в Юго-Восточную Прибалтику...
“Города и столицы”...
3. посвящение в рыцари...
Из зачетной ведомости...
Тема урока: Экспансия с Запада. Александр Невский...
Список книг
Авалон Артур
Борьба русского народа против немецких, шведских и датских феодалов...



Загрузка...
скачать


ГОУ СОШ №887 ЗОУДО г. Москвы




Александр Невский и рыцари

Тевтонского ордена


Исследовательская работа по истории


Автор:

Мищенко Степан Вячеславович

6 класс

Руководитель:
Шевлякова Алла Григорьевна

учитель истории, обществознания,

права высшей категории


Москва 2010

Оглавление

Оглавление 3

Введение 4

Глава 1 7

Рыцари Тевтонского ордена – кто они? 7

Глава 2 17

Наступление рыцарей на русские земли 17

Глава 3 21

Новгородский князь Александр Невский 21

Глава 4 25

Загадки Ледового побоища 25

Заключение 32

Используемая литература 34

Приложения 35

Введение

Первая половина XIII века является одним из драматических периодов русской истории. В эти десятилетия Русь подверглась ударам сразу с трех сторон: монголо-татар, Литвы и католического Запада. Естественно вставал вопрос, как может выжить раздробленная на княжества и обессиленная междоусобицами русская земля, сражаясь с такими сильными противниками. Всю сложность и противоречивость обстановки сумел оценить молодой новгородский князь Александр Невский. Он первым понял, что смертельная угроза для еще не разоренных ордами Батыя русских земель надвигается именно с Запада, и что войска крестоносцев, во главе с Тевтонским орденом, несут Руси не меньшие разрушения, чем монголо-татары.

Тевтонский орден, или Немецкий орден Госпиталя Святой Марии в Иерусалиме, был основан в Акре в 1190- 1197 годы. Благодаря четкому управлению, жесткой дисциплине, великолепной военной выучке монахов-рыцарей и щедрым пожертвованиям уже к концу XII века орден стал одной из самых богатых и могущественных религиозных организаций, значительно расширившей свои владения в Европе и стремившейся всеми силами и средствами насаждать католицизм на землях «язычников».

12 мая 1237 года был оглашен папский эдикт об объединении Тевтонского ордена и Ордена меченосцев. Новое образование получило название Ливонский орден, и он стал отделением Тевтонского ордена в Прибалтике. На западных рубежах Руси, уже обескровленной татаро-монгольским нашествием, появился сильный и опытный противник.

Князь Александр Ярославович выступил на защиту западных русских рубежей. Ему удалось освободить захваченные рыцарями Копорье, Псков, Изборск. С основными силами ордена он встретился на Чудском озере. Князь Александр Ярославович выступил на защиту западных русских рубежей. С основными силами ордена он встретился на Чудском озере. Актуальность темы заключается в том, что в последнее время появилось много публикаций о том, что битва на Чудском озере – вымысел русских летописцев, что на самом деле произошла незначительная «стычка» превосходящих сил русских с небольшим отрядом наемников-грабителей, среди которых рыцарей практически не было, а заслуги Александра Невского сильно преувеличены. Главные доказательства – отсутствие археологических подтверждений и достаточных сведений в немецких хрониках. Мне стало обидно и захотелось изучить эту тему подробнее. Ведь это наше прошлое, наша история, наши герои. Необходимо уважительно относиться к нашему прошлому и его героям.

Цель – показать место и роль Александра Невского в отечественной и мировой истории в его взаимосвязи с Тевтонским орденом, обобщить и систематизировать знания о данной эпохе, научиться работать с разными источниками информации.


Задачи:

  • осуществить поиск, отбор и анализ исторических источников и литературы по избранной теме;

  • проанализировать причины основания Тевтонского ордена, его структуру;

  • охарактеризовать доспехи, вооружение, символику тевтонских рыцарей;

  • показать, как складывались отношения между тевтонскими рыцарями и русскими землями;

  • определить историческую роль Александра Невского в борьбе с Ливонским орденом;

  • выяснить, в чем состоят тайны Ледового побоища;

  • создать компьютерную презентацию, используя программу Power Point, для иллюстрирования положений проекта.

Объектом является история рыцарских орденов, русская история XIII века – важный рубеж в национальной истории Руси.

Предметом является Тевтонский орден, Ледовое побоище.

^ Методы: комплексный анализ источников, систематизация полученной информации, сравнительная характеристика.

Гипотеза: значение Ледового побоища и личности Александра Невского для русской истории очень велико.

Я познакомился с работами В. Урбана «Тевтонский орден», в котором представлена трехсотлетняя история ордена – от его основания до упадка; Э. Лависса «Очерки по истории Пруссии». С трудами комплексной экспедиции по уточнению места Ледового побоища Бегунова Ю.К., Клейненберга И.Э., Шаскольского И.П., Караева Г.Н., работой Караева Г.Н., Потресова А.С. «Загадка Чудского озера». А также проанализировал «Жизнь и деяния Александра Невского».

Заслуги Александра Невского перед русской землей не стоит преуменьшать. Благодаря одержанным победам ему удалось приостановить продвижение крестоносцев на Восток, тем самым, сохранив русскую культуру, основанную на православных традициях. Александр проявил себя не только как талантливый полководец, блестяще подготовивший свои главные сражения, но и как мудрый политик. Он сделал тяжелый выбор, подчинившись неизбежному в то время владычеству орды. Отказавшись от сопротивления Батыю и пойдя с ним на вынужденный союз, он не только сумел отразить агрессию с запада, но и дать русским землям передышку от монголо-татарских набегов. Дав Руси хоть шаткий, но мир, он способствовал ее будущему возрождению. И, наконец, ратные подвиги князя Александра дали русским людям память о славной победе над грозным врагом, став символом настоящей воинской доблести и отваги.


^ Глава 1

Рыцари Тевтонского ордена – кто они?

IX-XI столетия можно назвать переломными в истории средневековой Европы. В этот период происходит окончательное формирование новой общеевропейской христианской цивилизации, сплоченной, несмотря на непрекращающиеся войны и усобицы, единой религией. Христианское вероучение в корне изменило сознание людей, их образ жизни, культуру и нормы морали. Времена античности с их преклонением перед Человеком, Природой и воспеванием ценности земной жизни ушли в далекое прошлое…

Основными центрами духовной и культурной жизни европейцев стали храмы и монастыри, которые в великом множестве возводились по всей территории Западной Европы, напоминая о всевластии Бога и греховности человека. Без участия или воздействия христианской церкви в Европе не совершалось ни одно крупное событие. Однако Римская католическая церковь мечтала еще более укрепить свое могущество, в том числе благодаря расширению границ христианского мира. В первую очередь, речь шла о богатых землях Ближнего Востока и Пиренейского полуострова, а также прибалтийских территориях. В 1095 году папа Урбан II призвал христиан «опоясаться мечом» и двинуться в Палестину для освобождения Гроба Господня. Началась эпоха крестовых походов, призванных «разрушить царство язычников» и «раздвинуть пределы святой церкви». В этой драматической эпохе, длившейся почти двести лет, слились воедино и небывалый религиозный фанатизм, и жестокость, и благородство, и коварство, и жажда наживы и полное бескорыстие. Подобных войн, и по длительности и по размаху, в Европе еще не было, и для их ведения требовались постоянные вооруженные силы, а не периодически собираемые армии феодалов и простолюдинов. Земли, отвоеванные у «неверных» крестоносцами, все время нуждались в охране, а посылаемые из Европы неповоротливые отряды часто прибывали слишком поздно, чтобы хоть чем-то помочь. Для решения такой весьма непростой задачи и начали создаваться духовно-рыцарские ордена, ставшие один из ярких символов этого периода средневековой истории. Они должны были не только обеспечивать гарнизоны опытными рыцарями, хорошо организованными и дисциплинированными, разбиравшимися в местных условиях и помогавшими вновь прибывшим крестоносцам, но и отвечать за снабжение приграничных замков и оказание медицинской помощи.

В течение ста лет подобных орденов возникло более десятка. Среди них такие знаменитые, как Орден рыцарей Храма (орден Тамплиеров), рыцари Святого Иоанна (госпитальеры), Тевтонский и Ависский ордена, орден Меченосцев и многие другие. Подчиняясь только Риму и обладая собственными землями, ордена создавали целые государства с грозными армиями рыцарей-монахов, и именно эти войска во времена своего наибольшего могущества играли главную роль, как в Святой Земле, так и в граничащих с Россией прибалтийских землях.

^ История Тевтонского ордена начинается с 1190 года. Как известно, главным событием Третьего Крестового похода стала осада, а потом и захват, города Акры (современный Израиль), в которых активное участие принимали немецкие рыцари. Этот поход был для немецких рыцарей особенно тяжелым. Выходцы из Северной Европы не могли привыкнуть к местной жаре, воде и пище. Ужасали и санитарные условия, из-за болезней войско крестоносцев сократилось более чем на десятую часть. У германцев не было сил достойно хоронить погибших, и они бросали их тела вместе с камнями и землей в ров перед осаждаемой Проклятой башней, пытаясь таким образом «засыпать» это препятствие. Зловоние от тел мертвецов буквально нависало над лагерем. Охваченные лихорадкой солдаты умирали один за другим, их мучения усугублялись бесчисленными насекомыми, не дававшими покоя ни больным, ни здоровым. К физическим страданиям добавлялись и нравственные. Англичане, руководимые Ричардом Львиное Сердце, не жаловали германцев (равно как и французов) и не упускали возможности уязвить или оскорбить их. Все госпитали были перегружены, а отвечавшие за них рыцари Святого Иоанна (госпитальеры) предпочитали опекать представителей своих национальностей – англичан и французов. Понимая отчаянность положения, купцы из Любека и Бремена, входившие в армию крестоносцев, решили основать госпитальный орден, который бы заботился о больных и раненых немцах. Эта инициатива была поддержана представителями германской знати и Патриархом Иерусалимским. Новое братство получило название Немецкий орден Госпиталя Святой Марии в Иерусалиме (лат. Ordo domus Sanctae Mariae Teutonicorum; нем. Deutscher Orden) и первоначально подчинялось госпитальерам. В 1197 году, когда в Святую землю прибыло следующее войско крестоносцев из Германии, госпиталь уже процветал. Братья не только заботились о больных, но и обеспечивали малоимущих «новобранцев» едой, жильем и деньгами. Госпиталь больше не зависел ни от тамплиеров, ни от госпитальеров и обладал значительными денежными средствами, которые в избытке жертвовали на его нужды бременские купцы. Среди братьев было достаточно рыцарей, отлично владевших мечом, но теперь обратившихся к религиозной жизни. В любой момент они могли встать на защиту крепости от мусульман. Весной 1197 года было принято решение попросить Папу сделать немецкий госпитальный орден военным, так как тамплиеры и госпитальеры, постоянно враждовавшие между собой, уже не справлялись с охраной пограничных замков. Папа Римский Иннокентий III согласился, издав соответствующую буллу в 1198 году и определив задачи Ордена - защита немецких рыцарей, лечение больных, борьба с врагами католической церкви. Орден был подвластен Папе Римскому и императору Священной Римской империи. Девиз ордена: «Helfen – Wehren – Heilen» (Помогать-Защищать-Лечить). Со временем англоязычный мир стал называть Немецкий орден Госпиталя Святой Марии в Иерусалиме – Тевтонским орденом (от латинского teutonicus – немецкий). [1, с.9-13]

^ Итак, кто же мог стать рыцарем Тевтонского ордена? Оказывается, что для этого вовсе не надо было иметь благородное происхождение, как мне сначала казалось. Число членов ордена из знатных немецких родов всегда было невелико. Немецкие рыцари часто бывали потомками бюргеров, купцов, и даже служилых людей светских и духовных феодалов, которых последние зачастую набирали из зависимых крестьян и ремесленников. Тевтонский орден был одним из многих духовных орденов, где принимали и раскаявшихся преступников, сосланных в монастырь. Конечно, бывшие заключенные не могли выполнять важные обязанности в организации, но, соглашаясь сражаться на далекой и опасной границе, они смывали пятно позора не только с себя, но и со своей семьи. Однако больше всего членов ордена происходило из многодетных обедневших дворянских семей. Они вступали в орден еще в ранней юности и считали такую службу почетной карьерой. Даже не добившись славы и высокого поста, они знали, что будут окружены заботой в старости, или если их ранят. Но самое важное, что объединяло всех тевтонцев, независимо от их происхождения – это глубокая набожность, их искренняя вера в то, что они – истинные защитники христианства и за все лишения будут вознаграждены особой любовью Марии и ее Сына, их Господина и учителя, а впоследствии обретут вечную жизнь.

Когда рыцарь просил принять его в орден, то его предупреждали, что он должен будет полностью посвятить себя служению долгу – и военному и религиозному. Рыцарь, вступавший в орден, давал обеты бедности, послушания и целомудрия, что было настоящей жертвой со стороны мужчины. Клятва рыцаря Тевтонского ордена была такова: «Я обещаю блюсти целомудрие моего тела, и бедность, и смирение перед Богом, святой Марией, и перед тобой магистр Тевтонского ордена, и перед твоими преемниками, согласно правилам и обычаям ордена, я обещаю послушание до самой смерти». Тевтонский рыцарь также был обязан заботиться о больных и тем самым чтить свое первоначальное предназначение. В качестве вступительного взноса рыцарь вносил 30-60 марок на нужды ордена (по тем временам сумма далеко не пустяковая), или жертвовал свой земельный надел. Если же рыцарь был беден и не мог сделать взнос, то его также принимали, учитывая личные качества и заслуги, более того, при вступлении в Тевтонский орден все его долги ликвидировались. [1, с.15-20]

^ Вооружение и имущество рыцаря.

Как только рыцарь приносил клятву, ему уже ничего не принадлежало лично, все имущество в ордене было общим. Рыцари посещали службы через регулярные промежутки времени в течение дня и ночи. Они носили одежду «церковных цветов» и поверх нее надевали белый плащ с черным крестом, который и дал им дополнительное название – Рыцари креста. Так как орден был военным, то, естественно, что рыцарям требовались кони, оружие и различное снаряжение. Рыцарь сам выбирал себе достойного коня, оружие, кольчугу, а орден брал на себя оплату этих приобретений. Однако, по правилам ордена, оружие и доспехи не должны были становиться предметом тщеславия – их запрещалось украшать золотом или серебром, наносить на них фамильный герб или окрашивать в яркие цвета.

Основное вооружение рыцаря Тевтонского ордена, за небольшим исключением, было типичным для рыцарей Западной Европы. Обычно каждый воин носил кольчужный доспех, шлем и поножи, имел при себе копье, щит и тяжелый меч, которыми отлично владел, ездил на крупном боевом коне, обученном сшибать вооруженного человека и атаковать конницу. Единственной уступкой климату Святой Земли было ношение легкой накидки, защищавшей воина от прямых лучей солнца, и отказ от передвижений во время дневной жары.

У каждого рыцаря был «сопутствующий персонал», обычно в соотношении десять вооруженных мужчин на одного рыцаря. Это были люди незнатного происхождения, их называли «полубратьями» или «серыми плащами» (по цвету накидок). Они служили оруженосцами или сержантами и, согласно своему положению, отвечали в бою за сменную лошадь и новое снаряжение своего «господина», а также сражались с ним бок о бок, когда это требовалось. Они ели и спали в своих собственных казармах, но соблюдали те же самые ежедневные религиозные службы, как рыцари и священники. В отличие от рыцаря-тевтонца, они по истечению определенного времени могли покинуть орден, но, как правило, служили там до самой смерти.

Кроме рыцарей и полубратьев в орден входили священники, санитары в госпиталях, а также, при соблюдении строгих правил, женщины-сиделки. [1, с.18-19]

^ Управление орденом.

Средневековые организации и даже государства не имели большого штата управленцев. Тевтонские рыцари не были исключением. Верховный руководитель изначально назывался магистром. Но когда в ордене возникла необходимость в отдельных руководителях в Германии, Пруссии и Ливонии, то уже их стали называть магистрами, а первое лицо ордена - Великим Магистром (Гроссмейстером).

Великий магистр избирался Великим капитулом и исполнял свои обязанности до своей смерти или отставки. Процесс выборов был долгим и сложным. Второй в ордене человек после Гроссмейстера назначал дату и место встречи всех рыцарей. Когда все были в сборе, заместитель рекомендовал рыцаря, который станет первым выборщиком. Если все одобряли этот выбор, тот этот рыцарь называл второго выборщика и так далее. Всего же в качестве окончательных выборщиков избирали восемь рыцарей, одного священника и четырех братьев. На закрытом заседании первый выборщик давал коллегии первоначальную рекомендацию. Если этот кандидат не набирал большинства голосов, то затем кто-то другой из выборщиков, в свою очередь, предлагал другое имя. И так до тех пор, пока не делался окончательный выбор.

Гроссмейстер был и дипломатом, и управляющим хозяйством, и главнокомандующим военными силами. Он назначал чиновников, встречался со знатными людьми и церковниками из мест, где протекала деятельность ордена, вел обширную переписку с различными монархами, включая императора Священной Империи и Папу. Он много путешествовал, посещая различные монастыри ордена, проверяя дисциплину и следя, чтобы правильно распоряжались финансовыми и земельными ресурсами. Резиденция Великого магистра до 1291г. находилась в Акре, после падения последних владений крестоносцев на Ближнем Востоке она была перенесена в Венецию, а в 1309г. – в Мариенбург (современный польский Мальброк).

Гроссмейстер назначал чиновников, которые были его ближайшими советниками: казначея, Великого командора и Маршала. Казначей отвечал за финансовые вопросы и вместе с Гроссмейстером разделял ответственность за ключи к огромному сундуку, в котором хранились сокровища ордена. Важная роль в ордене отводилась Великому командору, отвечавшему за повседневную деятельность организации в областях, не связанных напрямую с военными действиями. Кроме того Великий командор командовал вооруженными силами тевтонцев в Священной Земле или замещал во время сражений Великого магистра, если тот отсутствовал по каким-либо обстоятельствам. За боеготовность тевтонцев, оснащение и подготовку конницы отвечал Маршал. [1, с.15-16]

^ Устав и образ жизни рыцаря-тевтонца.

Не стоит думать, что духовные рыцари совсем не могли выйти «в мир». Как уже говорилось, они должны были поддерживать постоянную боевую готовность, а это в условиях изоляции было сделать невозможно. Тевтонцам была дарована Папой особая привилегия – разрешение охотиться. Ведь верховая охота была традиционным методом подготовки рыцарей и к тому же помогала ему лучше ознакомиться с местностью. Рыцарям было дозволено охотиться с собаками на волков, медведей, вепрей, кабанов и львов, если они это делали по необходимости, а не для удовольствия или от скуки, а без собак они могли охотиться и на других зверей.

Устав предостерегал рыцарей от общения с женщинами. В монастыре следовать уставу несложно, но это гораздо труднее, если участвуешь в военной компании или путешествуешь. Временами рыцари должны были останавливаться в общих гостиницах или принимать чье-либо гостеприимство, и было бы невежливо отвергнуть кубок эля или меда, когда его предложат, и не поприветствовать супругу хозяина. В таких случаях правила требовали просто стараться избегать светских развлечений, таких как свадьбы, праздники и игры. Особенно рыцари ордена должны были избегать разговоров с дамами наедине, и тем более общения с молодыми женщинами. Что касается поцелуев, обычной формы вежливого приветствия среди знати, то рыцарям было запрещено обнимать даже своих матерей и сестер.

Наказания для тех братьев, кто нарушал устав, могли быть разной степени тяжести. Например, в течение года такой рыцарь должен был спать со слугами, носить одежды без креста, довольствоваться хлебом и водой три раза в неделю. Он был лишен важной привилегии рыцаря – получать святое причастие с собратьями. Это считалось умеренным наказанием. Наказанием за более тяжкие преступления были кандалы и темницы, также рыцаря могли изгнать из ордена, что считалось невыносимым позором, и казнить.

Не нужно думать, что в свободное от служб и военных предприятий время, рыцари предавались безделью. За каждым из них были закреплены определенные обязанности, которые они должны были строго выполнять. Немецкие рыцари не отличались высокой образованностью, но они вовсе не были безграмотными невеждами. Более того, им предписывалось изучать местные языки, чтобы общаться с коренным населением. Во время праздников, которые отмечались внутри ордена, или приезда в замок гостей, рыцарям не возбранялось выпить вина или пива, хорошо поесть и как следует повеселиться. Но посты соблюдались очень строго, послабление делалось только для тяжелобольных и старых.

Конечно, сейчас нам трудно понять чувства и поведение средневекового, очень религиозного человека, посвятившего всю свою жизнь защите знамени христианства. Воображение рисует воина, сурового и беспощадного к врагам (даже если среди них были женщины и дети), отказавшегося от всех радостей жизни, изнурявшего себя постами и даже ложившегося спать, не снимая бридж и сапог и с мечом в изголовье. Но эти люди были уверены, что избрали единственно правильный путь, который был им предопределен с рождения. Все личное, все события земной жизни и даже смерть, не имели для них значения, ведь все, по их мнению, было в руках Господа. Когда я читал о тевтонских рыцарях в «Очерках по истории Пруссии» французского историка Эрнеста Лависса, меня поразило описание одного сражения: «Замок их осажден; им неоткуда ждать помощи, и они бьются с отчаянием в сердце; голод заставляет их есть лошадей и сбрую, но тем пламеннее молитвы, которые они воссылают Богоматери. Прежде чем броситься на врага, они каются, подвергая себя при этом беспощадному бичеванию. Они молят небо о чудесах, и чудеса не заставляют себя ждать..». Один рыцарь, тяжело раненый во время битвы, отказался от медицинской помощи. «Я только что видел Святую Деву, - сказал он нашедшим его братьям, - подойдя ко мне она сказала: «Радуйся! Еще три дня, и ты вознесешься в жизнь вечную». И этот рыцарь хотел умереть на поле боя среди других погибших. [2, с.136]

Поэтому не стоит представлять тевтонских рыцарей только в «черном цвете», как высокомерных, жадных до чужих земель и богатств, не имеющих никаких чувств «исчадиях ада». Они жили и вели себя как люди своего времени и искренне верили в то, что всеми их поступками руководит Господь, и поэтому они сражаются «за правое дело».

^ Расширение влияния Тевтонского ордена.

К началу XIIIв. влияние и богатство Тевтонского ордена было замечено многими державами, желающими под знаменем «борьбы с язычниками» расправиться со своими противниками. Особое могущество орден приобрел при своем третьем Великом магистре - Германе фон Зальце (Herman von Salza, 1209—1239). Герман фон Зальца не мог похвастаться благородным происхождением: его предки, служилые люди, были пожалованы в рыцари за личные заслуги и преданность хозяину. Однако благодаря своим блестящим способностям, мужеству, дипломатизму и «финансовой хватке», ему удалось не только занять руководящий пост в ордене, но и стать человеком, к мнению которого прислушивались постоянно находившиеся в конфликте император Священной Римской Империи и Папа.

Итак, первая просьба о помощи поступила от короля Венгрии Андраша II. В 1211 году он пригласил тевтонцев для борьбы с кочевниками - половцами, опустошавшими его земли. Король обещал ордену земли и освобождение от налогов и повинностей. Это подразумевало, что рыцари смогут приводить на полученные земли поселенцев, строиться и жить на доходы с их трудов, и ничего не платить монарху. Территория, которую Андраш дарил рыцарям в Трансильвании, называлась Бурзенлянд. Почти немедленно отряд рыцарей в сопровождении добровольцев - крестьян из Германии - выступил в незаселенные земли и построил несколько деревянных и земляных укреплений. Крестьяне начали создавать свои хозяйства и деревни, обеспечивая рыцарей продовольствием и рабочей силой. Тевтонцы, тем временем вовсе не собирались «отсиживаться в обороне», а начали быстро и легко завоевывать у половцев новые земли. К 1220 году рыцари построили уже пять каменных замков, расположенных примерно в 30 км друг от друга, ставших плацдармом для дальнейшего продвижения вглубь половецких владений. Завоевание велось такими поразительными темпами, что венгерская знать и духовенство, до того не заинтересованные в этих землях, воспылали завистью и подозрениями. В результате в 1225 году король потребовал от рыцарей покинуть Венгрию. Репутация ордена была довольно сильно, но ненадолго, поколеблена. А о рыцарях вспомнили через несколько лет, когда Венгрия подверглась опустошительным набегам татаро-монгольских отрядов. [1, с.35-39]

В 1217 году Римским Папой Гонорием III был объявлен поход против прусских язычников. Пруссы – это группа балтийских племен, населявших часть южного побережья Балтийского моря (современная Калининградская область, северо-восточная Польша) и отличавшихся воинственным нравом. В начале XIII века они захватили земли польского князя Конрада I Мазовецкого, сына польского короля Казимира. В 1225году Конрад попросил помощи у тевтонских рыцарей, обещав им за это владение городами Кульмом и Добрынью, а также сохранение за ними всех захваченных территорий. Тевтонские рыцари прибыли в Польшу в 1232 году и обосновались на правом берегу реки Вислы. Здесь был построен первый форт, давший рождение городу Торуни. Немецкие крестоносцы назвали его с мрачной иронией – Фогельзанг (птичья песня – нем.). Один из летописцев, свидетель ожесточенного сопротивления пруссов, объяснял это название так: «Там стонали во множестве раненые люди, а вовсе не ночные птички, и их стенания напоминали ту песню, что поет лебедь перед тем, как умереть от руки охотника».[2, с.159] При дальнейшем продвижении на север были основаны города Квидзын и Хелмно, а в 1255 году крестоносцы на землях пруссов построили замок Кенигсберг, положивший начало истории современного Калининграда. Согласно легенде свое название Кенигсберг - «Королевская гора» - замок получил в честь чешского короля Пржемысла, возглавившего поход крестоносцев против пруссов. [1, 39-50]

Тактика рыцарей при завоевании новых земель всегда была одинакова. В путь отправлялись осторожно, посылая вперед хорошо обученных лазутчиков. Врага почти всегда удавалось захватить врасплох. Вид мчащихся на конях в строгом строю рыцарей в развевающихся длинных белых плащах, на которых четко выделялся черный крест, производил на противника ошеломляющее впечатление.

После удачного сражения крестоносцы располагались на каком-нибудь холме, откуда открывался свободный вид на окружающую местность, и принимались строить крепость. У подножия крепости вскоре появлялись деревушки, в которых селились прибывшие вместе с крестоносцами колонисты - ремесленники и земледельцы, покинувшие свою родину вместе с женами и детьми и искавшие счастья на новых землях. Сначала завоеватели щадили пруссов, оставляя за крестьянами их свободу, а за знатью ее положение, если только те принимали крещение. Местных детей крестоносцы часто отдавали учиться в монастыри. Но пруссы постоянно восставали против захватчиков, сжигали их крепости и поселения, убивали колонистов. «Это было тяжелое время, когда было едва достаточно хлеба для того, чтобы поесть, и один, два или более раз они должны были скакать на битву и гнать врага прочь, – писал один из немецких хронистов. - И они поступали, как поступали иудеи, которые хотели отстроить святой город Иерусалим, которому угрожал враги, так что одна половина из них работала, а другая стояла, охраняя их от рассвета до сумерек. Одной рукой они работали, а в другой руке они держали меч». [2, с.158] Восстания крестоносцы подавляли жестоко, часто истребляя все население, не жалея ни женщин, ни детей. Использовали немецкие рыцари и другой способ – часть пленных не убивали, а расселяли по разным местам, насильственно разделяя семьи. Война за покорение Пруссии, наполненная жестокостью и с той и с другой стороны, длилась 53 года и закончилась ее полным переходом под контроль Тевтонского ордена. [1, с.50-56]

^ Образование Ливонского ордена.

В конце 1230-х г. Тевтонский орден значительно укрепляет свои позиции и в Ливонии, «земле ливов», исторической области в Северной Балтии (часть современной Латвии и Эстонии). Предыстория здесь такова. Языческие племена ливов, эстов и земгалов, бывшие непосредственными соседями русских, традиционно находились под влиянием Новгородской республики и Полоцкого княжества. В конце XIIв. этими прибалтийскими землями активно заинтересовалась Римская католическая церковь, создавшая специальный Орден меченосцев, призванный «нести христианскую веру» прибалтийским народам. Хорошо организованным рыцарям удалось захватить значительную часть Восточной Прибалтики, вплотную приблизившись к русским границам.

С 1214 года начались первые столкновения крестоносцев с русскими князьями. В 1217 году меченосцы совершают неудачный рейд в новгородские земли. В 1221 году владимирский великий князь Юрий Всеволодович предпринимает поход и осаждает Ригу, но безуспешно, в 1223г. он вновь выступает против крестоносцев. В 1224г. меченосцы захватывают Юрьев (Дерпт, современный Тарту), главную русскую крепость в Прибалтике. В 1234 году меченосцы пытаются взять крепость Изборск. В этом же году отряды новгородского князя Ярослава Всеволодовича, отца Александра Невского, одерживают важную победу над меченосцами под Юрьевом, что приводит к заключению мира и приостановлению продвижения рыцарей на Восток. В 1236 году меченосцы терпят сокрушительное поражение от литовского князя Миндовга при Сауле (современный Шауляй, Литва). Поражения меченосцев поставили под угрозу планы Римской католической церкви, которая в данной ситуации решила обратиться к помощи Тевтонского ордена. 12 мая 1237 года был оглашен папский эдикт об объединении Тевтонского ордена и Ордена меченосцев: «Так как мы не ставим ничего выше, чем распространение католической веры, мы надеемся, что набожное прошение магистра и братьев достигнет желаемой цели и что милостью Господа братья Госпиталя обретут себе отважных братьев в Ливонии… и мы решили, что магистр и все его братья и все владения их будут присоединены к означенному ордену…» [1, с.59]

Новое образование получило название Ливонский орден, и он стал отделением Тевтонского ордена в Прибалтике. На западных рубежах Руси, уже обескровленной татаро-монгольским нашествием, появился сильный и опытный противник.

^ Глава 2

Наступление рыцарей на русские земли

Откуда мы можем узнать о походе крестоносцев на Северо-Восточную Русь? Русские дела в конце 1230-х – начале 1240-х годов представляли собой довольно сложную и запутанную картину, в которой из-за недостатка и противоречивости письменных источников историки не смогли разобраться до сих пор.

В декабре 1237 – апреле 1238 года Северо-Восточная Русь подверглась опустошительному нашествию отрядов Батыя (Бату), которые вторглись и в пределы Новгородской земли. 23 марта 1238 года после двухнедельного сопротивления татаро-монголам удалось захватить Торжок. От Торжка завоеватели двинулись селигерским путем по направлению к Новгороду, но не дойдя ста верст повернули на юг и пошли на Козельск. До сих пор неясно, что же остановило Батыя неподалеку от Новгорода, самого богатого города Северо-Восточной Руси. Может он испугался раннего весеннего паводка и распутицы, а может, стал задумываться о возможном поражении. Батыю было известно, что хорошо вооруженные новгородские ратники готовятся к обороне города. Встречая на своем пути ожесточенное сопротивление небольших русских городов, трудно было представить, сколько времени придется биться за Новгород и под силу ли окажется татаро-монголам это сражение. Так или иначе, в результате Батыева нашествия Русь, за исключением Новгорода, была разорена и обескровлена. Ослаблением Руси, казалось, абсолютно неготовой к сопротивлению, поспешили воспользоваться и ее северо-западные соседи – шведы и немецкие рыцари-, стремившиеся захватить псковские и новгородские земли. Папа Римский побуждал русских князей обратиться в католичество, обещая им помощь против монголо-татарских отрядов, и в то же время своими посланиями звал шведских и немецких рыцарей в крестовый поход на Северо-Восточную Русь. Неспокойно было и на западных границах нашего государства, где находилось совсем недружелюбное к Руси литовское княжество. [3, с.73-75]

Главными русскими письменными источниками, повествующими о положении дел в северо-восточных русских землях, противостоявших крестоносцам, являются Новгородская, Псковская и Софийская летописи. Больше всего сведений об интересующих нас событиях и, в первую очередь, о Ледовом побоище, содержится в Новгородской 1-й летописи старшего извода. Она была составлена в середине XIII века при церквах Св. Якова и Св. Софии, и ее автор не был свидетелем сражения. Все описания он приводит со слов участников битвы. [IV, с.178] Подробный рассказ о нашествии крестоносцев на Русь и Ледовом побоище также содержится в «Житии Александра Невского». Это литературное произведение было написано в 80-е годы XIII века, уже после смерти князя, монахом Рождественского монастыря во Владимире. «Житие» должно было прославить Александра, показать величие его духа и православной веры, и поэтому в нем правда тесно переплетается с вымыслом. [5, с.172-173] Наконец, поход немецких крестоносцев на Русь довольно подробно освещается в Ливонской рифмованной хронике (или Немецкой хронике), созданной в 80-90е годы XIIIвека [6, с.202-215 ]. Ее автор, один из немецких рыцарей-монахов, пользовался рассказами оставшихся в живых участников событий. Нужно отметить, что подобные произведения были очень популярны у тевтонцев, ибо в них, в понятной стихотворной форме излагалась история ордена. Они в обязательном порядке читались вслух во время совместных трапез и собраний рыцарей и должны были воспитать из них ревностных распространителей христианства. В ходе изложения материала я буду часто обращаться именно к этому документу, так как до сих пор существует мнение, что победы, прославившие Александра Невского, были столь ничтожны, что не нашли отражения в западных источниках.

^ Начало вторжения крестоносцев. Копорье-Изборск-Псков.

Итак, в 1240г. отряды рыцарей вторглись на северо-восточные земли чуди и новгородцев и, по обыкновению, закрепили свое присутствие обустройством новой деревянной крепости в Копорье (в настоящее время, Копорье относится к Ломоносовскому району Ленинградской области). Благодаря этому укреплению они стали контролировать движение торговых судов по рекам Луге и Плюссе, нападать на новгородские караваны, грабить близлежащие селения. Однажды они смогли приблизиться Новгороду на расстояние в 30 верст и «увести столько коней, что крестьяне не могли той весной вспахать свою землю» [3, с.77] . В то же время, благодаря хорошим оборонительным качествам и удачному расположению крепости, крестоносцы оставались неуязвимыми для немногочисленных русских военных отрядов.

В этом же году рыцарям ордена удается захватить древний русский город Изборск. Как пишет немецкая хроника: «Ни одному русскому не дали уйти невредимым. Кто защищался, тот был взят в плен или убит. Слышны были крики и причитания: в той земле повсюду начался великий плач». [6, с.205] Весть о падении Изборска быстро достигла Пскова и всколыхнула жителей города. На вече решили выступить навстречу врагу. 16 сентября 1240 года неподалеку от Изборска состоялось сражение пятитысячной псковской рати с войском крестоносцев. «Начался жестокий бой, - сообщает автор немецкой хроники. – Немцы наносили глубокие раны, русские терпели большой урон: их было убито восемьсот человек, они пали на поле брани». [6, с.206-207] В ходе ожесточенного и кровопролитного боя псковичи потерпели тяжелое поражение. Остатки русских отрядов направились обратно в Псков, стремясь как можно быстрее предупредить горожан о приближающемся неприятеле. «Русские сильно понукали своих коней плетьми и шпорами; они думали, что все погибли; путь им казался очень долгим, - повествует хроника, - Лес звенел от горестных криков. Они все спешили только домой; войско братьев рыцарей следовало за ними» [6, с.206-207]. Вскоре тевтонцы появились у Пскова и удобно расположились лагерем у его стен. А дальше произошли достаточно странные события. Крепостные стены Пскова славились своей неприступностью и позволяли обороняться достаточно длительный срок. Однако город сдался ордену без боя. Существует несколько версий случившегося, хотя в основе каждой лежит одно слово – предательство. По одной версии, знатные горожане, не хотевшие конфликтовать с рыцарями и опасавшиеся за свои торговые дела, ночью тайно отворили городские ворота. По другой версии, сдаться без боя убедил псковских бояр изменник – бывший псковский князь Ярослав Владимирович. Он стал единственным русским князем, который в те годы активно выступил за нападение немецких крестоносцев на Русь и даже принял католичество. По свидетельству некоторых летописей он участвовал вместе с рыцарями во взятии Изборска, а потом не только помог им овладеть Псковом, но и передал свои наследственные права на Псковское княжество Тевтонскому ордену. [6, с.218] К концу 1240 года крестоносцы прочно обосновались в Псковской земле, назначив своих наместников – фогтов и разместив там свои отряды. Надо отметить, что многие знатные псковитяне предпочли поддержать власть ордена, рассчитывая на дальнейшую помощь Запада от беспокойных восточных соседей и выгоды от торговли. В самом Пскове отряд насчитывал всего 30-50 человек, что впоследствии и сыграло с самонадеянными завоевателями «злую шутку». «Кто покорил хорошие земли и их плохо занял военной силой, тот заплачет» - сетовал автор «Немецкой хроники» [6, с.209]

Успехи 1240 года придали ордену такую уверенность в победе, что он поспешил заручиться поддержкой Священного престола и назначить епископа покоренных земель. Папа, со своей стороны, выразил полное одобрение и призвал воинов продолжить крестовый поход на Русь. Одновременно со стороны Римской церкви вновь прозвучало предложение русским князьям о военной помощи против татаро-монгольских отрядов в обмен на отказ православных от «язычества» и переход в лоно католической церкви. Весной 1240 г. один из видных представителей ордена посетил и Великий Новгород, склоняя к сотрудничеству молодого князя Александра. В заключении подобного союза было отказано, и орден стал готовиться к дальнейшему продвижению на восток – на Новгород [3, с.77-78].

^ Глава 3

Новгородский князь Александр Невский

О жизни и деяниях Александра Невского мы можем узнать из русских летописей и из его «Жития». Князь Александр родился в 1221г. в Переяславле, в семье князя Ярослава Всеволодовича и княгини Феодосии. Он был внуком киевского князя Всеволода Большое Гнездо. Первые сведения об Александре относятся к 1228 году, когда его отец, княживший тогда в Новгороде, вступил в конфликт с горожанами и вынужден был отъехать в Переяславль-Залесский, свой родовой удел. Однако он оставил в Новгороде на попечении доверенных бояр двух своих малолетних сыновей - Федора и Александра. После ранней смерти Федора Александр становится старшим сыном Ярослава Всеволодовича. В 1234 году Александр принял участие в походе Ярослава против меченосцев, когда русскими дружинами была одержана важная победа под Юрьевом. В 1236 году, после отъезда Ярослава в Киев, Александр был посажен на новгородское княжение, а в 1239 году женился на полоцкой княжне Александре Брячиславне. В первые же годы своего княжения он стал заниматься укреплением Новгорода, построив на реке Шелони ряд крепостей.

Известность пришла к Александру в 1240 году, когда сложным положением северо-восточных русских земель, решили воспользоваться шведы. Заручившись благословлением папы на борьбу с язычниками, они рассчитывали опередить уже готовящихся к походу немецких рыцарей и с севера захватить Псков с Новгородом, чтобы стать хозяевами в верховьях Волжского торгового пути. Всем, кто соглашался принять участие в походе, было обещано отпущение грехов. Согласно русским источникам, шведов возглавляли ярл (князь) Ульф Фаси и зять короля - ярл Биргер, будущий основатель Стокгольма. Последний прислал Александру гордое и надменное объявление войны: «Если можешь, сопротивляйся, знай, что я уже здесь и пленю землю твою». Прознав о появлении шведских кораблей на Неве, Александр не стал ждать противника под Новгородом, а поспешил к нему навстречу. Ночью 15 июля 1240 года Александр со сравнительно небольшой дружиной новгородцев и ладожан внезапно напал на отдыхавший шведский лагерь при устье реки Ижоры. По свидетельству летописцев, Александр сражался в первых рядах и «неверному кралю [военноначальнику] их возложил острием меча печать на челе». Шведы потерпели сокрушительное поражение, а Александр за свое мужество получил прозвище Невский. [7, с.6-38]

Александр с триумфом вернулся в Новгород. Однако в этом же году знатные новгородцы, всегда ревностно относившиеся к своим вольностям, не только не пожелали мириться с «единоначалием» молодого князя, но и умудрились окончательно с ним рассориться. На созванном вече Александру бросили ряд несправедливых обвинений. А его недавнюю блестящую победу над шведами, одержанную на берегах Невы, представили как авантюру, которая подорвала торговые связи города с западом и принесла больше вреда, чем пользы. Возмущенный Александр покинул город и вместе с семьей уехал в Переяславль-Залесский. Разрыв с князем бедственно отразился на военных делах Новгородской республики. Крестоносцы заняли Тесово, важный торговый пункт тех земель, а оттуда уже было рукой подать до самого Новгорода. Новгородцы обратились к Ярославу за князем; он дал им второго своего сына – Андрея. Но это их не устроило. Перед лицом надвигающейся опасности граждане республики заставили боярскую «господу» вновь звать на помощь Александра. К нему в Переяславль отправился сам новгородский владыка Спиридон, который просил князя забыть прежние обиды и возглавить выступление против тевтонцев. [7, с.39-Ч1]

^ Битва за Псков

По свидетельству летописей, Александру удалось собрать большое войско из новгородцев, ладожан, корелы и ижоры. Первым делом Александр внезапным ударом напал на Копорье и овладел орденским укреплением, «изверже град из основания, а самих немец избиша». Затем Александр разбил мелкие отряды рыцарей, разбойничавших в окрестностях. Таким образом к концу 1241 года новгородская земля была почти полностью очищена от незваных гостей. В то же время Александр хорошо понимал, что невозможно вести войну на «два фронта» - сражаться на западе, опасаясь, что в любой момент на его владения могут напасть «с востока». В таких условиях был необходим временный союз с татаро-монголами, которых не могли не беспокоить завоевательные планы немецких рыцарей. Видя, что опасность, надвигающаяся со стороны ливонских земель, на данный момент является для Новгорода самой большой угрозой, Александр в начале 1242 года отправился в Орду, на поклон «к Батыю царю». Эту поездку, как и дальнейшие соглашения Александра с Ордой, потом не один раз ставили в вину князю, обвиняя его чуть ли не в предательстве. Александр Ярославович принял условия Батыя к замирению, которые, в первую очередь, касались дани, и спокойный за свой тыл вернулся в Новгород, готовиться к освобождению Пскова. По свидетельству некоторых источников, татаро-монголы даже дали ему в помощь небольшой отряд. [3,с. 77]

Поход на Псков Александр готовил тщательно. Со всей новгородской земли собирались ратники под стяги Невского. Из Суздальского княжества подоспела помощь от его брата Андрея. Всего под рукой Александра собралась рать в 15-17 тысяч человек. Перерезав все дороги, ведущие в Псков, князь взял город в кольцо блокады, а затем внезапным. ударом 5 марта 1242г. занял его. Немецкая рифмованная хроника так рассказывает о взятии города войском Александра Ярославича: «Он привел много русских, чтобы освободить псковичей. Этому они от всего сердца обрадовались. Когда он увидел немцев, он после этого долго не медлил, он изгнал обоих братьев рыцарей, положив конец их фогтству, и все их слуги были прогнаны. Никого из немцев там не осталось: русским оставили они землю». [6,с.209-211] Взятых в плен рыцарей Александр приказал заковать в цепи и отправить в Новгород, а шестерых бояр-изменников – повесить. Усилив свою рать псковским ополчением, Александр решил продолжить поход в орденские земли.

Из Пскова путь Александра проходил через Изборск, а затем его войска вошли в земли чуди, находящиеся под юрисдикцией Ордена. «Русским были обидны их неудачи, быстро они приготовились… - пишет автор Хроники. - Они имели бесчисленное количество луков, очень много красивейших доспехов. Их знамена были богаты, их шлемы излучали свет. Так направились они в землю братьев-рыцарей, сильные войском.., чиня грабежи и пожары». Какова была цель этого «вторжения» князя Александра? Мнения историков здесь различны и во многом зависят от их оценки последующих событий, а именно – битвы на Чудском озере. Например, В. Урбан, американский автор книги о Тевтонском ордене, не обращает внимания на свидетельство «Хроники» и считает, что это был грабительский набег небольшого отряда русских, которых заслуженно стали преследовать незначительные силы рыцарей, в результате чего и произошла «непонятная и ничего не решающая стычка» на Чудском озере. [1, с.89] Другие авторы, наоборот, полагают, что Александр задумал настоящий поход на Ливонский орден. Но учитывая сложность положения русских земель в это время и то, что война против ливонцев означала бы серьезный вызов Тевтонскому ордену (а это уже совсем другие силы!), такое решение Александра представляется не только маловероятным, но и самоубийственным. Скорее всего, Александр, как мудрый (в 21 год!) полководец решил не дожидаться возвращения врага в Псков и не подвергать город новому нападению. Ведь было очевидно, что летом рыцари соберут большое войско и попытаются вернуть утерянные земли. Поход должен был спровоцировать еще не опомнившихся от поражения рыцарей на быстрый ответ, причем в благоприятных для русского войска условиях. Александр не ставил перед собой задачи глубоко продвинуться в орденские земли, но и не спешил с возвращением в свои пределы. Он «пусти вся полкы в зажитие», то есть распустил свои отряды для нападения на села и деревни неприятеля. Потревожив, таким образом, вражеский стан и «полон захватив», Александр добился своей цели. Весть о движении русских сил быстро достигла Дерпта. «Епископ не оставил это без внимания, - сообщает хронист, - быстро велел он мужам епископства поспешить в войско братьев рыцарей для борьбы против русских. Что он приказал, то и произошло» [6, с.213].

Крестоносцы собрали большое войско, которое со вспомогательными отрядами чуди было готово отразить нападение. С разведывательными целями, вглубь орденских земель, князь отправил отряд псковского воеводы Домаша Твердиславича. В 35 км юго-восточнее Дерпта в урочище Mост этот отряд встретился с крупными силами крестоносцев и был почти полностью истреблен. Лишь несколько воинов смогли ускользнуть от немцев. Они- то и сообщили князю, что ободренные успехом тевтонцы движутся вслед за ними. Оценив силы неприятеля и поняв, что рыцарское войско само ищет генерального сражения, новгородский князь решил дать его в наивыгоднейших для себя условиях и отступил за Чудское озеро. [8, с.153-158]

^ Глава 4

Загадки Ледового побоища

Что нам рассказывают летописи? О месте Ледового побоища и о численности войск, принимавших в нем участие, споры идут до сих пор. Казалось бы, летописец, опираясь на рассказы очевидцев, весьма точно определил место сражения. Он записал, что битва произошла на «Чудьском озере, на Узмени, у Воронея Камени». [9, с.16] Запись состоит как бы из трех частей.

Первая - на Чудьском озере – дает общую ориентировку. Не стоит забывать, что в те времена к Чудскому озеру относилось и Псковское озеро, не имевшее самостоятельного названия; потом его «окрестили» Малым Чудским, или Талабским, а еще позднее – Псковским озером.

Вторая – «на Узмени» указывает на узкость, носящую в наши дни название Теплого озера. В те времена она считалась составной частью Чудского озера.

И, наконец, третья часть летописного определения заключает в себе точное указание места на Узмени, где произошла битва: «у Воронея камня».

Несоответствие исторических и современных географических и топографических названий привело к тому, что одни историки считали местом битвы западный берег Чудского озера, другие – западный берег Псковского, третьи – разные места Теплого озера. В итоге предполагаемые места битвы оказались разбросанными на участке протяженностью около ста километров. При этом историками не проводились исследования древних путей сообщения в этом районе – но ведь ни одно сколько-нибудь значительное войско зимой, да еще после февральско-мартовских снегопадов не могло двигаться без дорог, не изучался ледовый режим озера, а битва ведь произошла именно на льду! Направления движения русского и немецкого войск весьма приблизительно, а то и произвольно, наносились стрелами на схемы. Такое положение дел попытались исправить в середине 1950-х годов. [8, с.1Ч6-153]

«Помощь» оловянных солдатиков.

Как ни странно, к серьезным исследованиям в районе Чудского озера, ученых подтолкнули… оловянные солдатики. По воспоминаниям будущих участников экспедиции, знаменательные фигурки были расставлены в боевом порядке на большом столе, покрытом белой бумагой, изображавшей ледяную поверхность Чудского озера. А передвигал их полковник Михаил Викторович Люшковский, за действиями которого внимательно наблюдали члены военно-исторической секции Ленинградского дома ученых. После демонстрации Ледового побоища начался оживленный спор: о приемах ведения боя, о возможных боевых порядках немецких рыцарей, о том, какое у них могло быть в XIII веке защитное вооружение, и чем могла быть вооружена их пехота. Тогда же и встал вопрос о том, что, несмотря на существующие описания в летописи, историкам до сих пор неизвестно точное место битвы. В результате и было принято важное решение о подготовке и проведении комплексной экспедиции, по уточнению места знаменитого сражения. [9, с.7]

Экспедиции состоялись в 1958, 1959, 1960 и 1962 годах под руководством Георгия Николаевича Караева. Она включала в себя археологическое обследование восточного побережья Чудского и Теплого озер, в том числе, подводные работы, исследование бассейнов рек Луги, Плюсы, Желчи и отчасти Шелони и существовавших здесь исстари местных озерно-речных путей и волоков, геологическое и гидрологическое изучение озер. Были заново критически пересмотрены письменные источники, собраны фольклорные материалы. Самое активное участие в экспедиции приняли местные жители, студенты и школьники.

^ На «Чудьском озере, на Узмени, у Воронея Камени».

Участники экспедиции совершили детальное обследование северной части Теплого озера, в прошлом называвшегося Узменью. Им удалось выяснить, что под летописной Узменью понимался довольно узкий проток, соединявший в XIII веке Псковское и Чудское озера. За более чем семь столетий береговая линия Чудского, Псковского и Теплого озер из-за поднятии воды сильно изменилась: там где раньше были суша и отмели, теперь настоящее глубоководье. В средние века Чудское озеро было окружено густыми хвойными лесами, через которые войску, тем более конному, пройти было не так-то легко, особенно по сугробам. А о том, чтобы дать сражение в таких условиях не могло быть и речи. В то же время, гидрографические и подводные исследования показали, что у восточного берега Узмени, недалеко от устья реки Желчь, находилась широкая полоса мелководья, на которой вода промерзала зимой до дна. На этих мелях рос камыш, и зимой он торчал из-под снега, напоминая маленькие островки, поросшие травой. Подобные мели с камышами можно увидеть и сейчас у берегов многих озер и рек. Постоянные сильные ветры сдували с замерзшей мели снег и образовывали гладкую ледяную поверхность, которая и ранней весной была настолько крепка, что могла спокойно выдержать не только пеших воинов, но и всадников в тяжелом вооружении.

Важна еще одна деталь. Приблизительно в километре от этого мелководья находилась так называемая Сиговица. Раньше там был полуостров с пологими берегами, который сейчас почти полностью затоплен водой, от него остался лишь небольшой мыс. В этих местах, на Сиговице, лед из-за подводных ключей всегда намного тоньше, по нему и зимой пройти рискованно, не то, что ранней весной! Эти особенности ледяного покрова вполне могли использовать русские воины, «подталкивая» рыцарей к отступлению на «спасительный» полуостров через тонкий лед.

Что же касается главного ориентира, дававшегося в летописи, - острова Вороний Камень, - то его удалось обнаружить близ западной оконечности современного острова Городецкий, расположенного рядом с Сиговицей. Выяснилось, что прежде эти два острова составляли единое целое, и самым высоким местом на них был песчаный утес, известный и сейчас под названием Вороньего Камня. В результате геологических и подводных археологических изысканий у подножия Вороньего камня были найдены остатки искусственного каменного вала, которые свидетельствуют, что ранее здесь было укрепление – «городец». Возвышаясь над окружающей местностью, Вороний камень обеспечивал ее широкий обзор и был крайне удобным местом для сторожевого поста. С него можно было наблюдать не только за озерными путями сообщения, но и за противоположным, западным, берегом Узмени, где находились владения Ливонского ордена. На самом о. Городецком, археологам удалось обнаружить фундамент церкви XIII века, которая, по преданиям, была заложена рядом с местом битвы в честь павших воинов.

В то же время исследователям стало понятно, что непосредственно у Вороньего камня (как можно понять из летописи) битва вследствие слабости льда на Сиговице, произойти не могла. Просто летописец при указании места сражения назвал именно этот, хорошо известный во времена Александра Невского, ориентир.

Нашелся и «Соболический берег» куда, согласно летописи отступали немцы после поражения. Он получил свое название по имени местной рыбы – «соболька», которая весной в большом количестве собирается у западного берега, как раз там, где в озеро впадает река Эймаыга. Именно по этой реке немцы и подошли из своих владений к Чудскому озеру.

Благодаря проведенным изысканиям участникам экспедиции Г.Н.Караева удалось установить, что битва произошла на участке Теплого озера (Узмени), находившемся примерно в 400 метрах к западу от современного берега мыса Сиговец. Именно здесь немецкие рыцари атаковали ставшее на защиту своих родных рубежей новгородско-псковское войско [8, с.1Ч6-153]. В Новгородской летописи об этом говорится: «… и наехаша на полк немци и чюдь, и прошибощася свиньею сквозе полк, и бысть сеча ту велика немцев и чюди» [IV, 178 ].

^ План князя Александра.

Определение точного места Ледового побоища позволяет лучше понять планы Александра Невского. Позиция, занятая русским войском на восточном берегу Узмени, была очень удачной. Крестоносцы шли на русские земли по замершему руслу реки Эмайыги, впадающей в Чудское озеро. Об их дальнейших намерениях князю не было известно – они могли двинуться и на Новгород – в обход Чудского озера на север, и на Псков – вдоль западного побережья Псковского озера на юг. Но в каждом из этих случаев Александр сумел бы перехватить врага, следуя вдоль восточного побережья озер. Если бы крестоносцы решились действовать напрямик и попытались преодолеть пролив в самом узком месте, каким и является Теплое озеро (Узмень), то тогда они непосредственно столкнулись бы с новгородскими войсками.

Выбранная Александром позиция в максимальной мере учитывала все благоприятные географические особенности местности. Лесистый характер берега позволял не обнаруживать до момента решительного столкновения действительный численный состав русского войска. Издали он определялся лишь очень приблизительно по числу дымов от костров. Непосредственно же на берегу находилась только «сторóжа» (охрана). Что же касается немецко-рыцарского войска, то оно должно было идти навстречу русским по совершенно открытой ледяной поверхности, «демонстрируя» противнику и свои силы, и боевое построение и направление удара.

Правый фланг русского войска был защищен расположенной на севере, примерно в километре, сиговицей, через которую рыцари не могли пройти. Местные жители об этом знали и, несомненно, сообщили Александру. Обход рыцарями русских с левого фланга был также невозможен – гладкая поверхность льда Узмени слишком хорошо и далеко просматривалась. Данный участок Узмени в качестве поля предстоящего сражения имел существенные выгоды еще и потому, что в случае успеха, русские могли постараться «вытеснить» немцев на слабый лед Сиговицы. Ну а если бы удача отвернулась от новгородцев, у них сохранялась возможность спасти войско и отступить сначала в лес, а потом - вверх по замершей реке Желчи. Наконец, русские военачальники хорошо знали пробивную способность рыцарской кавалерии, устоять перед которой пешие воины были не в силах. На этот случай, за спиной новгородской рати находился заросший густым лесом берег с крутыми склонами и непроходимыми сугробами, исключавший любую возможность маневра со стороны неприятеля. И еще: археологические исследования подтвердили, что район Узмени был достаточно плотно населен, что обеспечивало снабжение войска и продовольствием и фуражом.

^ Что собой представляли противоборствующие силы?

По подсчетам военных историков, ландмейстер Тевтонского ордена Андреас фон Фельвен привел на лед Чудского озера 10–12 тысяч воинов. В его состав кроме орденских братьев-рыцарей входили отряды Дерптского епископства, отряд датских рыцарей во главе с сыновьями датского короля Вальдемара II и многочисленных отряды пехотинцев из местных покоренных орденом прибалтийских племен. Численность рыцарей, действительных членов ордена, принимавших участие в сражении, по подсчетам историков была невелика (менее сотни). Но они были главной организующей силой войска, его командным составом и ядром тяжелой кавалерии. На каждого рыцаря, как уже отмечалось, полагалось не менее десяти конных воинов. Войско Александра Невского составляло около 15 тысяч человек, набранных в основном, из посадских людей. Княжеская дружина составляла лишь незначительную его часть. Большая роль в русском войске отводилась лучникам. [8, с.158-160]

Существует и другая точка зрения, по которой общая численность обоих войск не превышала пяти – восьми тысяч человек, а сведения в русских летописях являются намеренно преувеличенными. Главные аргументы – население Новгорода было не столь велико, чтобы собрать около 15 тысяч ополченцев, да и рыцарям особо людей было взять неоткуда. Однако даже при таком мнении, не отрицается значение сражения для судеб Северо-Восточной Руси. [10]

Как уже говорилось, до Ледового побоища рыцари успели провести много успешных сражений против пехотных ополчений разных народов. Закованные в доспехи всадники на сильных лошадях подобно тарану раскалывали пеший строй надвое, затем дробили на более мелкие группы и уничтожали их по частям. Характеру рыцарского боя соответствовало и боевое построение крестоносцев – клин, направленный острием на противника или, по образному выражению русского летописца «свинья». Клин состоял из опытных, обученных и хорошо вооруженных рыцарей. Позади клина, постепенно расширяясь в глубину, становились отряды оруженосцев и кнехтов (феодальных ополченцев). С флангов все войско прикрывалось рыцарями, построенными в один-два ряда. Сила удара при таком построении была достаточно большой. Но у этого построения были и свои недостатки: неповоротливость и невозможность быстрого изменения построения по ходу сражения. Эти слабые стороны рыцарской «свиньи» Александр Ярославич решил использовать в предстоящем сражении.

Основой боевого порядка русских войск того времени были три полка: «чело» – полк, находящийся в центре, и полки «правой и левой руки», расположенные по флангам «чела» уступами назад или вперед. Все три полка составляли одну, главную линию. Причем «чело» формировалось из наиболее подготовленных воинов. Но новгородский князь смело пошел на нарушение традиции. В центре он поставил пешее новгородское ополчение, которое должно было принять на себя первый и наиболее страшный удар. Впереди такого «чела» князь расположил лучников, которые непрерывной стрельбой должны были попытаться расстроить строй «свиньи». Сзади ополчение прикрывал высокий озерный берег с поставленными там повозками. В случае прорыва сквозь пеший строй, рыцари бы неизбежно оказались перед высоким берегом и потеряли возможность маневрировать. На этом решающем этапе битвы, по замыслу Александра, в бой должны были вступить наиболее подготовленные русские войска, в том числе отряды княжеской конницы, готовые «обхватить свинью» с флангов и тыла.

^ Как проходила битва.

Сражение состоялось в субботу 5 апреля 1242 года. На рассвете железный рыцарский клин двинулся в атаку. Русские лучники встретили врага ливнем стрел. Но закованным в латы тевтонцам они почти не причиняли вреда, хотя наступавшая рядом с крестоносцами чудь понесла ощутимые потери. Постепенно лучники пятились к рядам пехоты и, наконец, слились с ней в едином строю. Рыцари пришпорили коней и врубились в расположение новгородской пешей рати. Началась неравная сеча. Об этом критическом для русских войск эпизоде летописец говорит: «И немци и чюдь пробишася свиньей сквозь полкы». [4, с.178] Вторит ему и автор «Немецкой хроники»: «Немцы начали с ними бой. Русские имели много стрелков, которые мужественно приняли первый натиск, находясь перед дружиной князя. Видно было, как отряд братьев-рыцарей одолел стрелков; там был слышен звон мечей, и видно было, как рассекались шлемы. С обеих сторон убитые падали на траву [как раз и имеется в виду торчавший из-подо льда камыш] [6, с.213].

А дальше все пошло по плану Александра. Крестоносцы уже готовы были торжествовать победу, но, увидев перед собой неодолимый для конницы берег, поняли свою ошибку. Впервые противник рыцарей после рассечения боевого порядка не побежал с поля боя, обрекая себя на смерть от мечей и копий крестоносцев. Немедленно слева и справа на рыцарский клин обрушились находившиеся в засаде русские отряды, а с тыла, совершив обходной маневр, ударила отборная конница князя Александра.
Ожесточенность битвы нарастала. Окруженных, сбившихся в кучу рыцарей новгородцы стаскивали с лошадей крючьями. Спешенный крестоносец, закованный в тяжелы латы, не мог противостоять легким русским воинам. Битва продолжалась недолго и закончилась полным поражением тевтонцев. «Те, которые находились в войске братьев-рыцарей, были окружены, - писал немецкий хронист. – Братья-рыцари достаточно упорно сопротивлялись, но их там одолели. Часть дерптцев вышла из боя, это было их спасением». [6, с. 213] Часть рыцарского войска русские дружинники загнали на Сиговицу. Хрупкий лед не выдержал и проломился под тяжестью закованных в латы крестоносцев и их коней. Надо полагать, однако, что утонувших было немного, ибо говорится об этом не во всех источниках, да и слова новгородского летописца «а инех вода потопи» означают, что под лед ушли лишь некоторые рыцари. [8, с.165]

Как сообщает новгородская летопись, в сражении погибло пятьсот знатных рыцарей, а пятьдесят было взято в плен. [4, с.178] «Немецкая хроника» приводит другие данные о потерях – 20 орденских рыцарей убитыми и шесть – взятыми в плен. [6, с.213] Однако в подобном расхождении ничего странного нет. Просто автор «Хроники» назвал число убитых и плененных рыцарей, действительных членов Тевтонского ордена, в то время как летописец указал число всех убитых и взятых в плен «нарочитых» немцев, участников боя. Количество же убитых воинов из отрядов подвластных немцам чуди-эстов никто не считал, им, по выражению летописи, «несть числа». При торжественном въезде князя в Новгород все пленные пешком босыми шли за конем князя…

Итак, казалось бы, место битвы определено и подтверждено письменными источниками. Восстановлен и ход сражения. Однако до сих пор остается одно «но», которое и не дает покоя ряду историков. Речь идет об отсутствии неопровержимых археологических доказательств. Подводные исследования, проводившиеся в районе предполагаемого места сражения и в конце 1950- х годов и в более позднее время, так и не принесли ожидаемых результатов. В конце 1990-х годов группа петербургских энтузиастов-археологов выдвинула новую версию. По их предположению Ледовое побоище произошло все же не на льду Чудского озера, а на суше, в треугольнике между нынешними селами Таборы, Кобылье городище и Козлово. Основывается это утверждение на обнаруженных в ходе археологических раскопок местах захоронений средневековых воинов (в 2 км восточнее села Самолвы). Данная версия интересна с точки зрения именно археологических находок, но она полностью игнорирует те топографические указатели, что сохранили о месте сражения русские летописи. Так что Чудское озеро продолжает хранить свои тайны. В последнее десятилетие благодаря новейшим технологиям подводная археология сделала настоящий прорыв вперед. Совершены уникальные открытия в Средиземном, Аравийском и Красном морях, расширившие наши представления по истории древнего мира и средневековья. Остается надеяться, что в скором времени удастся окончательно разгадать загадку и Ледового побоища.

Заключение

Одержав блестящую победу на ледяной поверхности Узмени, Александр мог пойти походом на владения ливонского ордена, которые теперь оставались беззащитными. Но князь так не сделал, понимая, что впоследствии такой безрассудный поступок навлечет на Русь войну с тевтонцами. Защитив от врага западные рубежи новгородско-псковских земель, Александр считал, что цели, поставленные им, достигнуты. Именно Александру приписываются слова, сказанные пленникам: «Идите и скажите всем, что Русь жива. Пусть без страха жалуют к нам в гости. Но кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет. На том стоит и стоять будет русская земля» [9, с.186].

По мирному договору, заключенному через несколько месяцев после сражения, Орден отказывался от притязаний на новгородские земли, возвращал территории, захваченные ранее, и освобождал заложников. В свою очередь, Александр уводил новгородское войско с псковских и пограничных земель и отпускал пленников. В последующие двадцать лет между русскими и немцами не было военных столкновений. Благодаря одержанным победам Александру удалось остановить продвижение крестоносцев на Восток, тем самым сохранив русскую культуру, основанную на православных традициях. Можно сказать, что именно тогда была заложена невидимая граница между католическим и православным миром. Наконец, ратные подвиги князя Александра дали русским людям память о славной победе над грозным врагом, победе, особенно яркой на фоне поражений тех лет. У порабощенного монголо-татарами народа появился свой символ воинской доблести. О нем слагали сказы, его лик в 1380 году на Куликовом поле украшал хоругви русской дружины, возглавляемой потомком Александра Невского князем Дмитрием.

В дальнейшем Александр Невский прославился как опытный политик и дипломат, сумевший дать русским землям передышку от ордынских погромов и способствовавший возрождению, укреплению и началу единения раздробленной Руси. Он умер молодым, в 43 года, 14 ноября 1263 года при загадочных обстоятельствах. Молва приписывала его смерть ордынской отраве. «Соблюдение русской земли, - писал знаменитый историк Сергей Соловьев, - от беды на востоке, знаменитые подвиги за веру и землю на западе доставили Александру славную память на Руси и сделали его самым видным лицом в древней истории от Мономаха до Донского». [7, с. 132]

Изначально князь Александр был похоронен в Рождественском монастыре во Владимире. В 1724 году по приказу Петра I мощи Александра Невского были торжественно перенесены в Александро-Невскую Лавру в Санкт-Петербурге. Значительную роль в сохранении для потомков имени и дел Александра Ярославовича сыграла Русская православная церковь, канонизировавшая князя и описавшая его житие.

Что касается Тевтонского ордена, то его планам по захвату русских земель и обращению их в католическую веру, не суждено было сбыться. В дальнейшей истории ордена было немало громких побед и сокрушительных поражений, а его интересы еще не раз пересекались с интересами России. Но это уже тема для совершенного другого исследования.


Используемая литература

  1. Урбан В. Тевтонский орден. – М., 2007.

  2. Лависс Э. Очерки по истории Пруссии. – М., 2003. – Кн. II

  3. Греков И.Б., Шахмагонов Ф.Ф. Мир истории: русские земли в XIII-XIV веках. – М., 1988.

  4. [Отрывок из Новгородской 1-й летописи старшего извода] // Бегунов Ю.К., Клейненберг И.Э., Шаскольский И.П. Письменные источники о ледовом побоище. – В кн.: Ледовое побоище 1242 г. Труды комплексной экспедиции по уточнению места Ледового побоища. – М., Л., 1966.

  5. Бегунов Ю.К., Клейненберг И.Э., Шаскольский И.П. Письменные источники о ледовом побоище. – В кн.: Ледовое побоище 1242 г. Труды комплексной экспедиции по уточнению места Ледового побоища. – М., Л., 1966.

  6. [Текст «Старшей Ливонской рифмованной хроники. Стихи 2065-2295] // Бегунов Ю.К., Клейненберг И.Э., Шаскольский И.П. Письменные источники о ледовом побоище. – В кн.: Ледовое побоище 1242 г. Труды комплексной экспедиции по уточнению места Ледового побоища. – М., Л., 1966.

  7. Жизнь и деяния Александра Невского. – М., 2005.

  8. Караев Г.Н. Ледовое побоище и его трактовка на основе работ экспедиции // Ледовое побоище 1242 г. Труды комплексной экспедиции по уточнению места Ледового побоища. – М., Л., 1966.

  9. Караев Г.Н., Потресов А.С. Загадка Чудского озера. – М., 1976.

  10. Володихин Д. Мифы об Александре. Интернет-источник: http://www.fomacenter.ru/articles/1999/

  11. Алексеев Ю. Чудское спасение Руси. Интернет-источник: http://www.history.perm.ru/modules/smartsection/item.php?ite…



Приложения







Крепость Акра







Символы Тевтонского ордена








Тевтонские рыцари







Крестоносцы в бою



Александр Невский. Икона.



Памятник Александру Невскому в Усть-Ижоре






Битва на Чудском озере. Миниатюра XVI в. из «Жития Александра Невского»






Мемориал на Чудском озере



Орден Александра Невского








оставить комментарий
Дата25.08.2011
Размер2.37 Mb.
ТипИсследовательская работа, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

не очень плохо
  1
средне
  1
хорошо
  1
отлично
  13
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

Рейтинг@Mail.ru
наверх